Серебряные нити

психологический и психоаналитический форум
Новый цикл вебинаров «Тела сновидения» Прямой эфир в 21:00
Текущее время: 11 дек 2016, 14:51

Часовой пояс: UTC + 3 часа




Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 119 ]  Пред.  1, 2, 3, 4, 5, 6 ... 8  След.
Автор Сообщение
Непрочитанное сообщениеДобавлено: 26 май 2011, 23:02 
Не в сети
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 26 фев 2010, 22:03
Сообщения: 3296
Откуда: Мурманск
От ЖИЗНИ, Крестник, освобождение-то, от жизни. В пользу ПОКОЯ.
И Мастера, и Маргариту ОСВОБОДИЛИ от мира, в котором жить им без РОМАНА бессмысленно, а с романом (в голове ) - опасно.

Зло как освободитель... Трудная тема. Голову свернуть можно.
Зло вводит во искушение. А НЕЛЬЗЯ в него входить. Зло способствует ПОЗНАНИЮ.
И потом уже - свободному выбору.
Роман настолько глубок ,что говорить о нем можно только его перечитав. А некогда.
Воланд испытывает людей на искушение. Кто чем искушается. Москвичи - тряпками,валютой, квартирами, мизерной властью. Гости на балу - злодеи разных мастей, преступники. ПРЕСТУПЛЕНИЕ тоже ведь по-своему освобождает. И,может,как верил Достоевский, привести к внутренней трансформации. Потому что ЕСТЬ БОГ.
БОГ приходит на помощь преступнику. Помимо ВОЛИ самого преступника.
Разобраться во ВСЕМ этом все трудней и трудней.
Сегодня утром по ТВ увидела ночь в Грузии. Булгаков УЖЕ ничего не объясняет в современном переплетении ДОБРА И ЗЛА. И оттого - грустно. Книги не спасают. Не утешают.

Когда-то мне понравились эти заметки о романе МАСТЕР и МАРГАРИТА.
Рекомендую :
http://www.proza.ru/2007/10/24/236


Вернуться к началу
 Профиль  
Ответить с цитатой  
Непрочитанное сообщениеДобавлено: 27 май 2011, 03:00 
Не в сети
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 03 мар 2010, 11:40
Сообщения: 1159
Откуда: Челябинск
Иван Журавский писал(а):
Почему освободителем явилось зло?

Чтобы показать, что всё во вселенной имеет благое начало и смысл.

_________________
Джасмухин - О том как жить без еды, питаясь только энергией.


Вернуться к началу
 Профиль  
Ответить с цитатой  
Непрочитанное сообщениеДобавлено: 27 май 2011, 10:12 
Не в сети
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 30 апр 2010, 07:48
Сообщения: 970
Откуда: Курган
Ричард:
Цитата:
Но слуги Дьявола, уничтожающие зло - это нонсенс, в общем-то. Зачем Дьяволу уничтожать самого себя?


Потому что хаос сам по себе НЕ способен что-либо порождать, какая-либо форма организации чужда разрушительной силе, которая стремится расщепить всё, в том числе и любую свою форму.
Потому предмет мне кажется гораздо глубже привычных нам понятий о нравственности. Нравственность - это культурное новообразование инстинкта самосохранения.

Цитата:
Думаю что вы делаете ошибочные выводы по причине того что переносите человеческое понимание нашего конечного мира на божественные миры и самого Бога. Можно бесконечно наполняться любовью и бесконечно прогрессировать Там потому что Бог - это и бесконечность тоже.

Я человек, и мое понимание обычно не выше человеческого, а Вы из тех, видимо, кто достаточно смел, чтобы сравнивать человеческое понимание и божественное. Впрочем, ничего сложного как раз-таки в этом нет. Но если назвался груздем - значит в кузов, иначе вообще не было бы смысла раскрывать рта.
Я лишь пытаюсь объяснить логически то, во что считаю безосновательным слепо верить, натура у меня такая, это мой способ веры если угодно. У всех у нас логика нарывается на препятствия и взывает на помощь к вере, но не у всех одинаково далеко заходит.

Цитата:
И не беспокойтесь о том что достигнете уровня Бога и некуда будет развиваться, никакому из живых существ эта опасность не грозит.

Живых... значит надо умереть, чтобы по- настоящему реализоваться? Стало быть вся наша жизнь, всё, что дорого - только артефакт великого движения на пути к неведомому совершенству через смерть и перерождение?
К чему тогда вообще говорить с умным видом о том, что нужно дорожить сегодняшним днем?

Цитата:
Неужели вы думаете что Бог придумал для вновь созданного человека скушный мир без прогресса и самосовершенствования? И не надо говорить что Бог всё знал и специально всё подстроил. Он именно для этого дал человеку свободу воли чтобы человек сам совершал поступки и нёс за них отвественность, а не был слепой марионеткой Бога.


Именно свобода привела к грехопадению. И если угодно, то да, жизнь в раю - это скучища без всякого смысла совершенствования. Я считаю что всё произошло по единственно разумной логике.
Жить в раю сродни тому, чтобы висеть на родительской шее до пенсии да и дальше.

Цитата:
А смысл торжества добра заключается в идее что Бог сильнее Дьявола, что любовь побеждает смерть. Но у ЛЮБОГО человека при жизни потенциал роста настолько большой, и люди обычно используют его в настолько мизерном количестве, что ваши опасения выглядят на мой взгляд совершенно беспочвенными.

Это не более, чем идея, что Бог сильнее Дьявола.
Я лично верю в идею того, что есть просто две противоборствующие силы - разрушение и созидание, созидание создает, разрушение - разрушает, так обеспечивается баланс и не происходит затоваривания всякими священными римскими империями в том числе.
Вот и передача говорит о том же, спасибо за то, что привели.

_________________
Вера - это союз воли и воображения


Вернуться к началу
 Профиль  
Ответить с цитатой  
Непрочитанное сообщениеДобавлено: 27 май 2011, 10:19 
Не в сети
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 26 фев 2010, 18:05
Сообщения: 2864
Откуда: Уфа
Так , всё же, кого в романе и от чего освободило зло, и благое ли это освобождение? Тёмная сторона человеческой свободной воли освободило разум человеческий от благой вести. Основная масса как и 2 тыс. лет назад, так и во времена Булгакова предпочла остаться при своих шкурных интересах, - Каиффа с синедрионом предпочли остаться в болоте веры отцов, редактор с лит. сообществом предпочло порционных судачков. Мастер впадает в безумие, т.е. вновь принесённая весть о Христе не касается умов человеческих в этом мире, а по большей части опять отходит в область непроявленного, неосознанного. Сказал – по большей части, так как, всё же, что-то начало происходить, меняться в душах Ивана Бездомного и Понтия Пилата.


Вернуться к началу
 Профиль  
Ответить с цитатой  
Непрочитанное сообщениеДобавлено: 27 май 2011, 10:28 
Не в сети
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 26 фев 2010, 18:05
Сообщения: 2864
Откуда: Уфа
Ричард писал(а):
..........................................
А летят Мастер и Маргарита в свите вместе со слугами Дьявола. Вот тут не совсем понятно, получается что они стали его помошниками, наряду с Коровьевым, Азазелло и Бегемотом? Избавившись от ада, но не попав в рай? Но при этом их нравственные принципы (по роману) как-то не очень согласуются со служением Дьяволу. А Маргарита вообще является любящей женщиной, а любовь как-то с сатаной совсем не контачит. :-)
Может быть они летят в покой, который обещал Воланд? Потому что вроде бы "все долги уплачены". Но почему тогда "Теперь Азазелло летел в своем настоящем виде, как демон безводной пустыни, демон-убийца"? Разве демон-убийца в своем настоящем виде обречен на вечный покой? Думаю что нет.
..................................

Цитата:
.....................................
Прощайте! - одним криком ответили Воланду Мастер и Маргарита. Тогда чёрный Воланд , не разбирая никакой дороги, кинулся в провал, и вслед за ним, шумя обрушилась вся свита.
......................


Вернуться к началу
 Профиль  
Ответить с цитатой  
Непрочитанное сообщениеДобавлено: 27 май 2011, 11:34 
Не в сети
народный корреспондент
народный корреспондент

Зарегистрирован: 01 мар 2010, 13:48
Сообщения: 4110
Откуда: Нижний Новгород
Djuley писал(а):
Так , всё же, кого в романе и от чего освободило зло, и благое ли это освобождение?Тёмная сторона человеческой свободной воли освободило разум человеческий от благой вести.

Думаю, по Булгакову: зло расплачивается за свои долги само, оплатив долги, служители зла приобретают свой прежний облик (сорри.. это место уже цитировал Иван):
Цитата:
Рыцарь этот когда-то неудачно пошутил, -- ответил Воланд, поворачивая к Маргарите свое лицо с тихо горящим глазом, -- его каламбур, который он сочинил, разговаривая о свете и тьме, был не совсем хорош. И рыцарю пришлось после этого прошутить немного больше и дольше, нежели он предполагал. Но сегодня такая ночь, когда сводятся счеты. Рыцарь свой счет оплатил и закрыл!
Ночь оторвала и пушистый хвост у Бегемота, содрала с него шерсть и расшвыряла ее клочья по болотам. Тот, кто был котом, потешавшим князя тьмы, теперь оказался худеньким юношей, демоном-пажом, лучшим шутом, какой существовал когда-либо в мире. Теперь притих и он и летел беззвучно, подставив свое молодое лицо под свет, льющийся от луны.
Сбоку всех летел, блистая сталью доспехов, Азазелло. Луна изменила и его лицо. Исчез бесследно нелепый безобразный клык, и кривоглазие оказалось фальшивым. Оба глаза Азазелло были одинаковые, пустые и черные, а лицо белое и холодное. Теперь Азазелло летел в своем настоящем виде, как демон
безводной пустыни, демон-убийца.
Все долги уплачены...

то есть зло освобождает, избавляет мир от себя само..
Об этом же писал Ричард и Noise:
Noise писал(а):
Ричард:
Цитата:
Но слуги Дьявола, уничтожающие зло - это нонсенс, в общем-то. Зачем Дьяволу уничтожать самого себя?


Потому что хаос сам по себе НЕ способен что-либо порождать, какая-либо форма организации чужда разрушительной силе, которая стремится расщепить всё, в том числе и любую свою форму.

зло, доведённое до абсолюта, став абсолютной разрушительной силой, самоуничтожается..
Это логично.. вроде б..
У искателя, Юлии и Селены эта же мысль ещё интереснее звучит: зло - часть добра..
и, наверное, поэтому Добро, доведённое до Абсолюта , совершенно нежизнеспособно в этом мире.. :-(


Вернуться к началу
 Профиль  
Ответить с цитатой  
Непрочитанное сообщениеДобавлено: 27 май 2011, 12:23 
Не в сети
народный корреспондент
народный корреспондент

Зарегистрирован: 01 мар 2010, 13:48
Сообщения: 4110
Откуда: Нижний Новгород
Хочу отметить такую интересную особенность: в романе чудесят Воланд и его свита.. не Иешуа..
Образ Иешуа мягкий, тёплый, светлый..и его свет не слепит, а исцеляет, не ожидая себе взамен ничего..
Для Иешуа каждый человек добр.. просто каждого нужно уметь понимать, а для этого нужно быть к человеку только внимательным.
Пилат, которого Иешуа избавляет от головной боли, называет Иешуа лекарем и подозревает в нём кудесника.. но Иешуа не ждёт восхищения, он рассказывает Пилату о том, как он догадался о нестерпимой мучительной головной боли Пилата и о том, что единственный друг Пилата - собака, при этом Иешуа называет видимые признаки..те, которые может заметить и обычный человек, если захочет..
Для меня в этом эпизоде Иешуа приглашает научиться этому и Пилата..
Если бы Иешуа свои уникальные способности подтвердил Пилату, он бы сразу отстранился этим от людей, стал выше их.. а Иешуа этого не хотел, он как бы каждую минуту учил каждого общающегося с ним человека умению прислушиваться к тихому голосу своей и чужой души...


Вернуться к началу
 Профиль  
Ответить с цитатой  
Непрочитанное сообщениеДобавлено: 27 май 2011, 14:11 
Не в сети
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 01 мар 2010, 11:50
Сообщения: 1071
Откуда: Великий Новгород
Уфф. Нашла.
Цитата:
"– Нет, погоди… – сопротивлялся Портнягин. – А как же добро в мировом масштабе?

– Боже сохрани! – испуганно сказал колдун. – Как заговорят о добре в мировом масштабе – значит, жди бомбёжки. Примета такая…"

Евгений и Любовь Лукины Портрет кудесника

_________________
с утра не с той ноги встала… не на ту метлу села… еще и полетела не в ту сторону…


Вернуться к началу
 Профиль  
Ответить с цитатой  
Непрочитанное сообщениеДобавлено: 27 май 2011, 14:33 
Не в сети
народный корреспондент
народный корреспондент

Зарегистрирован: 01 мар 2010, 13:48
Сообщения: 4110
Откуда: Нижний Новгород
Юль..
понятно
бомбёжка, потому что нарушается баланс сил..
Значит, благая весть Иешуа миру была не нужна?
Она вызвала в качестве баланса мир тьмы?
Интересно.. кто как думает? вообще, людям нужны эти категории: добро и зло или только мешают и своей категоричностью обостряют конфликты?


Вернуться к началу
 Профиль  
Ответить с цитатой  
Непрочитанное сообщениеДобавлено: 27 май 2011, 14:45 
Не в сети
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 28 фев 2010, 23:00
Сообщения: 192
Откуда: Москва
Я не знаю "почему Освободителем явилось Зло в "Мастер и Маргарита"?" Но я хочу сказать, почему М и М не чувствуют себя напуганными, обезумевшими перед этой "грозной силой".
Зло теряет свою силу, когда М и М отправляются навстречу Тьме .... они рассеивают её в своих душах... избавляются от неё...становятся свободными ...
Теперь та степень любви, которая действует в героях, дает им такую свободу и возможность выбирать: и рай, освещенный божественным порядком и справедливостью,… и ад, где люди превращаются в дьяволов....
М и М способны полюбить ЭТО!
Любовь преодолевает нелюбовь ... больше, чем нелюбовь...
Жизнь? Или смерть!… – это для них уже не имеет никакого значения. Поэтому они не умирают...Они вольны покинуть любой мир и очутиться в любом мире....не боясь перемен.
Главное – это Любовь….

_________________
Я задыхаюсь от нежности...


Вернуться к началу
 Профиль  
Ответить с цитатой  
Непрочитанное сообщениеДобавлено: 27 май 2011, 15:25 
Не в сети
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 01 мар 2010, 11:50
Сообщения: 1071
Откуда: Великий Новгород
Эльмира писал(а):
Юль..
понятно
бомбёжка, потому что нарушается баланс сил..
Значит, благая весть Иешуа миру была не нужна?
Она вызвала в качестве баланса мир тьмы?
Интересно.. кто как думает? вообще, людям нужны эти категории: добро и зло или только мешают и своей категоричностью обостряют конфликты?

Это очень специфический вопрос.
Придётся попытаться сформулировать кратко очень размытые мысли.
Добро... Зло - это категории АБСТРАКТНЫЕ.
Я, конечно, не очень владею всеми теологическими принципами и постулатами, но, насколько я помню - грехопадение Адама и Евы заключалось в том, что они вкусили плод с ДЕРЕВА ПОЗНАНИЯ ДОБРА и ЗЛА.
Почему именно на плоды этого древа было наложено табу? Не потому ли, что от "естественного человека в природе" (эмоциональный тип восприятия???) в мир пришёл человек рациональный (анализ, разъятие на части, постижение смысла не "в целом" /интуитивно/, а по принципу "путём вычислений/ я пришёл к тому...
И из статичного, в общем-то, благостного рая - породился абстрактный монстр-Цивилизация.
Вместо того, чтобы получать силой своего духа (может, именно при помощи тех центров в головном мозге, который современным человеком задействован не более, чем на процентов 10), человек вынужден добывать в поте лица своего, нарушая благостность природного духа. Кризис "железной цивилизации"?
Тупик?
Благая весть - вспомним Иешуа Булгакова.
Иешуа - Крысобой? Почему они?
И не Иуда ли, своего рода, тень Иешуа.
Почему зло в наш мир приходит под лозунгом добра?
Хочется напомнить сочинение маленькой девочки (лет сто назад, по линии ЮНЕСКО было признано лучшим)

Цитата:
Сократ был древнегреческим учёным. Он ходил между людей и учил их добру. За это они его отравили

_________________
с утра не с той ноги встала… не на ту метлу села… еще и полетела не в ту сторону…


Вернуться к началу
 Профиль  
Ответить с цитатой  
Непрочитанное сообщениеДобавлено: 27 май 2011, 16:25 
Не в сети
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 26 фев 2010, 18:05
Сообщения: 2864
Откуда: Уфа
Людмила писал(а):
.............................
Когда-то мне понравились эти заметки о романе МАСТЕР и МАРГАРИТА.
Рекомендую :
http://www.proza.ru/2007/10/24/236

Спасибо. Мне тоже понравились.


Вернуться к началу
 Профиль  
Ответить с цитатой  
Непрочитанное сообщениеДобавлено: 27 май 2011, 16:52 
Не в сети
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 26 фев 2010, 18:05
Сообщения: 2864
Откуда: Уфа
Julia_Xexbr писал(а):
............ Почему именно на плоды этого древа было наложено табу? Не потому ли, что от "естественного человека в природе" (эмоциональный тип восприятия???) в мир пришёл человек рациональный (анализ, разъятие на части, постижение смысла не "в целом" /интуитивно/, а по принципу "путём вычислений/ я пришёл к тому...
И из статичного, в общем-то, благостного рая - породился абстрактный монстр-Цивилизация.
Вместо того, чтобы получать силой своего духа (может, именно при помощи тех центров в головном мозге, который современным человеком задействован не более, чем на процентов 10), человек вынужден добывать в поте лица своего, нарушая благостность природного духа. Кризис "железной цивилизации"?
Тупик?
........................................................

Не могло быть в условиях одноцветного статичного рая никакого ни восприятия, ни силы духа, ни мозга.


Вернуться к началу
 Профиль  
Ответить с цитатой  
Непрочитанное сообщениеДобавлено: 27 май 2011, 18:42 
Не в сети
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 03 мар 2010, 01:12
Сообщения: 4435
Откуда: г. Котлас. Архангельской области
И.Ильин
5. О ПСИХИЧЕСКОМ ПОНУЖДЕНИИ
Вопреки всему этому необходимо установить, что "заставляющий" совсем не делает тем самым злое дело, и не только тогда, когда он заставляет самого себя, но и тогда, когда он заставляет других.

Так, вряд ли надо доказывать, что все основные виды самопонуждения и самопринуждения имеют решающее значение в процессе внешней цивилизации и внутренней культуры человека. Все состояния лени, дурных привычек, азарта, запоя и многое множество так называемых проблематических, неудачливых, падших и даже порочных натур-имеют в основе своей неспособность к такому душевному и телесному самопонуждению: или непропорциональную слабость понуждающей воли, или непропорциональную силу дурных страстей, или то и другое вместе. Тот, кому когда-нибудь удавалось вчувствоваться и вдуматься в проблему духовного воспитания, тот должен был понять, что глубочайшая основа и цель его состоит в самовоспитании и что процесс самовоспитания состоит не только в пробуждении в самом себе очевидности и любви, но и в усилиях понуждающей и принуждающей себя воли. Сентиментальный оптимизм в духе Руссо и его современных сторонников характеризует людей наивных в опыте зла и всегда дает право спросить, знают ли они сами, что такое самовоспитание, и всегда ли им самим давалось органически свободное и цельное действие волевой силы в направлении на высшее благо?.. Тот, кто духовно воспитывает себя, тот хорошо знает, что такое самопонуждение и самопринуждение.

Понятно, что заставлять и понуждать себя можно не только ко благу, но и ко злу. Так, психическое понуждение себя к прощению обиды или к молитве не будет злым делом, но понуждение себя к злопамятству, к обману или к доказыванию заведомо ложной и духовно ядовитой теории, или к сочинению льстивой оды-будет психическим заставленном себя ко злу, самонасилием. Точно так же физическое (строго говоря - психофизическое) принуждение себя к мускульной работе, к принятию горького лекарства, к суровому режиму-будет не злым делом, а самопринуждением; но тот, кто заставляет себя, вопреки своей склонности, фальшиво улыбаться, вкрадчиво льстить, произносить демагогические речи или участвовать в кощунственных представлениях, тот принуждает себя ко злу и насилует себя (психофизически).

И вот в этом отношении задача каждого духовно воспитывающего себя человека состоит в том, чтобы верно находить грань между самопонуждением и самопринуждением, с одной стороны, и самонасилием, с другой стороны, укрепляя себя в первом и никогда не обращаясь ко второму: ибо самонасилие всегда будет равноопасно и равноценно духовному самопредательству (1).

Благое самозаставление призвано вести активную борьбу с противодуховным, озлобленным, упрямым "не хочется". Неспособность к этой борьбе есть первое проявление бесхарактерности. И именно немощь в самопонуждении и самопринуждении, эта слабость воли при силе злых страстей, выдвигает проблему духовной помощи, т. е. психического понуждения, исходящего от других. Напрасно наивная мораль, веруя в безусловную свободу воли, стала бы взывать здесь к личному "усилию", которое якобы "ничего не стоит сделать" (2)... Проблема бесхарактерности непостижима для индетерминиста. Напрасно также наивный противник "насилия", веруя в безусловную силу безвольной очевидности и безвольной любви, стал бы "убеждать" и "зажигать" бесхарактерную душу. Проблема воспитания неразрешима для сентиментального (3). Помочь человеку, неспособному к благому самозаставлению, можно - или ослабляя силу его страстей (катартический путь, к которому неспособен индетерминист), или укрепляя силу его воли (императивный путь, к которому неспособен сентиментальный). Воспитывать бесхарактерного ребенка или, что почти то же, бесхарактерного взрослого - значит не только будить в нем духовную зрячесть и зажигать в нем любовь, но катартически учить его самопонуждению и императивно приучать его к самопринуждению. Ибо для человека, неспособного к благому самозаставлению, единственный путь, ведущий его к этому искусству - есть испытание внешнего давления, исходящего от других.

Понятно, что человек тем более нуждается в этом содействии, в этой духовной помощи со стороны, чем менее его жизнь строится силами очевидности и любви и чем менее он способен к самозаставлению. Самое поведение такого человека, его слова, его волеизъявления, его поступки - взывают ко всем окружающим о волевой помощи; он сам, может быть, не просит ее- отчасти потому, что не понимает, чего именно ему недостает, и не догадывается о возможной помощи со стороны, отчасти потому, что ему мешает в этом недостаток смирения - дурное самолюбие и чувство ложного стыда. Зато самая жизнь его молчаливо молит о спасении или, по крайней мере, о помощи, и поскольку корень его страдания лежит в безвольной неспособности к самопонуждению - он нуждается не в уговаривании и не в возбуждении любви, а именно в духовно-психическом понуждении. Бесхарактерный человек изнемогает, не справляясь с задачею духовного самовоспитания; ему не удается определить и ограничить себя волею; ему объективно необходима помощь со стороны, и, не находя ее, он предается необуздываемому течению страстей и пороков. Напрасно было бы ссылаться перед лицом этой задачи на "чужого хозяина" и на "личное самоуправление"... Все многое множество людей, не выработавших в себе волевого характера, не имеющих ни "царя в голове", ни властвующих святынь в сердце, доказывает каждым своим поступком свою неспособность к самоуправлению и свою потребность в социальном воспитании. И трагедия тех, кто бежит от этой задачи, состоит в том, что она остается для них неизбывною...

Все люди непрерывно воспитывают друг друга-хотят они этого или не хотят, сознают они это или не сознают, умеют или не умеют, радеют или небрегут. Они воспитывают друг друга всяким проявлением своим: ответом и интонацией, улыбкой и ее отсутствием, приходом и уходом, восклицанием и умолчанием, просьбою и требованием, обращением и бойкотом. Каждое возражение, каждое неодобрение, каждый протест исправляет и подкрепляет внешнюю грань человеческой личности: человек есть существо общественно зависимое и общественно приспособляющееся, и чем бесхарактернее человек, тем сильнее действует этот закон возврата и отражения. Но именно поэтому отсутствие возражения, неодобрения и протеста придает внешней грани человеческого существа уверенную развязность, дурную беспорядочность, склонность к безудержному напору. Люди воспитывают друг друга не только деланием-уверенными ответными поступками, но и неделанием, - вялым, уклончивым, безвольным отсутствием ответного поступка. И если, с одной стороны, резкий ответ, грубое требование, злобный поступок могут не исправить, а озлобить того, против кого они направлены, то, с другой стороны, уклонение от энергичного, определенно-порицающего поступка может быть равносильно попущению, потаканию, соучастию. Во взаимном общественном воспитании людей - как младших, так и старших, как начальствующих, так и подчиненных - необходимо не только мягкое "нет" в ореоле уговаривающей любви, но и твердое "нет" в атмосфере наступающего разъединения и вот уже наступившего отрыва. Человек злодействует не только потому, что он злодей, а еще потому, что он приучен к этому безвольным самоуничижением окружающих. Рабовладение развращает не только раба, но и рабовладельца; разнузданный человек разнуздан не только самим собою, но и общественною средою, позволившею ему разнуздать себя; деспот невозможен, если нет пресмыкающихся; "все позволено" только там, где люди друг другу все позволили.

От Бога и от природы устроено так, что люди "влияют" друг на друга не только преднамеренно, но и непреднамеренно; и избежать этого нельзя. Подобно тому как таинственный процесс внутреннего очищения духом и любовью неизбежно, хотя и невольно, выражается во взгляде, в голосе, в жесте, в походке и столь же неизбежно, хотя часто и бессознательно, действует на других умиротворяюще и одухотворяюще-как бы вызывая своим скрытым пением ответное пение; подобно этому энергичная воля действует укрепляюще, оформляюще и увлекающе на окружающих людей, как бы вызывая творческим ритмом-творческий ритм.

Но избегать сознательно и преднамеренно этого влияния можно только в силу беспочвенной мнительности и печального недоразумения. Мнительный человек преувеличенно боится повредить и потому вредит вдвое - ибо он действует нерешительно и действует попуская, взращивая слабоволие в себе и сея безволие вокруг, вызывая в себе самом неуверенность в своей правоте и вызывая в других представление о своей неверности добру. И если он при этом уверяет себя, что он "устранился" и "предоставил" другим делать что угодно, то он в довершение всего обманывает и себя, и их.

Подобно тому как "доказательство" помогает другому увидеть и признать, а сильная, искренняя любовь помогает другому загореться и полюбить,- подобно этому крепкая, формирующая воля помогает другому принять решение, определиться и поддержать духовную грань своей личности. И это происходит не только в том порядке, что волевой акт действует своим непосредственным примером, заражением, наведением, увлечением ("суггестия"), но и в том порядке, что воля к чужому волению помогает безвольному осуществить волевой акт.

К этому участию чужой воли в укреплении и воспитании своей собственной-люди настолько привыкают с раннего детства, что потом, приняв это участие и использовав его, забывают о нем и начинают искренне отрицать его, его значение и его пользу. Сознание или даже смутное чувство, что "другой" человек хочет, чтобы я хотел того-то, всегда было и всегда будет одним из самых могучих средств человеческого воспитания; и это средство действует тем сильнее, чем авторитетнее этот другой, чем определеннее и непреклоннее его изволение, чем вернее оно пред лицом Божиим, чем импозантнее оно выражено, чем ответственнее должно быть решение и чем слабее воля воспитываемого.

Человек с детства воспринимает в душу поток чужого воспитывающего волеизъявления; уже тогда, когда сила очевидности еще не пробудилась в его душе и сила любви еще не одухотворилась в нем для самовоспитания,- в душу его как бы вливалась воля других людей, направленная на определение, оформление и укрепление его воли; еще не будучи в состоянии строить себя самостоятельно, он строил себя авторитетным, налагавшимся на него изволением других-родителей, церкви, учителей, государственной власти,- научаясь верному, твердому во-ленаправлению. И только всепоглощающая работа бессознательного могла позволить ему впоследствии забыть о полученных волевых благах и провозгласить учение о зловредности и ненужности этих благ.

В процессе духовного роста человечества запасы верно направленной волевой энергии накопляются, отрешаются от единичных, субъективных носителей, находят себе новые, неумирающие, общественно организованные центры и способы воздействия и в этом сосредоточенном и закрепленном виде передаются из поколения в поколения. Образуются как бы безличные резервуары внешней воспитывающей воли, то скрывающиеся за неуловимым обликом "приличия" и "такта", то проявляющиеся в потоке "распоряжений и "законов; то поддерживаемые простым и безличным общественным "осуждением", то скрепляемые действием целой системы организованных учреждений. И главная цель всего этого личного понуждения и сверхличного давления состоит, конечно, не в том, чтобы "насильственно", физически принуждать людей к известному поведению: это было бы и неосуществимо, и никому не нужно, да и самое намерение добиться этого не могло бы зародиться у душевно-здорового человека. Нет, воспитываемый - и ребенок, и взрослый - остается при всех условиях самоуправляющимся, автономным центром (личностью, субъектом права, гражданином), волеизъявление и почин которого не могут быть заменены ничем внешним. И задача этого воздействия на его автономную волю состоит в том, чтобы побудить его самого к необходимому и духовно верному автономному самопринуждению.

Задача общественно-организованного психического понуждения сводится к укреплению и исправлению духовного самозаставления человека. И это относится не к человеку, уже сильному во зле (ему это не поможет), а к человеку, слабому в добре, но еще не окрепшему во зле. Для него - психическое понуждение, идущее со стороны и обращающееся к его воле, может и должно быть могучим подспорьем в деле самовоспитания. Конечно, идея добра и справедливости доступна и его опыту: ибо этот предмет сам по себе открыт всегда и всем людям; но испытание этого предмета, осуществляющееся в акте совести и очень часто дающее людям категорические указания, мало приемлемые для их личного самосохранения,- слишком часто остается отвлеченной возможностью и неосуществляемой способностью. Это испытание требует личных духовных усилий, и от этих усилий человек слишком часто готов уклониться. Психическое давление извне понуждает его - или сначала совершить эти усилия, постигнуть во внутреннем опыте законы справедливости и взаимности, строящие здоровое общежитие, и тогда свободно совершить необходимые поступки, или же сначала подвергнуть себя самоприиуждению и потом разобраться в том, что с ним произошло...

И вот необходимо признать, что правовые и государственные законы суть не законы насилия (4), а законы психического понуждения, преследующие именно эту цель и обращающиеся к автономным субъектам права для того, чтобы суггестивно сообщить их воле верное направление для саморуководства и самовоспитания. В основной своей идее и в своем нормальном действии правовой закон есть формула зрелого правосознания, закрепленная мыслью, выдвинутая волею и идущая на помощь незрелому, но воспитывающему себя правосознанию; при этом именно волевой элемент закона представляет собою начало психического понуждения. Правовой закон отнюдь не насилует человека, не попирает его достоинства и не отменяет его духовного самоуправления: напротив, он только и живет, только и Действует, только и совершенствуется от свободного личного приятия и самовменения. Однако он при этом властно понуждает психику человека - и непосредственным импонированием авторитета, и формою приказа-запрета-позволения, и сознанием общественно-организованного мнения, и, наконец, перспективою вероятных, и даже наверное предстоящих неприятных последствий: неодобрения, огласки, явок в суд, убытков, а может быть, и исключения из известного общественного круга, и даже физического понуждения и пресечения." И все эти психические силы (ибо опасение физического принуждения действует не физически, а психически!) - побуждают его сделать те внутренние усилия для "усмотрения" и "изволения", которые были необходимы, которые он мог сделать, но которых почему-то доселе сам по себе не совершал...

Но если всего этого психического понуждения оказывается недостаточно и понуждаемый все-таки предпочитает не "усматривать" и не подвергать себя необходимому самопринуждению? Тогда остается два исхода: или предоставить ему свободу произвола и злодеяния, признать, что приказ и запрет не поддерживаются ничем, кроме порицания и бойкота, и тем самым придвинуть к порочной и злой воле соблазнительную идею внешней беспрепятственности, или же обратиться к физическому воздействию...

Но, может быть, это и значит воспротивиться "злу злом"? Может быть, не психическое понуждение, а физическое понуждение и пресечение есть сущее зло и путь диавола?

(

_________________
"Незнание о незнании неизменно сопутствует познанию" С.Лем


Вернуться к началу
 Профиль  
Ответить с цитатой  
Непрочитанное сообщениеДобавлено: 27 май 2011, 18:48 
Не в сети
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 03 мар 2010, 01:12
Сообщения: 4435
Откуда: г. Котлас. Архангельской области
И.ИЛЬИН
3. О ДОБРЕ И ЗЛЕ
Проблему сопротивления злу невозможно поставить правильно, не определив сначала "местонахождение" и сущность зла.

Так, прежде всего "зло", о сопротивлении которому здесь идет речь, есть зло не внешнее, а внутреннее. Как бы ни были велики и стихийны внешние, вещественные разрушения или уничтожения, они не составляют зла: ни астральные катастрофы, ни гибнущие от землетрясения и урагана города, ни высыхающие от засухи посевы, ни затопляемые поселения, ни горящие леса. Как бы ни страдал от них человек, какие бы печальные последствия они не влекли за собою - материальная природа как таковая, даже в самых с виду нецелесообразных проявлениях своих, не становится от этого ни доброю, ни злою. Самое применение идеи зла к этим явлениям осталось в наследство от той эпохи, когда все-одушевляющее человеческое воображение усматривало живого душевно-духовного деятеля за каждым явлением природы и приписывало всякий вред какому-нибудь зложелательному вредителю. Правда, стихийные естественные бедствия могут развязать зло в человеческих душах, ибо слабые люди с трудом выносят опасность гибели, быстро деморализуются и предаются самым постыдным влечениям; однако люди, сильные духом, отвечают на внешние бедствия обратным процессом - духовным очищением и укреплением в добре, о чем достаточно свидетельствуют хотя бы дошедшие до нас исторические описания великой европейской чумы. Понятно, что внешне-материальный процесс, пробуждающий в одних душах божественные силы и развязывающий в других диавола, не является сам по себе ни добром, ни злом.

Зло начинается там, где начинается человек, и притом именно не человеческое тело во всех его состояниях и проявлениях как таковых, а человеческий душевно-духовный мир - это истинное местонахождение добра и зла. Никакое внешнее состояние человеческого тела само по себе, никакой внешний "поступок" человека сам по себе, т. е. взятый и обсуждаемый отдельно, отрешенно от скрытого за ним или породившего его душевно-духовного состояния,- не может быть ни добрым, ни злым.

Так, телесное страдание может повести одного человека к беспредметной злобе и животному огрубению, а другого-к очищающей любви и духовной прозорливости; и понятно, что, став для первого возбудителем зла, а для второго - побудителем добра, оно само по себе не было и не стало ни злом, ни добром. Именно на этой двуликости телесных лишений и страданий настаивали мудрые стоики (1), научая людей обезвреживать их яд и извлекать из них духовное целение.

Точно так же все телодвижения человека, слагающие внешнюю видимость его деяния, могут проистекать и из добрых, и из злых побуждений и сами по себе не бывают ни добрыми, ни злыми. Самое свирепое выражение лица - может не таить за собою злых чувств; самая "обидная неучтивость" может проистекать из рассеянности, вызванной глубоким горем или научной сосредоточенностью;

самое резкое телодвижение может оказаться непроизвольным рефлексом; самые "оскорбительные" слова могут оказаться произнесенными на сцене или в бреду, самый тяжелый удар мог быть нечаянным или предназначенным для спасения; самый ужасный разрез на теле может быть произведен по мотивам хирургическим или религиозно-очистительным. В жизни человека нет и не может быть ни "добра", ни "зла", которые имели бы чисто-телесную природу. Самое применение этих идей к телу, телесному состоянию или телесному проявлению, вне их отношения к внутреннему миру - нелепо и бессмысленно. Это, конечно, не значит, что внешнее, телесное выражение совсем безразлично перед лицом добра и зла или что человек может делать вовне все, что ему угодно. Нет, но это значит, что внешнее подлежит нравственно-духрвному рассмотрению лишь постольку, поскольку оно проявило или проявляет внутреннее, душевно-духовное состояние человека: его намерение, его решение, его чувствование, его помысел и т. д. Дело обстоит так, что "внутреннее", даже совсем не проявленное вовне или по крайней мере никем извне не воспринятое, уже есть добро, или зло, или их трагическое смешение; "внешнее" же может быть только проявлением, обнаружением этого внутреннего добра, или зла, или их трагического смешения,- но само не может быть ни добром, ни злом. Перед лицом добра и зла всякий поступок человека таков, каков он внутренне и изнутри, а не таков, каким он кому-нибудь показался внешне или извне. Только наивные люди могут думать, что улыбка всегда добра, что поклон всегда учтив, что уступчивость всегда доброжелательна, что толчок всегда оскорбителен, что удар всегда выражает вражду, а причинение страданий - ненависть. При нравственном и религиозном подходе "внешнее" оценивается исключительно как знак "внутреннего", т. е. устанавливается ценность не "внешнего", а "внутреннего, явленного во внешнем", и далее, внутреннего, породившего возможность такого внешнего проявления. Именно поэтому два с виду совершенно одинаковые внешние поступка могут оказаться имеющими совершенно различную, может быть, прямо противоположную нравственную и религиозную ценность: два пожертвования, две подписи под одним документом, два поступления в полк, две смерти в бою... Казалось бы, что христианское сознание не должно было бы нуждаться в таких, почти аксиоматических, разъяснениях...

Но если, таким образом, настоящее местонахождение добра и зла есть именно во внутреннем, душевно-духовном мире человека, то это означает, что борьба со злом и преодоление зла может произойти и должно достигаться именно во внутренних усилиях и преображение будет именно внутренним достижением. Какой бы "праведности" или, вернее, моральной верности ни достиг человек в своих внешних проявлениях и делах, все его достижение, несмотря на его общественную полезность, не будет иметь измерения добра без внутреннего, качественного перерождения души. Внешний обряд доброты не делает человека добрым: он остается нравственно мертвым фарисеем, повапленным гробом. До тех пор пока самая глубина его личной страсти не вострепещет последними корнями своими от луча Божией очевидности и не ответит на этот луч целостным приятием в любви, радости и смертном решении - никакая внешняя корректность, выдержанность и полезность не дадут ему победы над злом. Ибо систематически-непроявляемое зло не перестает жить в душе и, может быть, втайне владеет ею, и обычно бывает даже так, что оно незаметно просачивается во все внешне-правильные поступки морального человека и отравляет их ядом недоброжелательства, зависти, злости, мести и интриги. Конечно, внешние воздействия, идущие от природы и от людей,- начиная от благоухания цветка и величия гор и кончая смертью друга и примером праведника, - могут пронзить мертвую душу лучом божественного откровения, но самое преображение и заключительная преображенность всегда были и будут внутренним, душевно-духовным процессом и состоянием. Вызвать в себе эту потрясающую, таинственную встречу личной страстной глубины с Божиим лучом и закрепить ее силою духовного убеждения и духовного характера - это значит бороться со злом в самом существе его и одолеть. Кто хочет подлинно воспротивиться злу и преодолеть его, тот должен не просто подавить его внешние проявления и не только пресечь его внутренний напор; он должен достигнуть того, чтобы злая страсть его собственной души из своей собственной глубины, обратившись, увидела; увидев, загорелась; загоревшись, очистилась; очистившись, переродилась; переродившись, перестала быть в своем злом обличий. Переживающий это присутствует в самом себе при обращении своего личного сатаны; таинственный огонь - его собственный и в то же время больше, чем его собственный,- прожигает извечную неисправимость его души до самого дна; из самой темноты ее, из последней бездны, устами этой бездны возносится молитва благодарения и радости: душа исцеляется вся, и вся сияет светом, и уже по-новому обращается к Богу, к людям и к миру. Такое состояние души достижимо только на внутренних путях одухотворения и любви.

Добро и зло в их существенном содержании определяются через наличность или отсутствие именно этих двух сочетающихся признаков: любви и одухотворения.

Человек духовен тогда и постольку, поскольку он добровольно и самодеятельно обращен к объективному совершенству, нуждаясь в нем, отыскивая его и любя его, .измеряя жизнь и оценивая жизненное содержание мерою их подлинной божественности (истинности, прекрасности, правоты, любовности, героизма). Однако настоящую силу и цельность одухотворение приобретает только тогда, когда оно несомо полнотою (плеромою) глубокой и искренней любви к совершенству и его живым проявлениям. Без плеромы-душа, даже с верною направленностью, раздроблена, экстенсивна, холодна, мертва, творчески непродуктивна.

Человек любовен тогда и постольку, поскольку он обращен к жизненному содержанию силою приемлющего единения, тою силою, которая устанавливает живое тождество между приемлющим и приемлемым, увеличивая до беспредельности объем и глубину первого и сообщая второму чувства прощенности, примиренности, достоинства, силы и свободы. Однако любовь приобретает настоящий предмет для своего единения и свою настоящую чистоту только тогда, когда она одухотворяется в своем направлении и избрании, т. е. обращается к объективно-совершенному в вещах и в людях, приемля именно его и вступая в живое тождество именно с ним. Без духовности - любовь слепа, пристрастна, своекорыстна, подвержена опошлению и уродству.

Согласно этому, добро есть одухотворенная (или, иначе, религиозно-опредмеченная, от слова "предмет") любовь, зло - противодуховная вражда. Добро есть любящая сила духа, зло-слепая сила ненависти. Добро по самой природе своей религиозно - ибо оно состоит в зрячей и целостной преданности Божественному. Зло по самому естеству своему противорелигиозно, ибо оно состоит в слепой, разлагающейся отвращенности от Божественного. Это значит, что добро не есть просто "любовь" или просто "духовная" зрячесть: ибо религиозно-неосмысленная страстность и холодная претенциозность не создадут святости. И точно так же это значит, что зло не есть просто "вражда" или просто "духовная слепота": ибо вражда ко злу не есть зло и беспомощное метание непрозревшей любви не составляет порочности. Только духовно-слепой может восхвалять любовь как таковую, принимая ее за высшее достижение, и осуждать всякое проявление враждебного отвращения. Только человек, мертвый в любви, может восхвалять верный духовный вкус как таковой, принимая его за высшее достижение, и презирать искреннее и цельное заблуждение духовно-непрозревшей любви. Такова сущность добра и зла, и, может быть, христианскому сознанию достаточно вспомнить о наибольшей Евангельской заповеди (полнота любви к совершенному Отцу), для того чтобы в нем угасли последние сомнения.

При таком положении дел внутреннее местонахождение зла и внутренняя преоборимость его становятся вполне очевидными. Настоящее одоление зла совершается через глубинное преображение духовной слепоты - в духовную зрячесть, а замыкающейся, отрицающей вражды в благодатность приемлющей любви. Необходимо, чтобы духовно прозрела не только вражда, но и любовь. Необходимо, чтобы любовью загорелась не только духовная слепота, но и духовная зрячесть. В освобожденной от зла, преображенной душе - одухотворенная любовь становится подлинным, глубочайшим истоком личной жизни, так что все в душе делается ее живым видоизменением: и служба дня, и восприятие музыки, и чтение папируса, и созерцание горной грозы; и то высшее, строгое беспристрастие, в котором монах, ученый и судья выдерживают и себя, и других; и даже та безжалостная вражда ко злу в себе и в других, которая необходима пророку, государственному вождю и воину.

Такое преображение только и может быть осуществлено во внутренней духовной самодеятельности человека, ибо любовь не может загореться и одухотвориться по чужому приказу, а духовность может расцвести и насытиться полнотой (плеромой) только в длительном религиозно-нравственном самоочищении души. Конечно, помощь других может быть здесь велика и могущественна: и близких людей, и далеких; и семьи, и церкви; и в свободном научении духовному пути (методу), и в пробуждении любви живою любовью. И понятно, чем огненнее и прозорливее дух, тем большему он научит других в свободном общении -и словом, и делом, и обличением, и утешением, и деятельным милосердием, и щедрою .уступчивостью; и чем глубже и чище помогающая любовь, тем легче и плодотворнее передается ее огонь в душу другого, не горящего. Душа, сопротивляющаяся злу, нуждается для победы в любовности и духовности; и тот, кто дает ей духа через любовь и любви в духе, тот помогает ее победе и сопротивляется злу не только в себе, но и в другом. Преображение зла только и может быть осуществлено тою силою, в слепом искажении которой зло как раз и состоит:

только сама духовно-зрячая любовь может взять на себя эту задачу и победно разрешить ее до конца; только она может найти доступ в ту бездну слепого ожесточения и безбожного своекорыстия, из глубины которой должно начаться обращение, очищение и перерождение... И для христианского сознания здесь, кажется, не может быть ни спорного, ни сомнительного.

И вот когда граф Л. Н. Толстой и его единомышленники призывают к внутреннему преодолению зла (2), к самосовершенствованию (3), к любви (4), когда они настаивают а необходимости строгого суда над собою, на необходимости различать "человека" и "зло в нем" (5), на неправильности сведения всей борьбы со злом к одному внешнему принуждению (6), на духовном и нравственном преимуществе убеждения (7), - то они следуют в этом за священной традицией христианства; и они правы. Таинственный процесс расцвета добра и преображения зла осуществляется, конечно, любовью, а не принуждением, и противиться злу следует из любви, от любви и посредством любви.

Но тот, кто признает это по изложенным выше основаниям, тот не только не обязан, но и не может принять ею остальную часть их учения, принципиально отрицающую заставление как таковое.

В самом деле, если одухотворенная любовь имеет способность преображать зло, то значит ли это, что в общем, бликом процессе сопротивления злу-заставление совершенно немощно, бесцельно, вредно и гибельно? Можно и умозаключать от необходимости добровольного самосовершенствования - к необходимости предоставления злодеям добровольно и беспрепятственно злодействовать? ели я обязан творить нравственное очищение внутри себя, то означает ли это, что злодей имеет право изживать вое зло во внешних злодеяниях?
Если "человек" и "зло нем" не одно и то же, то разве нельзя подействовать на человека так, чтобы это воздействие благодетельно передалось именно "злу", в нем живущему? Одним заставлением невозможно победить зло; выводимо ли из этого полное отвержение заставления? Разве более глубокое исключает более элементарное? и разве дело творческого преображения души возможно только при внешней нестесненности злодея?

Или же "принуждение" - есть само по себе зло? И любовь исключает "принуждение" принципиально?

_________________
"Незнание о незнании неизменно сопутствует познанию" С.Лем


Вернуться к началу
 Профиль  
Ответить с цитатой  
Показать сообщения за:  Поле сортировки  
Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 119 ]  Пред.  1, 2, 3, 4, 5, 6 ... 8  След.

Часовой пояс: UTC + 3 часа


Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: Google [Bot] и гости: 10


Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете добавлять вложения

Найти:
Перейти:  
POWERED_BY
Русская поддержка phpBB
[ Time : 0.065s | 17 Queries | GZIP : On ]