Серебряные нити

психологический и психоаналитический форум
Новый цикл вебинаров «Тела сновидения» Прямой эфир в 21:00
Текущее время: 02 дек 2016, 20:57

Часовой пояс: UTC + 3 часа




Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 217 ]  Пред.  1 ... 11, 12, 13, 14, 15  След.
Автор Сообщение
Непрочитанное сообщениеДобавлено: 18 мар 2015, 15:05 
Не в сети

Зарегистрирован: 06 ноя 2014, 18:10
Сообщения: 2728
Откуда: Новосибирск
:-): Я верю в другие приметы,дядя Волхв.Например,если кошка приходит спать в постель хозяев и/или сворачивается в клубок, прикрыв нос хвостом или лапой--это к похолоданию.А если спит на полу--к потеплению.Они могут чувствовать за неделю до перемены погоды...А ещё--к дождю или мокрому снегу у меня нос закладывает.


Вернуться к началу
 Профиль  
Ответить с цитатой  
Непрочитанное сообщениеДобавлено: 20 мар 2015, 01:11 
Не в сети
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 16 ноя 2014, 14:30
Сообщения: 420
Откуда: Челяб.обл.
Что интересно,что дети рождаются со здоровым восприятием мира,потом их ломают разными религиями,законами,традициями,то есть разными способами держат людей в полувменяемости,закомплексованности,неуверенности,нервозности,в полуразмытом сознании,в замешательстве,сложности,мнительности и.т.п.То есть,это делается для победы над врагом,но не для того что бы тупо убить его,нет!,а для того что бы он работал на тебя и приносил пользу именно тебе.Начиналась такая тенденция в период случайного или естественного первенства одних людей над другими и они первыми поняли выгоду,пользу для себя и своего ближайшего круга, и вырабатывали всё более изощрённые способы, для дойки большинства народа.Спрашивается кому это выгодно?конечно же правящим верхушкам любых государств.Но евреи придумали ещё лучше,упразднив само государство!,а это прямая выгода!,экономится энергия на защиту и содержание государства и вся энергия уходит на сплочение своих соплименников по крови и расселению их по всему миру-гениальная идея.Но в чём солитёрно- современная политика уже менее защищена от хауса народа,да теми же изобретениями оружия массового уничтожения +создание из народа-полузомби,то есть уже негде спрятаться ни верхам ни низам,вот только если на марс,т.к.на луне уже место занято :-) :ni_zia:


Вернуться к началу
 Профиль  
Ответить с цитатой  
Непрочитанное сообщениеДобавлено: 31 мар 2015, 12:35 
Не в сети
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 16 ноя 2014, 14:30
Сообщения: 420
Откуда: Челяб.обл.
Фанатизм-это болезнь??? Кто Знает, как его лечить???

«Не сотвори себе кумира» , гласит библейский постулат. Но мало кто соблюдает этот разумный закон. Являясь чьим-то ярым поклонником, можно заболеть страшным недугом – фанатизмом, который приводит к жутким психологическим расстройствам.

Кто не мечтал оказаться на месте какого-нибудь известного спортсмена, актера или певца! Наверняка каждый представлял себя в роли известного человека, шагающего по красной ковровой дорожке, дабы получить очередной «Оскар» или премию «Грэмми» . А вдоль с криками «Вася, Петя, Коля, я люблю тебя! » стояли толпы поклонников, бросающие к ногам цветы и подарки.
Но в реальной жизни все получается наоборот. Зачастую мы являемся именно фанатами. Что же такое фанатизм? Это неотступное следование какой-либо идее, безрассудное, страстное поклонение чему-либо (кому-либо) , обожествление, идеализация объекта поклонения, слепая вера во что-либо, в кого-либо.
В международной классификации болезней (психических расстройств) выделяется несколько видов фанатизма: религиозный, политический, идейный, научный и др.
Неспроста я назвала фанатизм болезнью. Например, в США фанатизм считается отклонением от нормы, психическим расстройством, которое нужно лечить психологическими методами. Три вида из вышеназванных являются наиболее распространёнными: религиозный фанатизм (культы, секты, психически больные люди, не входящие в какие-либо группы) , спортивный (чаще всего футбольный, например, болельщики) и фанатизм искусства (когда объектами поклонения являются артисты, актёры) .
Фанатизм может привести к непредсказуемым последствиям.
Ученые доказали, что уровень тестостерона в крови на концертах зашкаливает не только у артистов, но и у публики (фанатов) . Дальнейшие исследования привели к удивительному открытию – уровень агрессии на концертах был прямо пропорционален количеству низких частот, издаваемых акустическими системами, т. е. музыкантами.
Можно представить, что бы произошло, если бы один из поклонников решил учинить драку. Агрессивно настроенная толпа явно поддержала бы его, и начавшаяся бойня могла бы привести к печальным результатам. То же самое творится на футбольных и хоккейных матчах.
Фанатизм весьма опасен. Поэтому лучше уделять внимание людям, с которыми мы общаемся в нашей реальной жизни: любимым, родным, близким, друзьям. Направьте свою энергию на то, чтобы сделать приятное именно им. В ответ вы получите лишь положительные эмоции, и никакие психические расстройства не будут вам страшны! http://otvet.mail.ru/question/26634020


Вернуться к началу
 Профиль  
Ответить с цитатой  
Непрочитанное сообщениеДобавлено: 01 апр 2015, 02:47 
Не в сети
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 16 ноя 2014, 14:30
Сообщения: 420
Откуда: Челяб.обл.
;-)


Последний раз редактировалось Александр Шмидт 24 апр 2015, 15:33, всего редактировалось 1 раз.

Вернуться к началу
 Профиль  
Ответить с цитатой  
Непрочитанное сообщениеДобавлено: 06 апр 2015, 07:33 
Не в сети
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 16 ноя 2014, 14:30
Сообщения: 420
Откуда: Челяб.обл.
чуйство неопределённости
А что если я — исключение из правил? Или непереносимость неопределенности

Когда заходит разговор о тревоге и страхах, фобиях и навязчивостях, обязательно нужно иметь в виду одну очень характерную особенность для таких состояний: непереносимость неопределенности (intolerance of uncertainty).
Простыми словами, человек не выносит, когда впереди его ждет неизвестно что. Зачастую люди терпеть не могут никаких сюрпризов и хотят максимально гарантировать себе точное и известное им будущее. При этом, «головой» вроде бы понятно, что так не бывает, такое невозможно, но уж очень нестерпимо хочется, чтобы всё было известно наперёд. Потому что если неизвестно и нет никаких гарантий, то это вызывает ужасную тревогу, беспокойство и дискомфорт. И вот это уже никак терпеть невозможно. Надо срочно что-то предпринять. Вот она и сформировалась, эта непереносимость неопределенности, неизвестности, неуверенности.

Примеры проявления непереносимости неопределенности

Допустим, какая-то девушка, назовем ее Анна, обращается к врачу по поводу регулярных болей в животе. Врач направляет Анну на УЗИ и просит сдать анализы. Она задает врачу тысячу уточняющих вопросов. Она хочет, чтобы врач убедил её, что у неё нет рака. Но врач почему-то убеждать её не хочет и на все вопросы отвечает уклончиво: «Пока рано о чем-либо говорить, давайте сделаем диагностику…»

Это вызывает у Анны новый виток беспокойства, она возвращается домой, проводит кучу времени в интернете в поисках информации, которая, как ей кажется, могла бы ее успокоить, но ничего такого не находится. В голове у Анны проносятся образы, как она умирает в одиночестве, тяжело страдая, и её дочка остаётся сиротой на всю жизнь. Анна плачет и хочет, чтобы её успокоил муж. Потом мама. Потом подружка. Все близкие люди повторяют только «Не переживай, авось обойдётся, не читай интернет, не бери близко к сердцу…» Несмотря на всё это, Анна продолжает тревожиться и не может заснуть.

Сюда же относится безумно страшный вопрос «А что если я — исключение?», который задается в ответ на аргументацию вроде «Ваши шансы погибнуть в авиакатастрофе равны один к двум миллионам«. Ответа на вопрос «А что если я исключение и погибну в завтрашнем полете?» вот так сразу вроде бы не находится, поэтому он тоже вызывает приступ непереносимости неопределенности.

Ещё примеры

Избегание:

Не обсуждать беспокоящую тему с близкими
Не пробовать что-то новое
Отказываться от нового проекта на работе, объясняя это некими искусственными препятствиями, например, тем, что вам нужно больше времени проводить с детьми. Или не начинать ремонт в доме, заявляя, что недостаточно денег
Соглашаться на новый проект с условием типа «как только выяснится что-нибудь…, я сразу же выхожу из проекта»
ID-10078258
Постоянное откладывание дел — признак тревоги.
Image courtesy of David Castillo Dominici / FreeDigitalPhotos.net

Откладывать поход в банк для разбирательства по взятому кредиту по причине того, что вам якобы непонятна процедура разбирательства
Откладывать разговор с коллегой после конфликта, объясняя это тем, что вы пока не можете понять, какова будет реакция коллеги на вашу инициативу
Взятие на себя слишком большой ответственности:

Не поручать подчиненным какие-то дела, так как вы не уверены в качестве их работы
Не допускать никого из членов семьи на кухню для приготовления пищи, так как готовите только вы, чтобы убедиться, что питание ваших близких качественное и сбалансированное
Записывать вашего супруга (супругу) к врачам
Не разрешать сыну-подростку ночевать у приятеля (с учетом, что приятель из нормальной семьи и т.п.)
«Разбрасываться» одновременно на разные дела:

Рассылать резюме в несколько компаний из абсолютно разных сфер деятельности, на случай вдруг что-нибудь заинтересует вас
Делать несколько дел одновременно: убираться в квартире, заказывать по телефону доставку и готовить еду
Поиск большого количества информации до принятия решения:

Чтение большого количества путеводителей и сайтов для путешественников — до выбора даже направления для следующего отпуска
Спрашивать разных людей об одном и том же, на одну и ту же тему — перед тем как принять решение
Слишком долго ходить по магазинам с целью купить небольшой подарок для супруга (супруги)
Пересмотр принятых решений:

Возврат купленной одежды в магазин по причине того, что вы не уверены, что она хорошо на вас сидит или смотрится
Решение не продавать квартиру — после того как решение её продать уже принято
Поиск подтверждения у близких:

Спрашивать мужа (жену), было ли приемлемым ваше поведение в такой-то ситуации (с учетом, что у вас нет провалов в памяти по различным причинам)
Несколько раз повторять «извините за опоздание», адресуя извинения разным людям, чтобы убедиться, что никто не обиделся
Перепроверка действий, которые по идее должны производиться механически или автоматически:

Дополнительная проверка, заперта ли дверь
Перечитывание текста, чтобы убедиться, что вы правильно все поняли
«Фальшивое» убеждение себя:

Столкнувшись со сложным или новым для вас делом, говорить себе чересчур позитивным тоном: «Я справлюсь с этим! Это ерунда!» — и при этом ни капельки не верить в это
Как действуют люди с непереносимостью неопределенности?

Эта непереносимость играет важную роль в формировании тревожных расстройств. Все люди по-разному переносят неопределенность: кто-то лучше, кто-то хуже. Неопределенность может касаться разных сфер жизни. Может быть, вы спокойнее переносите неопределенность касательно вашего здоровья, но гораздо хуже — неопределенность в отношениях или в работе? Существует тест на определение того, насколько хорошо вы переносите неопределенность.

Что, как правило, делают люди с такой непереносимостью? Начинают искать определенность: ищут поддержку у близких, составляют какие-то списки, перерывают интернет, пересдают анализы, перепроверяют свою работу, избегают какой-то активности и так далее. Внимание вопрос: как подобное поведение помогает избавиться от тревоги? Ответ: никак. Получаешь кратковременное облегчение, однако очень быстро тревога возвращается в том же объеме, если не больше. «Прикол» в том, что подобное поведение — бессмысленно, потому что неопределенность — это неотъемлемая часть жизни.

Соответственно, если 100%-ная уверенность просто невозможна, то любые поиски её приведут к возрастанию тревоги. Регулярно посещать врача — это, может, и хорошая идея, но посещать врача каждую неделю с целью «а вдруг заранее найдется что-нибудь» — это бессмысленно, никоим образом не гарантирует того, что через 5-10-15… лет вы будете здоровы, приводит к тратам времени, денег и нарастанию тревоги.

Короче говоря, попытки увеличить уверенность приведут к развитию еще большей непереносимости и к увеличению тревоги. А вот попытки воздействовать на непереносимость (уменьшить ее), могут помочь справиться с тревогой.
Как избавиться от непереносимости неопределенности?

Всё время помнить, что нельзя увеличивать определенность: искать подтверждение, успокоение, информацию, избегать каких-то действий или наоборот, увеличивать их частоту и так далее. Это сделает только хуже. Нужно воздействовать именно на непереносимость.
ID-100181933
Помогите себе сами справиться с неопределенностью: ее нужно перетерпеть.
Image courtesy of Gualberto107/ FreeDigitalPhotos.net

Не путать переносимость неопределенности с «пофигизмом» или пренебрежением. Есть большая разница между ответственным поведением и поиском 100%-ной уверенности! Ответственное поведение — это регулярные осмотры у врача. Поиск 100%-ной уверенности — это беготня по всем возможным врачам сразу же, как только появляется какой-то беспокоящий симптом.
Лучшее, что можно предпринять — это действие как будто бы у вас уже есть переносимость неопределенности. Конкретные шаги для того, чтобы принять как есть какую-то часть неопределенности в вашей жизни.
Определите по списку выше, каким именно образом вы реагируете на неопределенность. Может быть, найдется что-нибудь еще, что не перечислено. Запишите свойственные вам типы реакции.
Выберите из этого списка какую-то ситуацию, которая не является для вас самой страшной или тревожной — она где-то в конце списка. Напишите, какое действие вы можете предпринять для того, чтобы перетерпеть неопределенность. Помните, что увеличивать определенность нельзя! Например, вы знаете, что вы постоянно просматриваете свою электронную почту, кроме того, у вас установлено немедленное уведомление о новых письмах. Вы чувствуете нарастающую тревогу каждый раз, когда у вас нет доступа к интернету. Вы тревожитесь, что вы пропустите что-то действительно важное, срочное или упустите какой-то шанс. Что можно предпринять, чтобы перетерпеть неопределенность? Правильно — реже проверять почту. Напишите: «Я буду проверять почту не чаще 3-х раз в день.»
Помните, что это совершенно нормально — чувствовать дискомфорт, импульс все-таки проверить почту, чувствовать беспокойство. Это будет длиться недолго. Чем больше вы тренируетесь, тем быстрее будет проходить этот дискомфорт, и тем меньше он будет в каждый следующий раз. Через 2-3 дня вы убедитесь, что никакой катастрофы или драмы не произошло.
Если ничего не помогает

Если тревога, беспокойство и напряжение вас одолели, пожалуйста, обратитесь за помощью. Вам может помочь консультация психолога. Сегодня в когнитивно-поведенческой психотерапии накоплен достаточный опыт, чтобы быстро и эффективно справляться с тревожными расстройствами.

Если вы хотели бы получать рассылку о новых статьях на сайте, подпишитесь на рассылку.
Если вы хотите иметь доступ к премиальным (платным) материалам, посетите страницу Премиум-доступ.
Свернуть
http://www.nmikhaylova.ru/a-chto-esli-y ... elennosti/


Вернуться к началу
 Профиль  
Ответить с цитатой  
Непрочитанное сообщениеДобавлено: 06 апр 2015, 07:37 
Не в сети
Почётный участник форума
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 26 фев 2010, 08:39
Сообщения: 17780
Откуда: Москва
Александр Шмидт писал(а):
чувство неопределённости
А что если я — исключение из правил? Или непереносимость неопределенности

Когда заходит разговор о тревоге и страхах, фобиях и навязчивостях, обязательно нужно иметь в виду одну очень характерную особенность для таких состояний: непереносимость неопределенности (intolerance of uncertainty).
Простыми словами, человек не выносит, когда впереди его ждет неизвестно что. Зачастую люди терпеть не могут никаких сюрпризов и хотят максимально гарантировать себе точное и известное им будущее. При этом, «головой» вроде бы понятно, что так не бывает, такое невозможно, но уж очень нестерпимо хочется, чтобы всё было известно наперёд. Потому что если неизвестно и нет никаких гарантий, то это вызывает ужасную тревогу, беспокойство и дискомфорт. И вот это уже никак терпеть невозможно. Надо срочно что-то предпринять. Вот она и сформировалась, эта непереносимость неопределенности, неизвестности, неуверенности.

Примеры проявления непереносимости неопределенности

Допустим, какая-то девушка, назовем ее Анна, обращается к врачу по поводу регулярных болей в животе. Врач направляет Анну на УЗИ и просит сдать анализы. Она задает врачу тысячу уточняющих вопросов. Она хочет, чтобы врач убедил её, что у неё нет рака. Но врач почему-то убеждать её не хочет и на все вопросы отвечает уклончиво: «Пока рано о чем-либо говорить, давайте сделаем диагностику…»

Это вызывает у Анны новый виток беспокойства, она возвращается домой, проводит кучу времени в интернете в поисках информации, которая, как ей кажется, могла бы ее успокоить, но ничего такого не находится. В голове у Анны проносятся образы, как она умирает в одиночестве, тяжело страдая, и её дочка остаётся сиротой на всю жизнь. Анна плачет и хочет, чтобы её успокоил муж. Потом мама. Потом подружка. Все близкие люди повторяют только «Не переживай, авось обойдётся, не читай интернет, не бери близко к сердцу…» Несмотря на всё это, Анна продолжает тревожиться и не может заснуть.

Сюда же относится безумно страшный вопрос «А что если я — исключение?», который задается в ответ на аргументацию вроде «Ваши шансы погибнуть в авиакатастрофе равны один к двум миллионам«. Ответа на вопрос «А что если я исключение и погибну в завтрашнем полете?» вот так сразу вроде бы не находится, поэтому он тоже вызывает приступ непереносимости неопределенности.

Ещё примеры

Избегание:

Не обсуждать беспокоящую тему с близкими
Не пробовать что-то новое
Отказываться от нового проекта на работе, объясняя это некими искусственными препятствиями, например, тем, что вам нужно больше времени проводить с детьми. Или не начинать ремонт в доме, заявляя, что недостаточно денег
Соглашаться на новый проект с условием типа «как только выяснится что-нибудь…, я сразу же выхожу из проекта»
ID-10078258
Постоянное откладывание дел — признак тревоги.
Image courtesy of David Castillo Dominici / FreeDigitalPhotos.net

Откладывать поход в банк для разбирательства по взятому кредиту по причине того, что вам якобы непонятна процедура разбирательства
Откладывать разговор с коллегой после конфликта, объясняя это тем, что вы пока не можете понять, какова будет реакция коллеги на вашу инициативу
Взятие на себя слишком большой ответственности:

Не поручать подчиненным какие-то дела, так как вы не уверены в качестве их работы
Не допускать никого из членов семьи на кухню для приготовления пищи, так как готовите только вы, чтобы убедиться, что питание ваших близких качественное и сбалансированное
Записывать вашего супруга (супругу) к врачам
Не разрешать сыну-подростку ночевать у приятеля (с учетом, что приятель из нормальной семьи и т.п.)
«Разбрасываться» одновременно на разные дела:

Рассылать резюме в несколько компаний из абсолютно разных сфер деятельности, на случай вдруг что-нибудь заинтересует вас
Делать несколько дел одновременно: убираться в квартире, заказывать по телефону доставку и готовить еду
Поиск большого количества информации до принятия решения:

Чтение большого количества путеводителей и сайтов для путешественников — до выбора даже направления для следующего отпуска
Спрашивать разных людей об одном и том же, на одну и ту же тему — перед тем как принять решение
Слишком долго ходить по магазинам с целью купить небольшой подарок для супруга (супруги)
Пересмотр принятых решений:

Возврат купленной одежды в магазин по причине того, что вы не уверены, что она хорошо на вас сидит или смотрится
Решение не продавать квартиру — после того как решение её продать уже принято
Поиск подтверждения у близких:

Спрашивать мужа (жену), было ли приемлемым ваше поведение в такой-то ситуации (с учетом, что у вас нет провалов в памяти по различным причинам)
Несколько раз повторять «извините за опоздание», адресуя извинения разным людям, чтобы убедиться, что никто не обиделся
Перепроверка действий, которые по идее должны производиться механически или автоматически:

Дополнительная проверка, заперта ли дверь
Перечитывание текста, чтобы убедиться, что вы правильно все поняли
«Фальшивое» убеждение себя:

Столкнувшись со сложным или новым для вас делом, говорить себе чересчур позитивным тоном: «Я справлюсь с этим! Это ерунда!» — и при этом ни капельки не верить в это
Как действуют люди с непереносимостью неопределенности?

Эта непереносимость играет важную роль в формировании тревожных расстройств. Все люди по-разному переносят неопределенность: кто-то лучше, кто-то хуже. Неопределенность может касаться разных сфер жизни. Может быть, вы спокойнее переносите неопределенность касательно вашего здоровья, но гораздо хуже — неопределенность в отношениях или в работе? Существует тест на определение того, насколько хорошо вы переносите неопределенность.

Что, как правило, делают люди с такой непереносимостью? Начинают искать определенность: ищут поддержку у близких, составляют какие-то списки, перерывают интернет, пересдают анализы, перепроверяют свою работу, избегают какой-то активности и так далее. Внимание вопрос: как подобное поведение помогает избавиться от тревоги? Ответ: никак. Получаешь кратковременное облегчение, однако очень быстро тревога возвращается в том же объеме, если не больше. «Прикол» в том, что подобное поведение — бессмысленно, потому что неопределенность — это неотъемлемая часть жизни.

Соответственно, если 100%-ная уверенность просто невозможна, то любые поиски её приведут к возрастанию тревоги. Регулярно посещать врача — это, может, и хорошая идея, но посещать врача каждую неделю с целью «а вдруг заранее найдется что-нибудь» — это бессмысленно, никоим образом не гарантирует того, что через 5-10-15… лет вы будете здоровы, приводит к тратам времени, денег и нарастанию тревоги.

Короче говоря, попытки увеличить уверенность приведут к развитию еще большей непереносимости и к увеличению тревоги. А вот попытки воздействовать на непереносимость (уменьшить ее), могут помочь справиться с тревогой.
Как избавиться от непереносимости неопределенности?

Всё время помнить, что нельзя увеличивать определенность: искать подтверждение, успокоение, информацию, избегать каких-то действий или наоборот, увеличивать их частоту и так далее. Это сделает только хуже. Нужно воздействовать именно на непереносимость.
ID-100181933
Помогите себе сами справиться с неопределенностью: ее нужно перетерпеть.
Image courtesy of Gualberto107/ FreeDigitalPhotos.net

Не путать переносимость неопределенности с «пофигизмом» или пренебрежением. Есть большая разница между ответственным поведением и поиском 100%-ной уверенности! Ответственное поведение — это регулярные осмотры у врача. Поиск 100%-ной уверенности — это беготня по всем возможным врачам сразу же, как только появляется какой-то беспокоящий симптом.
Лучшее, что можно предпринять — это действие как будто бы у вас уже есть переносимость неопределенности. Конкретные шаги для того, чтобы принять как есть какую-то часть неопределенности в вашей жизни.
Определите по списку выше, каким именно образом вы реагируете на неопределенность. Может быть, найдется что-нибудь еще, что не перечислено. Запишите свойственные вам типы реакции.
Выберите из этого списка какую-то ситуацию, которая не является для вас самой страшной или тревожной — она где-то в конце списка. Напишите, какое действие вы можете предпринять для того, чтобы перетерпеть неопределенность. Помните, что увеличивать определенность нельзя! Например, вы знаете, что вы постоянно просматриваете свою электронную почту, кроме того, у вас установлено немедленное уведомление о новых письмах. Вы чувствуете нарастающую тревогу каждый раз, когда у вас нет доступа к интернету. Вы тревожитесь, что вы пропустите что-то действительно важное, срочное или упустите какой-то шанс. Что можно предпринять, чтобы перетерпеть неопределенность? Правильно — реже проверять почту. Напишите: «Я буду проверять почту не чаще 3-х раз в день.»
Помните, что это совершенно нормально — чувствовать дискомфорт, импульс все-таки проверить почту, чувствовать беспокойство. Это будет длиться недолго. Чем больше вы тренируетесь, тем быстрее будет проходить этот дискомфорт, и тем меньше он будет в каждый следующий раз. Через 2-3 дня вы убедитесь, что никакой катастрофы или драмы не произошло.
Если ничего не помогает

Если тревога, беспокойство и напряжение вас одолели, пожалуйста, обратитесь за помощью. Вам может помочь консультация психолога. Сегодня в когнитивно-поведенческой психотерапии накоплен достаточный опыт, чтобы быстро и эффективно справляться с тревожными расстройствами.

Если вы хотели бы получать рассылку о новых статьях на сайте, подпишитесь на рассылку.
Если вы хотите иметь доступ к премиальным (платным) материалам, посетите страницу Премиум-доступ.
Свернуть
http://www.nmikhaylova.ru/a-chto-esli-y ... elennosti/

Александр, благодарю, полезный материал.

_________________
Право, приятно,
Когда развернёшь наугад
Древнюю книгу
И в сочетаниях слов
Душу родную найдёшь.

Сегэн Госабуро /Татибана Акэми/


Вернуться к началу
 Профиль  
Ответить с цитатой  
Непрочитанное сообщениеДобавлено: 06 апр 2015, 21:09 
Не в сети
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 16 ноя 2014, 14:30
Сообщения: 420
Откуда: Челяб.обл.
Выражения:"всё возможно","никто не даст ничему 100% гарантии"-относятся к категории абстракции,и если их начать применять ко всем возможным законам,вещам,явлениям,событиям- то в жизни начинает главенствовать хаос.Эти выражения можно отнести даже к категории (реального вируса и сбоя жизненной программы). :a_g_a:


Вернуться к началу
 Профиль  
Ответить с цитатой  
Непрочитанное сообщениеДобавлено: 06 апр 2015, 21:36 
Не в сети

Зарегистрирован: 06 ноя 2014, 18:10
Сообщения: 2728
Откуда: Новосибирск
Но если в самом деле возможно всё...?


Вернуться к началу
 Профиль  
Ответить с цитатой  
Непрочитанное сообщениеДобавлено: 07 апр 2015, 08:38 
Не в сети
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 16 ноя 2014, 14:30
Сообщения: 420
Откуда: Челяб.обл.
мирра писал(а):
Но если в самом деле возможно всё...?

если возможно всё-то исходя из этой же формулы можно построить адекватный и адресный мир соответствующий каждому предмету и явлению,вы когданибуть встречали двух людей с одинаковыми отпечатками пальцев? :-):


Вернуться к началу
 Профиль  
Ответить с цитатой  
Непрочитанное сообщениеДобавлено: 07 апр 2015, 20:05 
Не в сети

Зарегистрирован: 06 ноя 2014, 18:10
Сообщения: 2728
Откуда: Новосибирск
Александр Шмидт писал(а):
если возможно всё-то исходя из этой же формулы можно построить адекватный и адресный мир соответствующий каждому предмету и явлению,вы когданибуть встречали двух людей с одинаковыми отпечатками пальцев? :-):

Я в жизни вообще встречала мало людей и ничего в них не понимаю,совсем дикарка... :hi_hi_hi: :cry_ing: но как же тогда однояйцевые близнецы, дядя Волхв?


Вернуться к началу
 Профиль  
Ответить с цитатой  
Непрочитанное сообщениеДобавлено: 07 апр 2015, 21:43 
Не в сети
Почётный участник форума
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 26 фев 2010, 08:39
Сообщения: 17780
Откуда: Москва
Даже однояйцовые близнецы не идентичны по фенотипическим признакам.

_________________
Право, приятно,
Когда развернёшь наугад
Древнюю книгу
И в сочетаниях слов
Душу родную найдёшь.

Сегэн Госабуро /Татибана Акэми/


Вернуться к началу
 Профиль  
Ответить с цитатой  
Непрочитанное сообщениеДобавлено: 10 апр 2015, 18:50 
Не в сети
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 16 ноя 2014, 14:30
Сообщения: 420
Откуда: Челяб.обл.
афоризмы
Луций Анней Сенека младший


(ок. 4 гг. до н.э. — ок. 65 гг. н.э.) сын Сенеки Старшего, писатель, философ-стоик, воспитатель и советник Нерона
Смысл благодеяний прост: их только дарят; если что возвращается, то уже прибыль, не возвращается — нет убытка. Благодеяние оказано для благодеяния.
Вина не должна падать на наш век. И предки наши жаловались, и мы жалуемся, да и потомки наши будут жаловаться на то, что нравы развращены, что царит зло, что люди становятся все хуже и беззаконнее. Но все эти пороки остаются теми же (…), подобно тому как море далеко разливается во время прилива, а при отливе снова возвращается в берега.
Страх внушают не только самые отважные животные, но и самые неподвижные, благодаря своему вредоносному яду.
Поздно оказал благодеяние тот, кто оказал его просящему.
Не следует принимать благодеяний от всех. От кого же принимать? (…) От тех, кому мы сами желали бы их оказать.
В благодеяниях кредитора следует выбирать с большей тщательностью, чем в деньгах.
Кто принял благодеяние с благодарностью, тот (…) уплатил уже первый взнос за него.
Кто приносит благодарность, удаляя свидетелей, тот человек неблагодарный.
Некоторые знатные и благородные женщины считают свои годы не по числу консулов, а по числу мужей, и разводятся, чтобы выйти замуж, а выходят замуж, чтобы развестись.
Дело дошло уже до того, что ни одна женщина не имеет мужа для чего-либо иного, как только для возбуждения любовника.
Награда за высокие подвиги заключается в них самих.
Никто, обладая здравым умом, не боится богов, так как неразумно страшиться спасительного, и никто не любит тех, кого боится.
Бывает красноречивым даже тот, кто молчит, и храбрым даже тот, кто сидит сложа руки, или даже — у кого руки связаны.
Общественное мнение — (…) дурной истолкователь.
Лучше (…) помогать и злым ради добрых, чем лишать помощи добрых ради злых.
Луций Сулла уврачевал отечество средствами более тяжкими, чем были самые опасности.
Пусть каждый спросит себя: не жалуются ли все на чью-нибудь неблагодарность? Но не может быть того, чтобы все жаловались, если не надо жаловаться на всех. Следовательно, все неблагодарны.
«На этой стороне явное большинство». — Значит, именно эта сторона хуже. Не настолько хорошо обстоят дела с человечеством, чтобы большинство голосовало за лучшее: большая толпа приверженцев всегда верный признак худшего.
Когда я вспоминаю все свои речи, я завидую немым.
Всякая жестокость происходит от немощи.
Что я хочу извлечь из добродетели? Ее саму. (…) Она сама себе награда.
Не наука добродетели, а наука нищеты была главным делом его жизни. (О кинике Деметрии, который доходил до крайностей аскетизма).
Перестань корить философов богатством: никто не приговаривал мудрость к бедности.
Карман у него (мудреца) будет открытый, но не дырявый: из него много будет выниматься, но ничего не будет высыпаться.
Некоторые из мудрых мужей называли гнев кратковременным помешательством.
Что-что, а вредить все люди умеют неплохо.
Никакое лечение не может считаться жестоким, если его результат — выздоровление.
Любое чувство — столь же плохой исполнитель, сколь и распорядитель.
Всякое почти вожделение (…) мешает осуществлению того, к чему стремится.
Гнев делает мужественнее лишь того, кто без гнева вообще не знал, что такое мужество.
Насколько человечнее (…) не преследовать их (грешников), но попытаться вернуть назад! Ведь если человек, не зная дороги, заблудится среди вспаханного поля, лучше вывести его на правильный путь, чем выгонять с поля палкой.
Согрешающего нужно исправлять: увещанием и силой, мягко и сурово; (…) тут не обойтись без наказания, но гнев недопустим. Ибо кто же гневается на того, кого лечит?
Гнев — самый женственный и ребяческий из пороков. — «Однако он встречается и у мужей». — «Конечно, потому что и у мужей бывает женский или детский характер».
Честолюбие (тиранов) (…) хочет (…) заполнить одним-единственным именем весь календарь, назвать в честь одного имени все поселения на земном шаре.
Мы начинаем смеяться со смеющимся, печалимся, попав в толпу горюющих, и приходим в возбуждение, глядя, как другие состязаются.
Самый мужественный муж, берясь за оружие, бледнеет; у самого неустрашимого и яростного солдата при сигнале к бою немного дрожат коленки; (…) и у самого красноречивого оратора, когда он готовится произнести речь, холодеют руки и ноги.
Есть люди, отличающиеся постоянной свирепостью и радующиеся человеческой крови. (…) Это не гнев, это зверство. Такой человек вредит другим не потому, что его обидели; наоборот, он готов принять обиду, лишь бы получить возможность вредить.
Всякий гнев превращается в печаль либо из-за раскаяния, либо от неутоленности.
(Люди толпы) живут, точно в гладиаторской школе: с кем сегодня пили, с тем завтра дерутся.
Мудрец никогда не перестанет гневаться, если начнет. (…) Если, по-твоему, мудрец должен чувствовать гнев, какого требует возмутительность каждого преступления, то ему придется не гневаться, а сойти с ума.
Среди прочих недостатков нашей смертной природы есть и этот — (…) не столько неизбежность заблуждения, сколько любовь к своим заблуждениям.
Если (…) сердиться на молодых и старых за то, что они грешат, (…) придется сердиться и на новорожденных — за то, что они непременно будут грешить.
Нужно либо смеяться надо всем, либо плакать.
Отдельных солдат полководец может наказывать по всей строгости, но если провинилось все войско, ему придется оказать снисхождение. Что удерживает мудреца от гнева? Обилие грешников.
Вокруг (…) столько скверно живущих, а точнее сказать, скверно гибнущих людей.
Постоянному и плодовитому злу должен противостоять медленный и упорный труд: не для того, чтобы уничтожить его, но для того, чтобы оно нас не одолело.
Гнев сам по себе безобразен и не страшен. (…) Мы боимся гнева, как дети — темноты, как звери — красных перьев.
Страх всегда возвращается и, словно волна, окатывает тех, кто его вызывает.
Кто возвеличился за счет чужого страха, не бывает свободен от собственного. Как дрожит сердце в львиной груди от малейшего шороха! (…) Все, что внушает ужас, само трепещет.
Дух добьется всего, что сам себе прикажет.
Иной приучил себя довольствоваться коротким сном и бодрствует почти сутки напролет, нисколько не утомляясь; можно выучиться бегать по тоненькой и почти отвесно натянутой веревке; переносить чудовищные грузы, неподъемные для обычного человека; погружаться в море на непомерную глубину и долго обходиться под водой без дыхания. (…) За столь упорные занятия не получают либо вовсе никакого, либо несоразмерно маленькое вознаграждение. (…) И тем не менее, несмотря на то, что награда ожидала их совсем небольшая, они довели свой труд до конца.
Многие утверждали, что путь к добродетелям крут и тернист; ничего подобного: можно дойти и по ровной дороге. (…) Что требует от вас меньше напряжения, чем милосердие, и больше, чем жестокость? Стыдливость не доставит вам хлопот, сладострастие вечно занято по горло. Одним словом, блюсти любую добродетель совсем не трудно, пороки же требуют постоянного внимания.
Есть ли (…) такой порок, у которого был бы недостаток в защитниках?
«Разве не бывает случаев, возбуждающих гнев?» — Вот именно в этих случаях и нужно решительнее всего подавлять его. (…) Пирр, знаменитейший наставник в гимнастических состязаниях, всем, кого тренировал, давал, говорят, одно и то же наставление: не поддаваться гневу. Ибо гнев нарушает все правила искусства.
«Иногда оратору полезно бывает разгневаться — он тогда говорит лучше». — Совершенно верно, но не разгневаться, а изобразить гнев. Так и актеры, произнося стихи, волнуют народ не гневом своим, а хорошим подражанием гневу. То же самое относится (…) к выступающим на сходках. (…) И часто сыгранное чувство производит куда более сильное действие, чем подлинное.
Легко придать правильную форму душе, пока она еще мягкая; трудно искоренить пороки, которые повзрослели вместе с нами.
Умеренное удовольствие снимает душевное напряжение.
Дух растет, когда ему дают волю; поникает, когда его принуждают к рабскому повиновению.
Нельзя, чтобы ему (мальчику) пришлось терпеть унижения или рабство; пусть ему никогда не придется ни просить, ни умолять; то, что он когда-то был вынужден просить, не пойдет ему на пользу; пусть без просьб получает все в подарок — ради самого себя, или совершённых добрых поступков, или ради того добра, которого мы ждем от него в будущем.
В борьбе надо стремиться не сделать другому больно, а победить.
Не сможет противостоять ударам тот, кому никогда ни в чем не было отказа.
Разве ты не видишь, что люди чем счастливее, тем гневливее? Это особенно заметно у богатых, знатных и чиновных.
Надо, чтобы мальчик никогда ничего не мог добиться гневом; мы сами предложим ему, когда он будет спокоен, то, чего не давали, пока он требовал с плачем.
Отложенное наказание мы всегда можем при вести в исполнение, но уже исполненное никак нельзя забрать назад.
Самое великодушное прощение — это не знать, в чем кто перед тобой провинился.
У подозрительности никогда не будет недостатка в доводах.
Что совершено без умысла — не обида.
Глупо гневаться на животных, но не умнее и на детей, а также на всех прочих, мало чем отличающихся от детей в рассуждении благоразумия.
Боги (…) и не желают, и не умеют причинять зло (…); обидеть кого-нибудь для них так же немыслимо, как побить самих себя.
Если мы желаем быть во всем справедливыми судьями, то давайте прежде всего убедим себя в том, что никто из нас не без греха. Ведь именно в этом главный источник нашего возмущения: «Я-то ни в чем не виноват» и «ничего не сделал». Ничего подобного: просто ты ни в чем не признаешься! (…) Если в чем-то мы и остались невинны, то только потому, что нам не удалось преступить закон — не повезло.
Часто бывает, что, желая польстить одному, обижают при этом другого.
Чужие пороки у нас на глазах, а свои за спиной.
Главное лекарство от гнева — отсрочка.
Если кто-то хочет сообщить тебе нечто (о другом человеке) не иначе, как по секрету, тому (…) нечего тебе сообщить.
Тебя обидел добрый человек? — Не верь. Дурной? — Не удивляйся.
Внутри каждого из нас царская душа, каждый хочет, чтобы ему было все позволено, но не хочет быть жертвой чужого произвола.
Фабий (Кунктатор) говорит, что нет ничего позорнее для полководца, чем оправдываться: «Я не думал, что так выйдет». По-моему, нет ничего позорнее для человека вообще.
Наказание всегда должно считаться не с прошлым, а с будущим, ибо оно есть выражение не гнева, а предосторожности.
Самый обидный род мести — признать обидчика недостойным нашей мести.
Многие, ища возмездия за легкие обиды, сами делают их более глубокими для себя. Велик и благороден тот, кто спокойно слушает лай мелких собачонок, как крупный и сильный зверь.
Обиды от власть имущих нужно сносить не просто терпеливо, но с веселым лицом: если они решат, что и впрямь задели вас, непременно повторят.
Стоит прислушаться к примечательным словам человека, состарившегося в услужении у царей. Когда кто-то спросил его, как ему удавалось достичь столь редкой при дворе вещи, как старость, он отвечал: «Я принимал обиды и благодарил за них».
Ссориться с равным рискованно, с высшим — безумно, с низшим — унизительно.
В душах, развращенных большим успехом, есть самая скверная черта: они ненавидят тех, кого обидели.
Так все слабые существа: если до них только чуть дотронуться, им кажется, что их уже ударили.
Пускай кто-то сердится: ты в ответ сделай ему что-нибудь хорошее. Вражда сама угаснет, если од на из двух сторон откажется ее поддерживать: сражаться могут лишь двое равных соперников.
Если человек подошел к зеркалу, готовый перемениться, значит, он уже переменился.
Если мы полагаем, что кто-то выказал нам презрение, мы не можем не быть мельче его.
Мщение есть признание, что нам больно.
Обидчик либо сильнее тебя, либо слабее; если слабее, пощади его, если сильнее — себя.
Есть люди, не желающие браться за легкие дела, но желающие, чтобы все, за что они ни возьмутся, давалось легко.
Самые тяжелые и неукротимые от природы характеры терпеливы к ласке. Ни одно существо не бросается в испуге на того, кто его гладит.
Борьба питает сама себя и не выпускает того, кто слишком глубоко в нее втянулся. Легче удержаться от ссоры, чем потом из нее выйти.
По старой поговорке «усталый ищет ссоры»; то же можно сказать и об изнуренном голодом или жаждой, да и обо всяком другом, сильно чем-нибудь удрученном человеке. (…) Пораженная недугом душа возмущается от любой мелочи, вплоть до того, что простое приветствие, письмо, вопрос или несколько незначащих слов вызывают иных людей на ссору.
Усталым глазам полезно смотреть на зелень.
Не полезно все видеть и все слышать. Нас миновали бы многие обиды — ведь большинство из них не задевают того, кто о них не знает. Ты не хочешь быть гневливым? — Не будь любопытным.
Большинство людей сердятся из-за обид, которые они сами сочинили, придавая глубокий смысл пустякам.
Гнев приходит к нам часто, но чаще мы приходим к нему.
Пока ты в гневе, тебе не должно быть дозволено ничего. Почему? Именно потому, что ты желаешь, чтобы было дозволено все.
Разгладим лицо, сделаем голос тише, а походку — медленнее; постепенно в подражание внешнему преобразуется и внутреннее.
Всякое возмущение подневольного человека обращается ему же в мучение. (…) Нет такого тесного ярма, которое не причинило бы меньше боли тому, кто влачит его, чем тому, кто пытается его сбросить.
Если благоразумный человек сказал что-то неприятное нам — поверим ему; если дурак — простим.
Признак истинного величия — не ощущать ударов. Так огромный зверь не спеша оглядывается и спокойно взирает на лающих собак.
Все, что не нравится нам в других, каждый из нас может, поискав, найти в себе самом (…) Нужно быть терпимее друг к другу, нам приходится жить дурными среди дурных.
Гневаемся все мы дольше, чем ощущаем причиненную (нам) боль.
Иногда боль, а иногда случай делают слабого сильнее самого сильного.
Большая часть того, что вызывает в нас гнев, — ото препятствия, а не удары.
Неправость нашего гнева делает его более упорным: мы расходимся все пуще и не желаем перестать, словно сила нашей вспышки может служить доказательством ее справедливости.
Никогда не будет счастлив тот, кого мучит мысль, что есть кто-то счастливее. Я получил меньше, чем надеялся? — но, может быть, я надеялся на большее, чем заслуживал.
Среди убийц божественного Юлия было больше друзей, чем недругов, ибо он не исполнил их неисполнимых надежд. (…) Вот так и вышло, что он увидал вокруг своего кресла своих бывших соратников с обнаженными мечами, (…) ставших помпеянцами лишь после смерти Помпея.
Кто смотрит на чужое, тому не нравится свое.
Человек, завидующий немногим, не видит за собственной спиной огромного скопления зависти всех тех, кому далеко до него.
Ты лучше благодари за то, что получил. Остального жди и радуйся, что не получил всего.
Ты ведешь неверные записи в своей расчетной книге: то, что ты дал, оцениваешь дорого, то, что получил, — дешево.
Деньги насквозь пропитаны нашей кровью.
Насколько достойнее смеха то, из-за чего мы то и дело льем слезы!
Поверь мне, все, что зажигает нас страшным пожаром, — сущие пустяки, не серьезнее тех, из-за которых дерутся и ссорятся мальчишки.
Кто никогда ничему не выучился, тот не хочет ничему учиться.
Этого ты предостерег правильно, но чересчур свободным тоном: и вместо того, чтобы исправить, обидел человека. На будущее смотри не только то, правду ли ты говоришь, но и на того, кому говоришь: переносит ли он правду.
Баловень счастья (…) считает, что труднодоступная дверь — первый признак блаженного и могущественного человека. Видимо, он не знает, что труднее всего открываются ворота тюрьмы.
Ты косо глядишь на кого-то из-за того, что он дурно говорил о твоем таланте. Неужели ты считаешь каждое его слово законом? И неужели Энний (римский трагик) должен возненавидеть тебя оттого, что его поэмы не доставляют тебе удовольствия, (…) а Цицерон — стать твоим врагом из-за того, что ты пошутил насчет его стихов?
Первую вспышку гнева мы не осмелимся унимать словами. Она глуха и безумна. (…) Лекарства приносят пользу, если давать их в промежутках между приступами.
Гнев, (…) когда окостенеет, затвердеет, (…) превращается в ненависть.
В перерывах между утренними зрелищами нам обычно показывают на арене сражение привязанных друг к другу быка и медведя: они рвут и терзают друг друга, а рядом их поджидает человек, которому поручено в конце прикончить обоих. То же самое делаем и мы, нанося удары людям, с которыми мы связаны, а рядом с победителем и побежденным уже стоит их конец, причем очень близкий. Нам ведь осталось-то столечко! Что бы нам прожить эту капельку времени в мире и покое!
Часто ссору прекращает раздавшийся по соседству крик «Пожар!».
Что хуже смерти можешь ты пожелать тому, на кого гневаешься? Так успокойся: он умрет, даже если ты палец о палец не ударишь.
Я скорее прощу того, кто нанес врагу рану, а не того, кто мечтает посадить ему чирей: тут уже не только злая, но и ничтожно мелкая душонка.
О сколь презренная вещь — человек, если не поднимается он выше человеческого!
Что такое бог? — Все, что видишь, и все, чего не видишь.
Уже старик, он (Ганнибал) не переставал искать войны в любом уголке света: настолько, обходясь без родины, не мог он обходиться без врага.
Нет числа тем, кто владел народами и городами; тех, кто владел собой, можно перечесть по пальцам.
Все происходит по божественному определению: плакать, стонать и жаловаться — значит отпасть от бога.
Свободен тот, кто избежал рабства у самого себя: это рабство — постоянное и неодолимое, день и ночь равно гнетущее, без передышки, без отпуска.
Быть рабом самого себя — тяжелейшее рабство.
Добродетель найти трудно, требуется и наставник и руководитель; а порокам живо выучиваются без всякого учителя.
Если я и бываю доверчив, то только до известной степени и принимаю лишь те маленькие выдумки, за которые бьют по губам, а не вырывают глаза.
Люди растрачивают всю свою жизнь, чтобы достать то, что им будто бы нужно для жизни.
Изящно возразил мудрый (Гай) Лелий какому-то человеку, сказавшему: «В мои шестьдесят лет…» — «Скажи лучше „не мои шестьдесят“». Привычка исчислять утраченные нами годы мешает нам понять, что суть жизни — в ее неуловимости, а удел времени — всегда оставаться не нашим.
Покамест все идет как обычно, грандиозность происходящего скрадывается привычкой. Так уж мы устроены, что повседневное, будь оно даже достойно всяческого восхищения, нас мало трогает. (…) У солнца нет зрителей, пока оно не затмится. (…) Настолько больше свойственно нам от природы восхищаться новым, нежели великим.
Кто думает, будто природа может делать лишь то, что она делает часто, тот сильно недооценивает ее возможности.
Люди грядущего поколения будут знать многое, неизвестное нам, и многое останется неизвестным для тех, кто будет жить, когда изгладится всякая память о нас. Мир не стоит ломаного гроша, если в нем когда-нибудь не останется ничего непонятного.
И ты удивляешься, что мудрость до сих пор еще не исполнила своего предназначения! Даже испорченность — и та еще не показала себя целиком; она только-только выходит на свет. А ведь ей мы отдаем все свои силы.
Победа без риска — победа без славы
Для самопознания необходимо испытание: никто не узнает, что он может, если не попробует.
Всякий, кто кажется избежавшим зла, просто его еще не дождался.
От голода умирают тихо и спокойно, от обжорства с треском лопаются.
Самая крепкая часть тела — та, которой чаще всего пользуются.
«Но как же все-таки бог допускает, чтобы с добрыми людьми случались несчастья?» — А он не допускает. Он ограждает их от всех несчастий: от преступлений и гнусностей, от нечистых помышлений и корыстных замыслов, от слепого вожделения и от алчности, покушающейся на чужое добро. Он блюдет и защищает их самих: неужели кто-то станет требовать от бога еще и того, чтобы он охранял поклажу добрых людей?
Презирайте бедность: никто не бывает при жизни так беден, как был при рождении. Презирайте боль: она уйдет от вас, либо вы от нее уйдете.
Короткую жизнь мы не получаем, а делаем ее такой; мы не бедны, а расточительны.
Нет человека, желающего разделить с другими деньги, а скольким раздает каждый свою жизнь!
Марк Цицерон (…) ни в счастье не был спокоен, ни в несчастье — терпелив.
Каждый торопит свою жизнь и страдает от тоски по будущему и отвращения к настоящему.
Время твоей жизни (…) движется беззвучно, ничем не выдавая быстроты своего бега.
Есть ли на свете кто-нибудь глупее людей, которые хвастаются своей мудрой предусмотрительностью? (…) За счет своей жизни они устраивают свою жизнь, чтобы она стала лучше.
Откладывать что-то на будущее — худший способ проматывать жизнь: (…) вы отдаете настоящее в обмен на обещание будущего.
Грядущее неведомо; живи сейчас!
Самая короткая жизнь — у занятых людей.
Души занятых людей, словно волы, впряженные в ярмо, не могут ни повернуть, ни оглянуться.
Один из (…) любителей наслаждений, (…) после того как его на руках вынесли из бани и усадили в кресло, спросил: «Я уже сижу?» Ты полагаешь, что человек, не знающий, сидит ли он, в состоянии уразуметь, живет ли он?
Если только у мертвых сохраняется какое-то чувство, (Гай Калигула) ужасно злится, что он умер, а римский народ все еще живет.
Некоторые болезни следует лечить, не рассказывая о них больному. Многие умерли оттого, что узнали, чем больны.
(Людей), через тысячу унижений достигших высочайших почестей, тревожит ужасная мысль, что они страдали всего лишь ради надгробной надписи.
Гнусен тот, кто, утомленный скорее жизнью, чем трудом, умирает при исполнении служебных обязанностей.
Большинство людей (…) жаждут работать дольше, чем могут, (…) и сама старость лишь оттого им в тягость, что не позволяет работать.
Гай Туранний, (…) когда более чем в девяностолетнем возрасте (…) получил (…) освобождение от должности прокуратора, попросил, чтобы его положили на кровать и чтобы стоящие вокруг домочадцы причитали, словно над покойником. (…) Неужели так приятно умереть занятым человеком?
Добровольно решиться на отдых людям труднее, чем заслужить его по закону.
Гераклит всякий раз, как выходил на люди, плакал, а Демокрит смеялся: одному все, что мы делаем, казалось жалким, а другому — нелепым.
Мысль о боли мучит нас не меньше самой боли.
Как мы относимся к детям, так мудрец относится ко всем людям, ибо они не выходят из детства ни к зрелости, ни до седых волос, ни когда и седых волос уже не останется.
Если нас очень огорчает чье-то презрение, значит, нам особенно приятно было бы уважение именно этого человека.
Вступая в препирательство с кем-то, мы признаем его своим противником, а следовательно, равным себе, даже если мы и победим в стычке.
Один и тот же рассказ может рассмешить нас, если нас двое, и возмутить, если его слышит много народу; мы не позволяем другим заикнуться о том, о чем сами говорим постоянно.
Чем больше человек склонен обижать других, тем хуже он сам переносит обиды.
Отвоюй себя для себя самого.
Смерть мы видим впереди; а большая часть ее у нас за плечами, — ведь сколько лет жизни минуло, все принадлежит смерти.
Все у нас чужое, лишь время наше. Только время, ускользающее и текучее, дала нам во владенье природа, но и его кто хочет, тот и отнимает.
Все меня прощают, никто не помогает.
Кто везде — тот нигде. Кто проводит жизнь в странствиях, у тех в итоге гостеприимцев множество, а друзей нет.
Ничто так не вредит здоровью, как частая смена лекарств.
Если не можешь прочесть все, что имеешь, имей столько, сколько прочтешь, — и довольно.
Во всем старайся разобраться вместе с другом, но прежде разберись в нем самом.
Нередко учат обману тем, что обмана боятся, и подозрениями дают право быть вероломным.
Порок — и верить всем, и никому не верить, только (…) первый порок благороднее, второй — безопаснее.
Некоторые до того забились во тьму, что неясно видят все освещенное.
Нас чтут как стариков, хотя в нас живут пороки мальчишек, и не только мальчишек, но и младенцев; ведь младенцы боятся вещей пустяшных, мальчишки — мнимых, а мы — и того и другого.
Никакое зло не велико, если оно последнее. Пришла к тебе смерть? Она была бы страшна, если бы могла оставаться с тобою, она же или не явится, или скоро будет позади, никак не иначе.
Спокойная жизнь — не для тех, кто слишком много думает о ее продлении.
Кто презирает собственную жизнь, тот стал хозяином твоей.
Гнев рабов погубил не меньше людей, чем царский гнев.
Само имя философии вызывает достаточно ненависти.
Будем делать все, чтобы жить лучше, чем толпа, а не наперекор толпе, иначе мы отпугнем от себя и обратим в бегство тех, кого хотим исправить.
Пусть вошедший в наш дом дивится нам, а не нашей посуде. Велик тот человек, кто глиняной утварью пользуется как серебряной, но не менее велик и тот, кто серебряной пользуется как глиняной.
Слаб духом тот, кому богатство не по силам.
Одна цепь связывает стража и пленного.
Нас мучит и будущее, и прошедшее. (…) Никто не бывает несчастен только от нынешних причин.
Некоторых больных надо поздравлять и с тем, что они почувствовали себя больными.
Любое благо нам не на радость, если мы обладаем им в одиночку.
Долог путь наставлений, краток и убедителен путь примеров.
Нельзя уподобляться злым оттого, что их много, нельзя ненавидеть многих оттого, что им не уподобляешься.
Люди учатся, обучая. (Отсюда пословица: «Уча, учимся».)
«Но ради чего я учился?» — Нечего бояться, что труд твой пропал даром: ты учился для себя самого.
Фортуна не сбивает с пути — она опрокидывает и кидает на скалы.
Как много поэты говорят такого, что или сказано, или должно быть сказано философами!
Художнику приятней писать картину, чем ее окончить. (…) Пока он писал, его радовало само искусство. Отрочество наших детей щедрее плодами, но их младенчество нам милее.
Кто завел друга, чтобы тот выручил из цепей, тот покинет его, едва загремят оковы.
Люди (…) шепотом возносят (…) богам постыднейшие мольбы.
Живи с людьми так, будто на тебя смотрит бог, говори с богом так, будто тебя слушают люди.
Некоторых больше всего и надо опасаться, когда они покраснеют: тут-то их и покидает всякий стыд. Сулла был особенно жесток тогда, когда к лицу его приливала кровь.
Нам нужен кто-нибудь, по чьему образцу складывался бы наш нрав. Ведь криво проведенную черту исправишь только по линейке.
Плоды для нас вкуснее всего, когда они на исходе; дети красивей всего, когда кончается детство.
Возраст самый приятный тот, что идет под уклон, но еще не катится в пропасть.
Смерть (…) должна быть перед глазами и у старика, и у юноши — ведь вызывают нас не по возрастному списку.
Нет стариков столь дряхлых, чтобы им зазорно было надеяться на лишний день.
Каждый день нужно проводить так, словно он замыкает строй, завершает число дней нашей жизни. (…) Отправляясь ко сну, говорить весело и радостно: «Прожита жизнь, и пройден весь путь, что судьбой мне отмерен». А если бог подарит нам и завтрашний день, примем его с радостью.
Поблагодарим бога за то, что никто не может навязать нам жизнь.
Я не устану потчевать тебя Эпикуром, и пусть знают все, кто твердит его слова и ценит их не за то, что в них сказано, а за то, кем они сказаны: лучшее принадлежит всем.
Воображение (…) доставляет нам больше страданий, чем действительность. (…) Многое мучит нас больше, чем нужно, многое — прежде, чем нужно.
Вымышленное тревожит сильнее. Действительное имеет свою меру, а о том, что доходит неведомо откуда, пугливая душа вольна строить догадки.
Если бояться всего, что может случиться, то незачем нам и жить.
Беда глупости еще и в том, что она все время начинает жизнь сначала. (Со ссылкой на Эпикура, но, вероятно, это собственная формулировка Сенеки.)
До чего противно легкомыслие тех, (…) кто перед кончиной начинает надеяться заново. (…) Что гнуснее старика, начинающего жизнь сначала?
Многим пришлось бояться оттого, что их можно было бояться.
Кто мудр, тот во всем смотрит на замысел, а не на исход. Начало в нашей власти; что выйдет, решать фортуне, над собой же я не признаю ее приговора.
Мы не должны ни во всем уподобляться (…) толпе, ни во всем от нее отличаться. (…) Больше стойкости в том, чтобы оставаться трезвым, когда весь народ перепился до рвоты, больше умеренности в том, чтобы, не смешиваясь со всеми, не выделяться и не составлять исключения и делать то же самое, что все, но иначе.
Чего ты дожидаешься? (…) Исполнения всех желаний? Такое время не наступит! (…) Такова цепь желаний: одно родит другое.
Покуда ты будешь на все зариться, все будут зариться на тебя.
Заблуждается тот, кто ищет друзей в сенях, а испытывает их за столом.
Люди больше всего ненавидят тех, кому больше обязаны.
Малая ссуда делает человека твоим должником, большая — врагом.
(Благодеяния надо) не разбрасывать, а распределять. (…) Дело не в том, что ты дал, а в том, кому ты дал.
Люди не знают, чего хотят, до того мига, пока не захотят чего-нибудь.
Даже самый робкий предпочел бы один раз упасть, нежели все время висеть.
Немногих удерживает рабство, большинство за свое рабство держится.
Все заботятся, не о том, правильно ли они живут, а о том, долго ли проживут; между тем жить правильно — это всем доступно, жить долго — никому.
Все, чем тешится чернь, дает наслаждение слабое и поверхностное, всякая радость, если она приходит извне, лишена прочной основы.
Плохо живут те, кто всегда начинает жизнь сначала. (…) Напрасно мы полагаем, будто таких людей мало: почти все таковы. А некоторые тогда и начинают жить, когда пора кончать. А (…) некоторые кончают жить, так и не начав.
Зачем сейчас портить себе жизнь страхом перед будущим? Глупо (…) чувствовать себя несчастным из-за того, что когда-нибудь станешь несчастным.
Если ты хочешь избавиться от всякой тревоги, представь себе, что пугающее тебя случится непременно, и какова бы ни была беда, найди ей меру и взвесь свой страх. Тогда ты наверняка поймешь, что несчастье, которого ты боишься, или не так велико, или не так длительно.
Поверь мне, (…) смерть настолько не страшна, что благодаря ей ничто не страшно.
Надейся на справедливое решение, но будь готов к несправедливому.
Отдели смятение от его причины, смотри на само дело — и ты убедишься, что в любом из них нет ничего страшного, кроме самого страха.
Как водяные часы делает пустыми не последняя капля, а вся вытекшая раньше вода, так и последний час, в который мы перестаем существовать, не составляет смерти, а лишь завершает ее: в этот час мы пришли к ней — а шли мы долго. (…) «Смерть, уносящая нас, — лишь последняя смерть среди многих».
Только люди бывают так неразумны и даже безумны, что некоторых заставляет умереть страх смерти.
Мудрый и мужественный должен не убегать из жизни, а уходить. И прежде всего нужно избегать той страсти, которой охвачены столь многие, — сладострастной жажды смерти. Ибо помимо прочих душевных склонностей есть (…) еще и безотчетная склонность к смерти, и ей нередко поддаются люди благородные и сильные духом, но нередко также и ленивые и праздные. Первые презирают жизнь, вторым она в тягость.
Все, в чем мы нуждаемся, или стоит дешево, или ничего не стоит.
Гнет возраста чувствует только тело, а не душа, и состарились одни лишь пороки и то, что им способствует.
«Размышляй о смерти!» — Кто говорит так, тот велит нам размышлять о свободе. Кто научился смерти, тот разучился быть рабом. Он выше всякой власти и уж наверное вне всякой власти.
Совершенство духа нельзя ни взять взаймы, ни купить, а если бы оно и продавалось, все равно, я думаю, не нашлось бы покупателя. Зато низость покупается ежедневно.
Странно ли, что тебе нет никакой пользы от странствий, если ты повсюду таскаешь самого себя? (Со ссылкой на Сократа).
Насколько выше была б ему цена, если б толпа ценила его пониже.
Передышками нельзя пренебрегать: тяжелобольным временное улучшение заменяет здоровье.
Не смей пересчитывать всех, кто тебе страшен. (…) К твоей смерти доступ открыт только одному, сколько бы врагов тебе ни угрожало.
Только низким путем можно снискать любовь низких.
По-моему, умирая, человек мужественнее, чем перед смертью. Когда смерть пришла, она и невежде дает силу духа не бежать от неизбежного.
Кто не хочет умирать, тот не хотел жить. Ибо жизнь дана нам под условием смерти и сама есть лишь путь к ней.
Мы боимся не смерти, а мыслей о смерти — ведь от самой смерти мы всегда в двух шагах.
Стыдно человеку, который одолел самые высокие вершины, обременять богов. Что нужды в молитвах? Сделай сам себя счастливым!
Из тесного угла можно вознестись к небу — только воспрянь.
Жизнь наша коротка, и сами мы еще больше сокращаем ее своим непостоянством, каждый раз начиная жить наново. Мы дробим ее на мелкие части и рвем в клочки.
Где что-нибудь выдается и бросается в глаза, там не все ровно. (…) (У) величайших людей (…) каждая черта в произведении так сплетена с другою, что невозможно что-либо изъять, не разрушив целого.
Не та красива, у которой хвалят руку или ногу, а та, у кого весь облик не позволит восхищаться отдельными чертами.
Одно дело помнить, другое знать! (…) Знать — это значит делать и по-своему, (…) не оглядываясь всякий раз на учителя. (…) Не становись второю книгой!
Идущий следом за другим ничего не найдет, потому что не ищет.
Истина открыта для всех, ею никто не завладел.
Говорят, что начало — это уже полдела; то же относится и к нашей душе: желание стать добродетельными — полпути к добродетели.
Дружба приносит только пользу, а любовь иногда и вред.
Ни младенцы, ни дети, ни повредившиеся в уме смерти не боятся — и позор тем, кому разум не дает такой же безмятежности, какую дарует глупость.
В пространных рассуждениях, написанных заранее и прочитанных при народе, шуму много, а доверительности нет. Философия — это добрый совет, а давать советы во всеуслышанье никто не станет.
Великая душа пренебрегает великим и предпочитает умеренное чрезмерному.
Нет несчастнее зашедших так далеко, что прежде излишнее становится для них необходимым.
Нет лекарства для того, у кого пороки стали нравами.
В речах перед народом нет ни слова истины: их цель — взбудоражить толпу, мгновенно увлечь неискушенный слух, они уносятся, не давая над собою подумать.
Пусть оратор (…) говорит не быстрей и не больше, чем могут выдержать уши.
Многим не хватает только благосклонности судьбы, чтобы сравняться жестокостью, и честолюбием, и жаждой роскоши с самыми худшими. Дай им силы на все, чего они хотят, и ты узнаешь, что хочется им того же.
Мы считаем купленным лишь приобретенное за деньги, а на что тратим самих себя, то зовем даровым (…) Всякий ценит самого себя дешевле всего.
Кто сохранил себя, тот ничего не потерял, но многим ли удается сохранить себя?
Мы живем так, что внезапно увидеть нас — значит поймать с поличным.
Все, если взглянуть на изначальное происхождение, ведут род от богов.
За всеми нами одинаковое число поколений, происхожденье всякого лежит за пределами памяти.
Нет царя, что не произошел бы от раба, и нет раба не царского рода. (Со ссылкой на Платона).
Одной молитвой опровергаем другую. Желания у нас в разладе с желаниями.
Жизнь любого занята завтрашним днем. (…) Люди не живут, а собираются жить.
Мы лжем и без причин, по одной привычке.
Обходись со стоящими ниже так, как ты хотел бы, чтобы с тобою обходились стоящие выше.
Нет рабства позорнее добровольного.
Любовь не уживается со страхом.
Цари забывают, как сильны они сами и как слабы другие, и чуть что — распаляются гневом, словно от обиды. (…) Для того и нужна им обида, чтобы кому-нибудь повредить.
Разве что-нибудь было не «совсем недавно»? Совсем недавно я был мальчиком и сидел у философа Сотиона, совсем недавно начал вести дела в суде, совсем недавно потерял к этому охоту, а там и силы. Безмерна скоротечность времени, и ясней всего это видно, когда оглядываешься назад. Взгляд, прикованный к настоящему, время обманывает, ускользая при своей быстроте легко и плавно. (…) Минувшее пребывает в одном месте, равно обозримое, единое и недвижное, и все падает в его глубину.
Что ты веселишься, если тебя хвалят люди, которых сам ты не можешь похвалить?
Ты заблуждаешься, полагая, что только в морском плавании жизнь отделена от смерти тонкою преградой: повсюду грань между ними столь же ничтожна. Не везде смерть видна так близко, но везде она стоит так же близко
Рассказывать сны — дело бодрствующего; признать свои пороки — признак выздоровления.
Мы думаем, будто смерть будет впереди, а она будет, и была. То, что было до нас, — та же смерть.
Изнеженность обрекла нас на бессилие, мы не можем делать то, чего долго не хотели делать.
Постоянство и упорство в своем намерении — вещи такие замечательные, что и упорная лень внушает уважение.
Голос мешает больше, чем шум, потому что отвлекает душу, тогда как шум только наполняет слух и бьет по ушам.
Взгляни на него: (…) он ворочается с боку на бок, стараясь (…) поймать хоть легкую дрему, и, ничего не слыша, жалуется, будто слышит. Какая тут, по-твоему, причина? Шум у него в душе: ее нужно утихомирить, в ней надо унять распрю; нельзя считать ее спокойной только потому, что тело лежит неподвижно.
У каждого потемнеет в глазах, если он, стоя у края бездны, взглянет в ее глубину. Это — не страх, а естественное чувство, неподвластное разуму. Так храбрецы, готовые пролить свою кровь, не могут смотреть на чужую, так некоторые падают без чувств, если взглянут на свежую или старую, загноившуюся рану либо прикоснутся к ней, а другие легче вынесут удар меча, чем его вид.
Никто не остается в старости тем же, чем был в юности, завтра никто не будет тем, кем был вчера. Наши тела уносятся наподобие рек. (…) Я сам изменяюсь, пока рассуждаю об изменении всех вещей. Об этом и говорит Гераклит: «Мы входим, и не входим дважды в один и тот же поток». Имя потока остается, а вода уже утекла.
(В мире) пребывает все, что было прежде, но иначе, чем прежде: порядок вещей меняется.
Что такое конец жизни — ее отстой или нечто самое чистое и прозрачное (…). Ведь дело в том, что продлевать — жизнь или смерть.
Многих красота какого-нибудь полюбившегося слова уводит к тому, о чем они писать не собирались.
Лесть всех делает дураками, каждого в свою меру.
(Истинная радость), не будучи чужим подарком, (…) не подвластна и чужому произволу. Что не дано фортуной, того ей не отнять.
Я стараюсь, чтобы каждый день был подобием целой жизни.
Несчастен не тот, кто делает по приказу, а тот, кто делает против воли.
Кратчайший путь к богатству — через презрение к богатству.
Мы ищем в слезах доказательство нашей тоски и не подчиняемся скорби, а выставляем ее напоказ. (…) И в скорби есть доля тщеславия!
Для меня думать об умерших друзьях отрадно и сладко. Когда они были со мной, я знал, что я их утрачу, когда я их утратил, я знаю, что они были со мной.
Перестань дурно истолковывать милость фортуны. То, что ею отнято, она прежде дала!
Кто не мог любить больше, чем одного, тот и одного не слишком любил.
Ты схоронил, кого любил; ищи, кого полюбить! (…) Предки установили для женщин один год скорби — не затем, чтобы они скорбели так долго, но чтобы не скорбели дольше.
(Об умерших:) Те, кого мним мы исчезнувшими, только ушли вперед.
Сочинения иных ничем не блещут, кроме имени.
Что такое смерть? Либо конец, либо переселенье. Я не боюсь перестать быть — ведь это все равно что не быть совсем; я не боюсь переселяться — ведь нигде не буду я в такой тесноте.
Что можно добавить к совершенному? Ничего; а если можно, значит, не было и совершенства.
Способность расти есть признак несовершенства.
Одиссей спешил к камням своей Итаки не меньше, чем Агамемнон — к гордым стенам Микен, — ведь любят родину не за то, что она велика, а за то, что она родина.
Если что перед глазами, оно не ценится; открытую дверь взломщик минует. Таков же обычай (…) У всех невежд: каждый хочет ворваться туда, где заперто.
Ты схоронил, кого любил; ищи, кого полюбить! (…) Предки установили для женщин один год скорби — не затем, чтобы они скорбели так долго, но чтобы не скорбели дольше.
(Об умерших:) Те, кого мним мы исчезнувшими, только ушли вперед.
Сочинения иных ничем не блещут, кроме имени.
Что такое смерть? Либо конец, либо переселенье. Я не боюсь перестать быть — ведь это все равно что не быть совсем; я не боюсь переселяться — ведь нигде не буду я в такой тесноте.
Что можно добавить к совершенному? Ничего; а если можно, значит, не было и совершенства.
Способность расти есть признак несовершенства.
Одиссей спешил к камням своей Итаки не меньше, чем Агамемнон — к гордым стенам Микен, — ведь любят родину не за то, что она велика, а за то, что она родина.
Если что перед глазами, оно не ценится; открытую дверь взломщик минует. Таков же обычай (…) У всех невежд: каждый хочет ворваться туда, где заперто.
Как распрямляется сжатое силой, так возвращается к своему началу все, что не движется непрерывно вперед.
Не так радостно видеть многих у себя за спиной, как горько глядеть хоть на одного, бегущего впереди.
Боги не привередливы и не завистливы; они пускают к себе и протягивают руку поднимающимся. Ты удивляешься, что человек идет к богам? Но и бог приходит к людям и даже — чего уж больше? — входит в людей.
Мы сетуем, что все достается нам и не всегда, и помалу, и не наверняка, и ненадолго. Поэтому ни жить, ни умирать мы не хотим: жизнь нам ненавистна, смерть страшна.
Немногим удается мягко сложить с плеч бремя счастья; большинство падает вместе с тем, что их вознесло, и гибнет под обломками рухнувших опор.
Пусть будет нашей высшей целью одно, говорить, как чувствуем, и жить, как говорим.
Век живи — век учись тому, как следует жить.
Почему он кажется великим? Ты меришь его вместе с подставкой.
Мы слышим иногда от невежд такие слова: «Знал ли я, что меня ждет такое?» — Мудрец знает, что его ждет все; что бы ни случилось, он говорит: «Я знал».
Разве не счел бы ты глупцом из глупцов человека, слезно жалующегося на то, что он еще не жил тысячу лет назад? Не менее глуп и жалующийся на то, что через тысячу лет он не будет жить.
Сатия (…) приказала написать на своем памятнике, что прожила девяносто девять лет. Ты видишь, старуха хвастается долгой старостью; а проживи она полных сто лет, кто мог бы ее вытерпеть?
Жизнь — как пьеса: не то важно, длинна ли она, а то, хорошо ли сыграна.
Самое жалкое — это потерять мужество умереть и не иметь мужества жить.
Умрешь ты не потому, что хвораешь, а потому, что живешь.
Каждый несчастен настолько, насколько полагает себя несчастным.
Кто из нас не преувеличивает своих страданий и не обманывает самого себя?
Болезнь можно одолеть или хотя бы вынести. (…) Не только с оружьем и в строю можно доказать, что дух бодр и не укрощен крайними опасностями; и под одеялом (больного) видно, что человек мужествен.
Слава — тень добродетели.
Чтобы найти благодарного, стоит попытать счастье и с неблагодарными. Не может быть у благодетеля столь верная рука, чтобы он никогда не промахивался.
Мы ничего не ценим выше благодеянья, покуда его домогаемся, и ниже — когда получим.
Нет ненависти пагубнее той, что рождена стыдом за неотплаченное благодеянье.
Римский вождь (…), посылая солдат пробиться сквозь огромное вражеское войско и захватить некое место, сказал им: «Дойти туда, соратники, необходимо, а вернуться оттуда необходимости нет».
Усталость — цель всяких упражнений.
Луций Писон как однажды начал пить, так с тех пор и был пьян.
Опьяненье — не что иное, как добровольное безумье. Продли это состояние на несколько дней — кто усомнится, что человек сошел с ума? Но и так безумье не меньше, а только короче.
Велика ли слава — много в себя вмещать? Когда первенство почти что у тебя в руках, и спящие вповалку или блюющие сотрапезники не в силах поднимать с тобою кубки, когда из всего застолья на ногах стоишь ты один, когда ты всех одолел блистательной доблестью и никто не смог вместить больше вина, чем ты, — все равно тебя побеждает бочка.
Напившись вином, он (Марк Антоний) жаждал крови. Мерзко было то, что он пьянел, когда творил все это, но еще мерзостнее то, что он творил все это пьяным.
Так называемые наслаждения, едва перейдут меру, становятся муками.
Тот, кому завидуют, завидует тоже.
На чьей земле ты поселенец? Если все будет с тобою благополучно — у собственного наследника.
Стремиться знать больше, чем требуется, — это тоже род невоздержности. (…) Заучив лишнее, (…) из-за этого неспособны выучить необходимое.
Достоверно (…) только то, что нет ничего достоверного.
(В нынешних) книгах исследуется, (…) кто истинная мать Энея, (…) чему больше предавался Анакреонт, похоти или пьянству, (…) была ли Сафо продажной распутницей, и прочие вещи, которые, знай мы их, следовало бы забыть.
Все (…) познается легче, если (…) расчленено на части не слишком мелкие (…). У чрезмерной дробности тот же порок, что у нерасчлененности. Что измельчено в пыль, то лишено порядка.
Вы (чревоугодники) несчастны, ибо (…) голод ваш больше вашей же утробы!
Говори (…), чтобы (…) услышать и самому; пиши, чтобы самому читать, когда пишешь.
Самый счастливый — тот, кому не нужно счастье, самый полновластный — тот, кто властвует собою.
Природа не дает добродетели: достичь ее — это искусство. (…) (Древние) были невинны по неведенью; а это большая разница, не хочет человек грешить или не умеет.
Безопасного времени нет. В разгаре наслаждений зарождаются причины боли; в мирную пору начинается война.
Судьба городов, как и судьба людей, вертится колесом.
Беда не так велика, как гласят о ней слухи.
Прах всех уравнивает: рождаемся мы неравными, умираем равными.
Пока смерть подвластна нам, мы никому не подвластны.
Наслажденье — это благо для скотов.
Наполнять надо душу, а не мошну.
Много ли радости прожить восемьдесят лет в праздности? (…) Прожил восемьдесят лет! Но дело-то в том, с какого дня считать его мертвым.
По-твоему, счастливее тот, кого убивают в день (гладиаторских) игр на закате, а не в полдень? Или, ты думаешь, кто-нибудь так по-глупому жаден к жизни, что предпочтет быть зарезанным в раздевалке, а не на арене? Не с таким уж большим разрывом обгоняем мы друг друга; смерть никого не минует, убийца спешит вслед за убитым.
Каждый в отдельности вмещает все пороки толпы, потому что толпа наделяет ими каждого.
Несчастного Александра гнала и посылала в неведомые земли безумная страсть к опустошению. (…) Он идет дальше океана, дальше солнца. (…) Он не то что хочет идти, но не может стоять, как брошенные в пропасть тяжести, для которых конец паденья — на дне.
Не думай, будто кто-нибудь стал счастливым через чужое несчастье.
Само по себе одиночество не есть наставник невинности, и деревня не учит порядочности.
Блаженствующие на взгляд черни дрожат и цепенеют на этой достойной зависти высоте и держатся о себе совсем иного мнения, чем другие. Ведь то, что прочим кажется высотою, для них есть обрыв.
Мы часто про себя желаем одного, вслух — другого, и даже богам не говорим правды.
Войны (…) — это прославляемое злодейство.
Запрещенное частным лицам приказывается от лица государства. За одно и то же преступление платят головою, если оно совершено тайно, а если в солдатских плащах — получают хвалы.
Человек — предмет для другого человека священный.
Природа (…) родила нас братьями.
(О Катоне Младшем): Сколько в нем силы духа, сколько уверенности среди общего трепета! (…) Он единственный, о чьей свободе речь не идет; вопрос не о том, быть ли Катону свободным, а о том, жить ли ему среди свободных.
Богу я не повинуюсь, а соглашаюсь с ним и следую за ним не по необходимости, а от всей души.
Злодеянья могут быть безнаказанны, но не безмятежны. (…) Первое и наибольшее наказанье за грех — в самом грехе.
Никогда не считай счастливцем того, кто зависит от счастья!
Кто страдает раньше, чем нужно, тот страдает больше, чем нужно.
(Мудрец) считает одинаково постыдным бежать и от смерти, и от жизни.
Мы ищем причин для страданья и хотим сетовать на судьбу даже неоправданно, когда она не дает нам повода к справедливым жалобам.
Расстоянье между первым и последним днем (жизни) изменчиво и неведомо; если мерить его тяготами пути, оно велико даже у ребенка, если скоростью — коротко даже у старца.
Люди стонут более внятно, когда их слышат.
Человеку ничего не обещано наверняка, и фортуна не должна непременно довести его до старости, но вправе отпустить, где ей угодно.
Пусть (…) память (об умерших) будет долгой, а скорбь — короткой.
Более велик тот, кто отнимает у нас саму способность оценивать, чем тот, кто заслуживает высочайшей оценки.
Не будем ничего откладывать, чтобы всякий день быть в расчете с жизнью.
Природа обыскивает нас при выходе, как при входе. Нельзя вынести больше, чем принес.
Зверей заставляет нападать или голод, или страх, а человеку погубить человека приятно.
Привыкшая к слепому страху душа неспособна заботиться о собственном спасенье: она не избегает, а убегает, а опасности легче ударить нас сзади.
Многое, что ночью представляется ужасным, день делает смехотворным.
К ним (власть имущим) нужно приближаться, но не сближаться тесно, чтобы лекарство не обошлось нам дороже самой болезни.
У всякого есть человек, которому доверяют столько же, сколько ему самому доверено. Пусть да же первый (…) довольствуется одним слушателем, — их получится целый город.
Кто ждет наказанья, тот наказан, а кто заслужил его, тот ждет непременно.
Дела за нами не гонятся — люди сами держатся за них и считают занятость признаком счастья.
В чтении, как и во всем, мы страдаем неумеренностью; и учимся для школы, а не для жизни.
Жизнь — вещь грубая. Ты вышел в долгий путь — значит, где-нибудь и поскользнешься, и получишь пинок, и упадешь, и устанешь, и воскликнешь «умереть бы!» — и, стало быть, солжешь.
Равенство прав не в том, что все ими воспользуются, а в том, что они всем предоставлены.
Ничтожен и лишен благородства тот, кто (…) хотел бы лучше исправить богов, чем себя.
Целым овладевают по частям.
Многие приходят слушать, а не учиться. (…) Некоторые приходят даже с письменными дощечками — затем, чтобы удержать не мысли, а слова, и потом произнести их без пользы для слушающих, как сами слушали без пользы для себя.
Разве ты не видел, каким криком оглашается театр, едва скажут что-нибудь, с чем все мы согласны (…)? «Имеет все, кто хочет, сколько надобно». Слыша это, (…) те, кто всегда хочет больше, чем надобно, кричат от восторга и проклинают деньги.
Лучше всего пахнет тело, которое ничем не пахнет.
Мера (…) ближе к воздержанию и, может быть, труднее воздержанья: ведь от чего-то легче отказаться совсем, чем сохранять умеренность.
(О вегетарианстве): Человеку и бескровной пищи хватит; (…) (а) там, где резня служит удовольствию, жестокость переходит в привычку.
То, что было философией, становится филологией.
Сама старость есть неизлечимая болезнь.
Из одного и того же каждый извлекает лишь нечто, соответствующее его занятиям. На одном и том же лугу бык ищет лишь траву, собака — зайца, аист — ящерицу.
«Жизнь ему в тягость». — Не спорю, а кому она не в тягость? Люди и любят, и ненавидят свою жизнь.
Речь — убранство души.
С тех пор как они (деньги) в чести, ничему больше нет заслуженной чести: делаясь поочередно то продавцами, то товаром, мы спрашиваем не «какова вещь?», а «какова цена?»
Всем кажется лучшим то, от чего отказались.
Мы защищаем наши пороки, так как любим их, и предпочитаем извинять их, а не изгонять. (…) «Не хотим» — вот причина; «не можем» — только предлог.
Тебе кажется высоким то, от чего ты далеко, а взойди наверх — и оно окажется низким. Пусть я буду лжецом, если тебе и тогда не захочется взойти выше: то, что ты считал вершиной, — только ступенька.
Деньги никого не сделали богатыми, — наоборот, каждого они делают еще жаднее до денег.
Необходимое не приедается.
Расточитель прикидывается щедрым, хотя между умеющим одарять и не умеющим беречь — разница огромная.
Великое дело — играть всегда одну роль. Но никто, кроме мудреца, этого не делает; все прочие многолики. (…) Порой о человеке, с которым виделись вчера, по праву можно спросить: «Кто это?»
Даже бессловесным и тупым скотам, как бы ни были они неуклюжи во всем прочем, хватает ловкости и вниманья, чтобы жить. (…) Даже те из них, что для других бесполезны, для своей цели ничего не упустят.
Только не имея некоторых вещей, мы узнаем, что многие из них нам и не нужны.
Тут испустил он дух и перестал притворяться живым.
Нигде в мире мы не найдем чужой нам страны; отовсюду одинаково можно поднять глаза к небу.
Гай Цезарь (Калигула), которого природа создала словно затем, чтобы показать, на что способны безграничная порочность в сочетании с безграничной властью, однажды устроил пир, стоивший миллионов сестерциев; и хотя изобретательность всех была к его услугам, он лишь с трудом добился того, чтобы один обед поглотил доходы с трех провинций.
Никто не может быть презираем другими до тех пор, пока он не научился презирать самого себя.
Нельзя найти такого несчастного дома, который не имел бы утешения, видя другой дом, еще более несчастный.
Никому не дано счастья — безнаказанно родиться.
Ничто так не нравится, как погибшее; тоска по отнятому делает нас несправедливыми к оставшемуся.
Смерть — лучшее изобретение природы.
Ничто так не обманчиво, как жизнь; (…) поистине, ее не принял бы никто, если бы не получил против воли.
Если рост прекратился, близок конец.
Ничто не вечно, немногое долговечно, (…) конец у вещей различный, но все, что имеет начало, имеет и конец.
Этот страдает от того, что у него есть дети, тот — что потерял детей: слезы у нас иссякнут скорее, чем повод для печали.
Природа (…) пожелала, чтобы первым плачем был плач при рождении человека.
Цезарю (т. е. императору), которому все позволено, по тем же причинам многое не позволено. (…) Он себе уже не принадлежит, и подобно звездам, без отдыха совершающим свой путь, ему никогда не дозволяется ни остановиться, ни делать что-либо для себя.
(Об умершем): Наконец он свободен, наконец он в безопасности, наконец он бессмертен.
Каждый в свое время, но все мы направляемся в одно и то же место.
Доля утешения: разделить свою скорбь со многими.
Не чувствовать своего горя — не свойственно человеку, а не перенести его — недостойно мужа.
Не может заниматься чужим утешением тот, кого осаждают собственные несчастья.
Любят родину не за то, что она велика, а за то, что своя.
Ни один человек не является неблагожелательным судьей по отношению к самому себе.
Человек для человека должен быть святыней.
Гораздо тяжелее кажется то наказание, которое назначается мягким человеком.
Человек по своей природе — Животное чистое и изящное.
Никто не становится хорошим человеком случайно.
Кто везде, тот нигде.
Кому не на что надеяться, тому не в чем отчаиваться.
Судьба ничего не дает в вечную собственность.
Истинная радость — дело серьезное.
Будем наслаждаться своим уделом, не прибегая к сравнениям, — никогда не будет счастлив тот, кого мучит вид большего счастья… Когда тебе придет в голову, сколько людей идет впереди тебя, подумай, сколько их следует сзади.
Неизбежное прими достойно.
Избежать этого нельзя. Но можно все это презирать.
Как басня, так и жизнь ценятся не за длину, но за содержание.
Важно не то, долго ли, а правильно ли ты прожил.
Благо — не всякая жизнь, а жизнь хорошая.
Жизнь долга, если она полна… Будем измерять ее поступками, а не временем.
Пока человек жив, он никогда не должен терять надежды.
Есть люди, которые живут без всякой цели, проходят в мире, точно былинка в реке: они не идут, их несет.
Когда человек не знает, к какой пристани он держит путь, для него ни один ветер не будет попутным.
Пока есть возможность, живите весело!
Человек, который думает только о себе и ищет во всем своей выгоды, не может быть счастлив. Хочешь жить для себя, живи для других.
Пользуйся настоящими удовольствиями так, чтобы не повредить будущим.
Никогда не считай счастливым того, кто зависит от счастливых случайностей.
Не дано легких путей от земли к звездам.
Природа дает достаточно, чтобы удовлетворить естественные потребности.
Сравнивая нашу Землю со Вселенной, мы находим, что она всего лишь точка.
Несовершенное неизбежно приходит в упадок и гибнет.
Всякий человек столь же хрупок, как все прочие: никто не уверен в своем завтрашнем дне.
Жизнь — единственное благо.
Жизнь как пьеса в театре: важно не то, сколько она длится, а насколько хорошо сыграна.
Пока человек жив, он должен надеяться на всё.
Несчастна душа, исполненная забот о будущем.
Трудно изменить природу.
Никогда человек идеальный не бранил судьбу.
Чем больше нам дано, тем больше мы желаем.
Учись веселиться!
Те, кто жили до нас, много свершили, но ничего не завершили.
Сколь многие недостойны света, и все-таки день начинается.
Кто принимает решение, не выслушав обе стороны, поступает несправедливо, хотя бы решение это и было справедливое.
Все люди одинаковы по существу, все одинаковы по рождению, знатнее тот, кто честен по природе.
Язык правды прост.
Истина не терпит отсрочек.
Наградой за доброе дело служит свершение его.
Долог путь поучений, короток и успешен путь примеров.
Чти тех, кто пытается совершить великое, даже если им это не удалось.
Великих людей питает труд.
Свои способности человек может узнать, только применив их на деле.
Лучше не начинать, чем остановиться на полпути.
Похвально делать то, что подобает, а не то, что дозволяется.
Поспешность сама себе мешает.
Пороки праздности следует преодолевать трудом.
Каждому делу — свое время.
Выбери того, чья жизнь и речь, и даже лицо, в котором отражается душа, тебе приятны; и пусть он всегда будет у тебя перед глазами либо как хранитель, либо как пример.
Мы учимся, увы, для школы, а не для жизни.
Незнание — плохое средство избавиться от беды.
Уча других, мы учимся сами.
Сколько б ты ни жил, всю жизнь следует учиться.
Наука о добре и зле, которая только и составляет предмет философии.
Философия есть нечто не побочное, а основное.
Досуг без занятий наукой — это смерть и погребение живого человека.
Ученому нетрудно быть незаносчивым и независтливым.
Не бывало великого ума без примеси безумия.
Для мудрости нет ничего ненавистнее мудрствования.
Человек не заблуждается один. Заблуждаясь, всякий распространяет свое заблуждение между окружающими.
Научись сперва добрым нравам, а затем мудрости, ибо без первых трудно научиться последней.
От мелких неисправимых ошибок легко перейти к крупным порокам.
Тяжелая ошибка часто приобретает значение преступления.
Полезнее знать несколько мудрых правил, которые всегда могли бы служить тебе, чем выучиться многим вещам, для тебя бесполезным.
Следует спокойно выслушивать поправки невежд.
Если бы мудрость дарилась природою с обязательным условием держать ее в себе и ни с кем не делиться ею, я бы от нее отказался.
Мудрость освобождает умы от тщеславия.
Один только разум может обеспечить безмятежный покой.
Избыток пищи мешает тонкости ума.
У заблуждения нет предела.
Люди верят больше глазам, чем ушам.
Трех слов связать не может.
Чаще пользуйся ушами, чем языком.
Больше пользы приносит речь, которая малыми долями прокрадывается в душу. В пространных же рассуждениях, написанных заранее и прочитанных при народе, шуму много, а доверительности нет.
Если хочешь, чтобы о чем-то молчали, молчи первый.
Речь — убранство души: если она старательно подстрижена, и подкрашена, и отделана, то ясно, что и в душе нет ничего подлинного, а есть некое притворство.
Кто просит робко, напросится на отказ.
Замолчи, не давай безрассудным речам Свободно течь из смятенной души.
Правдивая речь проста.
Речь людей такова, какой была их жизнь.
Малые печали словоохотливы, глубокая скорбь безмолвна.
Прежде чем сказать что-либо другим, скажи это себе.
Кто молчать не умеет, тот и говорить не способен.
Тот, кто в беде дает совет неясный, отказывает в нем.
В словесности, как и во всем прочем, мы страдаем невоздержанностью.
Давайте говорить то, что думаем; думать то, что говорим; пусть слова будут в согласии с жизнью.
Больше звону, чем смысла.
Хорошо учит говорить тот, кто учит хорошо делать.
Что у кого болит, тот о том, естественно, и говорит.
Польза не во многих, но в хороших книгах.
Если прочтешь что-либо, то из прочитанного усвой себе главную мысль. Так поступаю и я: из того, что я прочел, я непременно что-нибудь отмечу.
Что приобретается при чтении посредством пера — превращается в плоть и кровь.
Большая библиотека скорее рассеивает, чем поучает читателя. Гораздо лучше ограничиться несколькими авторами, чем необдуманно читать многих.
Чрезмерное обилие книг распыляет мысли.
Закон должен быть краток, чтобы его легко могли запомнить и люди несведущие.
Осуждение невинного — есть осуждение самих судей.
Щадя преступников, вредят честным людям.
Одни преступления открывают путь другим.
Задуманное, хотя и не осуществленное преступление есть все же преступление.
Кто, имея возможность предупредить преступление, не делает этого, тот ему способствует.
Преступник может иногда избежать наказания, но не страха перед ним.
Некоторые неписаные законы тверже всех писаных.
Чего не запрещает закон, то запрещает стыд.
Необходимость ломает все законы.
Разбить оковы рабства.
Кто раскаивается в своем прегрешении, тот уже почти и невиновен.
Кто нуждается в снисхождении, пусть и сам в нем не отказывает.
Интересуйся не количеством, а качеством твоих почитателей: не нравиться дурным — для человека похвально.
Первое условие исправления — сознание своей вины.
Чистая совесть — есть постоянный праздник.
Величие души должно быть свойством всех людей.
Деятельная добродетель многого добивается.
Ценность добродетели в ней самой.
Большая разница — не хотеть или не уметь согрешить.
Несчастье — удобное время для добродетели.
Без борьбы и доблесть увядает.
Мужество есть презрение страха. Оно пренебрегает опасностями, грозящими нам, вызывает их на бой и сокрушает.
Мужество без благоразумия — только особый вид трусости.
Бедствие дает повод к мужеству.
Не чувствовать страданий не свойственно человеку, а не уметь переносить их не подобает мужчине.
Ничего на свете не заслуживает такого уважения, как человек, умеющий мужественно переносить несчастья.
Жить — значит бороться.
Доблесть жаждет опасности.
Мы на многое не отваживаемся не потому, что оно трудно; оно трудно именно потому, что мы на него не отваживаемся.
Никогда счастье не ставило человека на такую высоту, чтобы он не нуждался в друге.
Дружба кончается там, где начинается недоверие.
Верность друга нужна и в счастье, в беде же она совершенно необходима.
Без товарища никакое счастье не радует.
Сколько рабов, столько врагов.
Золото пробуют огнем, женщину — золотом, а мужчин — женщиной.
Если хочешь быть любимым, люби.
Уродство до сих пор лучшее средство для сохранения женщиной ее добродетели.
Власть над собой — самая высшая власть, порабощенное, своими страстями — самое страшное рабство.
Цезарю многое непозволительно именно потому, что ему дозволено все.
Что естественно, то не постыдно.
Часто бывает так, что лучше не заметить оскорбления, чем потом мстить за него.
Раздор пусть исходит от других, от тебя же примирение.
Тому, кем овладевает гнев, лучше повременить с принятием решения.
Тот, кто делает добро другому, делает добро самому себе, не в смысле последствий, но самим актом делания добра, так как сознание сделанного добра само по себе дает уже большую радость.
Есть приличие и в горе. И в слезах должно знать меру. Только неразумные люди бывают неумеренны в выражениях как радости, так и скорби.
Страсти придают ума самым глупым людям и делают глупыми самых умных.
Об услуге пусть рассказывает не оказавший, а получивший ее.
Ты возмущаешься тем, что есть на свете неблагодарные люди. Спроси у совести своей, нашли ли тебя благодарным все, кто оказывал тебе одолжения.
С кем поведешься, от того и наберешься.
Доверие, оказанное вероломному, дает ему возможность вредить.
Всякое зло легко подавить в зародыше.
Кто собирается причинить обиду, тот уже причиняет ее.
Пьяный делает много такого, от чего, протрезвев, краснеет.
Почему человек не признается в своих пороках? Потому что он все еще погружен в них. Это все равно что требовать от спящего человека рассказать его сон.
Утраченный стыд не вернется.
Каждое зло как-то компенсируется. Меньше денег меньше забот. Меньше успехов — меньше завистников. Даже в тех случаях, когда нам не до шуток, нас угнетает не неприятность сама по себе, а то, как мы ее воспринимаем.
Пьянство — это добровольное сумасшествие.
Пить вино так же вредно, как принимать яд.
Жестокость всегда проистекает из бессердечия и слабости.
Кто громоздит злодейство на злодейство, свой множит страх.
Всякое излишество есть порок.
Никто не записывает благодеяний в календарь.
Люди в чужом деле видят больше, чем в своем собственном.
Вы сами, покрытые множеством язв, высматриваете чужие волдыри.
Нет места лекарствам там, где то, что считалось пороком, становится обычаем.
Порицание со стороны дурных людей — та же похвала.
Высшее богатство — отсутствие жадности.
Поздно быть бережливым, когда все растрачено.
Довольствующийся немногим желудок освобождает от очень многого.
Кто хорошо сжился с бедностью, тот богат.
Они нуждаются, обладая богатством, а это самый тяжкий вид нищеты.
Не тот беден, кто мало имеет, а тот, кто хочет многого.
Деньгами надо управлять, а не служить им
Высшее богатство — отсутствие прихотей.
Худший из недугов — быть привязанным к своим недугам.
Одно из условий выздоровления — желание выздороветь.
Некоторые лекарства опаснее самих болезней.
Ничто так не препятствует здоровью, как частая смена лекарств.
Пока мы откладываем жизнь, она проходит.
Если присмотреться, то окажется, что наибольшая часть жизни многих растрачивается на дурные дела, немалая часть — на безделье, а вся жизнь в целом вообще не на то, что нужно.
Кого ты мне назовешь, кто хоть сколько-нибудь умел бы ценить время?
Береги время.
Только время принадлежит нам.
Скупость благородна только в расходовании времени.
Сначала мы расстаемся с детством, а затем — с юностью.
Никто не ощущает, как уходит молодость, но всякий чувствует, когда она уже ушла.
И старость полна наслаждений, если только уметь ею пользоваться.
Нет ничего безобразнее старика, который не имеет других доказательств пользы его продолжительной жизни, кроме возраста.
Смерть мудреца есть смерть без страха смерти.
Глупо умирать из страха перед смертью.
После смерти нет ничего.
Первый же час, давший нам жизнь, укоротил ее.
До старости я заботился о том, чтобы хорошо жить, в старости забочусь о том, чтобы хорошо умереть.
Старость — неизлечимая болезнь.
Мы дорого ценим умереть попозднее.
Смерть — разрешение и конец всех скорбей, предел, за который не преступают наши горести.
Никто не опаздывает прийти туда, откуда никогда не сможет вернуться.
Всякое искусство есть подражание природе.
Искусства полезны лишь в том случае, если они развивают ум, а не отвлекают его.
И после плохого урожая надо сеять.
Идти с шилом на льва.
Приятно иногда и подурачиться.
Тяжело не перенести горе, а переносить его все время.
(Источник: «Афоризмы. Золотой фонд мудрости.» Еремишин О. - М.: Просвещение; 2006.)

Сводная энциклопедия афоризмов. Академик. 2011.
Свернуть
http://dic.academic.ru/dic.nsf/aphorism ... 0%B8%D0%B9


Вернуться к началу
 Профиль  
Ответить с цитатой  
Непрочитанное сообщениеДобавлено: 11 апр 2015, 09:02 
Не в сети
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 16 ноя 2014, 14:30
Сообщения: 420
Откуда: Челяб.обл.
саморегуляция как процесс
Исследователи указывают на важнейшее значение для всех личностных составляющих межличностных отношений. Удачно построенные межличностные отношения наполняют смыслом и положительными эмоциями жизнь конкретного человека. Внутренний потенциал личности реализуется в межличностных отношениях.
Но существенной трудностью при налаживании межличностных отношений являются конфликты межличностные и конфликтность личности как таковая. За последнее время в известной степени наметились и определились различные теоретические подходы в решении одной из координальных и центральных проблем науки – проблемы саморегуляции человека. Понятие саморегуляции все чаще встречается в психологии.
При этом оно имеет различное толкование и по-разному интерпретируется в различных направления и школах. Проблемами саморегуляции занимались такие учёные психологи, как И. П. Павлов, П. К. Анохин, И. М. Семенов, В. Е. Клочко.
Огромная заслуга в постановке и раскрытии важных аспектов проблемы психической саморегуляции принадлежит научной школе В. М. Бехтерева, а также его учеников и последователей, таких как А. Ф. Лазурский, М. Я. Басов, В. Н. Мясищев, Б. Г. Ананьев и др. Стилевыми особенностями саморегуляции являются типичные для человека и наиболее существенные индивидуальные особенности самоорганизации и управления внешней и внутренней целенаправленной активностью, устойчиво проявляющейся в различных ее видах. Подростковый возраст — это возраст пытливого ума, жадного стремления к познанию, возраст кипучей энергии, бурной активности, инициативности, жажды деятельности. Заметное развитие в этот период приобретают волевые черты характера — настойчивость, упорство в достижении цели, умение преодолевать препятствия и трудности.
Подросток способен не только к отдельным волевым действиям, но и к волевой деятельности. Он часто уже сам ставит перед собой цели, сам планирует их осуществление. Но недостаточность воли сказывается, в частности, в том, что, проявляя настойчивость в одном виде деятельности, подросток может не обнаруживать ее в других видах.
Наряду с этим подростковый возраст характеризуется известной импульсивностью. Порой подростки сначала сделают, а потом подумают, хотя при этом уже осознают, что следовало бы поступить наоборот.
Психическое развитие подростка тесно связано и с таким важнейшим новообразованием личности, как саморегуляция. Именно в этот период наблюдается бурное развитие самосознания, ориентировка личности на собственную оценку. Саморегуляция начинает проявляться в младшем школьном возрасте. Но там она отличается исключительной неустойчивостью, в то время как у подростка она носит относительно устойчивый характер.
Поведение и деятельность подростка во многом определяются особенностями саморегуляции. Так, при завышенной самооценке у подростка часто возникают конфликты с окружающими. Цель исследования заключается в изучении стилевых особенностей саморегуляции подростков с различными типами конфликтного поведения. Объект: саморегуляция как психологический феномен.
Предмет: специфика саморегуляции подростков с различными типами реагирования в конфликтных ситуациях. Гипотеза исследования строилась на предположении о том, что саморегуляция подростков с различными типами реагирования в конфликтных ситуациях имеет отличия, определяющиеся степенью выраженности отдельных показателей данной психологической характеристики.
Задачиисследования: 1. Проанализировать теоретически материал по проблеме исследования. 2. Изучить стилевые особенности саморегуляции подростков. 3. Определить особенности реагирования подростков в конфликте. 4. Рассмотреть специфику саморегуляции подростков с различными типами реагирования в конфликтных ситуациях.
5. Разработать рекомендации, направленные на оптимизацию процессов саморегуляции подростков. Методы исследования: 1) Теоретические: анализ психолого-педагогической литературы; 2) Эмпирические: тестирование (методика К. Томаса, «Исследования особенностей реагирования в конфликтной ситуации»; методика В. И. Моросанова, Е. М. Коноз «Стилевая саморегуляция поведения человека»). Практическая значимость исследования состоит в возможности использования разработанных рекомендаций и выводов, полученных в результате исследования, в деятельности психологической службы образовательного учреждения в аспекте развития саморегуляции подростков, при составлении коррекционных и развивающих программ для; в консультативной работе психологов, консультациях.
Экспериментальная база. Исследование проводился на базе ГОУ СПО «Бийский техникум механической обработке древесины». В исследовании приняло участие 88 студентов.
Структура дипломной работы. Работа состоит из введения, трёх глав: двух теоретических («Теоретические аспекты изучения проблемы саморегуляции»; «Проблема конфликта в психологической науке»); практической («Экспериментальное исследование по определению особенностей саморегуляции подростков с различными типами реагирования в конфликтной ситуации»); заключения, приложений и списка литературы.
Дипломная работа содержит рисунки и графики. Глава 1 Теоретические аспекты изучения проблемы саморегуляции в современной психологии 1.1 Понятие «саморегуляции» и его психологический смысл За последнее время в известной степени наметились и определились различные теоретические подходы в решении одной из координальных и центральных проблем науки – проблемы саморегуляции человека. Саморегуляция рассматривается как атрибут всеобщей материи, раскрывает механизмы функционирования систем и фиксирует момент устойчивости. Понятие «саморегуляция» отражает биологическую (природную) характеристику человека как индивида, а понятие саморегулирования отражает социальную характеристику человека как личности [11]. Понятие саморегуляции все чаще встречается в психологии.
При этом оно имеет различное толкование и по-разному интерпретируется в различных направления и школах. Необходимо отметить, прежде всего, что это понятие не является собственно психологическим, оно чаще используется в теории систем, в физиологии. В связи с этим за понятием саморегуляция исходно закрепились представления о равновесии, норме, адаптации, гомеостазе.
И. П. Павлов еще в 1903г писал, что суть первейшей задачи и цели физиологического исследования заключается в познании того, каким образом и высшие и низшие организмы при всей сложности их устройства, сохраняют свою целостность в процессе уравновешивания со средой [47]. Позднее И. П.Павлов определил человека как саморегулирующуюся систему, которая сама себя направляет, поддерживает, воспитывает и даже совершенствует [47]. Эти идеи получили дальнейшее развитие в теории функциональной системы, разработанной П. К. Анохиным. С точки зрения этой теории функциональные системы представляют собой динамические, саморегулирующиеся организации, элементы которых взаимодействуют достижению полезных результатов, носящих приспособительных характер для организма [5]. Именно эта значительная закрепленность понятия «саморегуляция» за адаптивными приспособительными, уравновешивающими формами функционирования живых организмов и обусловливает сложность применения данного понятия в психологии; приводит к неоднозначному пониманию термина «саморегуляция»; к необоснованным попыткам распространения адаптивных гомеостатических представлений на психику человека по аналогии с физическим гомеостазом, описанным У. Кенном, здесь можно говорить о психологическом гомеостазе [55]. Л. В. Выготский отмечал, что психика человека участвует в регуляции поведения, которое отличается высшими формами активного приспособления природы к своим потребностям, в противоположность пассивному приспособлению животных к среде [15]. «Саморегуляцию» понимают иногда как непроизвольный психический процесс [54]. Такое понимание существенно обедняет смысл саморегуляции, приводя, в конечном счете, к представлению о параллельном развитии мыслительной деятельности и некоего психического процесса, направленного на совершенствование. Спорно уже представление о саморегуляции как психическом процессе.
Саморегуляция – это принцип, который должен объяснить целостность и устойчивость деятельности и личности, организацию психических процессов, посредством которых совершается деятельность, их внутреннюю связь и единство, направленность деятельности и ее детерминацию [55]. Чаще всего выявляется попытка сводить саморегуляцию к проблеме сознательного управления человеком собственными действиями и поведением. В этом случае саморегуляция определяется как включающая в себя планирование действий, поступков, волевое усилие, при их задержке или активизации, самоконтроль.
Однако многочисленные исследования показывают, что любая более или менее сложная деятельность человека регулируется единством осознаваемых и неосознаваемых психических феноменов. Саморегуляция, с точки зрения В. Е. Клочко, должна пониматься через проблему соотнесения осознаваемого и неосознаваемого, произвольного и непроизвольного, через их взаимопереходы и взаимообусловленность в единой системе целостного психического саморегулирования. Осознанное регулирование является высшим уровнем с системе регуляции, но сведение всей проблемы саморегуляции только к одному уровню, даже высшему, не только существенно обедняет объяснительные возможности принципа, но и противоречит самой его основе. Саморегуляция есть проявление целостной работы психики как системы многоуровневой [25]. Огромная заслуга в постановке и раскрытии важных аспектов проблемы психической саморегуляции принадлежит научной школе В. М. Бехтерева, а также его учеников и последователей, таких как А. Ф. Лазурский, М. Я. Басов, В. Н. Мясищев, Б. Г. Ананьев и др. Задаваясь вопросом о самом понятии саморегуляции поведения, М. Я. Басов предлагает рассматривать его в двух смыслах.
Первый наиболее широкий, связан с общей установкой личности и общим направлением ее активности. Другой, затрагивающий регуляцию в собственном смысле слова, касается структуры процесса и способов ее организации [6]. Развитие активности и как общих предпосылок развития способностей, формирования личности раскрывается в работах В. Н. Дружининой В. Н. [19]. В современной психологии еще не сложилось удовлетворительное толкование понятий самоуправления и саморегулирования. Таким образом, под психическим саморегулированием понимается сознательное воздействие человека на присущие ему психические явления (процессы, состояния, свойства), выполняемую им деятельность, собственное поведение с целью поддержания (сохранения) или изменения характера их протекания.
Субъектом саморегуляции является сам человек, а в качестве объектов могут выступать присущие ему психические явления, выполняемая им деятельность или собственное поведение. 1.2 Основные подходы к изучению проблемы саморегуляции Понятие «саморегуляция» получило особое развитие в рамках дифференциальной психофизиологии. Дифференциальную психофизиологию интересуют, прежде всего, формально-динамические особенности поведения человека, в том числе интеллектуальные. Общая задача дифференциальной психологии заключается в выявлении индивидуальных различий в саморегуляции.
Саморегуляция и активность понимается как наиболее общие и относительно независимые факторы, к которым можно свести формально-динамические особенности поведения человека. Под интеллектуальной саморегуляцией понимается способность индивида создавать программу деятельности и на этой основе управлять своими действиями и состояниями.
Самое широкое определение саморегуляции связано с пониманием регуляции деятельности самим индивидом. При таком подходе выделяется понятие «общественная регуляция», которая определенным образом сочетается с саморегуляцией. Наличие общественно типизированных и нормированных форм деятельности не исключает индивидуализированных и типизированных по индивидуальному основанию форм активности и деятельности.
«Точнее, нам кажется, будет представление о том, что общественная детерминация предполагает индивидуальную, более того социальной нормой становиться выход суверенной личности за пределы типизированных, нормативно усредненных деятельностей, требующей для их реализации нормативно усредненных качеств» [1, с.3]. Саморегуляция такой «нормативной», но «сверхнормативной» деятельности, приводящей к социально-нормативному процессу саморазвития личности и должно стать предметом собственно психологического анализа [1]. Субъектное бытие человека сложно и многоаспектно, оно обеспечивается системой всей человеческой психики и реализуется в разнообразных формах [12]. Одним из наиболее общих и существенных проявлений субъектности человека является его произвольная осознанная активность, обеспечивающая достижение принимаемых человеком целей. В понятии "субъект" акцентируется в первую очередь, активное, деятельностное начало человека, реализуя которое, он осуществляет свои реальные отношения с действительностью. Не случайно при содержательном анализе субъектных характеристик человека, тем более в контексте какой-то конкретной проблемы, речь идет о человеке как о субъекте деятельности, социального поведения, общения, поступка, саморазвития, т. е. как о субъекте той или иной осознаваемой целенаправленной активности, которая имеет для него определенный смысл и относительно которой человек выступает как ее инициатор, творец, хозяин. Именно поэтому в контексте общего аспекта субъектного развития и существования человека одно из центральных базовых мест занимает проблема закономерностей осознанной регуляции человеком своей произвольной целенаправленной активности.
Применительно к человеку, носителю высших форм психики, который сам принимает цели своих исполнительских действий и сам же их реализует доступными и приемлемыми для него средствами, которые он также в ряде случаев определяет сам, можно говорить об осознанной саморегуляции. Осознанная саморегуляция понимается нами как системно-организованный процесс внутренней психической активности человека по инициации, построению, поддержанию и управлению разными видами и формами произвольной активности, непосредственно реализующей достижение принимаемых человеком целей [28]. Место и роль психической саморегуляции в жизни человека достаточно очевидны, если принять во внимание, что практически вся его жизнь есть бесконечное множество форм деятельности, поступков, актов общения и других видов целенаправленной активности.
Именно целенаправленная произвольная активность, реализующая все множество действенных отношений с реальным миром вещей, людей, средовых условий, социальных явлений и т. д., является основным модусом субъектного бытия человека. От степени совершенства процессов саморегуляции зависит успешность, надежность, продуктивность, конечный исход любого акта произвольной активности.
Более того, все индивидуальные особенности поведения и деятельности определяются функциональной сформированностью, динамическими и содержательными характеристиками тех процессов саморегуляции, которые осуществляются субъектом активности. Саморегуляция целенаправленной активности выступает как наиболее общая и сущностная функция целостной психики человека, в процессах саморегуляции и реализуется единство психики во всем богатстве условно выделяемых ее отдельных уровней, сторон, возможностей, функций, процессов, способностей и т. п. Таким образом, проблема психической саморегуляции является одной из наиболее глобальных и фундаментальных проблем общей психологии. Ее исследование открывает большие, во многом специфические, нетрадиционные возможности для понимания и содержательного объяснения общих закономерностей построения и реализации человеком своей произвольной активности (деятельности, поведения, общения), для определения условий успешного психического развития ребенка, для понимания феномена общего уровня субъектного развития человека, для исследования индивидуально-типических особенностей деятельности и поведения, для продуктивного участия в решении широкого спектра очень разнообразных практических задач[11]. По мнению О. А. Конопкина, анализ иерархии и логической связи главных задач исследования психической саморегуляции приводит к выводу, что основной исходной задачей является изучение закономерностей строения регуляторных процессов и формулирование на этой основе общей концептуальной модели, адекватно отражающей принципиальную внутреннюю структуру процессов осознанной регуляции, общую для различных видов и форм произвольной активности человека[28]. Без такого концептуального базиса все чаще используемое в психологическом обиходе понятие "процесс саморегуляции" не имеет реального содержания и попросту теряет смысл.
При этом исследование процесса саморегуляции часто подменяется, по сути, установлением самого факта детерминации деятельности, поведения отдельными психическими или даже средовыми факторами. На основании фиксации происходящих в исследуемой деятельности (поведении) изменений делается вывод о том, что вводимый в исследуемую ситуацию фактор и является самим механизмом саморегуляции или одним из таковых. В результате саморегуляция как процесс, имеющий закономерное строение, исчезает, а вместе с этим снимается и вопрос о реальной роли и месте изучаемого фактора в регуляторном процессе.
Остается неясным, идет ли речь о какой-либо действительно регуляторной функции (например, планировании, контроле), о психическом ли средстве осуществления такой функции (умственных умениях и операциях и др.), о специфическом ли источнике информации, используемой при реализации какой-либо регуляторной функции (образе Я, самооценке и др.), об условиях, активирующих и поддерживающих процесс саморегуляции (мотивационных, эмоциональных феноменах и др.). Исследуемые регуляторные факторы, реальное место и функция которых в едином системном механизме регуляции не определены (а тем самим не определено и их регуляторное сотрудничество с другими структурными и содержательными, информационными компонентами системы регуляторного процесса), независимо от воли автора выступают в качестве имеющих самостоятельное значение, главных факторов саморегуляции, определяющих ее процесс и результат в целом. Как уже говорилось, в подобных случаях употребление термина "саморегуляция" и производных от него (эффект саморегуляции, механизм саморегуляции и т. п.) не несет определенной содержательной нагрузки и имеет не столько объяснительный, сколько "отсылочный" характер, по сути лишь констатируя факт отнесенности, причастности изучаемого фактора и полученного результата к явлению саморегуляции. В контексте непосредственно проблемы саморегуляции значение таких работ существенно возросло бы при опоре на конкретное теоретическое представление о саморегуляции как о системно-организованном процессе, имеющем закономерную внутреннюю структуру. Построение обобщенной концептуальной модели процессов саморегуляции при первом подходе к проблеме существенно затрудняется многообразием видов и форм произвольной активности, отличающихся друг от друга по самым различным (как внешнеисполнительским, так и содержательно-психологическим) характеристикам.
Однако сама целенаправленная "исполнительская" активность и осознанная регуляторика, обеспечивающая ее продуктивность, несмотря на их единство, не тождественны друг другу. В целых исследования общих закономерностей строения процессов саморегуляции последние должны рассматриваться в качестве собственно регуляторно-управленческих информационных процессов, т. е. в аспекте их непосредственно регуляторно-управленческих функций.
При этом происходит абстрагирование, как от конкретики форм регулируемой произвольной активности, так и от конкретики психических средств информационного обеспечения процессов саморегуляции. Конечно, специфика человеческой психики как средства отражения действительности и ее презентации сознанию субъекта влияет на структуру процессов психической саморегуляции: состав и характер осуществления регуляторных функций, являющихся компонентами целостных регуляторных процессов, специфику межфункциональных связей, обеспечивающих системное единство процессов саморегуляции. Следовательно, продуктивный путь изучения закономерностей процессов саморегуляции состоит в реализации системного подхода.
Он должен быть исходно ориентирован на исследование психической регуляторики как собственно регуляторных процессов, реализующих общие для разных систем принципы, а с другой стороны, - как процессов, осуществляемых специфическими средствами человеческой психики. Такой подход дает возможность максимально избежать как кибернетического редукционизма, приводящего к психологической бессодержательности или упрощенчеству, так и психологической калейдоскопичности, которая выражается во внесистемном изучении отдельных психических феноменов и факторов, детерминирующих осуществление деятельности, и фактически реализует линейно-причинные (не имеющие места в действительности) схемы, снимающие вопрос о системном строении процессов психической регуляции.
Анализ реальных способов построения общей концептуальной модели процесса осознанной саморегуляции приводит к выводу, что наиболее адекватным для решения данной задачи является системно-функциональный подход к анализу структуры регуляторных процессов. Это означает, что процесс саморегуляции должен быть отражен как целостная, замкнутая (кольцевая) по структуре, информационно открытая система, реализуемая взаимодействием функциональных звеньев (блоков), основанием для выделения которых (по принципу необходимости и достаточности) являются присущие им специфические (частные, компонентные) регуляторные функции, системное "сотрудничество" которых реализует целостный процесс регуляции, обеспечивающий достижение принятой субъектом цели.
Это дает возможность выделения единой для разных видов произвольной целенаправленной активности функциональной структуры процессов саморегуляции, т. е. для выделения общих функциональных звеньев психической регуляции и их системных отношений, независимо от внешней исполнительской структуры деятельности и от состава и конкретики реализующих процесс регуляции психических средств. Обозначенный аспект анализа процессов саморегуляции адресуется прежде всего к собственно регуляторным моментам строения этих процессов.
Структурно полноценный регуляторный процесс в наибольшей мере обеспечивает (при прочих равных условиях) успешное достижение принятой субъектом цели. Любой структурно-функциональный дефект (недостаточная реализация какой-либо компонентной регуляторной функции, неразвитость межкомпонентных связей) процесса регуляции существенно ограничивает деятельностные возможности человека (в том числе и непосредственно в учебной деятельности). Поэтому совершенство функциональной структуры регуляторных процессов является исходно необходимой и весьма существенной предпосылкой деятельностного бытия во всем разнообразии его проявлений. Ни одна сторона психического развития (умственное, волевое, нравственное и др.), которым традиционно уделяется основное внимание в учебно-воспитательной практике, принципиально не может автоматически обеспечить совершенство системной функциональной структуры регуляторных процессов, которая, как правило, формируется стихийно в разных видах осуществляемой ребенком активности и, как свидетельствуют факты, далеко не всегда успешно [30]. Какими бы психическими средствами ни реализовывались процессы саморегуляции, имеющие несовершенную функциональную структуру, эти процессы не смогут привести к наиболее эффективному построению и реализации самой исполнительской активности, обеспечить ее продуктивность.
Формирование у ребенка полноценной функциональной структуры процессов психической регуляции является специальной педагогической задачей, которая и должна решаться в качестве таковой в разных видах доступной ребенку произвольной активности, на разных этапах его психического развития, при разных формах педагогического взаимодействия взрослого и ребенка. Таким образом, все изложенное приводит к убеждению, что проблема психической саморегуляции произвольной активности является одной из наиболее значимых при психологическом исследовании субъектного аспекта человеческого бытия; что при формировании всестороннего целостного представления о процессах саморегуляции в качестве базисного, исходного выступает вопрос об их принципиальном строении, об их структуре как собственно регуляторных информационных процессов; что обобщенная модель функциональной структуры процессов саморегуляции является необходимым концептуальным средством содержательного воплощения идей саморегуляции при решении теоретических и практических задач, связанных с изучением человека как субъекта различных видов и форм его произвольной активности.
1.3 Функциональные звенья процесса саморегуляции Модель функциональных звеньев процесса саморегуляции была разработана О. А. Конопкиным на основе анализа видов реальной деятельности - учебной (школа, ПТУ, вуз), производственно-трудовой, спортивной. Им были выделены следующие функциональные звенья, реализующие полноценный процесс саморегуляции [28] . Таковыми являются: Принятая субъектом цель деятельности.
Это звено выполняет общую системообразующую функцию, весь процесс саморегуляции формируется для достижения принятой цели в том ее виде, как она осознана субъектом. Субъективная модель значимых условий. Она отражает комплекс тех внешних и внутренних условий активности, учет которых сам субъект считает необходимым для успешной исполнительской деятельности. Такая модель несет функцию источника информации, на основании которой человек осуществляет программирование собственно исполнительских действий.
Модель включает, естественно, и информацию о динамике условий в процессе деятельности. Программа исполнительских действий. Реализуя это звено саморегуляции, субъект осуществляет регуляторную функцию построения, создания конкретной программы исполнительских действий. Такая программа является информационным образованием, определяющим характер, последовательность, способы и другие (в том числе динамические) характеристики действий, направленных на достижение цели в тех условиях, которые выделены самим субъектом в качестве значимых, в качестве основания для принимаемой программы действий.
Система субъективных критериев достижения цели (критериев успешности) является функциональным звеном, специфическим именно для психической регуляции. Оно несет функцию конкретизации и уточнения исходной формы и содержания цели. Общая формулировка (образ) цели очень часто недостаточна для точного, "остро направленного" регулирования, и субъект преодолевает исходную информационную неопределенность цели, формулируя критерии оценки результата, соответствующего своему субъективному пониманию принятой цели.
Контроль и оценка реальных результатов. Это регуляторное звено, несущее функцию оценки текущих и конечных результатов относительно системы принятых субъектом критериев успеха, не требует особых комментариев. Оно обеспечивает информацию о степени соответствия (или рассогласования) между запрограммированным ходом деятельности, ее этапными и конечными результатами и реальным ходом их достижения. Решения о коррекции системы саморегулирования.
Функция этого звена обозначена в его названии. Специфика же реализации этой функции состоит в том, что если конечным (часто видимым) моментом такой коррекции является коррекция собственно исполнительских действий, то первичной причиной этого может служить изменение, внесенное субъектом по ходу деятельности в любое другое звено регуляторного процесса, например, коррекция модели значимых условий, уточнение критериев успешности и др. [28]. Все звенья регуляторного процесса, будучи информационными образованиями, системно взаимосвязаны и получают свою содержательную и функциональную определенность лишь в структуре целостного процесса саморегуляции [4]. Психическая саморегуляция в качестве собственно регуляторного процесса является преодолением субъектом информационной неопределенности в каждом отдельном звене, при их информационном согласовании.
Реализация субъектом регуляторного процесса есть самостоятельное принятие человеком ряда взаимосвязанных решений, осуществление последовательности согласованных между собой выборов как преодоление самых разных сторон (содержание, субъективное значение, личностная ценность и др.) субъективной информационной неопределенности при построении и управлении своею активностью, начиная с принятия цели и кончая оценкой достигнутых результатов. Психологические средства преодоления, снятия субъектом информационной неопределенности весьма разнообразны.
Это весь арсенал процессов активного отражения, внутреннего моделирования и преобразования отраженной действительности, целенаправленно используемых субъектом в зависимости от конкретного вида активности и условий ее осуществления. Селекция, оценка используемой для регуляции (в конечном счете - для построения и осуществления активности) информации, презентированной сознанию субъекта в форме психических феноменов (от конкретных чувственных образов до терминальных личностных ценностей), осуществляется субъектом на основе принятых им самим критериев [15]. Процесс саморегуляции как система функциональных звеньев обеспечивает создание и динамическое существование в сознании субъекта целостной модели его деятельности, предвосхищающей (как до начала действий, как и в ходе их реализации) его исполнительскую активность. Кратко обозначенная, модель функционального строения процессов саморегуляции является "частно-научным" вариантом реализации общего положения о том, что "структура процесса, рассматриваемая обособленно от субстрата, сводится к "внутреннему механизму" процесса, к тому, как процесс происходит, к абстрактному понятию "формы процесса" или способа преобразования содержания. Причем формальная сторона процесса совпадает с понятием функциональной структуры.
Названная модель отражает структурно-функциональный аспект формы процессов психической саморегуляции. Эта форма, выделенная в чистом виде, и отражает наиболее устойчивое, инвариантное в процессах регуляции деятельности относительно разнообразия ее собственно психологических, содержательных и операционально-исполнительских моментов (к числу переменных относится и нелинейная этапно-временная "развертка" формирования, сопоставления и уточнения субъектом отдельных функциональных звеньев и их согласования в рамках целостного регуляторного процесса) [11]. Рассмотренный аспект функциональной структуры процессов саморегуляции является базисным для реализации второго необходимого содержательно-психологического аспекта анализа этих процессов.
Содержательно-психологический аспект предполагает анализ информационного обеспечения саморегуляции средствами конкретных психических процессов, явлений, продуктов психической активности и т. д. Лишь реализуя этот аспект, можно представить процесс саморегуляции как живой, пристрастный процесс собственно психической активности субъекта со всеми особенностями его детерминации, содержательным и личностным смыслом целей, отношением человека к способу их достижения, условиями деятельности, палитрой индивидуальных особенностей субъекта и многими другими факторами. Конкретный процесс саморегуляции как собственно психический процесс существует лишь в единстве обоих аспектов. Однако реализовать содержательно-психологический аспект процессов саморегуляции, не потеряв их собственно регуляторную суть, можно лишь в органической соотнесённости с уже получившим определенное решение аспектом их функциональной структуры. Модель функциональной структуры процессов саморегуляции позволяет анализировать реальную обеспеченность отдельных функциональных звеньев и процесса в целом необходимыми психическими средствами; рассматривать любой вовлеченный в целенаправленную активность психический феномен в его соотнесенности с конкретным регуляторным звеном, оценивать его причастность к обеспечению определенной функции, т. е. выявлять его конкретное место и роль в целостном регуляторном процессе, в режимном механизме саморегуляции.
Это, в свою очередь, позволяет оценивать согласованность данного психического феномена по различным параметрам (например, по его информационному содержанию, учитывая как семантический, так и аксиологический аспект) с другими, реализующими процесс саморегуляции психическими средствами, предвидеть и оценивать режимную вовлеченность (или отторжение) данного фактора в реализацию данного регуляторного процесса. Благодаря этому преодолевается характерное для ряда исследователей, использующих термин "саморегуляция", прямое соотнесение разного рода и уровня психических феноменов с особенностями деятельности или поведения, минуя учет самого процесса, опосредствующего и определяющего режимное влияние исследуемых факторов. Таким образом, определяя значение нормативной модели психической саморегуляции как концептуального инструмента психологических исследований, следует отметить, что она открывает существенные дополнительные возможности в решении широкого круга многообразных (в том числе традиционных) задач, связанных с общей проблемой исследования человека как субъекта произвольной целенаправленной активности, с развитием, формированием субъектных качеств, с их проявлением в разных сферах жизнедеятельности человека, с анализом основных форм произвольной целенаправленной активности и др. Так, например, становится возможным анализ собственно регуляторных особенностей, присущих отдельным видам деятельности и связанных с этим специфических трудностей в их осуществлении; появляется дополнительный подход к оптимальному информационному обеспечению конкретных видов профессионального труда; возможно использование при профотборе и профориентации принципа совместимости индивидуальных особенностей произвольной регуляторики человека и соответствующих требований данного вида труда; обнаруживается необходимость специальной диагностики развития полноценной структуры регуляторных процессов, как существенной линии психического субъектного развития; проблема индивидуального стиля конкретной деятельности расширяется и углубляется до рамок проблемы индивидуального стиля саморегуляции произвольной активности; возникают собственно "регуляторные" аспекты исследования таких деятельностных личностных характеристик, как инициативность, продуктивная самостоятельность и др. 1.4 Стилевые особенности саморегуляции Стилевыми особенностями саморегуляции являются типичные для человека и наиболее существенные индивидуальные особенности самоорганизации и управления внешней и внутренней целенаправленной активностью, устойчиво проявляющейся в различных ее видах [42]. В отечественной психологии стиль чаще описывают через устойчивые индивидуальные особенности выполнения деятельности, детерминированные свойствами индивидуальности самых различных уровней и спецификой деятельности, в которой стиль формируется. В. И. Моросанова, Е. М. Коноз развивают новое направление в изучении проявлений особенностей стиля человека – исследования индивидуального стиля саморегуляции произвольной активности человека.
Феномен стиля саморегуляции проявляется в том, каким образом человек планирует и программирует достижение жизненных целей, учитывает значимые внешние и внутренние условия, оценивает результаты и корректирует свою активность для достижения субъективно приемлемых результатов, в том, в какой мере процессы самоорганизации развиты и осознанны. Индивидуальный стиль саморегуляции характеризуется комплексом стилевых особенностей регуляторики.
К этим комплексам относятся типичные для данного человека особенности регуляторных процессов реализующие основные звенья системы саморегуляции (планирование, программирование, моделирование, оценивание результата), а также регуляторно-личностные свойства или инструментальные свойства личности, такие как самостоятельность, надежность, гибкость и т. д. В силу универсальности функциональной структуры регуляции для самых разных видов психической активности и деятельности стиле саморегуляции проявляется общая регуляторная основа индивидуальности, которая является предпосылкой формирования конкретных стилей деятельности в различных ее видах [42]. Под индивидуально-стилевыми особенностями саморегуляции понимаются типичные для человека особенности системы психического саморегулирования, которые устойчиво проявляются в различных видах его деятельности и поведения. К индивидуально-стилевым особенностям саморегуляции относим, во-первых, индивидуальные особенности регуляторных процессов, реализующих основные звенья системы саморегулирования, такие, как планирование, программирование, оценка результатов и т. д. Для их изучения мы используем разработанную О. А. Конопкиным принципиальную модель системы осознанного саморегулирования, которая позволяет осуществить унифицированный подход и сравнивать индивидуальные особенности основных регуляторных процессов в самых разных видах деятельности относительно независимо от их внешней исполнительской структуры и от состава реализующих ее психических средств и благодаря этому выявлять не только индивидуальные, но и типические стилевые особенности регуляции.
Во-вторых, существуют стилевые особенности, которые характеризуют функционирование всех звеньев системы саморегулирования и являются одновременно субъектно-личностными свойствами (например, самостоятельность). Изучение индивидуально-стилевых особенностей регуляторики студентов необходимо для решения задач индивидуального подхода при обучении, успешной адаптации студентов к условиям высшей школы. Проходя различные этапы развития, саморегуляция подростков приобретает характерные черты, которые будут рассмотрены в данном параграфе.
После относительно спокойного младшего школьного возраста, подростковый кажется бурным и сложным. Недаром Стэнли Холл назвал его периодом «бури и натиска». Развитие на этом этапе действительно идёт быстрыми темпами, особенно многь изменений наблюдается в плане формирования личности. И пожалуй главная особенность подростков – личностная нестабильность.
Противоположные черты, стремления, тенденции существуют и борются друг с другом, определяя противоречивость характера и поведения взрослеющего ребёнка. Среди многих личностных особенностей, присущих подростку, особо выделяют формирующееся у него чувство взрослости. Когда говорят, что ребёнок взрослеет, имеют ввиду становление его готовности к жизни в обществе взрослых людей, причём как равноправного участника этой жизни. Конечно, подростку ещё далеко до истинной взрослости и физически, и психологически, он объективно не может включаться во взрослую жизнь, но стремится и претендует на равные со взрослыми права.
Новая позиция проявляется в разных сферах, чаще всего во внешнем облике, манерах. Внешний вид подростков часто становится источником постоянных недоразумений и даже конфликтов в семье. Подросток, считая себя уникальной личностью, стремится внешне ни чем не отличаться от сверстников. Желание слиться с группой, ни чем не выделяться, отвечающие потребности безопасности называется социальной мимикрией.
Одновременно с внешними, объективными проявлениями взрослости возникает и чувство взрослости – отношение к себе как к взрослому, представление ощущение себя в какой-то мере взрослым человеком. Это субъективная сторона взрослости считается центральным новообразованием в подростковом возрасте. Чувство взрослости проявляется прежде всего, в желании, чтобы все взрослые, и сверстники относились к нему ни как к маленькому, а как к взрослому. Он претендует на равноправие в отношениях со старшими и идёт на конфликты, отстаивая свою «взрослую» позицию.
Чувство взрослости проявляется и в стремлении к самостоятельности, желание оградить какие-то стороны своей жизни от вмешательства родителей. Это касается вопросов внешности, отношений с ровесниками, учёбы. Чувство взрослости – особая форма самосознания подростков.
Становление самосознания и устойчивого образа «Я» - являются следующими важнейшими характеристиками личности подростков. Уровень самосознания и устойчивости образа «Я» тесно связан с развитием психических функций, характерным для психических функций в подростковом возрасте становится участие в личности в каждом отдельном акте. Ребёнок должен был бы говорить «Мне думается», «Мне запоминается» - безлично, а подросток – «Я думаю», «Я запоминаю». Развитие абстрактно-логического мышления, означает появление не только нового интеллектуального качества, но и новой потребности.
У подростков появляется непреодолимое тяготение к абстракции, теоретизирование становится насущной психологической проблемой. Подросток, абстрагируясь от конкретного, рассуждает в чисто словесном плане. На основе общих посылов он строит гипотезы и проверяет их, т. е. рассуждает гипотетико-директивно. Вся история психического развития в подростковом возрасте состоит из перехода функций в верх и образования самостоятельно высших синтезов.
В этом смысле психического развития подростков господствует строгая иерархия. Различные функции (внимание, память, восприятие, воля, мышление) не развиваются рядом друг с другом, как пучок веток, поставленных в один сосуд. В процессе развития, все эти функции образуют сложную иерархическую систему, где центральной или ведущей функцией является мышление. Все остальные функции вступают в сложный синтез с этим новым образованием, они интеллектуализируются, перестраиваются на основе мышления в понятия.
Становление личности включает в себя также становление относительно устойчивого образа «Я»; т. е. целостного представления о самом себе. Образ «Я» не просто отражение каких-то объективных данных не зависящих от степени осознанности свойств, а социальная установка, отношение личности к самой себе, включающее три взаимосвязанные компонента.
Познавательный – знание себя, представление о своих качествах и свойствах.; эмоциональный - оценка этих качеств и связанное с ней самолюбие, самоуважение и тому подобные чувства и поведенческие – т. е. практическое отношение к себе производное от первых двух компонентов. Образы «Я», которые создаёт в своём сознании подросток, разнообразны – они отражают всё богатство его жизни.
Физическое «Я», т. е. представление о собственной внешности, представление о своём уме, способностях в различных областях, о силе характера и других качествах, соединяясь, образуют большой пласт Я-концепции. Познание себя, своих различных качеств приводит к формированию когнитивного компонента Я-концепции.
С ними связано ещё два – Страницы: 1 2 3 4 Похожие рефераты: Значение интеллектуального тренинга для формирования самоотношения на этапе ... Попытки осмысления феномена самоотношения на этапе обучения подростков в ВУЗе. Три разных подхода рассмотрения отношения человека к себе: самоотношение в структуре самосознания, самоотношение в структуре личности, самоотношение в системе саморегуляции.
Свернуть
http://psinovo.ru/referati_po_psicholog ... iyach.html


Вернуться к началу
 Профиль  
Ответить с цитатой  
Непрочитанное сообщениеДобавлено: 14 апр 2015, 22:06 
Не в сети
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 16 ноя 2014, 14:30
Сообщения: 420
Откуда: Челяб.обл.
РПЦ: мифы и реальность. Мало кто знает, что мы развиваемся с задержкой примерно в 700 лет! https://www.youtube.com/watch?v=RcQ9PXdGq1U


Вернуться к началу
 Профиль  
Ответить с цитатой  
Непрочитанное сообщениеДобавлено: 15 апр 2015, 12:09 
Не в сети

Зарегистрирован: 01 сен 2013, 19:15
Сообщения: 593
Откуда: Уфа
Александр Шмидт писал(а):
РПЦ: мифы и реальность. Мало кто знает, что мы развиваемся с задержкой примерно в 700 лет! https://www.youtube.com/watch?v=RcQ9PXdGq1U

Александр, вы круто ошиблись. 18,5 миллионов лет назад нас по необходимости опустили с ментального уровня (это уровень, на котором живут и общаются развитые люди, или если точнее - существа, в нашей солнечной системе, или то, что называют уровнем души и уровнем достижения солнечной системы) солнечной системы сначала на астральный, затем на физический, где мы сейчас пялимся в мониторы компьютеров. Мы были высокоразвитыми, имели космические корабли типа современных НЛО, бороздили просторы космоса. Так что отстаём мы от большинства населения солнечной системы минимум на 18 с половиной миллионов лет. А отставание от некоторых цивилизаций галактики просчитать вообще не возможно. В их понимании у нашего человечества и цивилизации детский уровень развития. На каком уровне они могут общаться с детьми?! Правильно, на уровне сказок, мифов, легенд. Любая религия это сказка. Священные писания это сказки. И даже наши наука и техника сказки. Наши космические ракеты на уровне детских трёхколёсных велосипедов в их понимании.
У нас задержка развития психики. В некотором смысле наша планета это космический психо-неврологический диспансер. А люди типа Иисуса Христа, Сен Жермена, Джуал Кхула, Рерихов и других это вылечившиеся и сейчас они занимаются нашим лечением.

И меня вылечат. И тебя вылечат. И даже доктора Данилина вылечат.
Вот так примерно.


Вернуться к началу
 Профиль  
Ответить с цитатой  
Показать сообщения за:  Поле сортировки  
Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 217 ]  Пред.  1 ... 11, 12, 13, 14, 15  След.

Часовой пояс: UTC + 3 часа


Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: Bing [Bot], Елена Март, Google [Bot] и гости: 3


Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете добавлять вложения

Найти:
Перейти:  
POWERED_BY
Русская поддержка phpBB
[ Time : 0.076s | 19 Queries | GZIP : On ]