Серебряные нити

психологический и психоаналитический форум
Новый цикл вебинаров «Тела сновидения» Прямой эфир в 21:00
Текущее время: 08 дек 2016, 14:54

Часовой пояс: UTC + 3 часа




Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 54 ]  Пред.  1, 2, 3, 4  След.
Автор Сообщение
Непрочитанное сообщениеДобавлено: 16 мар 2014, 06:44 
Не в сети
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 23 мар 2011, 09:56
Сообщения: 1735
Откуда: Курган
Эльмира писал(а):
Во время молчаливой паузы Макаренко дал себе время для выбора эмоции (что так можно - выбрать эмоцию - А.Г. говорил как-то в передачах и тренинге по БК). Так вот ВЫБРАЛ Антон Семёнович ту (эмоцию), которая лучше всего подходила к данной ситуации и данным детям.

А из каких эмоций выбирал Макаренко? Он выбрал гнев. А какие ещё можно было проявить?

_________________
То, что сейчас происходит во мне,
Тоже является частью Вселенной!


Вернуться к началу
 Профиль  
Ответить с цитатой  
Непрочитанное сообщениеДобавлено: 16 мар 2014, 15:30 
Не в сети
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 26 фев 2010, 18:05
Сообщения: 2861
Откуда: Уфа
Очень онлайновый эфир получился.


Вернуться к началу
 Профиль  
Ответить с цитатой  
Непрочитанное сообщениеДобавлено: 17 мар 2014, 07:13 
Не в сети
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 23 мар 2011, 09:56
Сообщения: 1735
Откуда: Курган
Я думаю, что Макаренко не из чего было выбирать! Его эмоции полностью были детерминированы ситуацией, и педагога (педагога в смысле- "ведущего ребёнка", с древнегреческого: παιδαγωγική — искусство воспитания, от παῖς — ребёнок и ἄγω — веду) в нем не было в тот момент, не было "ребёнка" и "ведущего" (или "водителя"), а были два человека, каждый со своим сопротивлением.

_________________
То, что сейчас происходит во мне,
Тоже является частью Вселенной!


Вернуться к началу
 Профиль  
Ответить с цитатой  
Непрочитанное сообщениеДобавлено: 17 мар 2014, 08:42 
Не в сети

Зарегистрирован: 01 мар 2010, 10:27
Сообщения: 560
Откуда: Йошкар-Ола
Система воспитания? Хм. Как-то статье про разработку программного обеспечения оружия прочитал: «Система разработки программного обеспечения может быть любой. Она лишь должна быть». Я удивился, потом подумал – в самом деле, можно ведь собрать талантливых программистов и позволить им «ваять» - ан нет – вот каждому рабочее место в системе разработки – работайте. Система одинаково ценит (- любит) всякого работника: самый талантливый может сделать больше и лучше всех, самый слабый – испортить всё, что сделали таланты.
Уже одно то, что Макаренко создал именно Систему – среду которая ценит каждого в ней находящегося, и есть величайшее достижение. Лицезрение её завораживало ещё и потому, что вокруг меня тогда (60 – 70-е годы) таких систем и близко не было. Традиционное общество является такой «матрицей любви». В рассказах Фазиля Искандера о своей родине.
Есть ещё одна причина завораживающего действия «Поэмы». «Поэма» - это новый «Робинзон Крузо». Робинзон Макаренко после «кораблекрушения» России, получив орду «Пятниц», как – то убедил их, что, работая вместе, они будут жить правильнее (а потому и лучше), чем свободно «на вольных хлебах» - как обычно и живут «Пятницы».
Жизнь «Пятниц» - система, которая не ценит, а оценивает. Она с неизбежностью кому-то даст «минус» - на съедение. Неизбежное следствие ориентации системы на свободу всех, а не на труд всех.
Реализация Системы воспитания Макаренко нынче затруднена тем, производственный труд очень дёшев – китайцы демпингуют. Ну, лет через сорок их энтузиазм убавится …
Вот если бы добавить в Систему «модуль креативности» - механизм выявления и приспособления к делу творческих способностей …
Тут нужен новый Макаренко. Очень нужен.
А то новые «Пятницы» хакают банки через океан и в школах постреливать начали.
-------------------
Это я написал до передачи. Рад, что эти мысли прозвучали, жаль, что не мог собрать свои раньше.

Замечательное сравнение Антон Семёныча с Милтоном Эриксоном привел АГ! Макаренко, полагаю, применял те же техники, и к воспитанникам и к воспитателям. К воспитанникам – как актёр к зрителям, к воспитателям – как режиссёр к актёрам.
Главный актёрский принцип воспитателя – «жить на сцене» вместе с воспитанниками. Тогда воспитатель будет любить их. Не сможет не любить.
Следом включать и другие принципы – вся технология, о которой говорил Макаренко. Наизбежно, иначе: «Если вы хотите убить своего ребёнка – дайте ему выпить всю чашу своей любви» - его предостережение (цитата по памяти).
О технологии воспитания фантазировали Стругацкие в «Полдень ХХll век»
Полдень
Учитель посмотрел чертежи и положил их на место. Увлечение продолжается, подумал он. Теперь кислородный обогатитель. Мальчики здорово увлеклись Венерой. Он встал и заглянул под подушку Поля. Там лежало "Введение в...". "Введение" было основательно зачитано. Учитель задумчиво перелистал страницы и положил книгу на место. Даже Поль, подумал он. Странно.
Теперь он увидел, что на столе Лина нет боксерских перчаток, которые валялись там регулярно и непременно в течение двух последних лет. Над кроватью Капитана не было фотографии Горбовского в вакуум-скафандре, а стол Поля был пуст.
Учитель Тенин понял все. Он понял, что они хотят удрать, и он понял, куда они хотят удрать. Фотографии нет - значит, она в рюкзаке Капитана. Значит, рюкзак уже собран. Значит, они уходят завтра утром, пораньше. Потому что Капитан любит делать все обстоятельно и никогда не откладывает на завтра то, что можно сделать сегодня. Кстати, рюкзак Поля наверняка еще не готов: Поль предпочитает все делать послезавтра. Значит, они уходят завтра и уходят через окно, чтобы не беспокоить дежурного. Они очень не любят беспокоить дежурного.
Учитель заглянул под кровати. Рюкзак Капитана был упакован с завидной аккуратностью. Под кроватью Поля валялся рюкзак Поля. Из рюкзака торчала любимая рубашка Поля - без ворота, в красную полоску. В стенном шкафу покоится с величайшей тщательностью сплетенная из простынь лестница - несомненно, творение Атоса.
Так... Значит, надо думать. Учитель Тенин помрачнел и повеселел одновременно.
Из душевой выкатился Поль в одних трусах, увидел учителя и прошелся колесом.
- Неплохо, Поль! - воскликнул учитель. - Но не гни ноги, мальчик!
- Виу! - завопил Поль и прошелся колесом в обратную сторону. - Учитель, космолетчики! Учитель пришел!
Он всегда забывал поздороваться.
Экипаж "Галактиона" ринулся в комнату и застрял в дверях. Учитель Тенин смотрел на них и думал... ничего не думал. Он очень любил их. Он всегда любил их. Всех. Всех, кого вырастил и выпустил в Большой Мир. Их было много, и лучше всех были эти. Потому что они были сейчас. Они стояли руки по швам и смотрели на него так, как ему хотелось. Почти так.
- Ка те те у эс те ха де, - просигналил учитель. Это означало: "Экипажу "Галактиона". Вижу вас хорошо. Нет ли пыли по курсу?"
- Те те ку у зе це, - вразноголосицу ответил экипаж.
Они тоже видели хорошо, и пыли по курсу почти не было.
- Облачиться! - скомандовал учитель и уставился на свой хронометр.
Экипаж с треском кинулся облачаться.
- Где мой носок?! - заорал Лин и увидел яхту. - Не воображай, что это остроумно, Полли... - проворчал он.
Облачение длилось 39 секунд с десятыми, последним облачился Лин.
- Свинство, Полли, - ворчал он. - Остроумец!..
Потом все сели кто куда, и учитель сказал:
- Литература, география, алгебра, труд. Так?
- И еще немножко физкультуры, - добавил Атос.
- Несомненно, - сказал учитель. - Это видно по твоему опухшему носу. Кстати, Поль до сих пор сгибает ноги. Саша, ты должен показать ему.
- Ладно, - сказал Лин с удовольствием. - Но он туповат, учитель.
Поль ответил немедленно:
- Лучше быть туповатым в колене, чем тупым, как полено!..
- Три с плюсом, - учитель покачал головой. - Не слишком грамотно, но идея ясна. Годам к тридцати ты, может быть, и научишься острить, Поль, но и тогда не злоупотребляй этим.
- Постараюсь, - скромно сказал Поль.
Три с плюсом не так уж плохо, а Лин сидит красный и надутый. К вечеру он придумает ответ.
- Поговорим о литературе, - предложил учитель Тенин. - Капитан Комов, как поживает твое сочинение?
- Я написал про Горбовского, - сказал Капитан и полез в свой стол.
- Чудесная тема, мальчик! - сказал учитель. - Будет очень хорошо, если ты справился с ней.
- Ничего он с ней не справился, - заявил Атос. - Он считает, что в Горбовском главное - умение.
- А ты что считаешь?
- А я считаю, что в Горбовском главное - смелость, отвага.
- Полагаю, ты неправ, штурман, - сказал учитель. - Смелых людей очень много. Среди космолетчиков вообще нет трусливых. Трусы просто вымирают. Но десантников, особенно таких, как Горбовский, - единицы. Прошу мне верить, потому что я-то знаю, а ты пока нет. Но и ты узнаешь, штурман. А что написал ты?
- Я написал про доктора Мбога, - сказал Атос.
- Откуда ты узнал о нем?
- Я дал ему книжку про летающих пиявок, - объяснил Поль.
- Отлично мальчики! Все прочли эту книгу?
- Все, - сказал Лин.
- Кому она не понравилась?
- Всем понравилась, - сказал Поль с гордостью. - Я выкопал ее в библиотеке.
Он, конечно, забыл, что рекомендовал ему эту книгу учитель. Он всегда забывал такие мелочи, он очень любил "открывать" книги. И он любил, чтобы все об этом знали. Он любил гласность.
- Молодец, Поль! - сказал учитель. - И ты, конечно, тоже написал о докторе Мбога?
- Я написал стихи!
- Ого, Поль! И тебе не страшно?
- А чего бояться? - сказал Поль небрежно. - Я читал их Атосу. Он ругал только по мелочам. Так... чуть-чуть.
Учитель с сомнением посмотрел на Атоса:
- Гм! Насколько я знаю штурмана Сидорова, он редко отвлекается на мелочи. Посмотрим, посмотрим... А ты, Саша?
Лин молча сунул учителю толстую тетрадь. На обложке растопырилась чудовищная клякса.
- Званцев, - объяснил он. - Океанолог.
- Это кто? - спросил Поль ревниво.
Лин посмотрел на него с ужасающим презрением и промолчал. Поль был сражен. Это было невыносимо. Более того: это было ужасно. Он представления не имел о Званцеве, океанологе.
- Ну, славно, - сказал учитель и сложил тетради вместе. - Я прочту и подумаю. Поговорим об этом завтра...
Он сразу пожалел, что сказал это. Капитана так и перекосило при слове "завтра". Мальчику очень противно лгать и притворяться. Не надо их мучить, следует быть осторожнее в выражениях. Мучить их не за что, они же не задумали ничего плохого. Им даже ничего не грозит: их не пустят дальше Аньюдина. Но им придется вернуться, а вот это по-настоящему неприятно. Вся школа будет смеяться над ними. Ребятишки иногда бывают злы, особенно в таких вот случаях, когда их товарищи вообразят, что могут что-то, чего не могут все. Он подумал о великих насмешниках из 20-й и 72-й и о веселящихся мальках, которые прыгают с гиком вокруг плененного экипажа "Галактиона" и разят насмерть...
- Кстати, об алгебре, - сказал он. (Экипаж улыбнулся. Экипаж очень любил это "кстати". Оно казалось им восхитительно нелогичным.) - В мое время лекции по истории математики читал один очень забавный преподаватель. Он становился у доски, - учитель стал показывать, - и начинал: "Еще древние греки знали, что (a+b)_2_равно a_2_плюс 2ab плюс... - учитель заглянул в воображаемые записи, - плюс... э-э-э... b_2_..."
Экипаж залился смехом. Матерые космолетчики самозабвенно глядели на учителя и восторгались. Этот человек казался им великим и простым, как мир.
- А теперь смотрите, какие любопытнейшие вещи происходят иногда с (a+b)_2_, - сказал учитель и сел, и все столпились вокруг него.
Начиналось то, без чего экипаж жить уже не мог, а учитель не захотел бы, - приключения чисел в Пространстве и Времени. Ошибка в коэффициенте сбивала корабль с курса и кидала его в черную бездну, откуда нет возврата человеку, поставившему плюс вместо минуса перед радикалом; громоздкий, ужасающего вида полином разлагался на изумительно простые множители, и Лин огорченно вопил: "Где были мои глаза? Как просто-то!"; звучали странные торжественно-смешные строфы Кардано, описавшего в стихах свой способ решения кубических уравнений; изумительно таинственная вставала из глубины веков загадочная история Великой Теоремы Ферма...
Потом учитель сказал:
- Хорошо, мальчики. Теперь я вижу: если вы сведете все ваши жизненные проблемы к полиномам, они будут решены. Хотя бы приближенно...
- Хотел бы я свести их к полиномам, - вырвалось у Поля, который вдруг вспомнил, что завтра его здесь не будет и с учителем придется расстаться, может быть, навсегда.
- Я тебя понимаю, товарищ ВМ-оператор, - ласково сказал учитель. - Самое трудное - правильно поставить вопрос. Остальное сделают за вас шесть веков развития математики... А иногда можно обойтись и без математики. - Он помолчал. - А что, мальчики, не сразиться ли нам в "четыре-один"?
- Виу! - взвыл экипаж и кинулся вон из комнаты, потому что для сражения в "четыре-один" нужен был простор и мягкая почва под ногами.
"Четыре-один" игра тонкая, требующая большого ума и отличного знания старинных приемов самбо. Экипаж вспотел, а учитель разорвал куртку и здорово поцарапался. Потом все сели под сосной на песок и принялись отдыхать.
- Такая вот царапина, - сообщил учитель, рассматривая ладонь, - на Пандоре вызвала бы аварийный сигнал. Меня бы изолировали в медотсеке и утопили бы в вирусофобах.
- А если бы вас кусанул за руку ракопаук? - сладко замирая, спросил Поль.
Учитель посмотрел на него.
- Ракопаук кусает не так, - сказал он. - Ему руку в пасть не клади. Между прочим, сейчас профессор Карпенко работает над интереснейшей вещью, по сравнению с которой все вирусофобы - детская игра. Вы слыхали про биоблокаду?
- Расскажите! - экипаж навострил уши.
Учитель стал рассказывать про биоблокаду. Экипаж слушал так, что Тенину было жалко, что мир слишком велик и нельзя рассказать им сейчас же обо всем, что известно и что неизвестно. Они слушали не шевелясь и глядели ему в рот. И все было бы очень хорошо, но он помнил, что лестница из простыни ждет в шкафу, и знал, что Капитан - Капитан уж во всяком случае! - тоже помнит это. "Как их остановить? - думал Тенин. - Как?" Есть много путей, но все они нехороши, потому что надо не просто остановить, надо заставить понять, что нельзя не остановиться. И один хороший путь был. По крайней мере, один. Но для этого нужна была ночь, и несколько книг по регенерации атмосфер, и полный проект "Венера", и две таблетки спорамина, чтобы выдержать эту ночь... Нужно, чтобы мальчики не ушли сегодня ночью. Даже не ночью - вечером, потому что Капитан умен и многое видит: видит, что учитель кое-что понял, а может быть, понял все. Пусть не ночь, думал учитель. Пусть только четыре-пять часов. Задержать их и занять на это время. Как?
- Кстати, о любви к ближнему, - сказал он, и экипаж снова порадовался этому "кстати". - Как называется человек, который обижает слабого?
- Тунеядец, - быстро сказал Лин. Он не мог выразиться резче.
- Трусить, лгать и нападать, - проговорил Атос. - Почему вы спрашиваете, учитель? С нами этого не бывало и не будет.
- Да. Но в школе это случается... иногда.
- Кто? - Поль подскочил. - Скажите, кто?
Учитель колебался. То, что он собирался сделать, было, в общем, дурно. Вмешивать мальчишек в такое дело - значит, многим рисковать. Они слишком горячи и могут все испортить. И учитель Шайн будет вправе сказать что-то малоприятное в адрес учителя Тенина. Но их надо остановить и...
- Вальтер Сароян, - сказал учитель медленно. - Я слыхал об этом краем уха, мальчики. Это все надо тщательно проверить.
Он смотрел на них. Бедный Вальтер! У Капитана бродили желваки на щеках. Лин был страшен.
- Мы проверим, - сказал Поль, недобро щурясь. - Мы будем очень тщательны...
Атос переглядывался с Капитаном. Бедный Вальтер!..
- Поговорим о вулканах, - предложил учитель.
И подумал: "Трудновато будет говорить о вулканах. Но это, кажется, единственное, чем можно задержать их до темноты. Бедный Вальтер! Да, они проверят все очень тщательно, потому что Капитан очень не любит ошибаться. Потом они будут искать Вальтера. Все это потребует много времени. Трудно найти четырнадцатилетнего паренька после ужина в парке, занимающем четыреста гектаров. Они не уйдут до вечера. Я выиграл свои пять часов, и... о бедная моя голова! Как вместишь ты четыре книги и проект в шестьсот страниц!.."
И учитель Тенин принялся рассказывать, как в восемьдесят втором году ему случилось принять участие в замирении вулкана Стромболи.
Свернуть

Увы, увы, увы и ах. Общество эгоистично. Если можно не тратиться на что-либо (дороги, науку, воспитание …) то и не будем, будем когда станет нельзя не тратиться.
Как прижмёт — сердитые начальники прогонят «педологов» с насиженных мест и начнут оглядываться в поиске «макаренок». Или вдруг толпы озабоченных родителей как-то соорганизуются (гражданское общество, однако, получится) с той же целью.


Вернуться к началу
 Профиль  
Ответить с цитатой  
Непрочитанное сообщениеДобавлено: 17 мар 2014, 13:08 
Не в сети
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 23 мар 2011, 09:56
Сообщения: 1735
Откуда: Курган
Слово "система" как-то царапает и отталкивает (так же, как и слово "ГПУ" в тексте "Поэмы"..) "Поэму" читаю впервые, в детстве начинала- не пошло.. Сейчас пытаюсь понять- почему. Великолепный, отлаженный механизм. Каждый на своём месте. Большой муравейник.. непонятно, почему не была принята на ура система воспитания Макаренко в первые годы построения советского государства? Казалось бы, колония- идеальное коммунистическое государство. Но многое в книге мне очень нравится и близко. Ирония, ироничный тон повествования- очень нравится. Ведь трудно же было Макаренко, метался, сомневался- а пишет об этом со смехом. А вот отрывок, написанный истинным артистом, художником и музыкантом, с глубокой и чуткой любовью внимающем своему большому детищу, огромному ребёнку:
Митягина необходимо было удалить как можно скорее. Для меня было уже ясно, что с этим решением я непростительно затянул и прозевал давно определившийся процесс гниения нашего коллектива. Может быть, ничего особенно порочного и не было в баштанных делах или в ограблении пасеки, но постоянное внимание колонистов к этим делам, ночи и дни, наполненные всё теми же усилиями и впечатлениями, знаменовали полную остановку развития нашего тона, знаменовали, следовательно, застой. И на фоне этого застоя для всякого пристального взгляда уже явными сделались непритязательные рисунки: развязность колонистов, какая‑то специальная колонистская вульгарность по отношению и к колонии, и к делу, утомительное и пустое зубоскальство, элементы несомненного цинизма. Я видел, что даже такие, как Белухин и Задоров, не принимая участия ни в какой уголовщине, начинали терять прежний блеск личности, покрывались окалиной. Наши планы, интересная книга, политические вопросы стали распологаться в коллективе на каких‑то далёких флангах, уступив центральное место беспорочным и дешёвым приключениям и бесконечным разговорам о них. Всё это отразилось и на внешнем облике колонистов и всей колонии: разболтанное движение, неопрятный и неглубокий позыв к остроумию, небрежно накинутая одежда и припрятанная по углам грязь.
Макаренко пишет, как творец, реагирующий на едва заметный сбой в функционировании созданного им организма. Да, пожалуй это меня и отталкивает- слишком уж как к материалу отношение к людям.. Даже слова "личность потеряла блеск", "покрывались окалиной"- слишком уж это по-авторски к живым людям.. Но ведь сработала же технология, в тяжелых условиях организм колонии оказался жизнеспособным и здоровым!
Кстати, отрывок взят из главы под названием "Ампутация"- из колонии выгнали двух парней, один из которых особенно дорог Макаренко (он потом вернулся). А может, я и не права. Ведь сам Макаренко тоже прирос к своему детищу, он был с ним одна плоть и кровь, и ему было больно, когда в большом организме колонии что-то разлаживалось..

_________________
То, что сейчас происходит во мне,
Тоже является частью Вселенной!


Вернуться к началу
 Профиль  
Ответить с цитатой  
Непрочитанное сообщениеДобавлено: 17 мар 2014, 17:02 
Не в сети
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 26 фев 2010, 22:03
Сообщения: 3296
Откуда: Мурманск
quagga, спасибо за цитирование. Вспоминаю, КАК читала это впервые, как ПЕРЕЧИТЫВАЛА "Поэму" неоднократно. Теперь пытаюсь разобраться, почему.Может быть, именно это и привлекало : абсолютное вглядывание в людей,постоянный АНАЛИЗ их поведения, КОНТРОЛЬ за изменениями в ЛИЧНОСТИ. Он опытным глазом ВРАЧА (если угодно) отслеживал всякую динамику роста колониста. Макаренко ЧЕТКО представлял себе ЦЕЛИ и ЗАДАЧИ воспитания внутри созданного им КОЛЛЕКТИВА. В такой КОЛЛЕКТИВ хотелось даже отъявленным индивидуалистам ( хотя именно индивидуалисты и сопротивлялись до последнего.но часто становились помощниками Макаренко). Это - отдельное от "улицы" ( и даже от ГОСУДАРСТВА 0 увы!) пространство, где твоя жизнь КОМУ-ТО важна,интересна, где действия осмысленны, потенциал личности раскрыт и поддержан. На фоне ШКОЛЫ советской, которая в 60-70-е годы уже начала "подгнивать" ложью,процентомаией, безликостью ОБЩЕЙ МАССЫ учителей ( ЗВЕЗДЫ в это время были и многие из них клялись верности именно идеалам Макаренко).
НРАВИЛОСЬ то , что их МНОГО, они ВМЕСТЕ, но КАЖДЫЙ - личность. А личность он в ГЛАЗАХ педагогога прежде всего.
Вот! Возникла параллель с... ЗАПИСКАМИ ОХОТНИКА " И. С. Тургенева. Тургенев любит КРЕСТЬЯН внутри системы крепостного права. Любуется ими, верит в их лучшие КАЧЕСТВА. Так и А. С. Макаренко. Это писательское КАЧЕСТВО.
Эх,чего-то повторяюсь...
ОТВЕТСТВЕННЫЙ он еще.
Завидую ПЕРВОМУ прочтению "Поэмы". Даже не знаю, почему...


Вернуться к началу
 Профиль  
Ответить с цитатой  
Непрочитанное сообщениеДобавлено: 18 мар 2014, 09:10 
Не в сети
народный корреспондент
народный корреспондент

Зарегистрирован: 01 мар 2010, 13:48
Сообщения: 4110
Откуда: Нижний Новгород
quagga писал(а):
Я думаю, что Макаренко не из чего было выбирать! Его эмоции полностью были детерминированы ситуацией, и педагога (педагога в смысле- "ведущего ребёнка", с древнегреческого: παιδαγωγική — искусство воспитания, от παῖς — ребёнок и ἄγω — веду) в нем не было в тот момент, не было "ребёнка" и "ведущего" (или "водителя"), а были два человека, каждый со своим сопротивлением.

Юль, спасибо за вопросы и уточнения. Да, эмоции были детерминированы ситуацией.. Гнев - сильнейшая эмоция, которая может заполнить человека целиком, если ей это позволить. Антон Семёнович (как я представляю)счёл в той ситуации, что гнев уместен.. Тогда А.С. проявил ещё и хорошо использовал КОНТРАСТ: он молчал (оттягивая внимание всех кричащих и дерущихся) на себя. А когда все умолкли ( ибо его молчание было таким весомым и магнетическим), когда воцарилась "тяжёлая тишина", тогда А.С. позволил себе контрастную реакцию - взрыв эмоций, которые должны были запомниться воспитанникам для обозначения РУБЕЖа (дерущиеся ведь были с ножами), который переходить нельзя.
Думаю, что в этом случае Антон Семёнович осознанно управлял своими эмоциями, используя их как инструмент воспитания. Так было у него невсегда. Он такому осознанному управлению эмоциями учился.
Если я верно помню, случай с Задоровым (А.С. залепил ему пощёчину) Макаренко переживал сильно и старался сделать из ситуации выводы. И он их сделал!
Но при всём этом А.С.М. был категорически против всегда ровного голоса. Вот что он пишет:
Цитата:
Если мы спросим об этом человека, сидящего в кабинете за книжками, то он скажет: “Рисковать человеком в педагогической работе нельзя”. А если вы спросите меня, человека, работающего практически, у которого несколько десятков этих живых людей, то я скажу: “Обязательно, потому что отказаться от риска – значит отказаться от творчества”. А мы имеем право отказаться от творчества в нашей воспитательной работе? Нет. Поэтому я утверждаю, что в педагогической работе педагог имеет такое же право на смелость и даже на риск, как и всякий другой работник.
Почему не нужно ровного голоса
Когда нужно, негодование может делать больше, чем даже ласка, потому что в негодовании вы проявляете себя как гражданин, как человек и представитель учреждения, как представитель идеи, как представитель права, вы отстаиваете что-то большое. А что вы представляете собой, когда вы гладите по головке? “Педагогическую идею”, и притом вам не известную.
Теперь о педагогическом гневе. Не подумайте, пожалуйста, что я вас призываю вместо ровного голоса к громовому стуку кулаками по столу, крику и т.д. Это не может произвести полезного действия...
Что же такое гнев? Все надо понимать диалектически. При мастерстве гнев звучит иначе. Если вы мастер, то вы будете переживать негодование, но у вас это не примет никаких антипедагогических форм. Это будет искреннее проявление вашего настоящего человеческого чувства, но не вообще человека, а мастера-педагога.
Не только гнев противополагается ровному голосу, ровному голосу я противополагаю вообще живое переживание человека. Надо представить себе всю лестницу: от простого недовольства до гнева. Должен сказать, что я тут научился поневоле, и я знал, что значит сказать “Здравствуй” сухим, сдержанным тоном и “Здравствуй” – спокойным, добрым тоном; или: “Все. Можешь идти” – суровым, холодным тоном; или: “Все. Можешь идти” – сдержанным, но мягким тоном. Все это практика. И если вы поставите перед собой несколько таких интересных задач и поупражняетесь, то это будет очень неплохо. Я неоднократно заставлял упражняться своих сотрудников в подобного рода вещах.
Педагогическое мастерство может быть доведено до степени техники

я цитирую по книге А.С.Макаренко "О воспитании", но, как я понимаю, это выдержка из "Педагогической поэмы"


Вернуться к началу
 Профиль  
Ответить с цитатой  
Непрочитанное сообщениеДобавлено: 18 мар 2014, 09:15 
Не в сети
народный корреспондент
народный корреспондент

Зарегистрирован: 01 мар 2010, 13:48
Сообщения: 4110
Откуда: Нижний Новгород
Много интересного, конечно, в системе Макаренко.
Например, вот какой факт:
Цитата:
Все это ведь глупости: никаких правил науки просто нет, а длительная вивисекция над живым человеком обратит его в безобразный труп. Мы стали на иную точку зрения. Сперва нам нужно было употреблять некоторые усилия, чтобы игнорировать преступления юноши, но потом мы так к этому привыкли, что в настоящее время самым искренним образом не интересуемся прошлым. Мне удалось добиться того, что нам даже дел и характеристик не присылают: прислали к нам хлопца, а что он там натворил, украл или ограбил, просто никому неинтересно. Это привело к поразительному эффекту. Давно уже у нас вывелись разговоры между хлопцами об их уголовных подвигах, всякий новый колонист со стороны всех встречает только один интерес: какой ты товарищ, хозяин, работник? Пафос устремления к будущему совершенно покрыл все отражения ушедших бед.

Из писем Макаренко Горькому
http://gorkiy.lit-info.ru/gorkiy/about/ ... episka.htm
***
Если кратко, то основные принципы воспитания А.С. Макаренко перечисляет так:
Цитата:
Я - сторонник специальной воспитательной дисциплины, которая еще не создана, но которую именно у нас, в Советском Союзе, создадут. Основные принципы этого воспитания:
1) уважение и требование;
2) искренность и открытость;
3) принципиальность;
4) забота и внимание, знание;
5) упражнение;
6) закалка;
7) труд;
8) коллектив;
9) семья: первое детство, количество любви и мера суровости;
10) детская радость, игра;
11) наказание и награда.

Из главы "Что значит воспитать ребёнка?" в книге "О воспитании"


Вернуться к началу
 Профиль  
Ответить с цитатой  
Непрочитанное сообщениеДобавлено: 18 мар 2014, 16:22 
Не в сети
народный корреспондент
народный корреспондент
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 26 фев 2010, 20:07
Сообщения: 3392
Откуда: Ульяновск
Прочитала несколько рассказов Макаренко. Не пошли. Какая-то скучноватая советская проза. Скачала “Книгу для родителей”. И увлеклась…
Рассказы, почти литературные, перемежаются с собственными размышлениями Антона Семеновича. И наблюдать за этим перемешиванием очень интересно.

Рассказы вроде бы документальные. Вроде бы,… но есть одно “но”… или два…
Во-первых они потрясающе точно и подробно выписаны. Диалоги, сюжеты, развитие событий описано так, словно автор сам участник всех случившихся в его книге событий. В общем, литературная обработка всех этих, возможно документальных, сюжетов несомненна.
Во-вторых,… во всех рассказах мастерски, очень незаметно и тонко отеняются нужные автору эмоциональные реакции героев и обходятся тактичным молчание то, что будет мешать раскрытию его собственных размышлений.

Но литературная обработка никак не снижает документальной достоверности. И эта достоверность порождает доверие и к выводам самого Макаренко. Его выводы без этой литературной каймы могут показаться просто правильным дидактическим нравоучением. Однако читаю книгу, и все время ловлю себя на мысли: как тонко Антон Семенович очерчивает границы эмоционального взаимодействия педагога-родителя и ребенка.
Деньги, авторитет отца, любовь к ребенку, дружба между родителями и детьми, наказание, доброта,… и еще многое что другое,… все это в отрыве от ситуации ни плохо, ни хорошо, все может обернуться и во благо, и во вред, все может стать и добром, и злом. Так как отличить одно от другого? Учиться эмоциональному ритму взаимодействия – утверждает Макаренко.
"По силе эмоций, по тревожности и глубине впечатлений, по чистоте и красоте волевых напряжений детская жизнь несравненно богаче жизни взрослых. Но ее колебания поэтому не только великолепны, но и опасны. И радости и драмы этой жизни сильнее потрясают личность и скорее способны создавать и мажорные характеры деятелей коллектива и характеры злобных, подозрительных и одиноких людей".

Колебания эмоций можно сравнить с колебаниями волны. Пиковый резонанс этих колебаний может принести и творческую пользу, и разрушение. Резонанс, как известно, возникает, если две волны совпадают по фазе. Стоит выдержать паузу, задержаться на полтакта и оказаться в противофазе, как ненужное излишнее напряжение гасится. Юля, приводила просто блестящий пример такого погашения эмоционального беспредела. viewtopic.php?p=90730#p90730
Сила злобы Макаренко к этому “дикому миру” была сравнима с силой злобы самого этого “дикого мира” подростков, но задержанная во времени она стала причиной эмоционального схлопывания (волнового коллапса).
При этом во всех его рассказах (и в том, что привела Юля), нет никакого его отрицательного отношения к субъектам рассказа, есть отрицательное отношение к их поступкам и их эмоциональным реакциям, а к самим детям и подростам такого отношения нет. Он во всех ищет хотя бы крупицы внутреннего света. И находит.

Поэма – это непременно ритм и размер. Педагогическая поэма и есть правильно найденный ритм эмоционального взаимоотношения родителя и ребенка, учителя и ученика. Вот этому: находить и задавать правильный ритм эмоционально-чувственных отношений, и должен учиться каждый педагог. Мне кажется, эта его мысль проходит через все главы “Книги для родителей”.

_________________
Всем! Всем! Всем! Здравствуйте!


Вернуться к началу
 Профиль  
Ответить с цитатой  
Непрочитанное сообщениеДобавлено: 18 мар 2014, 16:46 
Не в сети
Почётный участник форума
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 26 фев 2010, 08:39
Сообщения: 17791
Откуда: Москва
Селена писал(а):
Прочитала несколько рассказов Макаренко. Не пошли. Какая-то скучноватая советская проза. Скачала “Книгу для родителей”. И увлеклась…
Рассказы, почти литературные, перемежаются с собственными размышлениями Антона Семеновича. И наблюдать за этим перемешиванием очень интересно.

Я эту книгу с детства помню). Очень мне нравилась - мне мама кое-что из неё читала.
У мамы было много разных книг о воспитании, а эта до сих пор у меня сохранилась).
Но не перечитывала.
Так что первое впечатление о Макаренко у меня сложилось ещё в моём детстве на основе "Книги для родителей". Потом о системе Макаренко в курсе "Педагогики" в универе. Полностью разделяла его взгляд на воспитание, всегда казался очень разумным.
И вот сейчас благодаря Людмиле узнала его ещё с одной стороны - из личных писем.
Интересно, почему у выдающихся педагогов, часто нет своих детей?

_________________
Право, приятно,
Когда развернёшь наугад
Древнюю книгу
И в сочетаниях слов
Душу родную найдёшь.

Сегэн Госабуро /Татибана Акэми/


Вернуться к началу
 Профиль  
Ответить с цитатой  
Непрочитанное сообщениеДобавлено: 18 мар 2014, 18:36 
Не в сети
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 26 фев 2010, 22:03
Сообщения: 3296
Откуда: Мурманск
Бегущая по волнам, у КАРАБАНОВЫХ ( Калабалиных - Семена и Галины) был свой ребенок. Его убил воспитанни, с явными психическими отклонениями. После гибели сына они не ушли из детского дома, воспитывали чужих детей.СВОЙ РЕБЕНОК - это тот ребенок, которому ,наверное,невольно, уделяешь свое внимание , свою сердечность. Воспитанникам уделяется ВСЯ ЖИЗНЬ (так говорил сам А.С. Макаренко). Почему-то вижу это как диаграмму. Воспитанникам - ПОЛНЫЙ КРУГ. А если есть свой, то в КРУГ вписаны сектора ОСОБОГО ОТНОШЕНИЯ. Так хирурги не оперируют родственников (как это происходит сейчас - не знаю ; предполагаю,что В ПЕРВУЮ ОЧЕРЕДЬ - и БЕЗ НЕЕ - оперируют именно своих родственников).
Не видеть разницы между своими и чужими детьми могут единицы воспитателей.
Будет ревность.
ВОСПИТАНИЕ захватывало А. МАКАРЕНКО всецело. Это ведь был еще и социальный заказ , и эксперимент.
КНИГУ ДЛЯ РОДИТЕЛЕЙ я почему-то не любила. Мне почему-то НРАВИЛОСЬ,что у колонистов был именно АНТОН. Родители - это совсем другое. На РОДИТЕЛЯХ ,в практике НОРМАЛЬНОЙ московской школы, А. Макаренко и "сломался", система дала сбой. ДОМА требования к ученику не выдерживались ВСЕМИ родителями. А.С. Макаренко ТРЕБОВАЛ сознательной дисциплины. Дома же ученик часто оставался "разгильдяем". Применю слово от Павла Санаева .


Вернуться к началу
 Профиль  
Ответить с цитатой  
Непрочитанное сообщениеДобавлено: 19 мар 2014, 09:57 
Не в сети
народный корреспондент
народный корреспондент
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 26 фев 2010, 20:07
Сообщения: 3392
Откуда: Ульяновск
Макаренко – идеалист. Его заключительные размышления очень отдают утопией. Однако если бы вся книга состояла из подобных сентенций – это была бы идеология. Но пропущенная сквозь призму литературных сюжетов идея о воспитании стала поиском пути через воспитание к человеческим идеалам.

Не знаю намеренно или это гениальное прозрение автора, но последний литературный сюжет книги – это описание приближающегося наводнения и попыток жителей отстоять свою часть города от него. Стихия воды сильнее, человеческие усилия по возведению дамбы слабы. Вода прорывает ее и затопляет городскую низину.

Вода – символ иррационального, бессознательного. Время от времени рвет она дамбу норм, правил, установок и затопляет все, построенное в низинах. Слабы еще человеческие силы перед этой стихией, а может быть и всегда будут слабы. Не зря к последнему рассказу Антон Семенович не дает никаких своих педагогических комментарий.
Однако, если силы слабы и стихия все равно прорывает возведенные барьеры, то стоит ли вообще бороться с ней? Ведь не все участники в его рассказе это делали. А после наводнения все оказались в одинаковом положении, в лодках и на крышах. В одинаковом положении, но не с одинаковым внутренним состоянием. Те, кто строил дамбу, были уверены и на пространстве, затопленном водой. Те, кто не строил дамбы, потеряли все, за что они держались.

Воспитание внутренней уверенности, нахождение собственного центра. Суметь построить лодку, чтобы бессознательное не смыло окончательно даже сузившийся до небольшого островка свет сознания. Думаю, это главная цель педагогической системы Макаренко.

_________________
Всем! Всем! Всем! Здравствуйте!


Вернуться к началу
 Профиль  
Ответить с цитатой  
Непрочитанное сообщениеДобавлено: 19 мар 2014, 11:34 
Не в сети
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 23 мар 2011, 09:56
Сообщения: 1735
Откуда: Курган
Людмила писал(а):
КНИГУ ДЛЯ РОДИТЕЛЕЙ я почему-то не любила. Мне почему-то НРАВИЛОСЬ,что у колонистов был именно АНТОН. Родители - это совсем другое. На РОДИТЕЛЯХ ,в практике НОРМАЛЬНОЙ московской школы, А. Макаренко и "сломался", система дала сбой. ДОМА требования к ученику не выдерживались ВСЕМИ родителями. А.С. Макаренко ТРЕБОВАЛ сознательной дисциплины. Дома же ученик часто оставался "разгильдяем". Применю слово от Павла Санаева .

Одним из первейших своих "принципов" Макаренко считал необходимость для колониста отказаться от своего прошлого:
Наши позиции по этому вопросу с самого первого дня колонии оставались неизменными. Основным методом перевоспитания правонарушителей я считал такой, который основан на полнейшем игнорировании прошлого и тем более прошлых преступлений. Довести этот метод до настоящей чистоты было не очень легко, нужно было между прочими препятствиями побороть и собственную натуру.
Жизнь пацана (или девочки, в самом начале Катя писала, что в "Поэме" нет ничего о девочках- колонистках, и это потому, что Макаренко будто бы пренебрегал девочками, предпочитая им мальчиков. Это не так. Колония им. Горького была первой в Союзе колонией для малолетних правонарушителей, в которой девочки находились вместе с мальчиками, а до возникновения колонии существовал запрет на совместное воспитание) в колонии начиналась с "чистого листа":
В колонии мне удалось перетянуть на свою сторону всех педагогов, и уже в 1922 году я просил комиссию никаких «дел» ко мне не присылать. Мы самым искренним образом перестали интересоваться прошлыми преступлениями колонистов, и у нас это выходило так хорошо, что и колонисты скоро забывали о них. Я сильно радовался, видя, как постепенно исчез в колонии всякий интерес к прошлому, как исчезали из наших дней отражения дней мерзких, больных и враждебных нам. В этом отношении мы достигли полного идеала: уже и новые колонисты стеснялись рассказывать о своих подвигах.
Я представляю, как менялось у колониста отношение к себе. Я- не преступник, я- не бандит. Прошлое уже не тяготит и не определяет меня. Я- никто. И я могу стать кем угодно. Лёгкий, подвижный, свободный. Не преступник и не бандит. Ни мамин и ни папин..
Пополнение два дня ходит по колонии с расширенными зрачками, фиксируя всякие новые впечатления. Заходит в свинарню и удивлённо таращится на строго Ступицына.
Антон с пополнением принципиально не разговаривает:
— Чего эти прилезли? Ваше место пока что в столовой.
— Почему в столовой?
— А что ж ты ещё умеешь делать? Ты — хлебный токарь.
— Нет, я буду работать.
— Знаем, как вы работаете: за тобой двух надзирателей ставить нужно. Правда?
— А вот командир говорил: послезавтра на работу, вот посмотришь.
— Подумаешь, посмотрю — не видел, что ли: ой, жарко! ой, воды хочется! ой, папа, ой, мама!..
Пацаны смущённо улыбаются:
— Какая там мама… ничего подобного.
Но уже к вечеру первого дня у Антона появляются симпатии. Какими‑то неизвестными способами он отбирает любителей лошадей. Смотришь, по дорожке на поле уже катится бочка с водой, а на бочке сидит новый горьковец Петька Задорожный и правит Коршуном, сопровождаемый напутствием из дверей конюшни:
— Не гони коня, это не пожарная бочка.

..Я вспомнила, конечно, почему "не пошла" книга у меня в детстве.. Я сравнивала себя с героями "поэмы" и чувствовала себя полным ничтожеством, тяжелым и бесформенным, отягощённым родительской любовью..

_________________
То, что сейчас происходит во мне,
Тоже является частью Вселенной!


Вернуться к началу
 Профиль  
Ответить с цитатой  
Непрочитанное сообщениеДобавлено: 19 мар 2014, 12:28 
Не в сети
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 26 фев 2010, 22:03
Сообщения: 3296
Откуда: Мурманск
quagga, спасбо. Очень точно - НИЧТОЖЕСТВОМ, ОТЯГОЩЕННЫМ РОДИТЕЛЬСКОЙ ЛЮБОВЬЮ.
Потом,правда, именно ЭТА ЛЮБОВЬ и становится УТРАЧЕННЫМ РАЕМ... Но и ЭДИПОВЫМ КОМПЛЕКСОМ. Нда.

Нельзя забыывать, что А. С. Макаренко владела идея ПЕРЕВОСПИТАНИЯ молодого человека. Забыть ПРЕСТУПНЛОЕ ПРОШЛОЕ и начать СОЗИДАНИЕ СЕБЯ в КОЛЛЕКТИВЕ с чистого листа.

Селена говорит, что А.С. Макаренко - идеалист. Не думаю. Он... РЕАЛИСТ. Но в духе ВРЕМЕНИ - СОЦИАЛИСТИЧЕСКИЙ РЕАЛИСТ. Гуманист. И сам - ЧЕЛОВЕК. Нуууу...гений.


Вернуться к началу
 Профиль  
Ответить с цитатой  
Непрочитанное сообщениеДобавлено: 19 мар 2014, 13:53 
Не в сети
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 20 апр 2013, 06:55
Сообщения: 1492
Откуда: Москва
А я бы не смогла бы воспитываться в такой коммуне. Макаренко мне напомнил Джаппетто из "Приключение Пиноккио". Есть такой символический образ дровосека; он отрубает корни (прошлое) и ветви (будущее?), и из этого полена воспитывает новую индивидуальность. Вот, не хочу быть таким поленом.

_________________
дешифратор сказок, Катя Сафонова, КС - Это Я


Вернуться к началу
 Профиль  
Ответить с цитатой  
Показать сообщения за:  Поле сортировки  
Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 54 ]  Пред.  1, 2, 3, 4  След.

Часовой пояс: UTC + 3 часа


Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: Bing [Bot], Yandex [Bot] и гости: 4


Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете добавлять вложения

Найти:
Перейти:  
POWERED_BY
Русская поддержка phpBB
[ Time : 0.049s | 17 Queries | GZIP : On ]