Серебряные нити

психологический и психоаналитический форум
Новый цикл вебинаров «Тела сновидения» Прямой эфир в 21:00
Текущее время: 07 дек 2016, 23:11

Часовой пояс: UTC + 3 часа




Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 190 ]  Пред.  1, 2, 3, 4, 5, 6, 7 ... 13  След.
Автор Сообщение
Непрочитанное сообщениеДобавлено: 31 мар 2014, 16:02 
Не в сети
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 17 авг 2012, 18:07
Сообщения: 4312
Аллилуйя!


Последний раз редактировалось Molli 01 апр 2014, 00:16, всего редактировалось 1 раз.

Вернуться к началу
 Профиль  
Ответить с цитатой  
Непрочитанное сообщениеДобавлено: 31 мар 2014, 16:04 
Не в сети
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 15 апр 2013, 08:25
Сообщения: 617
Откуда: Одесса
Molli, я, конечно далека от таких суждений, как в том посте, да смерть естественна, но убийство - нет.
Я очень хорошо запомнила этот комментарий :"Страх сковывает разум: никто не сопротивлялся, никто не сопротивлялся..."
Это говорит о том, что идущие на войну готовы убивать, но часто совсем не готовы умирать...
Кастанеда говорил Воин сомневается и размышляет до того, как принимает решение. Но когда оно принято, он действует, не отвлекаясь на сомнения, опасения и размышления.
также
Воин рассматривает себя как бы уже мертвым, поэтому ему нечего терять.
То есть принимая решение воевать, нужно быть готовым умереть, и понимать, что гуманность никто не гарантирует и что для государства солдат - это ничто.
У страны есть много разных земель и ей решать: удерживать их или нет и какой ценой.

Убить я может быть смогла только, если бы почувствовала реальную угрозу, но у меня нет такого чувства, что кто-то хочет прийти ко мне в дом убивать мою семью и меня. Нет этого гипертрофированного чувства опасности, которое смогло бы меня заставить идти защищать свою семью за тридевять земель.
Я - пацифист, ну а тем кто решил воевать, я бы посоветовала быть настоящими воинами, то есть быть готовыми умереть, а не только убивать. Не думать: вот я пойду в стрелялку поиграю и вернусь домой..

Статья Льва Толстого о патриотизме
http://zavalinka.org/read.php?id=506611


Вернуться к началу
 Профиль  
Ответить с цитатой  
Непрочитанное сообщениеДобавлено: 31 мар 2014, 16:42 
Не в сети
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 17 авг 2012, 18:07
Сообщения: 4312
@->--


Последний раз редактировалось Molli 01 апр 2014, 00:19, всего редактировалось 1 раз.

Вернуться к началу
 Профиль  
Ответить с цитатой  
Непрочитанное сообщениеДобавлено: 31 мар 2014, 17:15 
Не в сети
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 15 апр 2013, 08:25
Сообщения: 617
Откуда: Одесса
Molli писал(а):
ибо у зверья и людей разные законы.

Простите, но как раз звери и делят на своих и чужих: по внешнему виду, по запаху и т.д. :nez-nayu:


Вернуться к началу
 Профиль  
Ответить с цитатой  
Непрочитанное сообщениеДобавлено: 31 мар 2014, 17:36 
Не в сети
Почётный участник форума
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 26 фев 2010, 08:39
Сообщения: 17791
Откуда: Москва
Я тоже со многом согласна в цитированной статье.
Меня давно удивляет замалчивание массового убийства русских в Чечне.
Особенно на фоне воплей наших сердобольных до всех, кроме титульной нации, правозащитников.

О ролике.
Отстранятся, презирать и пр. "благородные" чувства можно испытывать к подобным изуверам,
если не объединяешь себя со своим народом.

Мирослава, неужели вы даже врагов не выделяете из мирового сообщества "своих"?
И считая их своими, просто обливаете презрением и отходите подальше в сторону,
когда они отрезают головы вашим ближним?


Вернуться к началу
 Профиль  
Ответить с цитатой  
Непрочитанное сообщениеДобавлено: 31 мар 2014, 17:49 
Не в сети
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 17 авг 2012, 18:07
Сообщения: 4312
ну фсё вроде..


Последний раз редактировалось Molli 01 апр 2014, 00:19, всего редактировалось 1 раз.

Вернуться к началу
 Профиль  
Ответить с цитатой  
Непрочитанное сообщениеДобавлено: 31 мар 2014, 18:16 
Не в сети
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 15 апр 2013, 08:25
Сообщения: 617
Откуда: Одесса
Molli писал(а):
Мирослава, я написала, зверьё, а не звери.
Почувствуйте разницу.

Не чувствую ))


Вернуться к началу
 Профиль  
Ответить с цитатой  
Непрочитанное сообщениеДобавлено: 31 мар 2014, 18:31 
Не в сети
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 23 мар 2011, 09:56
Сообщения: 1735
Откуда: Курган
Pavel писал(а):
Если уж я что-то ненавижу, то лучше я буду стараться делать это открыто. Как сказано в псалме царя Давида: «Ведь ненавидящих Тебя ненавижу и с восстающими на Тебя ссорюсь! Лютой ненавистью ненавижу их, врагами стали они мне». То есть ненависть нужно проявлять. Но до этого нужно сделать один важнейший шаг, о котором так часто забывают. В притчах царя Соломона сказано: «Страх пред Всевышним — ненависть ко злу». Нужно убедиться, действительно ли твоя ненависть – это ненависть ко злу. Поэтому ненависть нужно выражать, но нужно делать паузу. Уверен, что что-то зло – громко говори об этом! Ближний почти всегда окажется не злом. После размышлений о его поступках, почему он сделал то или иное действие, ненависть уйдет. Но есть вещи, к которым нужно испытывать ненависть. Например, я ненавижу фашизм. Любой, кто поднимает знамена этой идеологии – для меня враг. И я не постесняюсь сказать в лицо даже уважаемому в обществе человеку, если он позволит себе встать под эти знамена, что я об этом думаю, несмотря на любые достижения, регалии и возраст.

(Выделения мои)
Я не стала смотреть ролик, о котором идёт речь! Страусиная позиция, но Я НЕ ХОЧУ ЭТОГО ВИДЕТЬ. То есть я НЕНАВИЖУ? Но что именно я ненавижу? Тех, кто убивает? Того, кто снял убийство на камеру? Или сам ролик ненавижу? Когда я писала, что есть только один вариант для исхода ненависти- взаимодействие, я хотела сказать, что ненавидеть можно только близкого человека. Одного, отдельно взятого и на расстоянии вытянутой руки! Что толку, если я возненавижу неизвестного мне убийцу, которого вижу на экране, если даже крикнуть ему в лицо "Я ненавижу тебя!"- я не смогу? Крикнуть или ударить в лицо целый народ, который подвергает геноциду мой народ- я тоже не смогу. Что толку тогда от моей ненависти? Вернее, куда я её дену? Переадресую на другого человека, который посмел меня раздражить или унизить, или на себя саму- в виде какого-нибудь "пароксизма". А культура наша просто таки обязывает проявлять свои чувства. А если несознательные граждане не торопятся проявлять чувство, потому что не знают, какое надо- на это существуют подсказки

_________________
То, что сейчас происходит во мне,
Тоже является частью Вселенной!


Вернуться к началу
 Профиль  
Ответить с цитатой  
Непрочитанное сообщениеДобавлено: 31 мар 2014, 18:36 
Не в сети
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 15 апр 2013, 08:25
Сообщения: 617
Откуда: Одесса
Бегущая по волнам писал(а):
Мирослава, неужели вы даже врагов не выделяете из мирового сообщества "своих"?
И считая их своими, просто обливаете презрением и отходите подальше в сторону,
когда они отрезают головы вашим ближним?

Понятно, что это изверги, их надо судить, посадить в тюрьму, ну а что с ними еще можно сделать? Хотя во время войны, я думаю, что с ними тоже никто не церемонился...
Когда люди находятся в состоянии войны, то сознание изменяется и совершаются поступки, которые в мирное время не совершают, тем более когда есть слепая ненависть и жажда мести. Тем более у них нравы более средневековые, они же мусульмане. Я думаю, что такие видео снимаются специально для устрашения, чтоб боялись идти туда воевать, хотя может у некоторых это вызывает и обратную реакцию.


Вернуться к началу
 Профиль  
Ответить с цитатой  
Непрочитанное сообщениеДобавлено: 31 мар 2014, 23:42 
Не в сети
народный корреспондент
народный корреспондент
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 26 фев 2010, 20:07
Сообщения: 3389
Откуда: Ульяновск
Джордж Оруэлл. 1984. двухминутка ненависти
Время приближалось к одиннадцати-ноль-ноль, и в отделе документации, где работал Уинстон, сотрудники выносили стулья из кабин и расставляли в середине холла перед большим телекраном – собирались на двухминутку ненависти. Уинстон приготовился занять свое место в средних рядах, и тут неожиданно появились еще двое: лица знакомые, но разговаривать с ними ему не приходилось. Девицу он часто встречал в коридорах. Как ее зовут, он не знал, зная только, что она работает в отделе литературы. Судя по тому, что иногда он видел ее с гаечным ключом и маслеными руками, она обслуживала одну из машин для сочинения романов. Она была веснушчатая, с густыми темными волосами, лет двадцати семи; держалась самоуверенно, двигалась по-спортивному стремительно. Алый кушак - эмблема Молодежного антиполового союза, - туго обернутый несколько раз вокруг талии комбинезона, подчеркивал крутые бедра. Уинстон с первого взгляда невзлюбил ее. И знал, за что. От нее веяло духом хоккейных полей, холодных купаний, туристских вылазок и вообще правоверности. Он не любил почти всех женщин, в особенности молодых и хорошеньких. Именно женщины, и молодые в первую очередь, были самыми фанатичными приверженцами партии, глотателями лозунгов, добровольными шпионами и вынюхивателями ереси. А эта казалась ему даже опаснее других. Однажды она повстречалась ему в коридоре, взглянула искоса - будто пронзила взглядом, - и в душу ему вполз черный страх. У него даже мелькнуло подозрение, что она служит в полиции мыслей. Впрочем, это было маловероятно. Тем не менее всякий раз, когда она оказывалась рядом, Уинстон испытывал неловкое чувство, к которому примешивались и враждебность, и страх.
Одновременно с женщиной вошел О'Брайен, член внутренней партии, занимавший настолько высокий и удаленный пост, что Уинстон имел о нем лишь самое смутное представление. Увидев черный комбинезон члена внутренней партии, люди, сидевшие перед телекраном, на миг затихли. О'Брайен был рослый плотный мужчина с толстой шеей и грубым насмешливым лицом. Несмотря на грозную внешность, он был не лишен обаяния. Он имел привычку поправлять очки на носу, и в этом характерном жесте было что-то до странности обезоруживающее, что-то неуловимо интеллигентное. Дворянин восемнадцатого века, предлагающий свою табакерку, - вот что пришло бы на ум тому, кто еще способен был бы мыслить такими сравнениями. Лет за десять Уинстон видел О'Брайена, наверно, с десяток, раз. Его тянуло к О'Брайену, но не только потому, что озадачивал этот контраст между воспитанностью и телосложением боксера-тяжеловеса. В глубине души Уинстон подозревал - а может быть, не подозревал, а лишь надеялся, - что О'Брайен политически не вполне правоверен. Его лицо наводило на такие мысли. Но опять-таки возможно, что на лице было написано не сомнение в догмах, а просто ум. Так или иначе, он производил впечатление человека, с которым можно поговорить – если остаться с ним наедине и укрыться от телекрана. Уинстон ни разу не попытался проверить эту догадку; да и не в его это было силах. О'Брайен взглянул на свои часы, увидел, что время - почти 11.00, и решил остаться на двухминутку ненависти в отделе документации. Он сел в одном ряду с Уинстоном, за два места от него. Между ними расположилась маленькая рыжеватая женщина, работавшая по соседству с Уинстоном. Темноволосая села прямо за ним.
И вот из большого телекрана в стене вырвался отвратительный вой и скрежет - словно запустили какую-то чудовищную несмазанную машину. От этого звука вставали дыбом волосы и ломило зубы. Ненависть началась.
Как всегда, на экране появился враг народа Эммануэль Голдстейн. Зрители зашикали. Маленькая женщина с рыжеватыми волосами взвизгнула от страха и омерзения. Голдстейн, отступник и ренегат, когда-то, давным-давно (так давно, что никто уже и не помнил, когда), был одним из руководителей партии, почти равным самому Старшему Брату, а потом встал на путь контрреволюции, был приговорен к смертной казни и таинственным образом сбежал, исчез. Программа двухминутки каждый день менялась, но главным действующим лицом в ней всегда был Голдстейн. Первый изменник, главный осквернитель партийной чистоты. Из его теорий произрастали все дальнейшие преступления против партии, все вредительства, предательства, ереси, уклоны. Неведомо где он все еще жил и ковал крамолу: возможно, за морем, под защитой своих иностранных хозяев, а возможно - ходили и такие слухи, - здесь в Океании, в подполье.
Уинстону стало трудно дышать. Лицо Голдстейна всегда вызывало у него сложное и мучительное чувство. Сухое еврейское лицо в ореоле легких седых волос, козлиная бородка - умное лицо и вместе с тем необъяснимо отталкивающее; и было что-то сенильное в этом длинном хрящеватом носе с очками, съехавшими почти на самый кончик. Он напоминал овцу, и в голосе его слышалось блеяние. Как всегда, Голдстейн злобно обрушился на партийные доктрины; нападки были настолько вздорными и несуразными, что не обманули бы и ребенка, но при этом не лишенными убедительности, и слушатель невольно опасался, что другие люди, менее трезвые, чем он, могут Голдстейну поверить. Он поносил Старшего Брата, он обличал диктатуру партии. Требовал немедленного мира с Евразией, призывал к свободе слова, свободе печати, свободе собраний, свободе мысли; он истерически кричал, что революцию предали, - и все скороговоркой, с составными словами, будто пародируя стиль партийных ораторов, даже с новоязовскими словами, причем у него они встречались чаще, чем в речи любого партийца. И все время, дабы не было сомнений в том, что стоит за лицемерными разглагольствованиями Голдстейна, позади его лица на экране маршировали бесконечные евразийские колонны: шеренга за шеренгой кряжистые солдаты с невозмутимыми азиатскими физиономиями выплывали из глубины на поверхность и растворялись, уступая место точно таким же. Глухой мерный топот солдатских сапог аккомпанировал блеянию Голдстейна.
Ненависть началась каких-нибудь тридцать секунд назад, а половина зрителей уже не могла сдержать яростных восклицаний. Невыносимо было видеть это самодовольное овечье лицо и за ним - устрашающую мощь евразийских войск; кроме того, при виде Голдстейна и даже при мысли о нем страх и гнев возникали рефлекторно. Ненависть к нему была постояннее, чем к Евразии и Остазии, ибо когда Океания воевала с одной из них, с другой она обыкновенно заключала мир. Но вот что удивительно: хотя Голдстейна ненавидели и презирали все, хотя каждый день, по тысяче раз на дню, его учение опровергали, громили, уничтожали, высмеивали как жалкий вздор, влияние его нисколько не убывало. Все время находились, новые простофили, только и дожидавшиеся, чтобы он их совратил. Не проходило и дня без того, чтобы полиция мыслей не разоблачала шпионов и вредителей, действовавших по его указке. Он командовал огромной подпольной армией, сетью заговорщиков, стремящихся к свержению строя. Предполагалось, что она называется Братство. Поговаривали шепотом и об ужасной книге, своде всех ересей - автором ее был Голдстейн, и распространялась она нелегально. Заглавия у книги не было. В разговорах о ней упоминали - если упоминали вообще - просто как о книге. Но о таких вещах было известно только по неясным слухам. Член партии по возможности старался не говорить ни о Братстве, ни о книге.
Ко второй минуте ненависть перешла в исступление. Люди вскакивали с мест и кричали во все горло, чтобы заглушить непереносимый блеющий голос Голдстейна. Маленькая женщина с рыжеватыми волосами стала пунцовой и разевала рот, как рыба на суше. Тяжелое лицо О'Брайена тоже побагровело. Он сидел выпрямившись, и его мощная грудь вздымалась и содрогалась, словно в нее бил прибой. Темноволосая девица позади Уинстона закричала: "Подлец! Подлец! Подлец!" - а потом схватила тяжелый словарь новояза и запустила им в телекран. Словарь угодил Голдстейну в нос и отлетел. Но голос был неистребим. В какой-то миг просветления Уинстон осознал, что сам кричит вместе с остальными и яростно лягает перекладину стула. Ужасным в двухминутке ненависти было не то, что ты должен разыгрывать роль, а то, что ты просто не мог остаться в стороне. Какие-нибудь тридцать секунд – и притворяться тебе уже не надо. Словно от электрического разряда, нападали на все собрание гнусные корчи страха и мстительности, исступленное желание убивать, терзать, крушить лица молотом: люди гримасничали и вопили, превращались в сумасшедших. При этом ярость была абстрактной и ненацеленной, ее можно было повернуть в любую сторону, как пламя паяльной лампы. И вдруг оказывалось, что ненависть Уинстона обращена вовсе не на Голдстейна, а наоборот, на Старшего Брата, на партию, на полицию мыслей; в такие мгновения сердцем он был с этим одиноким осмеянным еретиком, единственным хранителем здравомыслия и правды в мире лжи. А через секунду он был уже заодно с остальными, и правдой ему казалось все, что говорят о Голдстейне. Тогда тайное отвращение к Старшему Брату превращалось в обожание, и Старший Брат возносился над всеми - неуязвимый, бесстрашный защитник, скалою вставший перед азийскими ордами, а Голдстейн, несмотря на его изгойство и беспомощность, несмотря на сомнения в том, что он вообще еще жив, представлялся зловещим колдуном, способным одной только силой голоса разрушить здание цивилизации.
А иногда можно было, напрягшись, сознательно обратить свою ненависть на тот или иной предмет. Каким-то бешеным усилием воли, как отрываешь голову от подушки во время кошмара, Уинстон переключил ненависть с экранного лица на темноволосую девицу позади. В воображении замелькали прекрасные отчетливые картины. Он забьет ее резиновой дубинкой. Голую привяжет к столбу, истычет стрелами, как святого Себастьяна. Изнасилует и в последних судорогах перережет глотку. И яснее, чем прежде, он понял, за что ее ненавидит. За то, что молодая, красивая и бесполая; за то, что он хочет с ней спать и никогда этого не добьется; за то, что на нежной тонкой талии, будто созданной для того, чтобы ее обнимали, - не его рука, а этот алый кушак, воинствующий символ непорочности.
Ненависть кончалась в судорогах. Речь Голдстейна превратилась в натуральное блеяние, а его лицо на миг вытеснила овечья морда. Потом морда растворилась в евразийском солдате: огромный и ужасный, он шел на них, паля из автомата, грозя прорвать поверхность экрана, - так что многие отпрянули на своих стульях. Но тут же с облегчением вздохнули: фигуру врага заслонила наплывом голова Старшего Брата, черноволосая, черноусая, полная силы и таинственные спокойствия, такая огромная, что заняла почти весь экран. Что говорит Старший Брат, никто не расслышал. Всего несколько слов ободрения, вроде тех, которые произносит вождь в громе битвы, - сами по себе пускай невнятные, они вселяют уверенность одним тем, что их произнесли. Потом лицо Старшего Брата потускнело, и выступила четкая крупная надпись – три партийных лозунга:

ВОИНА - ЭТО МИР
СВОБОДА - ЭТО РАБСТВО
НЕЗНАНИЕ - СИЛА

Но еще несколько мгновений лицо Старшего Брата как бы держалось на экране: так ярок был отпечаток, оставленный им в глазу, что не мог стереться сразу. Маленькая женщина с рыжеватыми волосами навалилась на спинку переднего стула. Всхлипывающим шепотом она произнесла что-то вроде: "Спаситель мой!" - и простерла руки к телекрану. Потом закрыла лицо ладонями. По-видимому, она молилась.
Тут все собрание принялось медленно, мерно, низкими голосами скандировать: "ЭС-БЭ!.. ЭС-БЭ!.. ЭС-БЭ!" - снова и снова, врастяжку, с долгой паузой между "ЭС" и "БЭ", и было в этом тяжелом волнообразном звуке что-то странно первобытное - мерещился за ним топот босых ног и рокот больших барабанов. Продолжалось это с полминуты. Вообще такое нередко происходило в те мгновения, когда чувства достигали особенного накала. Отчасти это был гимн величию и мудрости Старшего Брата, но в большей степени самогипноз - люди топили свои разум в ритмическом шуме. Уинстон ощутил холод в животе. На двухминутках ненависти он не мог не отдаваться всеобщему безумию, но этот дикарский клич "ЭС-БЭ!.. ЭС-БЭ!" всегда внушал ему ужас. Конечно, он скандировал с остальными, иначе было нельзя. Скрывать чувства, владеть лицом, делать то же, что другие, - все это стало инстинктом. Но был такой промежуток секунды в две, когда его вполне могло выдать выражение глаз. Как раз в это время и произошло удивительное событие - если вправду произошло.
Он встретился взглядом с О'Брайеном. О'Брайен уже встал. Он снял очки и сейчас, надев их, поправлял на носу характерным жестом. Но на какую-то долю секунды их взгляды пересеклись, и за это короткое мгновение Уинстон понял - да, понял! - что О'Брайен думает о том же самом. Сигнал нельзя было истолковать иначе. Как будто их умы раскрылись и мысли потекли от одного к другому через глаза. "Я с вами. - будто говорил О'Брайен. – Я отлично знаю, что вы чувствуете. Знаю о вашем презрении, вашей ненависти, вашем отвращении. Не тревожьтесь, я на вашей стороне!" Но этот проблеск ума погас, и лицо у О'Брайена стало таким же непроницаемым, как у остальных.
Свернуть

Даже не знаю, что сказать. Не ожидала, что в теме появится ролик с реальной казнью. Зачем он? Чтобы ненависть испытать? Наверное это удобно, сидеть у экрана и ненавидеть.
Публичная казнь – это всегда унижение человеческого достоинства, самое подлое унижение, потому что устроители казни реально понимают, что умерший человек его уже никогда не восстановит. Однако зрители реальной публичной казни все-таки имели возможность выразить хотя бы взглядом или слезами свое сочувствие казненному и презрение к палачу. А что можно выразить ролику? Когда реальный человек уже мертв, возможно мертв и палач, а унижение все продолжается и продолжается с каждым просмотром.
Мне очень хочется его удалить, но я не смотрела его, не знаю, что там, возможно гораздо важнее испытать ненависть к палачу, чем сочувствие к казненному. Не знаю. Пусть решает автор.

_________________
Всем! Всем! Всем! Здравствуйте!


Вернуться к началу
 Профиль  
Ответить с цитатой  
Непрочитанное сообщениеДобавлено: 01 апр 2014, 06:03 
В сети
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 20 апр 2013, 06:55
Сообщения: 1491
Откуда: Москва
Когда я о чём-то рассуждаю, "перед глазами" всегда держу свою воображаемую духовную карту, где я нарисовала три области: природа-культура-зима, условно эту схему можно соотнести с биологической, культурной и социальной природой в человеке. Где появляется ненависть? В природе её нет, потому что хищник не испытывает ненависти к своей жертве, он не убивает больше того, что он может съесть и т.п. Ненависть это не инстинкт. Берём культуру, социум. И мне сразу же вспоминается притча рассказанная Савельевым, что на один остров, где счастливо жили дикари приплывают два солдата: чёрный (негр) и белый, и вот они решают направить этих людей путём развития и прогресса. Для этого один провозглашает некое тайное учение, а другой начинает преследовать последователей этого учения. Вот на этом НАПРЯЖЕНИИ функционирует любая культура, религия, общество. Этот феномен не мыслим без дуальности, неких нравственных категорий кем-то определяемых: чёрного и белого, добра и зла, друзей и врагов. Там, где есть напряжение, там и рождается ненависть. У ненависти есть и внутрипсихические предпосылки; чтобы преодолеть сопротивление чего-либо, например, течения реки, нам нужно эту ситуацию отнести к некой модели: соперничество, спор (со стихией) - нахождение в себе внутренних ресурсов (рассердится на себя и на воду) для преодоления сопротивления воды.
На первый взгляд такие простые модели, а приводят к очень сложным культурным явлениям. Самое трагичное из них - это образ врага. Фашизм, чеченцы и пр. - это образ, в большинстве своём, создан идеологически, если в примере с речкой, мы ощущаем сопротивление непосредственно, то в случае, "сопротивления" других культур, идеологий, мы должны оценивать ситуацию руководствуясь другими критериями, чаще всего эмоциональными (ролик не смотрела, но сужу по накалу эмоций в теме). И самое противное здесь то, что мы можем стать жертвами манипуляций. На днях мне прислали ссылку на интересную лекцию по этой теме:

_________________
дешифратор сказок, Катя Сафонова, КС - Это Я


Вернуться к началу
 Профиль  
Ответить с цитатой  
Непрочитанное сообщениеДобавлено: 01 апр 2014, 07:58 
Не в сети
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 26 фев 2010, 22:03
Сообщения: 3296
Откуда: Мурманск
В СРЕДУ, кажется, по КУЛЬТУРЕ фильм Элема Климова ИДИ и СМОТРИ. Очень в тему. По времени,правда, совпадет с СН. Мирослава говорит ПРАВИЛЬНЫЕ вещи.
Страх ЖИЗНИ, страх СМЕРТИ. Что остается ? Но сегодня мы во многом "премудрые пескари".
Значит.... ПЕСКАРИ. Но ЩУКИ для того, чтобы ПЕСКАРЬ не дремал. %) САЛТЫКОВ-ЩЕДРИН-с.


Вернуться к началу
 Профиль  
Ответить с цитатой  
Непрочитанное сообщениеДобавлено: 01 апр 2014, 09:16 
Не в сети
народный корреспондент
народный корреспондент
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 26 фев 2010, 20:07
Сообщения: 3389
Откуда: Ульяновск
Ненависть не создает никакого пространства, ни культурного, ни социального. Она сжимает его в точку. Ненависть – это мина в пространстве души. Тоненькие незаметные проводки, присоединенные к взрывателю, тянутся к чувству любви. Собственно поэтому “от любви до ненависти – один шаг”. Это тот шаг, когда кто-то незаметно или намеренно задевает проводок и происходит взрыв. Ненависть – это энергия того, что мешает мне любить или задевает мою любовь. Очень часто это касается даже не любви, а всего лишь самолюбия. Бытовые вспышки ненависти чаще всего и крутятся вокруг нашего самолюбия. Ну а дальше все остальные чувства: патриотизм, национальное самоопределение, мораль, нравственность… Ненависть взрывает и разрушает, прежде всего, душу самого человека. Чем больше для нее поводов, тем меньше в душе живого пространства.
Любовь – это не "розовые сопли". Я не очень понимаю, почему в основном именно с этим связывают любовь. "Розовые сопли" – это сентиментальность. А любовь – это осторожность сапера, разминирующего пространство души.

_________________
Всем! Всем! Всем! Здравствуйте!


Вернуться к началу
 Профиль  
Ответить с цитатой  
Непрочитанное сообщениеДобавлено: 01 апр 2014, 09:36 
В сети
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 20 апр 2013, 06:55
Сообщения: 1491
Откуда: Москва
О таком сложном явлении, как ненависть к фашизму, скажу следующее. В этом нашем национальном чувстве меня всегда поражало его излишество. Уже в постсоветские времена, от стариков, переживших оккупацию, я слышала странные суждения, одна: "А к нам в деревню пришли добрые фашисты, никого они не трогали", другой говорит: "А мы фашистов то и не видели, приходили только полицаи (русские)", или в газете "АиФ": "У дочки случился приступ аппендицита, поехали в фашистский госпиталь, и там ей сделали операцию" и таких историй много, причём, рассказывали их бывшие крестьяне, которые пережили ужасы советской коллективизации и раскулачивания. И мне в этом высоком градусе ненависти к фашизму чудиться "перенос" тех эмоций, которые люди испытывали (бессознательно) к советской власти. А про фильм Элема Климова, я могу сказать следующее, что он его снимал после трагической гибели своей жены Ларисы Шепитько, и возможно, он на экран перенёс свои внутренние чувства. Его фильм я воспринимаю тоже, как излишек ненависти. Хотя, документальные фильмы о конц.лагерях, расправой с евреями, считаю не излишком.

_________________
дешифратор сказок, Катя Сафонова, КС - Это Я


Вернуться к началу
 Профиль  
Ответить с цитатой  
Непрочитанное сообщениеДобавлено: 01 апр 2014, 10:26 
В сети
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 20 апр 2013, 06:55
Сообщения: 1491
Откуда: Москва
О бытовом аспекте ненависти-любви скажу следующее. Если у Селены возник образ сапёра, то у меня возникает образ алхимика. Напряжение, а значит и ненависть возникает только в столкновении противоположностей (разных зарядов). Поэтому, между мужчиной и женщиной всегда будет лежать потенциал напряжения, который требует своей разрядки - оргазма (и это не мои слова, а А.Г.). Это природа, здесь всё продуманно изначально, самим Богом! Но, что нам делать с таким не природным, а культурно-социальным явлением, как люди, противоположных культурных зарядов. В Индии существует кастовое деление общества, это деление называют "варной" - дословно: цвет, категория. Браки между людьми разных каст - не приветствуются. В патриархальных и традиционных обществах существовало то же правило, ограничивающее мезальянсы. В одной из давнишних (2005 г. ?) передач о любви А.Г. сказал, что счастливый брак зависит от общности и равенства духовных, интеллектуальных и культурных аспектов супругов. Всё так. Но что делать, если партнёры, относятся к разным потенциалам? Попробуем представить это в традиции даосизма: чёрное и белое. Супружество "разнополюсных" пар часто заканчивается склоками, ссорами, насилием, потому что нельзя предавать свою индивидуальность. Предательство своего цвета, смешение белого и чёрного - рождает серый цвет. Безликость. Но существует волшебный алхимический процесс, когда чёрное (нигредо) и белое (альбедо) рождает золото (рубедо). Одна девушка здесь на сайте опубликовала свой сон viewtopic.php?f=43&t=1126&start=480#p91672 . Я в этом сне вижу дилемму, перед которой оказывается любая девушка; а какое партнёрство её ожидает или какое партнёрство ей выбрать: любовь похожих индивидуальностей, или любовь-соперничество противоположностей. Причём, если в первом случае результатом рождения будет тот же цвет (белое с белом рождает белое), то результат второго случая непредсказуем, будет ли это серый цвет подчинения и безликости, или это будет ярко-рыжий цвет Новой индивидуальности, Нового Мира, Нового пространства?

_________________
дешифратор сказок, Катя Сафонова, КС - Это Я


Последний раз редактировалось Это Я 01 апр 2014, 11:06, всего редактировалось 3 раз(а).

Вернуться к началу
 Профиль  
Ответить с цитатой  
Показать сообщения за:  Поле сортировки  
Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 190 ]  Пред.  1, 2, 3, 4, 5, 6, 7 ... 13  След.

Часовой пояс: UTC + 3 часа


Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: Bing [Bot] и гости: 1


Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете добавлять вложения

Найти:
Перейти:  
POWERED_BY
Русская поддержка phpBB
[ Time : 0.057s | 19 Queries | GZIP : On ]