Серебряные нити

психологический и психоаналитический форум
Новый цикл вебинаров «Тела сновидения» Прямой эфир в 21:00
Текущее время: 08 дек 2016, 05:05

Часовой пояс: UTC + 3 часа




Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 86 ]  Пред.  1, 2, 3, 4, 5, 6  След.
Автор Сообщение
Непрочитанное сообщениеДобавлено: 05 апр 2015, 02:10 
Не в сети
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 21 июл 2010, 22:30
Сообщения: 1150
Бегущая по волнам писал(а):
3. Я вовсе не против нашей классики в программе по литературе. Я против сложившейся манеры её преподавания в школе.
Манеры, которая выхолащивает из глубоких произведений всё живое, переводит всё в некие однообразные и однобокие схемы.
Зачастую возраст учеников не вполне соответствует произведениям.

Согласен с этими словами.
Мы все учились в школе, ну вот скажите, положа руку на сердце, какой процент ваших одноклассников во время учёбы в школе читал произведения классиков по программе? А из тех кто читал, много ли было , кто читал из интереса, а не потому что задали?
Я совсем не против преподавания нашей классики в школе, но почему надо преподавать 16-ти летним детям "Войну и мир" или " Преступление и наказание"?!
( Помнится мне в одной из передач А. Г. цитировал своего знакомого, который говорил, что "Войну и мир" надо читать после 50-ти. )

Вот возьмите математику, там тригонометрию преподают не в 6-7 классах, а всё-таки ученикам по старше и основы квантовой физики тоже изучают ученики не среднего возраста а те, кто постарше и это вполне разумно. Здесь более менее возраст соответствует.... а в преподавании литературы нет.
Но ведь " Преступление и наказание" -это же неподъёмная для них книга, ( хотя конечно бывают исключения ) но это всё равно, что дать ученику читать трактат Канта.

Отсюда и преподавание схематичное, по сути идёт натаскивание учеников отвечать и писать сочинения по устоявшимся шаблонам и оценивают их ответы по тому, насколько верно они воспроизвели данный шаблон.
( По моему ставить оценки по литературе вообще полный бред, ну там зачёт - незачёт, ещё куда ни шло...)
Или возьмите Салтыкова-Щедрина, судя по школьной программе, лучше сказок он ничего не написал.
Но ведь у него есть гораздо более достойные и актуальные произведения "Второй рассказ подьячего" например.
А Лесков?
Не знаю как сейчас, а в советской школьной программе его не было, а жаль. Одна его " Железная воля" чего только стоит или "Леди Макбет..."
"Евгений Онегин" тоже не по возрасту... хотя как про него рассказывает и читает Валентин Непомнящий это просто нечто!!! Низкий поклон ему. Он там такие вещи рассказывает ( в том числе и про русский менталитет ), что у меня просто дух захватывает! Вот рекомендую:
http://www.youtube.com/watch?v=QwMlTNq9 ... ZLHpR_hDCB

Кстати сам В. Непомнящий советовал в школе из произведений Пушкина побольше уделить внимания " Капитанской дочке " , а не " Евгению Онегину".

P.S. Маленькая история из моей жизни про русскую литературу...

Лет 5 назад, позвонил мне один знакомый, которому на тот момент было 28 лет. Он был уже лет 5 как женат и у него было двое детей. Человек он отнюдь не сентиментальный, выросший в рабочей семье, в городском районе, который имел репутацию криминального. Вообщем парень из простого народа :-):
В школе учёбой он не блистал, однако после школы у него периодически стали возникать вспышки интереса к чтению и тогда он звонил мне и спрашивал, что я ему посоветую почитать. И вот после очередной такой "вспышки" он звонит мне и спрашивает, что я порекомендую ему почитать. ( До этого по моему совету он читал Лескова )
Я предлагаю почитать ему Куприна "Гранатовый браслет" после чего в телефонной трубке возникает секундная пауза и дальше из нашего разговора выясняется, что, фамилия Куприн ему конечно знакома, но произведения его нет.
Дальше история разворачивается следующим образом. Мой знакомый идёт в библиотеку и первое произведение Куприна, которое ему попадает в руки это
" Олеся ". И он начинает читать " Олесю".
Я же в тот момент не знал, что он там читает и как-то забыл про наш разговор.
Как вдруг, спустя некоторое время, раздаётся телефонный звонок и мой знакомый переполненный эмоциями, чуть ли не взахлёб начинает мне рассказывать о своих впечатлениях от прочитанного. Честно сказать, я от него такой эмоциональности не ожидал. Особенно его потрясло то, как Куприн описывает чувства главного героя, он сказал, что ему это очень знакомо...
Потом мой знакомый прочитал другие произведения Куприна, но " Олеся" ему больше всего понравилась. Вот такая история...
Так что барышни, если хотите знать, что чувствует влюблённый мужчина, читайте "Олесю" Куприна. :-):

_________________
Кто предвидит последствия, не сотворит великого...


Вернуться к началу
 Профиль  
Ответить с цитатой  
Непрочитанное сообщениеДобавлено: 05 апр 2015, 07:02 
Не в сети
Почётный участник форума
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 26 фев 2010, 08:39
Сообщения: 17791
Откуда: Москва
Ланиста писал(а):
"Евгений Онегин" тоже не по возрасту... хотя как про него рассказывает и читает Валентин Непомнящий это просто нечто!!! Низкий поклон ему. Он там такие вещи рассказывает ( в том числе и про русский менталитет ), что у меня просто дух захватывает! Вот рекомендую:
http://www.youtube.com/watch?v=QwMlTNq9 ... ZLHpR_hDCB

Полностью согласна с мнением с вашим мнением, Ланиста, о цикле передач В.Непомнящего, посвящённых "Евгению Онегину".
С огромным удовольствием и интересом смотрела их по ТВ. Редки такие передачи, и тем они ценнее для нашей души.

_________________
Право, приятно,
Когда развернёшь наугад
Древнюю книгу
И в сочетаниях слов
Душу родную найдёшь.

Сегэн Госабуро /Татибана Акэми/


Вернуться к началу
 Профиль  
Ответить с цитатой  
Непрочитанное сообщениеДобавлено: 05 апр 2015, 11:05 
Не в сети
народный корреспондент
народный корреспондент

Зарегистрирован: 01 мар 2010, 13:48
Сообщения: 4110
Откуда: Нижний Новгород
Molli писал(а):
Эльмира, вы разве уже забыли, что назвали нас с Ольгой ПТУшницами?)

Molli, я писала ПО-ДРУГОМУ. Специально для вас нашла эти места на форуме:
viewtopic.php?p=99552#p99552
viewtopic.php?p=99565#p99565
Моральный СЧЁТ и сладострастие обиды - об этом часто говорят герои Достоевского. :a_g_a:
Впрочем,наш министр культуры считает, что книги Ф.М. Достоевского " нужно читать годам к 60,когда появится свободное время". Примечательно, что вы выполнили "пожелание" министра культуры тоже лишь частично, прочитав книгу Ф.М.Д. намного раньше:
viewtopic.php?p=107028#p107028
Жаль, Molli, что из вашего ответа на мой вопрос: изучали ли Толстого, Ф.М.Достоевского и Булгакова в училище, в котором вы учились сразу после школы, так и неясно - изучали этих авторов или нет, потому что вы пишете только про "атмосферу" и про нестращение оценками"
Цитата:
Литература конечно же была, но-это не было в формате "школьных тисков", всё как-то легко и естественно проходило, оценками там вообще никого не стращали, в общем атмосфера далека от школьной в хорошем смысле.

Юлия в училище, как я поняла, произведения обязательной школьной программы проходила:
viewtopic.php?p=107026#p107026
Все взрослеют по-разному. Кто-то способен понять книги Ф.М.Д. и Толстого РАНЬШЕ 60 лет, а кто-то их читает уже в 7 (одногруппница Бегущей по волнам):
viewtopic.php?p=106998#p106998
А кому-то (знакомому Ланисты) ВСЯ КЛАССИКА в школе преждевременна:
viewtopic.php?p=107056#p107056


Вернуться к началу
 Профиль  
Ответить с цитатой  
Непрочитанное сообщениеДобавлено: 05 апр 2015, 11:49 
Не в сети
народный корреспондент
народный корреспондент

Зарегистрирован: 01 мар 2010, 13:48
Сообщения: 4110
Откуда: Нижний Новгород
Ланиста писал(а):
Мы все учились в школе, ну вот скажите, положа руку на сердце, какой процент ваших одноклассников во время учёбы в школе читал произведения классиков по программе? А из тех кто читал, много ли было , кто читал из интереса, а не потому что задали?
Я совсем не против преподавания нашей классики в школе, но почему надо преподавать 16-ти летним детям "Войну и мир" или " Преступление и наказание"?!
Вот возьмите математику, там тригонометрию преподают не в 6-7 классах, а всё-таки ученикам по старше и основы квантовой физики тоже изучают ученики не среднего возраста а те, кто постарше и это вполне разумно. Здесь более менее возраст соответствует....

Ланиста, положа руку на сердце, преподавание квантовой физики с тригонометрией, для многих в школьные годы тоже ПРЕЖДЕвременно. Да и сколько школьников САМИ охотно изучают эти дисциплины, а не потому что их заставили? Вот вы много можете вспомнить одноклассников, которые упражнялись бы в тригонометрии или читали книги по физике ПОМИМО школьной программы?
Здесь мы вплотную подошли, наконец, к главному, о котором так или иначе высказались в теме ВСЕ: ЖЕЛАНИЮ УЧЕНИКА и ЗАПРОСУ государства. Нужно ли ориентировать ВСЁ преподавание в школе только на желание ученика или всё же следует учитывать и потребности государства (в формировании специалистов определённого профиля, к примеру - инженеров?)
Вот как об этом пишет Людмила:
Цитата:
Ученик - важнейшее звено. Он выдвигает свой запрос. Но... сегодня... к литературе РУССКОЙ у ученика ЗАПРОСА, как правило, НЕТ. Причин много. Есть ЗАПРОС ГОСУДАРСТВА на ПРОГРАММУ, которая будет в голове каждого, прошедшего обучение в школе ( желательно и в вузе - ИМХО).
Обязательный перечень ШЕДЕВРОВ РУССКОЙ КЛАССИКИ ( их едва наберется ТРАДИЦИОННО 15 книг). Обязательно ОТСЛЕЖИВАТЬ современный литературный процесс. И учить ИЗЛАГАТЬ свои ( и чужие) мысли устно и письменно

Государство должно советовать - ЧТО ЧИТАТЬ ребёнку и КОГДА или не должно?
Нужен ли нам святой (как верно подметил Виктор) КАНОН из рекомендуемых государством литературных произведений или нет?
Если нужен, то что бы вы, уважаемые форумчане, в него включили?
КАК нужно изменить манеру преподавания литературы в школе, чтобы она не отбивала охоту читать?
Александр Генис ( учитель литературы в прошлом, а ныне писатель) считает, что нужно идти в след за СЛОВОМ писателя, поэта,как это делал И.Бродский, который учил читать стихи так, чтобы каждый чувствовал себя поэтом:
Цитата:
В сущности, все великие учителя литературы, такие, как Борхес и Набоков, предлагали нам уроки чтения. Например, Бродский, проведя значительную и далеко не худшую часть жизни за университетской кафедрой, никого не учил писать стихи, лишь читать их, но так, чтобы каждый чувствовал себя поэтом. По Бродскому каждая строка требует от нас того же выбора, что и от автора. Оценив и отбросив другие возможности, мы понимаем бесповоротную необходимость именно того решения, которое принял поэт. Пройдя с ним часть пути, мы побывали там, где был он. Такое чтение меняет ум, зрение, речь и лицо. Скрестив образование с воспитанием, оно становится просвещением, но это далеко не самое важное.
Читательское мастерство шлифуется всю жизнь, никогда не достигая предела, ибо у него нет цели, кроме чистого наслаждения. Чтения есть частное, портативное, общедоступное, каждодневное счастье - для всех и даром.
Будь я школой, первым предметом в ней бы был читательский гедонизм

Вот беседа с ним:
http://www.svoboda.org/content/transcript/25080101.html
Можно ли преподавать в школе читательский гедонизм?


Вернуться к началу
 Профиль  
Ответить с цитатой  
Непрочитанное сообщениеДобавлено: 05 апр 2015, 11:56 
Не в сети
Почётный участник форума
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 26 фев 2010, 08:39
Сообщения: 17791
Откуда: Москва
Эльмира писал(а):
Остаётся неясным вопрос: все взрослеют по-разному. Кто-то способен понять книги Ф.М.Д. и Толстого РАНЬШЕ 60 лет, а кто-то их читает уже в 7 (одногруппница Бегущей по волнам):
viewtopic.php?p=106998#p106998
А кому-то (знакомому Ланисты) ВСЯ КЛАССИКА в школе преждевременна:
viewtopic.php?p=107056#p107056

Маленькое уточнение, не одногруппница, а одноклассница.
Да, все дети взрослеют в разное время. А именно в разное время у них начинается и заканчивается пубертатный период развития. И как можно всех под одну гребёнку расчёсывать?
Например, когда мой сын ещё бегал по школе как ребёнок, в его классе у осетинов уже росла борода и усы. Как известно представители южных этносов взрослеют раньше, чем дети более северных народов. Как-то мы разговаривали с моей коллегой еврейкой. Она была возмущена поведением соседской 13-летней девочки, которая вела себя так, как можно вести себя по её мнению лет в 9, не позже. Вот тут я впервые поняла в реальности теоретические выкладки о разном времени наступлении пубертата у разных национальностей. То, что у более южных народов заканчивается в к 12-13 годам, у русских, например, только начинается.
Естественно, что и литературные произведения будут по-разному восприниматься физиологическими детьми, подростками и уже юношами.

Нежелание что-то конкретное читать связано не только с разным временем взросления.
Но и с разницей интересов и разностью психотипов. Однако это совершенно не означает что что-то лучше, а что-то хуже. Школе надо понимать индивидуальные различия учеников. Хороший учитель сможет заинтересовать каждого ученика. Но где эти учителя? Профессию в наше время обесценили, хотя всегда она пользовалась уважением. Но это уже другой вопрос.

* * *
Мне совершенно не нравится как большинство поэтов читают свои стихи.
Трудно представить себе более занудного и заунывного звучания. :ne_vi_del:

И произведения предпочитаю читать и понимать самостоятельно. А если заинтересовали, вот тогда можно и критику почитать, сравнить со своим взглядом и мнением. Я всегда предисловие читаю после прочтения вещи, чтобы априори не накладывать на себя чужие оценки и мнения.

Детей надо учить самостоятельному мышлению, а это можно развивать только в равных дискуссиях, за которые не ставят оценки, не хвалят и не ругают, а просто направляют предмет обсуждения в ту или иную сторону, не делая никаких далеко идущих выводов об умении и знании учеников.

Недавно прочла один материал о финской школе. Была поражена их гуманности. Если найду, то выложу.

_________________
Право, приятно,
Когда развернёшь наугад
Древнюю книгу
И в сочетаниях слов
Душу родную найдёшь.

Сегэн Госабуро /Татибана Акэми/


Вернуться к началу
 Профиль  
Ответить с цитатой  
Непрочитанное сообщениеДобавлено: 05 апр 2015, 12:18 
Не в сети
народный корреспондент
народный корреспондент

Зарегистрирован: 01 мар 2010, 13:48
Сообщения: 4110
Откуда: Нижний Новгород
Бегущая по волнам, как по-вашему школа должна понимать "индивидуальные различия ученика"?
Должна быть ПРОГРАММА чтения или нет? Если у осетинов растёт раньше борода, следует ли по-вашему, что им нужно предлагать более взрослые книги, чем "не бреющим бороды"? И преуспевали ли на уроках литературы одноклассники вашего класса - осетины?
Можно ученикам предлагать книги "на вырост" (по выражению Виктора @->-- ), или нужно ждать, когда ученик САМ ЗАХОЧЕТ прочесть ту или иную книгу?
Может, мы (взрослые) будем ждать, когда ученик САМ ЗАХОЧЕТ изучать тригонометрические функции, периодическую систему Менделеева и теорию относительности Эйнштейна?
В любой стране (независимо от пубертантного периода) были, есть и будут юноши (мужчины) и девушки (женщины) - маменькины сынки и дочки. Им всю жизнь нужно читать "Колобок", "Теремок" и "Мышку-норушку"? Или всё же следует "потренироваться" на более сложной "пище для души"?


Вернуться к началу
 Профиль  
Ответить с цитатой  
Непрочитанное сообщениеДобавлено: 05 апр 2015, 12:48 
Не в сети
Почётный участник форума
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 26 фев 2010, 08:39
Сообщения: 17791
Откуда: Москва
Эльмира писал(а):
Может, мы (взрослые) будем ждать, когда ученик САМ ЗАХОЧЕТ изучать тригонометрические функции, периодическую систему Менделеева и теорию относительности Эйнштейна?
В любой стране (независимо от пубертантного периода) были, есть и будут юноши (мужчины) и девушки (женщины) - маменькины сынки и дочки. Им всю жизнь нужно читать "Колобок", "Теремок" и "Мышку-норушку"? Или всё же следует "потренироваться" на более сложной "пище для души"?
+
Бегущая по волнам, как по-вашему школа должна понимать "индивидуальные различия ученика"?
Должна быть ПРОГРАММА чтения или нет? Если у осетинов растёт раньше борода, следует ли по-вашему, что им нужно предлагать более взрослые книги, чем "не бреющим бороды"? И преуспевали ли на уроках литературы одноклассники вашего класса - осетины?
Можно ученикам предлагать книги "на вырост" (по выражению Виктора @->-- ), или нужно ждать, когда ученик САМ ЗАХОЧЕТ прочесть ту или иную книгу?
Может, мы (взрослые) будем ждать, когда ученик САМ ЗАХОЧЕТ изучать тригонометрические функции, периодическую систему Менделеева и теорию относительности Эйнштейна?
В любой стране (независимо от пубертантного периода) были, есть и будут юноши (мужчины) и девушки (женщины) - маменькины сынки и дочки. Им всю жизнь нужно читать "Колобок", "Теремок" и "Мышку-норушку"? Или всё же следует "потренироваться" на более сложной "пище для души"?
Свернуть

Ваш вопрос, Эльмира, и форма это подачи уже заключает ясный для вас и уже почти сформулированный ответ :-): .

Я же уверена, что литература, это не дифференциальные уравнения и функции))).
Одно дело - труд ума-разума, а другое дело труд души.
Я уверена, что должна быть одинаковая программа для всех как по литературе, так и по естественным дисциплинам. (Кстати вы зря не верите, что можно читать научно-популярные книги и даже учебные пособия за пределами программы естественных наук. таких людей много больше, чем вам кажется).
Нужно, чтобы специалисты очертили круг необходимых для программы произведений.

Насчёт одноклассника в гимназии, то кажется он успевал, да и у сына было "отлично".
Это были классы с углУбленным))) изучением литературы и др. гуманитарных предметов :-):
Но позже мы разочаровались в таком направлении и вовремя его сменили).

_________________
Право, приятно,
Когда развернёшь наугад
Древнюю книгу
И в сочетаниях слов
Душу родную найдёшь.

Сегэн Госабуро /Татибана Акэми/


Вернуться к началу
 Профиль  
Ответить с цитатой  
Непрочитанное сообщениеДобавлено: 05 апр 2015, 13:27 
Не в сети
Почётный участник форума
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 26 фев 2010, 08:39
Сообщения: 17791
Откуда: Москва
Забыла ещё один вопрос - о чтении "впрок".
Как рассказывал один приятель, у них препод по "инженерному черчению" наставлял:
"Читайте Манцветова, понимание придёт потом" :hi_hi_hi: . Постепенно при многократном чтении,
понимание действительно приходит.
Так же как при аналогичном чтении другой специальной литературы.
Но я не думаю, что от такого чтения без понимания может быть польза для восприятия художественных произведений.
Да и зачем себя насиловать, к тому же при отсутствии мотивации?

_________________
Право, приятно,
Когда развернёшь наугад
Древнюю книгу
И в сочетаниях слов
Душу родную найдёшь.

Сегэн Госабуро /Татибана Акэми/


Вернуться к началу
 Профиль  
Ответить с цитатой  
Непрочитанное сообщениеДобавлено: 05 апр 2015, 14:18 
Не в сети
Почётный участник форума
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 26 фев 2010, 08:39
Сообщения: 17791
Откуда: Москва
Загадки финской школы: меньше учишься - больше знаешь?
http://terve.su/zagadki-finskoy-shkoly-menshe-uchi

Финское образование давно и стабильно занимает лучшие позиции во всевозможных рейтингах
Финское образование давно и стабильно занимает лучшие позиции во всевозможных рейтингах, перечислять которые не позволяет масштаб статьи. Однако самый главный «приз» образовательной системы страны стоит упомянуть: согласно международным исследованиям, которые раз в 3 года проводит авторитетная организация PISA, финские школьники показали самый высокий в мире уровень знаний. Они также стали самыми читающими детьми планеты, заняли 2-е место по естественным наукам и 5-е – по математике.

Но даже не это так восхищает мировое педагогическое сообщество. Невероятно, что при таких высоких результатах финские школьники проводят наименьшее количество времени за учебой, а финское государство затрачивает на свое качественное и бесплатное образование весьма умеренные средства в сравнении со многими другими странами.

В общем, есть какая-то тайна, разгадать которую пытаются педагоги разных держав. Финны ничего не скрывают и с удовольствием делятся опытом, организуя семинары, как в своей стране, так и по всему миру.



Среднее общеобразовательное обязательное обучение в Финляндии включает школу двух ступеней

нижняя , с 1-го по 6-й класс

верхняя, с 7-го по 9-й класс.

В дополнительном 10-м классе учащиеся могут улучшить свои оценки. Затем дети отправляются в профессиональный колледж, либо продолжают учебу в лицее, 11–12 классы, в нашем, привычном понимании.

Финская школа исповедует постепенную нагрузку, доведенную до максимума только для добровольцев, выбравших «лукио», тех, кто очень хочет и способен учиться.

Изображение

7 принципов «средней» ступени финского образования

1. Равенство:

– школ.

Нет ни элитных, ни «слабеньких». В самой крупной школе страны учится 960 учеников. В самой маленькой – 11. Все имеют абсолютно одинаковое оборудование, возможности и пропорциональное финансирование. Почти все школы – государственные, есть десяток частно-государственных. Разница, кроме того, что родители вносят частичную оплату, в повышенных требованиях к ученикам. Как правило, это – своеобразные «педагогические» лаборатории, следующие выбранной педагогике: Монтессори, Френе, Штайнера, Мортана и Вальдорфская школы. К частным относятся и учреждения с преподаванием на английском, немецком, французском.

Следуя принципу равенства, в Финляндии существует параллельная система образования «от детских садов до университетов» на шведском языке.

Не забыты и интересы саамского народа, на севере страны можно обучаться на родном языке.

До недавнего времени финнам было запрещено выбирать школу, следовало отдавать детей в «ближайшую». Запрет сняли, но большинство родителей так и отдают детей «поближе», ведь все школы одинаково хороши.

– всех предметов.

Углубленное изучение одних предметов в ущерб другим не приветствуется. Здесь не считается, что математика важнее, к примеру, искусства. Наоборот, единственным исключением для создания классов с одаренными детьми могут быть склонности к рисованию, музыке и спорту.

– родителей.

Кто по профессии (социальному статусу) родители ребенка, учитель узнает в последнюю очередь, в случае необходимости. Вопросы учителей, анкеты, касающиеся места работы родителей, запрещены.

– учеников.

Финны не сортируют учеников на классы, учебные заведения по способностям или карьерным предпочтениям.

Также нет «плохих» и «хороших» учеников. Сравнение учеников друг с другом запрещено. Дети, как гениальные, так и с большим дефицитом умственных способностей, считаются «особенными» и учатся вместе со всеми. В общем коллективе обучаются и дети на инвалидных креслах. При обычной школе может быть создан класс для учащихся с заболеваниями органов зрения или слуха. Финны стараются максимально интегрировать в общество тех, кому требуется особое отношение. Разница между слабыми и сильными учащимися – самая маленькая в мире.

«Меня возмущала финская система образования, когда в школе училась моя дочь, которую по здешним меркам можно отнести к одаренным. Но когда в школу пошел сын, у которого обилие проблем, мне сразу все очень понравилось», – делилась впечатлениями русская мама.

– учителей.

Нет «любимых» или «ненавистных грымз». Учителя тоже не прикипают душой к «своему классу», не выделяют «любимчиков» и наоборот. Любые отклонения от гармонии ведут к расторжению контракта с таким учителем. Финские учителя должны лишь выполнять свою работу наставника. Все они одинаково важны в трудовом коллективе, и «физики», и «лирики», и учителя труда.

– равенство прав взрослого (учителя, родителя) и ребенка.

Финны называют этот принцип – «уважительное отношение к ученику». Детям с первого класса объясняют их права, в том числе, и право «жаловаться» на взрослых социальному работнику. Это стимулирует финских родителей к пониманию, что их ребенок – самостоятельная личность, обижать которую запрещено как словом, так и ремнем. Унижать учеников у педагогов не получается в силу особенностей профессии учителя, принятых в финском трудовом законодательстве. Главная особенность состоит в том, что все учителя заключают контракт только на 1 учебный год, с возможным (или нет) продлением, а также получают высокую зарплату (от 2 500 евро – помощник, до 5 000 – учитель-предметник).

2. Бесплатность:

Кроме самого обучения, бесплатны

– обеды
– экскурсии, музеи и вся внеклассная деятельность
– школьное такси (микроавтобус), которое забирает и возвращает ребенка, если ближайшая школа находится дальше двух км.
– учебники, все канцелярские принадлежности, калькуляторы, и даже ноутбуки-планшетники.

Любые сборы родительских средств на любые цели запрещены.

3. Индивидуальность:

Для каждого ребенка составляется индивидуальный план обучения и развития. Индивидуализация касается содержания используемых учебников, упражнений, количества классных и домашних заданий и отводимого на них времени, а также преподаваемого материала: кому «корешки» – более подробное изложение, а от кого требуются «вершки» – кратко о главном.

На уроке в одном и том же классе дети выполняют упражнения разного уровня сложности. И оцениваться они будут согласно персональному уровню. Если отлично выполнил «свое» упражнение начальной сложности, получи «отлично». Завтра дадут уровень выше – не справишься, ничего страшного, снова получишь простое задание.

В финских школах, наряду с обычным обучением, есть две уникальные разновидности образовательного процесса:

– Поддерживающее обучение «слабых» учеников – то, чем в России занимаются частные репетиторы. В Финляндии репетиторство популярности не имеет, школьные учителя добровольно справляются с дополнительной помощью во время урока или после него.

– Коррекционное обучение – связано с устойчивыми общими проблемами в усвоении материала, например, из-за непонимания неродного финского языка, на котором ведется обучение, или в связи со сложностями с запоминанием, с математическими навыками, а также с асоциальным поведением некоторых детей. Коррекционное обучение проводят в малых группах или индивидуально.

Изображение

4. Практичность:

Финны говорят: «либо мы готовим к жизни, либо – к экзаменам. Мы выбираем первое». Поэтому экзаменов в финских школах нет. Контрольные и промежуточные тесты – на усмотрение учителя. Существует только один обязательный стандартный тест по окончании средней общеобразовательной школы, причем, учителя не пекутся о его результатах, ни перед кем за него не отчитываются и детей специально не готовят: что есть, то и хорошо.

В школе преподают только то, что может понадобиться в жизни. Логарифмы или устройство доменной печи не пригодятся, их и не изучают. Зато здешние детишки с детства знают, что такое портфолио, контракт, банковская карта. Умеют высчитать процент налога на полученное наследство или заработанный в будущем доход, создать сайт-визитку в Интернете, просчитать цену товара после нескольких скидок, или изобразить «розу ветров» на данной местности.

5. Доверие:

Во-первых, к школьным работникам и учителям: нет проверок, РОНО, методистов, обучающих как обучать и проч. Программа образования в стране – единая, но представляет собой только общие рекомендации, и каждый педагог использует тот метод обучения, который считает подходящим.

Во-вторых, доверие к детям: на уроках можно заниматься чем-то своим. Например, если на уроке литературы включен учебный фильм, но ученику не интересно, он может читать книгу. Считается, что ученик сам выбирает, что для него полезнее.

С этим принципом тесно связаны два других:

6. Добровольность:

Учится тот, кто хочет учиться. Педагоги постараются привлечь внимание ученика, но если у него начисто отсутствует интерес или способности к учебе, ребенка сориентируют на практически полезную в будущем, «несложную» профессию и не будут бомбить «двойками». Не всем строить самолеты, кто-то должен хорошо водить автобусы.

В этом финны тоже видят задачу средней школы – выявить, стоит ли данному подростку продолжать обучение в лицее, или достаточно минимального уровня знаний, кому полезнее пойти в профессиональное училище. Надо отметить, что и тот и другой путь в стране одинаково ценится.

Выявлением склонностей каждого ребенка к определенному виду деятельности путем тестов и бесед занят штатный школьный специалист – «учитель будущего».

В общем, процесс обучения в финской школе мягкий, деликатный, но это не значит, что можно «забить» на школу. Контроль школьного режима обязателен. Все пропущенные уроки будут «отсижены» в прямом смысле. Например, для ученика 6-го класса учитель может найти «окошко» в расписании и посадить его на урок во 2-м классе: сиди, скучай и думай о жизни. Будешь мешать младшим – час не засчитают. Не выполняешь заданное учителем, не работаешь на уроке – никто не будет вызывать родителей, грозить, оскорблять, обращаясь к умственной неполноценности или лени. Если родители так же не озабочены учебой своего ребенка, он спокойно не перейдет в следующий класс.

Оставаться на второй год в Финляндии не позорно, особенно после 9-го класса. К взрослой жизни нужно готовиться серьезно, поэтому в финских школах есть дополнительный (необязательный) 10-й класс.

7. Самостоятельность:

Финны полагают, что школа должна научить ребенка главному – самостоятельной будущей успешной жизни.

Поэтому здесь учат размышлять и самим получать знания. Новых тем учитель не рассказывает – все есть в книгах. Важны не заученные формулы, а умение пользоваться справочником, текстом, Интернетом, калькулятором – привлекать нужные ресурсы к решению текущих проблем.

Также школьные педагоги не вмешиваются в конфликты учащихся, предоставляя им возможность подготовиться к жизненным ситуациям всесторонне, и развить умение постоять за себя.


Школа, школа, ты мне снишься

Учебный процесс в «одинаковых» финских школах, тем не менее, организован очень по-разному.

1. Когда и сколько учимся?

Учебный год в Финляндии начинается в августе, с 8 по 16, единого дня не существует. А заканчивается в конце мая. В осеннем полугодии имеется 3–4 дня осенних каникул и 2 недели рождественских. Весеннее полугодие включает по неделе февральских – «лыжных» каникул (финские семьи, как привило, отправляются вместе кататься на лыжах) и пасхальных.

Обучение – пятидневка, только в дневную смену. Пятница – «короткий день».

2. Чему учимся?

1–2 кл.:

изучаются родной (финский) язык и чтение, математика, природоведение, религия (согласно вероисповеданию) или «Жизнепонимание» для тех, кого религия не волнует; музыка, ИЗО, труд и физкультура. На одном уроке может изучаться сразу несколько дисциплин.

3–6 кл.:

начинается изучение английского языка. В 4-м классе – еще один иностранный язык на выбор: французский, шведский, немецкий или русский. Вводятся дополнительные дисциплины – предметы по выбору, в каждой школе они свои: скорость печатания на клавиатуре, компьютерная грамотность, умение работать с деревом, хоровое пение. Почти во всех школах – игра на музыкальных инструментах, за 9 лет обучения дети попробуют все, от дудочки до контрабаса.

В 5-м классе добавляется биология, география, физика, химия, история. С 1-го по 6-й класс обучение ведет один учитель почти по всем предметам. Урок физкультуры – это любая спортивная игра 1–3 раза в неделю, в зависимости от школы. После урока обязателен душ. Литература, в привычном для нас понимании, не изучается, это скорее, чтение. Учителя-предметники появляются только в 7-м классе.

7–9 кл.:

финский язык и литература (чтение, культура края), шведский, английский, математика, биология, география, физика, химия, основы здоровья, религия (жизнепонимание), музыка, ИЗО, физкультура, предметы по выбору и труд, который не разделяется отдельно «для мальчиков» и «для девочек». Все вместе учатся варить супы и вырезать лобзиком. В 9-м классе – 2 недели знакомства с «трудовой жизнью». Ребята находят себе любое «рабочее место» и с великим удовольствием отправляются «на работу».

3. Кому нужны оценки?

В стране принята 10-балльная система, но до 7-го класса применяется словесная оценка: посредственно, удовлетворительно, хорошо, отлично. С 1-го по 3-й класс отметки в любых вариантах отсутствуют.

Все школы подключены к государственной электронной системе «Wilma», что-то вроде электронного школьного дневника, к которому родители получают личный код доступа. Педагоги выставляют оценки, записывают пропуски, информируют о жизни ребенка в школе; психолог, социальный работник, «учитель будущего», фельдшер тоже оставляют там нужную родителям информацию.

Оценки в финской школе не имеют зловещей окраски и требуются только для самого ученика, применяются для мотивации ребенка в достижении поставленной цели и самопроверки, чтобы мог улучшить знания, если пожелает. Они никак не отражаются на репутации учителя, школы и районные показатели не портят.

Мелочи школьной жизни:

– территория школ не огорожена, охрана при входе отсутствует. Большинство школ имеет систему автоматического замка на входной двери, попасть в здание можно только согласно расписанию.

– дети не обязательно сидят за партами-столами, могут и на полу (ковре) разместиться. В некоторых школах классы оборудованы диванчиками, креслами. Помещения младшей школы устланы коврами и ковриками.

– форма отсутствует, так же как и какие-то требования по поводу одежды, можно прийти хоть в пижаме. Сменная обувь требуется, но большинство детей младшего и среднего звена предпочитают бегать в носках.

– в теплую погоду уроки часто проводятся на свежем воздухе у школы, прямо на травке, или на специально оборудованных в виде амфитеатра лавочках. Во время перемен учеников младшей школы обязательно выводят на улицу, пусть даже на 10 минут.

– домашнее задание задают редко. Дети должны отдыхать. И родители не должны заниматься с детьми уроками, педагоги рекомендуют вместо этого семейный поход в музей, лес или бассейн.

– обучение «у доски» не применяется, детей не вызывают пересказывать материал. Учитель коротко задает общий тон уроку, затем ходит между учениками, помогая им и контролируя выполняемые задания. Этим же занимается и помощник учителя (есть такая должность в финской школе).

– в тетрадях можно писать карандашом и стирать сколько угодно. Мало того, и учитель может проверить задание карандашом!



Первый раз в первый финский класс



Одна моя знакомая, недавно переехавшая в Финляндию, в прошлом году повела ребенка в 1-й класс. Она волновалась и готовилась к событию, как и положено, согласно русским традициям. Позже эмоционально делилась необычным опытом:

«Сбор возле школы в 9 утра, 14 августа. Первый шок. Впечатление, что дети «как спали, так и пришли». Мой сын в пиджачке с галстуком и букетом выглядел как приглашенный артист. Цветов кроме нас никто не дарил, бантов, шаров, песен и прочих атрибутов праздника не было. Директор школы вышла к школьникам 1–4 классов (старшие – в другом здании), сказала пару приветственных слов и поименно указала ученикам, кому в какой класс. Все. Здравствуй, наше самое первое сентября!

Все иностранцы определены в один класс: шведы, арабы, индус, англичанка, по паре детишек из Эстонии, Украины, России. Финская учительница и 3 переводчика. Некоторые дети посещают 1-й класс второй год, поэтому они тоже «на подхвате», в помощь.

Второй шок, уже с положительной стороны: от родителей никакой подготовки к школе не требуется. Буквально все, «от ранцев до сланцев» (портфель, наполненный «канцелярией», шлепки для бассейна, даже полотенце) ребенку выдали в школе. От родителей вообще ничего не требуется: «все хорошо, ваш ребенок замечательный», говорят всем. Единственное, о чем заботятся – достаточно ли времени проводят вместе ребенок и родители.

Третий, запомнившийся момент – столовая. На сайте школы меню на месяц, ребенок сам накладывает себе, что хочет из предложенного, на его школьной странице в Интернете есть «корзина». Меню учитывает любые предпочтения ребенка, любую диету, если таковая имеется, нужно только сообщить, также есть вегетарианская кухня. В столовой дети, как и в классе, сидят каждый за своим столом».



Вот так выглядит финское среднее образование в очень кратком изложении. Может быть, кому-то оно покажется неправильным. Финны не претендуют на идеал и не успокаиваются на достигнутом, даже в самом хорошем можно найти минусы. Они постоянно исследуют, насколько их школьная система соответствует происходящим изменениям в обществе. Например, в данный момент готовятся реформы, предполагающие разделить математику на алгебру и геометрию, и увеличить часы преподавания по ним, а также выделить литературу и общественную науку как отдельные предметы.

Однако самое главное финская школа определенно делает. Их дети не вскрикивают по ночам от нервного перенапряжения, не мечтают поскорее вырасти, не испытывают ненависти к школе, не терзают себя и всю семью, готовясь к очередным экзаменам. Спокойные, рассудительные и счастливые, они читают книжки, легко смотрят фильмы без перевода на финский язык, играют в компьютерные игры, гоняют на роликах, великах, байках, сочиняют музыку, театральные пьесы, поют. Они радуются жизни. И между всем этим успевают еще и учиться.

Наталья Киреева, Хельсинки
Свернуть

_________________
Право, приятно,
Когда развернёшь наугад
Древнюю книгу
И в сочетаниях слов
Душу родную найдёшь.

Сегэн Госабуро /Татибана Акэми/


Вернуться к началу
 Профиль  
Ответить с цитатой  
Непрочитанное сообщениеДобавлено: 05 апр 2015, 16:00 
Не в сети
Стенографист!)
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 03 окт 2010, 20:11
Сообщения: 713
Откуда: Челябинская область
У меня тоже уроки литературы в школе особого интереса не вызывали :nez-nayu: . Могу сказать, чего не хватало лично мне. Не хватало времени и возможности просто побыть наедине с произведением, чтобы найти какие-то «мостики» между ним и моей жизнью. Здесь уже многие писали, что то, что мы читаем по собственной инициативе, воспринимается совсем не так, как то, что мы изучали в школе. Согласна. По-моему, школьные произведения оказываются большой нагрузкой не сами по себе, а из-за множества всяких побочных заданий. Потому что (ну вот как у меня в школе было, в 90-е годы) надо не только произведение прочитать, надо прочитать ещё и статью в учебнике, потом её ещё задают конспектировать (что иногда бывает очень нелегко, ибо некоторые учебники отличаются ужасным многословием и каким-то очень мутным выражением мыслей); а на уроке надо слушать, что говорит учительница и опять же записывать основные мысли ею сказанные, потом надо это выучить и ответить, потом надо ещё вызубрить наизусть отрывок (в том числе из прозы) и ещё надо писать сочинение (для меня сочинения всегда были проблемой, каждый раз я пребывала в растерянности: чего же написать-то? %) ). И в итоге как-то и не остаётся времени, чтобы вчитаться в само произведение. А вчитываться непременно нужно, иначе его не воспримешь, оно пройдёт мимо. Ведь большинство произведений классики написаны ещё до 20 века, реалии жизни и быта в них весьма отличаются от нынешних. Поэтому на первый взгляд они кажутся устаревшими. Произведение может ожить, стать интересным для читателей, только если они увидят в нём какие-то параллели со своей жизнью, с больными и насущными для себя чувствами и вопросами. Произведения классики в большинстве своём многоплановы, и ведь можно выявить там какие-то проблемы, интересные для подростков. (Правда, для этого надо отбросить взрослое самодовольство: вот мы, 60-летние, все такие мудрые и умные, а эти 15-летние все такие тупые, они ничего не поймут). Ну вот, скажем, извечный конфликт человека, остро чувствующего фальшивость окружающего мира и мучительно переживающего свою неспособность в этот мир вписаться. Конфликт, очень болезненно переживаемый множеством подростков. И ведь во многих произведениях классики этот конфликт так или иначе есть. Есть персонажи, которые в этом конфликте находятся. Но только этот конфликт чаще всего не на поверхности, он или выражен в каком-то полусимволическом виде, или скрыт под наслоениями бытовых подробностей. Этот конфликт ещё нужно выявить, в него нужно вдуматься. Но выявлять-то и задумываться некогда, потому что надо вызубрить одно, законспектировать другое… И в итоге произведения для школьников не оживают, остаются мёртвыми текстами. Дети успевают воспринять только верхний план – те самые устаревшие бытовые реалии, и поэтому произведения классики кажутся им чем-то вроде египетских папирусов, которые могут быть интересны только любителям старины, но к жизни нынешних людей никакого отношения не имеют.

- И зачем учить такую древность? – публично спросил меня один десятиклассник об «Отцах и детях» Тургенева.
Другие произведения Тургенева он даже не пытался читать.
- Ведь в школьной программе их нет!
А Чернышевский? Оказывается, что кроме «Что делать?» ни один школьник десятого класса по своей воле не прочитал ни одной строчки Чернышевского.
Да и откуда может взяться у них интерес к творчеству того или иного писателя, если эти писатели подаются им на уроках «словесности» в таком невкусном, неаппетитном, непривлекательном виде?


Это из статьи Корнея Чуковского «Литература и школа», которую он написал ещё в 30-х годах. Но статья, по-моему, актуальна и сегодня. http://www.chukfamily.ru/Kornei/Critica ... php?id=110 Одна из главных мыслей статьи: если школа не может или не хочет сделать так, чтобы уроки литературы были для детей интересными, то мировоззрение детей, их эмоциональная сфера, будет формироваться попсой. Попса, она и в 30-е годы тоже была, то есть официально её, конечно, не было, но было очень много бытовой попсы: всяких бытовых стишков и песенок, причём по уровню пошлости (Чуковский там примеры приводит) эта попса ничем не отличалась от нынешней. И вот на этой попсе дети и росли. И Чуковский ставит вопрос: а почему же дети любят попсу, а не те произведения, которые они проходят на уроках литературы? В общем, это статья о недостатках изучения литературы в советских школах. Но многие из них, по-моему, сохраняются и сейчас. Ведь и сейчас бывает такое, что «…школа преподносит классиков в виде какого-то безвкусного месива формул, имен и фактов, которые следует вызубрить, ибо они совершенно чужды внутренней жизни детей».

А вот что писал Чуковский о советских учебниках литературы в книге «Живой как жизнь» в главе о канцелярской штампованной речи.
+
…кто же может объяснить, почему авторы, которые пишут о литературных явлениях старого и нового времени, обнаруживают такое пристрастие к этому “неясному, холодному и неизящному” стилю, связывающему их по рукам и ногам? Ведь только эмоциональной, увлекательной, взволнованной речью могли бы они передать - особенно школьникам - то светлое чувство любви и признательности, какое они питали всю жизнь к благодатной поэзии Пушкина. Потому что дети до конца своих дней возненавидят творения Пушкина и его самого, если вы вздумаете беседовать с ними на таком канцелярском языке, каким пишутся казенные бумаги.

“Показ Пушкиным поимки рыбаком золотой рыбки, обещавшей при условии (!) ее отпуска в море значительный (!) откуп, не использованный вначале стариком, имеет важное значение (!)... Повторная встреча (!) с рыбкой, посвященная вопросу (!) о новом корыте...”

Эта убийственно злая пародия блистательного юмориста Зин. Паперного хороша уже тем, что она почти не пародия: именно таким языком протоколов и прочих официальных бумаг еще недавно принято было у нас говорить в учебниках, брошюрах, статьях, диссертациях о величайших гениях русской земли.
Когда Паперный сочинял “поимку рыбаком” и “отпуск в море”, ему и в голову не приходило, что для педагогов написана ученая книга, где о том же стихотворении Пушкина говорится вот такими словами:
“...в “Сказке о рыбаке и рыбке” А.С. Пушкин, рисуя нарастающее чувство гнева “синего моря” против “вздурившейся” старухи в форме вводных предложений...”. “При второй “заявке” старухи...”, “С ростом аппетита “проклятой бабы” растет реакция синего моря”.
Так и напечатано: “реакция синего моря”. Чем же это лучше “показа поимки” и “вопроса о новом корыте”?

Но это еще не все. Главная беда заключается в том, что канцелярская речь по своей ядовитой природе склонна отравлять и губить самые живые слова. Как бы ни было изящно, поэтично и выразительно слово, чуть только войдет оно в состав этой речи, оно совершенно утрачивает свой первоначальный человеческий смысл и превращается в нудный шаблон.

Мы только что видели: даже слово борьба. едва оно сделалось примелькавшимся словом, употребляемым буквально на каждом шагу, утратило первоначальную свою динамичность, и им стали пользоваться как дешевым шаблоном даже те, кто уклоняется от всякой борьбы.

Так же канцеляризировалось слово протест - конечно, не везде, не для всех, но, во всяком случае, для множества школьников, которые уже давно заприметили, что без этого слова немыслимо ни одно из школьных сочинений.
- Ничего, не впервые, изловчусь как-нибудь! - сказал мне десятиклассник, признавшийся, что совсем не читал Гончарова, о котором ему завтра предстоит написать сочинение. - Главное, чтоб было побольше протестов. Я так и напишу непременно: “Гончаров в своих романах протестовал против...” Уж я придумаю против чего.

Любое слово, даже, казалось бы, самое ценное, и то рискует превратиться в истертый шаблон, не вызывающий ни малейших эмоций, если его станут применять слишком часто и притом механически.

Это произошло, например, с такими словами, как яркий и ярко.

Я знаю учебник по литературе для девятого класса, где говорится, что такой-то писатель дает такие-то “яркие образы”, а такой-то “ярко отражает такую-то психику”, а у такого-то “ярко обрисован такой-то характер” и “ярко выявлены такие-то черты”, а такой-то “ярко показал”, а такой-то и сам по себе есть “яркий выразитель” чего-то.

Мудрено ли, что уже на пятой странице эта “яркость” начинает ощущаться как “тусклость”, а на шестой окончательно гаснет, и мы остаемся во тьме, ибо кто же не почувствует, что за этим механически повторяющимся стертым клише скрывается равнодушие ленивых умов, даже не пытающихся сказать о замечательных русских писателях свое собственное, свежее, от сердца идущее слово.

Боже меня сохрани восставать против слова “яркий”! Это чудесное, яркое слово. Но даже оно умирает, когда становится примелькавшимся термином под пером у равнодушных писак.

Такому же омертвению подверглось у них, например, слово волнующий, ибо стало уже закоренелой привычкой повторять это слово на десятках страниц: “таков этот волнующий образ”, “таков этот волнующий гимн природе”, “волнующий показ его 'несчастий”. От механического повторения и этот отличный эпитет в конце концов перестает ощущаться.

Таким же омертвелым эпитетом стало, например, очень неплохое слово сочный: “сочный язык”, “сочный образ”, “фантастическое у Некрасова так сочно”, “Погорельский сочно передавал быт и нравы...”, и глядишь: через две-три страницы даже слово сочный засохло.

Рецензент “Нового мира” А. Липелес, сурово осудив тот бездушный жаргон, на котором написана одна из подобных литературоведческих книг, приходит к заключению, что такие книги “убивают всякий интерес к своему предмету”.

Боюсь, что дело обстоит гораздо хуже. Потерять интерес - полбеды. Несчастье заключается в том, что эти книги нередко внушают читателям ненависть к тому, что они хотят восхвалять. Так как ничего, кроме злой тоски, не может вызвать литературоведческий опус, в котором из страницы в страницу мелькают такие слова:
“В повести показаны...”,
“в этой сцене показаны”
“писатель без прикрас показал”,
“Горький показал”,
“М.Шолохов показал”,
“Фадеев показал”, и еще раз “Фадеев показал”,
“Автор стремится показать”,
“Это панорама, показывающая”,
“В «Брусках» ярко показан” и т. д., и т. д., и т. д.

Когда же все эти показал, показал, показал примелькаются, как еловые шишки, автор для разнообразия вводит словечко раскрыл:

“Фурманов блестяще раскрыл...”,
“Фадеев раскрыл...”,
“(Автор) в своих заметках раскрыл...”,
“Образ Бугрова... раскрыт Горьким...”

Отнимите у подобного автора его показал и раскрыл, и у него ничего не останется. Требовать у него вдохновения, сердечного жара, новаторства, страсти - все равно, что требовать их у вяленой воблы. Его нищенски бедный словарь только и пригоден для регистрации всех этих раскрыл и показал, а если попадется ему под перо такое колоритное выражение, как сгусток энергии, он делает шаблон и из него:

“Васса Железнова изображена как сгусток энергии.
“Степан Кутузов выглядит (?) сгустком энергии”.

Критик Андрей Турков рассматривает эту книгу как некую забавную редкость. К сожалению, это не так. Беру сочинение десятиклассника Миши Л-на “Молодогвардейцы - типичные представители советской молодежи” и там с глубочайшею скорбью читаю:
“В образе Олега Кошевого показан... Автор показал наших советских людей... Однако в первом издании была недостаточно ярко показана... Теперь в романе показана... Фадеев глубоко раскрыл... Он показал типичные черты... Фадеев с большой теплотой показывает...” и так дальше, и так дальше.

Сочинение вполне удовлетворило учительницу и получило наивысшую оценку.

И вот сочинение отличницы Мины Л-ской о “Поднятой целине”, тоже оцененное пятеркой.
“М. Шолохов отлично показал... Он показал нам, как... Писатель отлично показал нам классовую борьбу... Он показал нам столкновение лицом к лицу... М. Шолохов в особенности хорошо показал нам казаков, которые... Автор при помощи этого образа указывает, что... Книга показала нам, как, преодолевая все препятствия...” и т. д. и т. д.

Показал и раскрыл, и еще показал, и еще, и еще.

Да и все прочие слова - до чего они скудны! Словно исчез, позабылся весь русский язык с его великолепным богатством разнообразнейших слов, и уцелели только два-три десятка стандартных словечек и фраз, которые и комбинируются школьниками, нередко при поддержке учителя.

В такой же шаблон превратилась и другая литературная формула: “сложный и противоречивый путь”. Если биографу какого-нибудь большого писателя почему-либо нравятся его позднейшие вещи и не нравятся ранние, биограф непременно напишет, что этот писатель “проделал сложный и противоречивый путь”. Идет ли речь о Роберте Фросте, или о Томасе Манне, или об Уолте Уитмене, или об Александре Блоке, или об Илье Эренбурге, или о Валерии Брюсове, или об Иване Шмелеве, или о Викторе Шкловском, можно предсказать, не боясь ошибки, что на первой же странице вы непременно найдете эту убогую формулу, словно фиолетовый штамп, поставленный милицией в паспорте: сложный и противоречивый путь.

Повторяю: я не настолько безумен, чтобы восставать против этих словосочетаний и слов. Каждое из них вполне законно и правильно, и почему же не воспользоваться ими при случае? Но горе, если в своей массе, в своей совокупности они определяют собою стиль многих книг и статей, являются, так сказать, доминантами этого литературного стиля! Горе, если признаком научности исследований о том или ином из великих художников слова будет этот якобы научный, а на самом деле канцелярский жаргон, весь насыщенный шаблонными словами. Не отпугиваем ли мы читателей от наших книг и статей именно этим казенным жаргоном?

Ведь литературоведение не только наука, но в значительной мере искусство. Главное в этом искусстве - язык, щедрый, изощренный и гибкий. И чтобы дать литературный портрет того или иного писателя, дать характеристику его творческой личности - будет ли это Герцен, Грибоедов, Крылов или Александр Твардовский - требуется богатейшая лексика, изобилующая разнообразными красками. Здесь с такими словечками, как “яркий”, “волнующий”, “сочный” (если даже прибавить к ним “показал” и “раскрыл”), далеко не уедешь. Не помогут тебе и такие трафаретики, как: “с исключительной силой”, “с исключительной любовью”, “с исключительной смелостью”.

Здесь стандартная фразеология особенно немощна, потому что на страницах твоей статьи или книги придется же тебе процитировать того гениального мастера, о котором ты пишешь, и контраст между его обаятельным стилем и стилем твоих штампованных, казенных сентенций покажется читателю особенно разительным.

Повторяю: если бы школы и вузы поставили себе специальную цель - отвадить учащихся от нашей бессмертной и мудрой словесности, они не могли бы достичь этой цели более верными и надежными средствами.

Ленинградская учительница Н. Долинина - человек большой культуры, большого дарования и вкуса - пишет:
“Однажды я устроила на уроке литературы нечто вроде старой игры - “барыня прислала туалет”. Только вместо запрещенных в этой игре слов мы договорились обходиться в рассказе о литературном произведении без “типичного представителя”, “образа”, “является” и т. д. Один за другим выходили к доске нормальные, умные юноши и девушки и, споткнувшись на первой же фразе, под общий хохот возвращались на место. Я видела: ребятам не только смешно, но и стыдно. Они искренне хотят найти какие-то другие, точные и сильные, свои собственные слова, но у них ничего не получается.

Сколько сил и времени нужно потратить учителю, чтобы преодолеть эту инерцию штампа, уже воспитанную в ученике - не только в старшекласснике - в семилетнем!”

К сожалению, есть немало педагогов, которые не только не преодолевают эту “инерцию штампа”, а, напротив, всячески содействуют ей. Ибо пятерка часто достается тому школяру, который при помощи удачной подтасовки навязанных ему трафаретов изложит наиболее гладко и “правильно” зазубренные им штампы учебников. Свежему, искреннему, самобытному чувству, свежей (пусть и “еретической”) мысли нелегко пробиться сквозь все эти мрачные “показы” и “линии”.

Мне случалось бывать на уроках, где автоматизм речи доведен до предела: ни одного свежего, живокровного, небанального слова. И я с огорчением видел, что есть еще у нас учителя, которые сплошь и рядом питаются только шаблонами - и не могут не питать ими учащихся. Между тем автоматизм баюкает, усыпляет сознание. Что же удивительного, что с теми именами, которые украсили всю нашу жизнь, с именами Пушкина, Гоголя, Герцена, Толстого, Достоевского, Чехова, у множества школьников связана беспросветная скука? Эти величайшие гении русской земли кажутся им нудными, глубоко неинтересными личностями, которые только затем и существовали на свете, чтобы учебники могли плести вокруг них унылую свою канитель, состоящую из затасканных слов. Нужно было сильно стараться, чтобы впечатлительных, пытливых советских подростков отвадить от “Ревизора” и “Медного всадника”, но чего не сделает рутина чиновничьей речи! В том и заключается ее “страшная сила”, что она убивает решительно все, в чем есть задушевность, человечность, поэзия.

Никогда не забуду тот горестный случай, который мне довелось наблюдать.
Старик привел в детскую библиотеку четырнадцатилетнего внука и в разговоре со мною посетовал, что тот питает слишком большое пристрастие к приключенческой литературе о шпионах.
Внук гневно взметнул на него свои черные красивые глаза:
- А ты что думаешь, я тебе Пушкина читать буду!

Я рассказал об этом случае в газете и получил от одной учительницы такое письмо, в котором слышится слишком уж горькое чувство.
“...Нельзя, - говорится в письме, - больше ни одного года терпеть существующий у нас стиль преподавания русской литературы. Если бы вы почитали сочинения выпускников - не одно, а в массе! Страшно становится: “образы”, “представители”, “проходят красной нитью”, “гневный протест” и т. д. А поговоришь с человеком, он и произведения, оказывается, не читал, о котором только что так бойко отзывался.

Не вредит ли навязчивое, слишком усердное толкование, пресловутое “анализирование” русских стихов, рассказов, поэм, повестей? Не полезнее ли для ребят просто побольше их читать, может быть, с помощью умного старшего друга?

Получается, что между Пушкиным и четырнадцатилетним мальчуганом стоит какой-то страшно тусклый и бездушный посредник, взявший на себя роль переводчика. Почему мы не доверяем поэтам, художникам слова? Ведь художественное произведение тем и замечательно, что доводит какую-то идею до глубин нашего сознания. Кто лучше Льва Толстого скажет мне то, что он “хотел сказать”? Учителя очень часто обращаются к ученикам с общей формулой: “писатель своим произведением (или этими словами) хотел сказать...” Хотел да не мог: не хватило, стало быть, ума и таланта. А вот учебник сейчас вам все растолкует.

Слишком далеко зашел в школе отрыв “литературы” от текстов, от самой литературы. Дети, подростки, юноши, по-моему, должны прежде всего знать стихи Пушкина, а уж во вторую очередь - о стихах Пушкина”.

Нужно, чтобы эта чудесная мысль, такая простая и ясная, была непременно усвоена всеми преподавателями нашей словесности - мысль о том, что сам Пушкин гораздо важнее, ценнее, нужнее, чем целый батальон методистов, которые, словно специально для школьных шпаргалок, навязывают детям готовые формулы: что именно “раскрыл” он в “Онегине” и что “показал” в “Полтаве”.

Непосредственное, прямое, эмоциональное восприятие того или иного произведения поэзии должно предшествовать всяким учительским мудрованиям над ним.

“Я бы очень хотел, - сказал Александр Твардовский в своей замечательной речи на Всероссийском съезде учителей, - я бы очень хотел, чтобы наши школьники, читая роман или повесть, не “анализировали” бы их с карандашом в руках, а отдавались бы процессу чтения, как процессу радостного общения с книгой”.

“Радостное общение с книгой” - в сущности, только оно и влияет на душевную жизнь учащихся.

Что же касается того анализа, о котором иронически упоминает Твардовский, - кому же неведомо, что во многих случаях этот анализ представляет собой чистейшую фикцию

Ведь в учебнике наперед декретировано, что школьнику полагается думать о Лермонтове, и что - о Маяковском, и что - о Некрасове. Зазубри все эти готовые формулы, и ты будешь освобожден от нелегкой обязанности самостоятельно мыслить. Весь производимый тобою “анализ” сведется к механическому повторению вызубренного.

Конечно, не все педагоги принадлежат к этому передовому отряду. Есть еще немало отсталых, придерживающихся рутинных приемов. С гневом пишет о них одна новосибирская молодая учительница М. С. Т.:
“Я-то знаю, какие учителя литературы выходят из наших вузов. Видела их в действии. После урока одной учительницы о “Евгении Онегине” месяц не могла опомниться: хотелось куда-то бежать, кричать: “Люди, что вы делаете?! Остановитесь!”
Лучше совсем не преподавать литературу, чем так ее преподавать (как, например, эта учительница). Но учительница только послушно и в меру своих способностей “осуществляла” методическую разработку.
Литература, как известно, воспитывает. При современном стиле и мастерстве ее преподавания - во многих случаях - она воспитывает пустомель, фразеров, а порой и ханжей, формалистов, начетчиков, бюрократов. Девушка с ясным взглядом достает из чулка шпаргалку на тему «Хочу быть похожей на Павку Корчагина», а другая списывает у соседки: «Мой любимый литературный герой»...
Во всяком случае, нельзя сомневаться, что на язык молодежи принятый стиль изучения литературы оказывает дурное влияние. Отвлеченная лексика учебников, сложные синтаксические конструкции часто не находят опоры в речи 15-16-летних подростков: они начинают пользоваться ими, не понимая. Переносное употребление, предвосхищая буквальное, не обогащает речи, а только засоряет ее.
Оттого-то так часто случается, что родной язык и родная литература для молодого человека порой труднее высшей математики, а сочинения при поступлении в вуз - какое-то пугало”.

Около года назад пришел в библиотеку молодой человек лет шестнадцати и попросил деловито:
- Не можете ли вы подобрать для меня материал: “За что я люблю Тургенева?”
- Какой тут материал? - сказал я. - Это дело вашего личного вкуса. Не спрашиваете же вы у меня материалов для объяснения вашей любви... ну, хотя бы к футболу.
- Так ведь футбол я люблю в самом деле, а Тургенева...
Вот до чего довели наших талантливых школьников те далекие от жизни схоластические методы преподавания словесности, которые, как мы видим, горячо ненавистны лучшим учителям и учащимся.
Свернуть

…автоматизм баюкает, усыпляет сознание. Что же удивительного, что с теми именами, которые украсили всю нашу жизнь, с именами Пушкина, Гоголя, Герцена, Толстого, Достоевского, Чехова, у множества школьников связана беспросветная скука? Эти величайшие гении русской земли кажутся им нудными, глубоко неинтересными личностями, которые только затем и существовали на свете, чтобы учебники могли плести вокруг них унылую свою канитель, состоящую из затасканных слов.
Оттого-то так часто случается, что родной язык и родная литература для молодого человека порой труднее высшей математики, а сочинения при поступлении в вуз - какое-то пугало.
Не вредит ли навязчивое, слишком усердное толкование, пресловутое “анализирование” русских стихов, рассказов, поэм, повестей? Не полезнее ли для ребят просто побольше их читать, может быть, с помощью умного старшего друга?
“Я бы очень хотел, - сказал Александр Твардовский в своей замечательной речи на Всероссийском съезде учителей, - я бы очень хотел, чтобы наши школьники, читая роман или повесть, не “анализировали” бы их с карандашом в руках, а отдавались бы процессу чтения, как процессу радостного общения с книгой”.
“Радостное общение с книгой” - в сущности, только оно и влияет на душевную жизнь учащихся.


Вернуться к началу
 Профиль  
Ответить с цитатой  
Непрочитанное сообщениеДобавлено: 05 апр 2015, 17:28 
Не в сети
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 26 фев 2010, 13:57
Сообщения: 244
Столько было сказано про школьные уроки литературы, что уж лучше промолчу. Но, хочу в тоже время сказать им огромное спасибо! Кто бы ещё подростку рассказал о существовании таких произведений и писателей? Родители? Друзья?
Самая первая книга, которая просто запала в душу, и именно из школьной программы, это "Преступление и наказание". Проходили мы данное произведение до 10 класса точно, но в каком именно не помню. Прочла полностью - это было нечто! Меня как будто по голове обухом ударили. Поняла я тогда что-то или нет - не знаю, но сколько было чувств, сколько было смятения внутри меня, сколько переживаний! Было и общее с героями и отличное от них, было всё! С тех пор я начала узнавать и читать другие произведения Достоевского. Прочла я в школе и Толстого "Войну и мир", но уже отклик был меньше.
Таких писателей надо читать в школе. Для меня произведения это как зеркало. Как подросток может опознать свои чувства, прочувствовать их, почувствовать что он не один такой, задаться вопросами? Опять же, с родителями по-большей части ребёнок неоткрыт, с друзьями делясь своими переживаниями - не крут, либо друзьям это неинтересно. Как же тогда быть? Можно взять книгу, погрузиться в другой мир, посмотреть на себя, в себя, да как угодно. Может быть, даже для подростка важны не мысли, а важно чувствование.
Ведь читая одно и тоже произведение в разном возрасте мы постоянно находим что-то новое, другое, каждый находит своё.
Данные писатели будут всегда актуальны, потому что это такие глубины глубин! Ведь люди из поколения в поколение не меняются. Меняется антураж и всё.

_________________
Дай мне, Господи, утешать, а не ждать утешения,понимать, а не ждать понимания,любить, а не ждать любви.
Ибо, кто даёт, тот получает, кто забывает себя, тот обретает, кто прощает, тому простится...
Молитва Св. Франциска Ассизского


Вернуться к началу
 Профиль  
Ответить с цитатой  
Непрочитанное сообщениеДобавлено: 05 апр 2015, 22:17 
Не в сети
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 20 апр 2013, 06:55
Сообщения: 1491
Откуда: Москва
Очень много хорошего об уроках литературы могу рассказать, ведь для меня это была первая школа самостоятельного мышления, спасибо, учительнице. Она признавалась, что из всего класса (30 чел.) только несколько человек умеют думать, именно им литература была интересна. Из отрицательных моментов, это ложная самоидентификация с литературными героинями 19 в., которая в жизни начала аукаться трудностями в социализации и огромной пропастью в отношениях с противоположным полом. Впоследствии мне пришлось из себя "выдавливать" Татьяну Ларину, Наташу Ростову и пр.

_________________
дешифратор сказок, Катя Сафонова, КС - Это Я


Вернуться к началу
 Профиль  
Ответить с цитатой  
Непрочитанное сообщениеДобавлено: 06 апр 2015, 12:55 
Не в сети
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 26 фев 2010, 18:05
Сообщения: 2860
Откуда: Уфа
Было дело, - на следующий день после финала ЧМ стал, так, взахлёб рассказывать приятелю про Марадону, про его феноменальный прорыв к воротам, а он(приятель) мне %) ....... - а кто такая Марадона?
Просекаете ситуацию?
Впрочем, а что если, предположим, он и не знает кто такая Марадона но, зато, он знает кто такой Гинзбург.


Вернуться к началу
 Профиль  
Ответить с цитатой  
Непрочитанное сообщениеДобавлено: 06 апр 2015, 20:17 
Не в сети
народный корреспондент
народный корреспондент
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 26 фев 2010, 20:07
Сообщения: 3389
Откуда: Ульяновск
Вспоминаю уроки литературы. Скучно было, сложно нет. Пушкин, Толстой, Достоевский, Чехов, Гоголь,… что-то нравилось, что-то нет. Уроки как уроки. Сложнее, скажем, физики или химии они не были. Правда были самые времязатратные. И первое к чему они приучали ум – это к дисциплине. Логике и абстрактному мышлению учили точные и естественнонаучные предметы, а вот дисциплине, как ни странно, литература. Собственно для этого и нужно было прочитать иногда очень длинный и очень скучный текст, чтобы знать, где и в каких местах искать, скажем, характеристики героев, описание событий или природы.

Вообще, литература – это единственный школьный предмет, который говорит о душе… или должен говорить. Но говорит чаще всего (или говорил, не знаю как сейчас) о литературных типах, вписанных в некие социальные условия. Отсюда у меня и складывалось впечатление, что литература, как анализ произведения, отдельно, а читатель отдельно.
И все-таки, несмотря на скучные уроки литературы и скорее на их идеологичность, чем психологичность, они от класса к классу загружали душу читательскими переживаниями классики. Они заставляли прочитать, возможно не всех, возможно не полностью, но заставляли прочитать те произведения, которые сами умеют говорить о душе. И честно говоря уже одно это для меня свидетельствует о важности этих уроков в школьной программе. И нельзя, ну нельзя убирать из нее Достоевского и Толстого, Чехова и Гоголя…

“Преступление и наказание”, “Война и мир”, “Анна Каренина”,… – это романы-притчи. И как в каждой притче в них очень много слоев смыслов и глубин понимания. И подросток гораздо больше эмоциональных переживаний почерпнет там, чем в бесконечных криминальных и любовных сериалах. Он почерпнет ту часть, до которой доросла его душа, но притча – это ведь голограмма смыслов. Т.е. даже маленькая, вмещенная в себя часть, будет содержать в себе и всю ее непроявившуюся глубину. И при следующем возвращении к прочитанному в юности, будут раскрываться, проявляться более сложные смыслы.
Оставить юность без Достоевского и Толстого – это неправильно. Для многих ведь эта обязательная встреча оказывается и единственной. Многие классику после школы не откроют ни разу. Так пусть хоть что-то и как-то будет ими прочитано при подготовке к скучным (очень часто) урокам литературы.

_________________
Всем! Всем! Всем! Здравствуйте!


Вернуться к началу
 Профиль  
Ответить с цитатой  
Непрочитанное сообщениеДобавлено: 07 апр 2015, 10:36 
Не в сети
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 20 апр 2013, 06:55
Сообщения: 1491
Откуда: Москва
Помню, отец мой сидит такой опечаленный и говорит: «Боже мой! Мы ведь все из крестьян. А культура у нас дворянская».

Я так думаю, а ведь правда; дворян расстреляли, крестьян – деклассировали, пролетарскую культуру не создали, а если и создали, то в перестроечные годы уничтожили.

Большинство великих русских писателей из дворян, даже Булгаков из «колокольных дворян», так раньше называли служителей церкви.И многие чувствуют не соответствие культур.

А что будет, если мы и «дворянскую» культуру уберём, в том числе из школьной программы, с чем останемся? Ну, разумеется, свято место пусто не бывает. Это место полностью оккупирует западная культура.

_________________
дешифратор сказок, Катя Сафонова, КС - Это Я


Вернуться к началу
 Профиль  
Ответить с цитатой  
Показать сообщения за:  Поле сортировки  
Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 86 ]  Пред.  1, 2, 3, 4, 5, 6  След.

Часовой пояс: UTC + 3 часа


Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 5


Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете добавлять вложения

Найти:
Перейти:  
POWERED_BY
Русская поддержка phpBB
[ Time : 0.060s | 16 Queries | GZIP : On ]