Серебряные нити

психологический и психоаналитический форум
Новый цикл вебинаров «Тела сновидения» Прямой эфир в 21:00
Текущее время: 09 дек 2016, 12:36

Часовой пояс: UTC + 3 часа




Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 108 ]  Пред.  1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8  След.
Автор Сообщение
Непрочитанное сообщениеДобавлено: 24 июн 2015, 21:41 
Не в сети

Зарегистрирован: 06 ноя 2014, 18:10
Сообщения: 2728
Откуда: Новосибирск
Александр Шмидт писал(а):
бландинка заканчивает письмо следующими словами:доча извини что не положила в конверт деньги,так как уже запечатала конверт

Блондинка думала--волосы темнели. :a_g_a: :-) Спасибо,дядя Волхв.


Вернуться к началу
 Профиль  
Ответить с цитатой  
Непрочитанное сообщениеДобавлено: 24 июн 2015, 21:42 
Не в сети
Почётный участник форума
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 26 фев 2010, 08:39
Сообщения: 17794
Откуда: Москва
У меня неплохой результат получился :-)
Цитата:
Неплохой результат, еще не всё потеряно..

_________________
Право, приятно,
Когда развернёшь наугад
Древнюю книгу
И в сочетаниях слов
Душу родную найдёшь.

Сегэн Госабуро /Татибана Акэми/


Вернуться к началу
 Профиль  
Ответить с цитатой  
Непрочитанное сообщениеДобавлено: 29 июн 2015, 12:07 
Не в сети
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 16 ноя 2014, 14:30
Сообщения: 420
Откуда: Челяб.обл.
проблема внутреннего диалога
Отношение человека к миру, другим людям и самому себе складывается в процессе деятельности и общения. В отечественной психологии традиционным является изучение этих процессов в сопоставлении внешнего и внутреннего аспектов, при этом общение рассматривается преимущественно как внешнее - общение с другими людьми. Вместе с тем творческое отношение к своей личности, возможность саморазвития и самовоспитания опирается на процессы самосознания, такие как самопознание и самоотношение в их единстве и целостности.

Понятие "внутренний диалог" рассматривается психологами в широком и узком смысле. Американский психиатр М. Джослин утверждает, что все наши мечты и размышления, фантазии и сны - это формы внутреннего диалога. Близкое к этому понимание внутреннего диалога (в широком смысле) как формы диссоциации личности на составные части высказывают представители ведущих психологических школ ( психоанализ , психосинтез, транзактный анализ, гештальт психология и др.). Примерами творческой диссоциации, которые постоянно присутствуют в обыденной жизни, являются сны, мечты, роли, фантазии, специфические воображаемые партнеры, проекции позитивных и негативных качеств на себя и других, селективная амнезия на стимулы и все защитные функции. Интрапсихическое общение, которое происходит даже во время сна, есть, по-существу, контакт субъекта с его прошлым опытом. Способы репрезентации прошлого опыта могут быть субъективированы и персонифицированы: он обретает ту же форму, что и наше собственное "Я", т.е. выступает в виде персонажа, героя или лица. За этим феноменом, по-видимому, стоит наша постоянная готовность к общению с реальным партнером.

Среди психологических исследований, так или иначе затрагивающих проблему внутреннего диалога, преобладают теоретические работы, в которых рассматриваются гипотетические формы внутреннего диалога, его природа и функции (М.М. Бахтин, И.С. Кон др.).

В силу труднодоступности внутреннего диалога для экспериментального изучения в обычных условиях, эти исследования посвящены анализу внутреннего диалога в особых ситуациях: вынужденное одиночество ( В.И. Лебедев, Дж. Лилли), измененные состояния сознания (В.В. Налимов, Д.И. Горбов, С. Гроф), психотерапевтические ситуации (Э. Берн, Ф. Перлз, К. Роджерс), а также в других контекстах - феномен саморегуляции, воображаемого компаньона, множественной личности.

В узком смысле внутренний диалог исследуется как механизм функционирования самосознания, в отечественной психологии это работы И.С. Кона, В.В. Столина, А.В. Визигиной и др. Эмпирическое исследование, проведенное А.В. Визигиной, посвящено изучению внутреннего диалога как механизма самосознания и затрагивает один из возможных его аспектов - диалог двух подструктур личности: "Я" - не "Я". Под внутренним диалогом этим автором понимается развернутая внутренняя речевая активность субъекта, направленная на значимые для него объекты действительности и собственного "Я". Специфика этой активности определяется взаимодействием по крайней мере двух несовпадающих точек зрения, развиваемых одним и тем же субъектом.

Вместе с тем в настоящее время возникает необходимость перехода к исследованию конкретных процессов аутокоммуникации. Эта необходимость обусловлена прежде всего нуждами психотерапевтической и педагогической практики, так как знание путей и механизмов аутокоммуникации обеспечивает доступ к наиболее интимным и глубинным слоям сознательной и бессознательной жизни личности, создание возможностей для ее развития и коррекции.

Психологи - практики, психотерапевты, педагоги и лингвисты, бизнесмены и врачи - вот лишь краткий перечень представителей тех профессий, кого вплотную может заинтересовать возможность получения новых знаний, помогающих более эффективному взаимодействию со своим внутренним опытом и с другими людьми.

Проблема генезиса внутренней диалогичности личности традиционно рассматривается в русле концепции Л.С. Выготского о социальном происхождении высших психических функций. В современных работах, посвященных проблемам интериоризации, исследователи прослеживают переход внешнего межличностного взаимодействия между ребенком и взрослым во внутреннее общение, диалог с самим собой (Библер В.С., Буш Г.Я., Ковалев Г.А., Радзиховский Л.А., Зинченко В.Л. и др.). Зарождение внутреннего диалога обычно связывают с возникновением самоконтроля и саморегуляции ребенка.


Анализ представлений о природе внутреннего диалога предполагает введение рабочего способа их классификации. По-видимому, эта классификация возможна на основании разных критериев. В качестве возможных могут быть предложены следующие критерии:

1) характер отношений между двумя "Я", складывающийся в процессе внутреннего диалога. В данном контексте можно выделить "децентрированные" диалоги с образом реального партнера и "эгоцентрические" диалоги, в которых субъект приводит к полному согласию с собой своего оппонента;

2) особенности партнера по внутреннему диалогу: выступает ли партнер в качестве актуального или воображаемого образа, эмоционально-ценностные характеристики партнера;

3) функциональная направленность: внутренние диалоги, осуществляющие самопознание личности, ценностную саморегуляцию и самовоспитание, защитные внутренние диалоги (самооправдание, вытеснение, искажение и другие защитные механизмы);

4) критерий нормы - патологии: внутренние диалоги зрелой развивающейся личности, диалоги, обеспечивающие процессы нормальной адаптации, и внутренние диалоги патологической природы;

5) степень осознанности - неосознанности внутренних диалогов: от диалогов, протекающих при высоком уровне осознания, до неосознанных и полностью бессознательных внутренних диалогов;

6) спонтанность - заданность внутреннего диалога: стихийные, спонтанно возникающие внутренние диалоги и специально сконструированные модели в диагностических (например, методика управляемой проекции В.В. Столина) и психотерапевтических (гештальттерапия, техники НЛП) целях.

Таким образом, даже простейшая классификация внутренних диалогов свидетельствует о многогранности и сложности описываемого феномена. Перечисленные виды внутренних диалогов осуществляются в разных формах. Вот некоторые из них: самоисповедь, самоубеждение, самоприказ (самокоманда), самовнушение, самоподкрепление, диалог субличностей, моделирование внутренних стратегий мышления и др.

Одним из основных приемов, обеспечивающих диалогизм самосознания, является рефлексия. Как справедливо заметил С.Л. Рубинштейн, в определенных ситуациях, характеризующихся нарушением привычных автоматизмов и жизненных стереотипов, сознание выступает "как разрыв", как выход из "полной поглощенности непосредственными процессами жизни для выработки соответствующего отношения к ней, вне ее для суждения о ней". Рассматривая рефлекцию как средство самопознания, важно подчеркнуть ее созидающую роль. Обратимся для этого к мнению А. Тоома, развивающего точку зрения на рефлекцию как на процесс самосозидания: "Осознание самого себя - предпосылка для целенаправленного изменения самого себя. Но давая возможность развития, рефлексия вынуждает к тяжелому своеобразному душевному труду… Рефлексия - занятие трудоемкое, ее лучше направлять туда, где шаблоны бессильны, где требуется полная самостоятельность, творческие решения осмысления своего места в жизни." По мнению этого автора, человек нерефлексирующий обусловлен контекстами, и хотя ему кажется, что он свободно думает, ему приходит в голову лишь то, что обеспечивает больший моральный комфорт. Если же человек достаточно полно осознает себя, свои мысли, чувства, поступки, то тем самым от встает на новый уровень бытия, который он вслед за этим вынужден наполнять новым содержанием.

Что касается способов вывода в рефлексию, несмотря на их использование многими практиками, их анализ встречается крайне редко. Обычно выделяют следующие приемы: обсуждение, объективацию, повторение (парафраз), отражение (Анцыферова Л.И., Слободчиков В.И., Алексеева Н.Г. Степанов С.Ю. и др.).

Великолепный пример отстранения и объективации описан В. Франклом. "Я вспоминаю, как однажды утром я шагал из лагеря на работу и чувствовал, что уже не в состоянии выносить голод, холод и боль…Моя ситуация представлялась мне безобразной и безнадежной. Тогда я представил себе, что стою на кафедре в большом, красивом и теплом конференц-зале… и рассказываю как раз о том, что я в данный момент переживаю. С помощью этого приема мне удалось как-то подняться над ситуацией, над настоящим и над страданиями и увидеть их так, как будто они уже в прошлом."

Исследование содержания и форм и функций внутреннего диалога широко используется в ведущих современных психотерапевтических подходах. В некоторых из них: аналитической психологии К.Юнга, психосинтезе, гештальттерапии, транзактном анализе, гуманистической психологи и нейролингвистическом программировании - широко используются техники актуализации внутреннего диалога, его коррекции и развития. Понимание природы общения с собой чрезвычайно важно в практике психотерапии, оно непосредственно сказывается на концепции самого процесса терапии, на определении механизмов трансформации личности, а также на выборе терапевтических стратегий.


Так американский психотерапевт Дж. Бирс выделяет следующие критерии конфликтности внутренних диалогов:

1) превращение внутренней коммуникации во внутреннюю войну, приводящей к блокированию эффективной деятельности личности;

2) непостоянное осознание этих внутренних диалогов;

3) идентификация субъекта с неистинным представлением о себе.

Наиболее яркой формой диалогов этого типа является так называемый "собака - сверху - собака - снизу" - диалог между руководящей и подчиненной субстанциями "Я", выявленный в рамках гештальттерапии. Этот же тип внутреннего диалога может быть описан в терминах транзактной психологии как диалог между требовательным, жестоким, нелюбящим Родителем и слабым, чрезмерно зависимым Ребенком.

Цель терапевтического воздействия - актуализация скрытых, неполностью познанных внутренних диалогов, их развертывание и вербализация, с тем, чтобы объективировать их для самого субъекта, который таким образом, может реально наблюдать. Сознавать и эмоционально - действенно переживать свою раздвоенность путем идентификации с обоими полюсами. Л. Гринберг на основе контент - анализа внутренних диалогов, полученных в ходе терапии, выделил три стадии развертывания внутреннего диалога, соответствующие трем стадиям личностной интеграции: 1) стадия первоначальной конфронтации диалогирующих элементов "Я"; 2) стадия сближения, когда обе стороны "Я" выражают себя более полно, с большей экспрессией, когда подавляемая часть "Я" перестает восприниматься как недостойная, а подавляющая становится менее враждебной по отношению к своей "жертве"; 3) стадия интеграции, в которой обе части "Я" начинают понимать и принимать друг друга, конструктивно работая над разрешением проблемы.

Другая эмпирическая область, раскрывающая специфику внутренних диалогов, - это исследования множественной личности. наиболее распространенный тип множественной личности - "чередующаяся личность", когда в одном и том же человеке сосуществуют два автономных "Я" поочередно захватывающих господство над ним. В большинстве случаев, описанных в литературе, эти две личности обладают контрастными характеристиками по ряду черт. Первичная личность , как правило, не знает о существовании вторичной, вторичная же чаще всего осознает первичную, комментирует ее поведение. Первичная личность часто характеризуется эмоциональной подавленностью, строгим следованием правилам и нормам, повышенным чувством долга, неспособностью к экспрессии, необщительностью. Вторичная - импульсивна, эгоистична, свободомысляща, открыто выражает свои мысли чувства, общительна. Отношение вторичной личности к первичной - пренебрежительное или даже враждебно-издевательское.

Во многих описанных в литературе случаях формирования множественной личности проходило ряд этапов, от воображаемого компаньона в защитной форме "козла отпущения" и сознательного проигрывания его роли в ситуациях, когда объект, будучи собой не способен разрешить свои проблемы, ко все более сильной его автономизации.

Другой вариант альтер-личности - "внутренний помощник". Так Р.Аллисон рассматривает случай, когда у пациентки наряду с традиционной второй личностью, "спрятанной" за амнестическим барьером, была обнаружена еще и третья альтер-личность, котоую пациентка также не осознавала, а та, в свою очередь, все знала о двух других, выступая в качестве внутреннего наблюдателя. В ходе терапии внутренним диалогом, "внутренний помощник" актуализировался, играя роль советчика, помогая пациентке реалистически оценить ситуацию, совладать с ее проблемами. Р. .Аллисон отмечает, что так называемые "внутренние помощники"характерны для всех пациентов с множественной личностью, равно как и здоровых людей. Дж. Бирс подчеркивает в этой связи, что "внутренние помощники" характеризуются адекватным, реалистическим восприятием ситуации, и свидетельствуют о способности личности к самостоятельному росту и внутренней работе над своими противоречиями. Знаменательно, что этот же вариант партнера по внутреннему диалогу выделился и в исследованиях на здоровых испытуемых, оказавшихся в ситуации сенсорной депривации в сурдокамере (Кузнецов О.Н., Лебедев В.И.).

Анализ различных типов множественной личности может быть полезен для понимания структуры нормального свмосознания, может дать ключ к осмыслению природы внутреннего диалога. Есть основания полагать, что и здоровая личность может вести сходные внутренние диалоги, что "партнеры" по этим диалогам могут быть аналогичными рассмотренным альтер-личностям. Так, в литературе известны эксперименты, когда нормальным здоровым испытуемым с помощью гипноза внушалось, что у них "стирается" личность. На месте "стертой" личности испытуемых возникала так называемая альтер-личность со специфичными для данного испытуемого характеристиками.


Американский психиатр Дж. Бирс дает следующую характеристику множественной личности:

1) Люди с множественной личностью очень интеллектуальны, творчески одарены и обладают хорошей мотивацией.

2) Единство в подходе ко множественности - это новый способ взглянуть на проблемы человека вообще.

3) Все ведут внутренний диалог: это форма разделения (диссоциация) на составные части.

Я полагаю, что диссоциация существенна для здорового функционирования, кроме того, я считаю, что это - творческий акт.

Примеры творческой диссоциации, которые мы наблюдаем в обыденной жизни - это сны, мечты, фантазии, роли и специфические умения, воображаемые товарищи по играм, проекция позитивных и негативных аспектов себя на других, селективная амнезия на стимулы и, практически все защитные функции.

4) Как правило, множественные личности - это блестящие люди, с ненасытным любопытством относящиеся к себе и к жизни.

5) Многоуровневое функционирование - это, возможно, одно из наиболее удивительных свойств адаптивности, которое все еще находится далеко за пределами нашего понимания.

По описаниям, проводимым в религиозно-мистической литературе, механизм диссоциации заложен в практику духовного самосовершенствования. Аскет-отшельник, в соответствии с избранным идеалом, сознательно расщепляет личность на две корреляционно связанные составляющие. Одна из них - негативная, обычно визуализируется в виде беса, демона и пр. Если аскету удается осуществить некоторую психологическую операцию, то нежелательную составляющую можно безболезненно отбросить. Так, например, как в Евангельской притче об искушении Христа дьяволом. Более того, в серьезных ситуациях человек должен отобразить одного из двойников во вне. Как правило, этот процесс осуществляется через визуализацию (галлюцинирование), отчуждение (двойник сидит напротив, как у Достоевского в диалоге Ивана Карамазова с чертом, двойником Ивана), ведущее к катарсису, т.е. необходимо очень большое отчуждение в диалоге с самим собой.

Итак, эмпирически найдено несколько форм внутренних диалогов конфликтных личностей: 1) между деспотичной, подавляющей "родительской" инстанцией и подчиняющейся, слабой, неспособной выполнить требования первой, виноватой "детской" инстанцией; 2) между эмоционально подавленным, ригидным, опасливым, конформным, маломощным "Я" и контрастным по личностным чертам, "вкушающим удовольствия", циничным "не-Я" (о диалоге между этими партнерами можно говорить лишь условно, так как по крайней мере один из них не слышит голоса другого); 3) между нуждающимися в совете и поддержке, попавшим в затруднительное положение "Я" и помогающим, реалистичным, доброжелательным помощником; 4) между сильной, развивающейся, духовно страждущей, сущностной составляющей "Я" и чуждой, враждебной, отторгаемой, инаковой, воспринимаемой как внешняя сила.

В случае диалога первого типа - это поучение, упрек, укоризна, обвинение, с одной стороны, и принятие вины, оправдание - с другой. В случае диалога второго типа (о котором можно говорить лишь в случае снятия амнестического барьера), - это издевательство, насмешка, высказывание презрения по поводу слабостей, личностных черт, намерений и т.д., с одной стороны, и либо ответная агрессия, враждебность, либо отсутствие ответа (в случае амнестического барьера). В случае диалога третьего типа - это совет, поддержка, подбадривание с одной стороны и выражение признательности с другой. В случае диалога четвертого типа - это визуализация, отторжение, катарсис.

На основании вышеизложенных теоретических соображений нами был разработан тренинг "Искусство внутреннего диалога", целью которого является развитие креативности мышления студентов психологов, формирование рефлексивно-познавательного отношения к себе, коррекция и психотерапия стратегий внутреннего диалога.
Свернуть
http://www.psylive.ru/articles/8589_pro ... aloga.aspx


Вернуться к началу
 Профиль  
Ответить с цитатой  
Непрочитанное сообщениеДобавлено: 29 июн 2015, 21:52 
Не в сети
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 16 ноя 2014, 14:30
Сообщения: 420
Откуда: Челяб.обл.
психологическая устойчивость
Одной из центральных проблем рассмотрения специфики функционирования Я-концепции личности является проблема ее устойчивости. Констатация того, что человек находится в постоянном потоке информации, меняющей как его представления о мире, так и о самом себе, сталкивается с фактами избирательного отношения к этой информации во имя сохранения некоторой устойчивости этих представлений. Подоплека этого понятна - если представления будут изменяться по мере поступления любого нового знания, то человек будет просто дезориентирован в происходящем. Более того, у него не будет точек опоры как в миро-, так и самоотношении. Отсутствие стабильности начисто нивелирует и его способность прогнозировать дальнейшее развитие событий, да и сам этот прогноз будет невозможен при условии отсутствия стабильной информации, на которой он должен основываться. Как же человеку удается сохранить относительную стабильность в ориентирах? Чем он жертвует и во имя чего? Какие механизмы использует и как? Ответы на эти и многие другие вопросы будут предложены в настоящем разделе.

Жизненная прозаика представляет огромное количество фактов, иллюстрирующих то, что человек часто не замечает очевидного для других, что он делает многочисленные, казалось бы не имеющие какого-либо рационального объяснения ошибок. В чем их причина. Что кроется за ними? Одним из наиболее общих ответов достаточно очевиден - во имя сохранения устойчивого отношения к самому себе. Посредством каких механизмов? Посредством использования уже представленной выше возможности субъективной интерпретации происходящего, приводящей к возможности избирательного отношения к поступающей информации и ее устраивающей трактовке. Этот процесс избирательного, субъективного интерпретирования, получивший название социально-психологической самозащиты, и рассматривается современными авторами как один из наиболее мощных ресурсов поддержания устойчивости самости в целом и Я-концепции, в частности.

В широком спектре подходов к психологической самозащите особый интерес вызывает психодинамический подход, предлагающий в качестве возможного решения ряд механизмов психологической самозащиты личности, как способов поддержания системы представлений человека в относительно устойчивом и стабильном состоянии. Привлечение психодинамической традиции к анализу категории самости является тем более продуктивным, что именно в ее рамках появляется возможность нахождения достаточно оригинальных и полезных решений по ряду вопросов, вызывающих сложности в рассмотрении с позиций когнитивной и других социально-психологических традиций.

Представления о психологической защите первоначально формировались в рамках психоанализа и обычно ассоциируются с именем Зигмунда Фрейда, хотя он не был оригинальным автором этого понятия. Впервые Фрейд обратился к понятию психологической защиты в работе «Нейропсихология защиты» в 1894 г. В 1926 г. он писал: "Мы вводим его для общего обозначения всех техник, которые «я» использует в конфликте и которые могут привести к неврозу". Это понятие потребовалось ему для модельного описания динамики психических процессов в ходе психотерапевтической работы. (Муки рождения представлений о сопротивлении и вытеснении, как важных составляющих терапевтического процесса, почти зримо ощущаются в его пионерской работе "Толкование сновидений"). Сам Фрейд не считал свою теорию защитных механизмов ни завершенной, ни даже проработанной. Упоминания о тех или иных защитных механизмах разбросаны по различным его работам. В соответствии с разработанной Фрейдом моделью структуры личности (бессознательные желания и инстинкты – «Id», «Ego», «Super–Ego» - система интериоризованных норм и запретов), психологическая защита рассматривается как бессознательные, приобретенные в процессе личности способы «Я» достижения компромисса между противодействующими силами «Оно» и «Сверх – Я», а также внешней действительностью. Механизмы психологической защиты направлены на уменьшение тревоги, вызванной интрапсихическим конфликтом, и представляют собой специфические бессознательные процессы, с помощью которых «Я» пытается сохранить интегративность и адаптивность личности.

Описание механики психологической самозащиты, как совокупности способов поддержания стабильности и устойчивости системы представлений человека о самом себе и окружающем его социальном мире сопряжено с определенными сложностями. Во-первых, описано большое количество различных механизмов психологической самозащиты. Во-вторых, используемые определения этих механизмов часто неопределенны и, как следствие, многотрактуемы. В-третьих, лишь часть из этих механизмов имеет отношение к плоскости социально-психологической самозащиты, направленной на поддержание устойчивости представлений человека о самом себе и окружающем его социальном мире.

Сложность ситуации с определением механизмов психологической защиты иллюстрируется представленными ниже подходами, сформировавшимися в психоаналитической традиции. Анна Фрейд в своей книге «Психология Я и защитные механизмы» указывает, что в работах Фрейда насчитывается около девяти механизмов защиты. В этой книге в 1936 г. впервые была представлена в виде классического психоаналитического подхода концепция психологической защиты. Всего Анна Фрейд насчитывает 15 самостоятельных механизмов, заключая, что "в отдельные периоды жизни и в соответствии со своей собственной конкретной структурой индивидуальное «Я» выбирает то один, то другой способ защиты и может использовать как в своем конфликте с инстинктами, так и в защите от высвобождения аффекта".

В дальнейшем последователи психоанализа чрезвычайно расширили перечень защитных механизмов; параллельно этому делаются попытки их расклассифицировать. Так Г. Нанберг делит все механизмы на две группы: примитивные(проекция, идентификация, обращение в противоположность, замещение) и более сложные, формирующиеся вслед за генезисом «Я»(вытеснение, регрессия, реактивное образование, изоляция, уничтожение). Э. Гловер предлагает рассматривать механизмы защиты как бессознательные механизмы, которые могут быть использованы не только для защитных целей, но и для более позитивных целей; он также выделяет примитивные и более сложные механизмы. Ряд других исследователей называют также амбивалентность, дереализацию, деперсонализацию, торможение и т.д. В работе шведского психоаналитика Х. Себэка, посвященной анализу современных представлений о защитном процессе, приводится список из 27 защитных механизмов. Среди этих защит имеется несколько таких, существование которых признается практически всеми авторами (вытеснение, регрессия, реактивное образование, изоляция, проекция, интроекция, отрицание, интеллектуализация, рационализация, сублимация), а есть и такие, которые упоминают лишь немногие.

Общей чертой в традиционном психоаналитическом представлении о психологической защите является их интраличностная локализация:

§ вытеснение: психотравмирующий конфликт выносится за пределы «поля сознания», в область неосознаваемого;

§ реактивное образование: процесс, который при возникновении какого-либо желания преобразуется в прямо противоположное желание (например, преувеличенная «псевдолюбовь», за которой скрывается ненависть, и т.п.);

§ - проекция: перенос своих личностных черт на других людей;

§ интроекция: восприятие черт «значимых других» как частей своего «Я»;

§ идентификация: отождествление себя с каким-либо объектом внешнего мира;

§ изоляция аффекта: мысль и действие отрываются от аффекта;

§ отрицание: человек ведет себя так, как будто не помнит о совершении какого-либо поступка, но без амнезии, сопровождающей истинное вытеснение;

§ интеллектуализация: при воспоминании о психотравмирующей ситуации возникает повышенная речевая активность, на разговор ведется «вокруг да около», не касаясь основной проблемы, которая как бы «отвергается»;

§ рационализация: приведение логических рассуждений для маскировки желание («виноград, который недоступен, - зелен»), сознательное обесценивание утраченного;

§ сублимация: смена предмета катексиса (от сексуального объекта к другому, социально одобряемому объекту);

§ регрессия: возвращение в условиях стресса к онтогенетически более ранним или менее зримым типам поведения;

§ смещение: разрядка эмоции (обычно эмоции гнева) на объекты животных или людей, воспринимаемых индивидом как менее опасные, чем те, которые действительно вызывают гнев.

Не останавливаясь на вопросе обсуждения перечисленных обоснованности перечисленных подходов, сконцентрируемся на конкретных механизмах так или иначе проявляющихся в обеспечении устойчивости самости, исходя из общей информационно-процессуальной посылки о их предназначении в устраивающем субъекта трансформировании угрожающей устойчивости самопредставлений индивида информации.

Вытеснение - подавление, исключение из сознания информации, вносящей напряжение и тревогу в сознание. Сталкиваясь с тревожной информацией человек предпринимает целенаправленные неосознаваемые усилия для того чтобы "честно" забыть ее, обеспечивая сохранение позитивного самоотношения. Примером применения такого рода защиты является целенаправленное выталкивание из сознания собственных негативных действий, а так же событий отрицательно характеризующих личность.

Подавление - блокирование неприятной, нежелательной информации, осуществляемое при переводе ее из воспринимающей системы в память, либо при выводе из памяти. Нежелательная информация маркируется таким образом что бы в последующем не воспроизводиться. Исследования когнитивных психологов показали наличие существенных сложностей связанных с припоминанием информации, вызывающей отрицательные эмоции.

Отрицание - стремление избежать новой информации,. Несовместимой со сложившимися представлениями. Человек становится невосприимчив к тем граням своей жизни, которые чреваты для него неприятными ощущениями. В данном случае имеет место своеобразная "страусиная" стратегия, выражающаяся в том, что человек ничего не хочет видеть и слышать, неосознаваемо тревожась, что выстроенный им иллюзорный мир рухнет.

Избегание - тенденция избегания фрустрирующей ситуации или объектов, ассоциирующихся с неприятными воспоминаниями. Этом механизм проявляется в стремлении людей не встречаться со знакомыми, оказавшимися свидетелями их негативных проявлений, а так же мест, напоминающих о неприятных событиях.

Обособление - изоляция, обособление внутри сознания особых зон, связанных с травмирующими факторами, часто ведущие к расщеплению, диссоциации личности. В рамках сохранения "собственного лица" люди часто как бы обособливают свои негативные действия, объясняя себе их тем, что они вынуждены экстраординарными обстоятельствами. В обычных обстоятельствах эти действия просто не имели бы места. Так, человек, совершивший хамский поступок, вызвавший осуждение, начинает выгораживать себя, ссылкой на вынудившие его обстоятельства.

Рационализация - самообман, попытка рационально обосновать абсурдный импульс или идею. Примером рационализации является стремление найти у несимпатичного человека уймы несуществующих недостатков. Причем рационализация может быть как негативно, так и позитивно валентной. Примером позитивно валентной рационализации является кумиризация или идеализация героя, вождя, идола и т.п. В частности, влюбленные часто приписывают друг другу набор качеств объективно не присутствующих, что часто создает основу для последующих разочарований. Логика тут простая - моим избранником может быть только идеал, а следовательно у него должен быть такой набор позитивных характеристик.

Проекция - бессознательный перенос собственных чувств, влечений, качеств на другое лицо. Нечистый на руку рассматривает и всех остальных как таких же. Курильщик снимает тревогу находя себе подобных. Двоечник восстанавливает позитивное самоотношение в случае нахождения "друзей по несчастью. Как и в случае рационализации можно говорить о позитивно и негативновалентных разновидностях. В случае позитивновалентной проекции человек начинает проецировать свои позитивные качества на избранного другого, забывая что присутствие их вовсе не является нормой. Человек отдающий долги не сомневается, что такой же ответственностью обладает и берущий в долг. Правда у берущего может сработать иная логика - беру чужие и ненадолго, а отдаю свои и навсегда.

Идентификация - разновидность проекции, неосознаваемое отождествление себя с другим человеком и перенос на себя желательных свойств и качеств. Особенно характерна для младшего возраста, в котором часты случаи ролевой идентификации с героем. Ребенок начинает верить в то, что он Рембо и ощущает себя сильным и уверенным.

Конверсия - изменение значения, содержания явления на более приемлемое. Человек обозначает то или иное негативное деяние более мягким термином, тем самым уменьшая остроту переживаний. Не украл, а взял, не сбежал, а ушел и т.п. Причем, конверсия часто используется и для успокоения общественного самосознания. В 1980-е годы общественное самосознание граждан СССР травмировало распространение воровства на производстве. Было найдено простое решение - обозначение вор было заменено на несун и проблема, как это ни удивительно смягчила свою остроту. И если к акту воровства следовало применять уголовное наказание, то к акту "выноса" или "вывоза" - административное.

Регрессия - замена значимой, но труднодостижимой цели на менее значимую, но легче достижимую. В данном случае человек, опасаясь возможной неудачи в решении сложной задачи (например поступления в престижный ВУЗ) выбирает задачу попроще, а для себя рассказывает "сказку" о том, что образование можно получить везде, прилагая соответствующие усилия и обладая способностями, в наличии которых у себя он не сомневается.

Компенсация - неудачи в одной сфере деятельности компенсируются сверхдостижениями в другой. Примером компенсации является "уход" в работу, семью и т.п. Когда человек, предчувствуя возможные претензии в собственный адрес начинает создавать возможную почву для самооправданий по поводу собственных неудач в определенной деятельности своей полной отдачей другому. Поэтому существующие шаблоны типа " своих детей не умеешь воспитывать нечего воспитывать чужих" вовсе не являются аксиомой. Более того, существуют примеры того когда человек неудачливый в собственной семейной жизни добивается выдающихся успехов в учительстве.

Фантазия - использование в качестве заместителей достижений их образов. Человек достигает в мечтах глобальных целей и удовлетворяется. Примером такого рода является маниловщина.

Формирование реакций - включает подчеркивание представлений и характеристик, противоположных наличным недостаткам. Например, мать неосознаваемо ненавидящая ребенка всячески демонстрирует свою любовь к нему, человек, склонный к гомосексуализму - становится Доном Жуаном (Rosenberg, 1986:550).

Перечисленные механизмы социально-психологической самозащиты самости конечно же не исчерпывают всего их многообразия. Собственно говоря я и не ставил себе такой цели - при желании их можно дополнять и дополнять. Основной задачей была демонстрация того, какими ресурсами обладает человек для поддержания позитивного самоотношения или оправдания собственных деяний. Повторяю, такая возможность заложена второсигнальностью его саморегуляции. Обладая возможностью множественной интерпретации событий люди обладают возможность наделения их самыми разнообразными смыслами.

Эта возможность переинтерпетации в целях сохранения позитивного самоотношения, а в конечном итоге устойчивости Я-концепции часто ассоциируется с так называемыми самоудовлетворяющими предубеждениями или тенденциями (Майерс, 1997). Данный автор выделяет следующие из них:

§ объяснение причинности, направленное на поддержание самоудовлетворенности (человек отбирает причины, устраивающие его и игнорирует - не устраивающие);

§ сравнения в собственную пользу (избирается устраивающая система координат или эталонов и провозглашается единственно верной);

§ склонность к самообольщению;

§ переоценка желательности именно совершенных действий в данной ситуации (я не мог поступить иначе);

§ переоценка точности сформировавшихся представлений и принятых решений (у меня верная информация и принятое решение является наиболее оптимальным в данной ситуации)

§ забывание прошлого в выгодном для себя свете;

§ стре6мление к нахождению дополнительных возможностей самооправдания при невозможности избавиться от воспоминаний о совершенных негативных действиях;

§ склонность выдвигать в качестве критериев оценки других людей собственных сильных сторон;

§ преувеличение объективности результатов проверки собственных действий в случае их позитивности;

§ склонность к эгоцентризму, проявляющаяся в преувеличении собственной ответственности за действия других людей при объективно весьма незначительной роли для них ( стремление дать совет при отсутствии просьбы о нем);

§ склонность к рассмотрению собственных поведенческих мотивов как более позитивных, а мотивов других людей - как менее позитивных ( я помог по причине собственной альтруистичности, он - из-за корысти);

§ нереалистический оптимизм в отношении будущего развития событий;

§ курьезная тенденция улучшать собственный имидж путем недооценки согласованности действий других людей.

Общая направленность перечисленных самоудовлетворяющих предубеждений очевидна - сохранение позитивного самоотношения. Не преувеличивая универсальности описанных Майерсом эмпирически подтвержденных фактов, отмечу их соответствие общей логике обеспечения устойчивости позитивных самопредставлений.
Свернуть
http://allrefs.net/c14/4859e/p92/


Вернуться к началу
 Профиль  
Ответить с цитатой  
Непрочитанное сообщениеДобавлено: 29 июн 2015, 22:29 
Не в сети
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 16 ноя 2014, 14:30
Сообщения: 420
Откуда: Челяб.обл.
Современные представления о самости и Я-концепции личности http://www.yanchukvladimir.com/docs/Lectures/Self.html
разговор с самим собой
Многие из нас используют разговор с самим собой, чтобы мотивировать себя или управлять своими нервами в стрессовых ситуациях, таких как собеседование, первое свидание, презентация на работе. Ученые из Мичиганского университета изучили эти внутренние диалоги и обнаружили, что то, как мы используем разговор с самим собой, определяет его психологическую полезность.

В серии исследований участникам дали задачу – создать пятиминутный разговор о том, почему они достойны получить «работу своей мечты». Чтобы сделать исследование более напряженным, участникам сказали, что их разговор будет записан на видеосъемку и показан экспертам. И чтобы убедиться, что участники действительно полностью акцентированы, им дали только пять минут, чтобы подготовиться.

Участники были разделены на две группы. Участникам обеих групп сказали, что люди склонны использовать разговор с самим собой, чтобы подготовить себя психологически к стрессовым ситуациям и осознать, понять, как они себя чувствуют.

Но участникам первой группы было поручено использовать местоимение первого лица при подготовке себя к стрессовой ситуации (я чувствую себя уверенно, я спокоен и т. д.), а участников второй группы попросили использовать местоимения второго и третьего лица (Вы чувствуете себя уверенно, Билл чувствует себя уверенно).

Затем исследователи изучали, кто из участников исследований был успешен в проведении своих переговоров, на основе оценки, как проблемные участники чувствовали себя до и после выполнения задачи.

Они обнаружили, что участники, которые использовали местоимения второго и третьего лица, значительно лучше выполнили поставленную задачу, чем те, кто использовал местоимение первого лица. Использование определенного местоимения также повлияло на то, как участникам удалось совладать со своими эмоциями. Те, кто использовал местоимение второго и третьего лица, испытывали меньший эмоциональный стресс до и после выполнения задачи, чем те, кто использовал местоимение первого лица.

Психологическая дистанция

С помощью местоимений второго и третьего лица, в отличие от местоимения первого лица, участники создали психологическую дистанцию, удаляя себя от стрессовой ситуации. Создание психологической дистанции от тревожного или стрессового события позволяет нам более эффективно управлять нашим беспокойством и тревожными чувствами. И позволяет уменьшить вредное воздействие таких чувств на наше поведение.

Серия исследований подтверждает, что многие из нас в ожидании тревожных или стрессовых событий используют разговор с самим собой.

Редактирование наших внутренних монологов требует некоторого привыкания, но когда мы сталкиваемся с задачами или событиями, которые особенно вызывают нашу тревогу, использование местоимений второго или третьего лица может дать нам преимущества.

Psychology-best.ru желает нам всем поменьше тревожных и стрессовых ситуаций, но ведь это жизнь. Когда используете разговор с самим собой, не забудьте о советах психологов, чтобы этот инструмент был максимально эффективным.
Свернуть
http://psychology-best.ru/psixologiya-u ... soboj.html


Вернуться к началу
 Профиль  
Ответить с цитатой  
Непрочитанное сообщениеДобавлено: 03 июл 2015, 22:53 
Не в сети
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 16 ноя 2014, 14:30
Сообщения: 420
Откуда: Челяб.обл.
зачем мы разговариваем сами с собой
Оказывается, внутренняя речь помогает мыслям оформиться и отливает их в решение сложных когнитивных задач.



Это может случиться где угодно — за рулём, на берегу реки, перед пустым экраном. Порой внезапно, временами — постепенно и незаметно в мою голову приходят слова, которые направляют меня, оценивают мои действия и которые больше никто не слышит.

Когда людей просят рассказать о потоке сознания, они очень часто говорят что-то подобное, употребляя такие выражения, как внутренняя речь, внутренний голос, внутренний монолог или диалог, вербальное мышление. Философия давно интересуется связью между языком и мышлением, настала пора и науке обратить внимание на эту тему. Нейробиологи начинают понимать, как в мозге создаются опыт и его субъективные качества (в данном случае «звук»), какую роль в этих процессах играют самоконтроль и самосознание.

Огюст Роден. «Внутренний голос» (1896).

«Моцарт психологии» Лев Семёнович Выготский (1896–1934), наблюдая за тем, как дети разговаривают сами с собой во время игры, предположил, что это продолжение на личном уровне социального диалога с родителями и воспитателями. Взрослея, человек умолкает, но беседы с самим собой не проходят, трансформируясь во внутреннюю речь. Если это действительно так и внутренняя речь развивается из социального взаимодействия, она должна иметь характер диалога, то есть представлять собой обмен различными точками зрения.

Становясь внутренней, речь претерпевает ряд изменений — например, редуцируется. Услышав ночью громкий звук, вы не говорите себе: «Кошка опрокинула ведро». Вам достаточно пробормотать: «Кошка». Это высказывание содержит для вас всю нужную информацию.

Из-за «железного занавеса» учение Выготского долгое время не было известно Западу, а когда зарубежные специалисты наконец-то смогли по достоинству оценить вклад этого человека в психологию, то проверить его концепцию на практике оказалось не очень-то легко. Только в 2011 году Чарльз Фёрнихаф и Саймон Маккарти-Джонс из Даремского унниверситета (Великобритания) обнаружили, что у 60% респондентов, по их собственному признанию, внутренняя речь и впрямь протекает подобно разговору между двумя людьми.

Психологические исследования, основанные на самовосприятии, имеют свои ограничения: люди не всегда могут вспомнить и адекватно описать внутренний опыт, который зачастую протекает бессознательно. Поэтому психолог Рассел Хёрлбёрт из Университета штата Невада (США) разработал другой метод. Участники его экспериментов проходят специальную подготовку, во время которой учатся максимально подробно описывать собственные переживания в ответ на случайные звуковые сигналы. Исследования показали, что ход мысли разворачивается быстрее, чем позволяют обстоятельства, то есть постулат Выготского о редуцировании фраз верен.

Далее — если Выготский прав, и внутренняя речь есть производное от речи обычной, то они должны порождаться одними и теми же нейронными сетями. Действительно, функциональная магнитно-резонансная томография позволила связать внутреннюю речь с левой нижней лобной извилиной, в том числе с областью Брока, играющей важную роль в обычной речи.

Однако вопрос о том, как пересекаются внутренняя и внешняя речь, остаётся дискуссионным. Некоторые считают, что внутренняя речь — это обычная речь, только без артикуляции: мозг планирует произнесение фразы, но в последний момент отказывается дать команду мышцам. Раз так, то наш внутренний голос должен иметь тот же тон, тембр и акцент, что и обычная речь.

Существуют намёки на то, что так оно и есть. Психологи Рут Филик и Эмма Барбер из Ноттингемского университета (Великобритания) попросили участников эксперимента прочитать про себя лимерики. Обладатели северного акцента, знаменитого краткими гласными, без труда рифмовали Bath и Kath, а южане с их долгими гласными — Bath и Garth. Наблюдение за движениями глаз показало, что взгляд читателя спотыкался, когда последняя рифма не соответствовала акценту, то есть когда южанин пытался сопоставить Bath и Kath, например. Отсюда можно было бы сделать вывод о том, что внутренний голос действительно имеет акцент, совпадающий с акцентом обычной речи, но некоторые подозревают, что при чтении внутренняя речь совсем другая.

Но достаточно о свойствах внутренней речи. Какова её функция? Выготский полагал, что это психологический инструмент, который трансформирует проблему в её решение точно так же, как отвёртка превращает задачу сборки в гараж. Если перевести мысли в слова, они становятся более «осязаемыми», с ними легче работать. Возможно также, что вербальное мышление позволяет общаться различным когнитивным системам, то есть играет роль лингва франка мозга.

Одно из наиболее заманчивых предсказаний Выготского гласит, что обращённая к себе и внутренняя речь позволяют нам контролировать собственное поведение, направлять наши действия с помощью слов. Если это так, то сбой систем, ответственных за внутреннюю речь, должен осложнить человеку решение задач, которые требуют планирования и тщательного самоконтроля.

Для проверки этой гипотезы подойдёт метод артикуляционного подавления: участники психологического эксперимента вынуждены непрестанно произносить вслух некие слова, одновременно пытаясь выполнить какую-то задачу. Джейн Линдстоун из Даремского университета наблюдала за детьми в возрасте от семи до десяти лет, которые выполняли тест под названием «Лондонский Тауэр»: надо было переместить цветные шары между тремя палочками разной длины, чтобы повторить заданный шаблон. Дети, проговаривавшие слова, справлялись с этим сложным заданием, требовавшим планирования своих действий, хуже, чем с простым ритмичным топанием ногой. Аналогичные результаты в экспериментах со взрослыми людьми получили Алекса Туллетт и Михаэль Инцлихт из Университета Торонто (Канада), которые прибегли к классическому тесту «идёт — не идёт»: если на экране появлялся жёлтый квадрат, надо было нажимать на кнопку, если фиолетовый — оставаться на месте. Во время артикулирования студенты справлялись с этой задачей хуже, чем с тестами на пространственное мышление. Всё это говорит о том, что отсутствие внутренней речи действительно затрудняет самоконтроль.

Итак, мы выяснили, что внутренняя речь играет важную роль в регуляции поведения. Но это ещё не всё. Наблюдения за детьми, которые говорят сами с собой (а эти беседы — предшественник внутренней речи, по Выготскому), показали, что они зачастую имеют эмоциональную и мотивационную окраску. Спортсмены очень часто вслух подбадривают себя до, во время и после состязаний. Две трети студентов признались Фёрнихафу и Маккарти-Джонсу, что внутренний голос оценивает их поведение или мотивирует.

Внутренняя речь, возможно, помогает нам осознать себя как личность. Некоторые философы подозревают, что осведомлённость о внутренней речи необходима для понимания наших собственных психических процессов — психологи называют это метапознанием. Дети начинают осознавать внутреннюю речь примерно в четыре года, хотя нет уверенности в том, что это отражает их неспособность задумываться о своих мыслительных процессах или отсутствие внутренней речи до этого возраста. Ален Морен из Университета Маунт-Роял (Канада) показал, что люди с развитой внутренней речью лучше понимают себя. «Внутренняя речь позволяет нам анализировать наши эмоции, мотивы, мысли и поведение, — говорит учёный. — Это выводит в план сознания то, что обычно остаётся в сфере бессознательного».

Хотя сбор доказательств далёк от завершения, можно сделать предварительный вывод о том, что внутренние голоса играют важную роль во многих когнитивных процессах. Кстати, обратите внимание вот на что. Глухие, которые общаются друг с другом на языке жестов, разговаривают с собой точно таким же образом. Аутисты, у которых проблемы с вербальным общением, по-видимому, не пользуются внутренней речью для решения задач на планирование, но прибегают к ней для укрепления кратковременной памяти. Если повредить речевые центры мозга, вместе с обычной исчезнет и внутренняя речь. Нейрофизиолог Джилл Болт Тейлор сообщает об отсутствии самосознания после инсульта такого типа.

Есть у внутренней речи и тёмная сторона. Когда мы беспокоимся, то зачастую размышляем вербально, раскручивая маховик тревоги и депрессии тем, что сохраняем в голове мысли, от которых следовало бы избавиться. Психически больные люди (особенно шизофреники) и даже небольшой процент здоровых слышит голоса, когда рядом никого нет. Галлюцинации подобного рода остаются загадкой, ибо их когнитивная и нейронная база пока плохо изучена. Одна из популярных гипотез гласит, что это результат внутренней речи, которую человек не принимает за свою собственную. Так и рождаются истории о визитах инопланетян и обитателей параллельных миров.

У этой точки зрения уже немало доказательств. Учёные обратили внимание на то, что во время слышания «чужих» голосов происходит небольшая артикуляция. Таких людей лечат подавлением непроизвольной активации мышц речевого аппарата (например, путём прослушивания музыки) — и действительно, голоса уходят. С другой стороны, ширится понимание того, что такие голоса — воспоминания (зачастую зашифрованные) о каких-то важных событиях в жизни человека (как правило, нанёсших психологическую травму), а потому их не надо подавлять, к ним стоит прислушаться.

Да и у здоровых людей, и в этом больше нет никаких сомнений, внутренний диалог — это ключик к пониманию свойств человеческого мышления.
Свернуть
http://compulenta.computerra.ru/chelove ... /10007117/


Вернуться к началу
 Профиль  
Ответить с цитатой  
Непрочитанное сообщениеДобавлено: 04 июл 2015, 00:10 
Не в сети
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 16 ноя 2014, 14:30
Сообщения: 420
Откуда: Челяб.обл.
V. СОВРЕМЕННЫЕ
ПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ ТЕОРИИ ЛИЧНОСТИ

56. Структура личности по Фрейду

Ни одно направление не приобрело столь громкую известность за пределами психологии, как фрейдизм, его идеи влияли на искусство, литературу, медицину и другие области науки, связанные с человеком. Названо это направление по имени Зигмунда Фрейда (1856-1939). На основе многолетних клинических наблюдений Фрейд сформулировал психологическую концепцию, согласно которой психика, личность человека состоит из трех компонентов, уровней: "ОНО", "Я", "СВЕРХ-Я". "ОНО" – бессознательная часть психики, бурлящий котел биологических врожденных инстинктивных влечений: агрессивных и сексуальных. "ОНО" насыщено сексуальной энергией – "либидо". Человек есть замкнутая энергетическая система, количество энергии у каждого человека – постоянная величина. Будучи бессознательным и иррациональным, "ОНО" подчиняется принципу удовольствия, т.е. удовольствие и счастье есть главные цели в жизни человека. Второй принцип поведения – гомеостаз – тенденция к сохранению примерного внутреннего равновесия. Уровень "Я" сознания находится в состоянии постоянного конфликта с "ОНО", подавляет сексуальные влечения. На "Я" воздействуют три силы: "ОНО", "СВЕРХ-Я" и общество, которое предъявляет свои требования к человеку. "Я" старается установить гармонию между ними, подчиняется не принципу удовольствия, а принципу "реальности". "СВЕРХ-Я" служит носителем моральных стандартов, это та часть личности, которая выполняет роль критика, цензора, совести. Если "Я" примет решение или совершит действие в угоду "ОНО", но в противовес "СВЕРХ-Я", то испытывает наказание в виде чувства вины, стыда, укоров совести. "СВЕРХ-Я" не пускает инстинкты в "Я", и тогда энергия этих инстинктов сублимируется, трансформируется, воплощается в иных формах деятельности, которые приемлемы для общества и человека (творчество, искусство, общественная активность, трудовая активность, в формах поведения: в снах, описках, обмолвках, шутках, каламбурах, в свободных ассоциациях, в особенностях забывания). Если энергия "либидо" не находит выхода, то будут у человека психические болезни, неврозы, истерики, тоска. Для спасения от конфликта между "Я" и "ОНО" применяются средства психологической защиты: вытеснение, подавление – непроизвольное устранение из сознания недозволенных мыслей, чувств, желаний в бессознательное "ОНО"; проекция – бессознательная попытка избавиться от навязчивого желания, идеи, приписав ее другому лицу; рационализация – бессознательная попытка рационализировать, обосновать абсурдную идею. Становление психики у ребенка происходит через преодоление эдипова комплекса. В греческом мифе о царе Эдипе, убившем своего отца и женившемся на матери, скрыт, по мнению Фрейда, ключ к якобы извечно тяготеющему над каждым мужчиной сексуальному комплексу: мальчик испытывает влечение к матери, воспринимая отца как соперника, вызывающего одновременно и ненависть, и страх, и восхищение, мальчик хочет походить на отца, но и желает смерти ему и потому испытывает чувство виновности, боится отца. Боясь кастрации, ребенок преодолевает сексуальное влечение к матери, преодолевает Эдипов комплекс (к 5-6 годам) и у него возникает "СВЕРХ-Я", совесть.

От себя:своей,широко разрекламированной теорией, Фрейд и себя и несколько поколений психологов и также простых любознательных людей загнал в глухой угол.Например:все инстинкты созданные и обкатанные природой за миллионы лет на разнообразных особях,Фрейд называет "Оно"-бурлящий котёл агрессивных и сексуальных инстинктов- вроде винегрета или помойки.Затем, постоянно меняющиеся законы,моду и предъявления общества к человеку,Фрейд это называет "Сверх Я".Для бедного "Я" у него приготовлена участь вечного выбора между "Оно"и "Сверх Я",то есть между отработанными миллионами лет инстинктами и меняющимися как перчатки правилами общества к индивиду.И что интересно!по его сценарию побеждает "Сверх Я",то есть красуется на виду у всех,а несчастное "Оно" загнана в тень,не только для обозрения посторонних людей,а даже и для самого себя не признано и вроде его и нет совсем,но вот наверное Фрейд сжалился над "Оно"и придумал "неосознанные психологические защиты",конечно не для их реабилитации,а лишь для их обозначения.И вот бедному "Я"приходится мучиться некими намёками на конфронтацию,так как ведь незя сознавать правды "во имя сохранения целостности личности" :ni_zia: :-)


Вернуться к началу
 Профиль  
Ответить с цитатой  
Непрочитанное сообщениеДобавлено: 09 июл 2015, 07:21 
Не в сети
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 16 ноя 2014, 14:30
Сообщения: 420
Откуда: Челяб.обл.
Рассмотрение работы мозга по принципу разделения его на отдельные функции не объясняют феномен мышления,а лишь дополняют общую картину.Это всё равно что, объяснять сущность воды разложив её на водород и кислород :-)


Вернуться к началу
 Профиль  
Ответить с цитатой  
Непрочитанное сообщениеДобавлено: 29 июл 2015, 18:33 
Не в сети
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 16 ноя 2014, 14:30
Сообщения: 420
Откуда: Челяб.обл.
честь и достоинство личности
В статье анализируется проблема чести и достоинства как условий становления и самоутверждения личности; раскрывается этимология понятия «человеческое достоинство», взаимосвязь чести и достоинства в реальном проявлении личности в обществе.

Ключевые слова:честь, достоинство, личность, воспитание, моральная чистота, духовный стержень, индивидуально-личностная дифференциация общества.

Модификация общественных отношений в Российском обществе привела к изменению духовно-нравственных ориентиров, идеалов, содержания всех форм общественного сознания. Сегодня осуществляется не только социальное, но и духовное расслоение общества: одни индивиды живут воспоминаниями о прошлом, другие-находятся в состоянии активного поиска новых нравственных идеалов; третьи- руководствуются гедонизмом и алчностью.

Духовное возрождение общества требует огромной работы по созданию обновленных нравственно- эстетических ценностей, пересмотруаттитьюдов в области содержания морального сознания.

На наш взгляд, одним из условий становления и самоутверждения личности духовного индивида является формирование у него чести и достоинства.

К сожалению, в условиях правового нигилизма, презрения к закону нравственное кредо человека размылось, стало аморфным, сопряженным с унижением чести и достоинства граждан.

Сегодня необходимо совершенствовать законодательство, насаждать цивилизованные отношения, соблюдать права человека. Это долгий, трудоемкий процесс, требующий усиления педагогического внимания к воспитанию чести и достоинства подрастающего поколения, которое, в исторической ретроспективе, сменяя друг друга, создаст культуру взаимного уважения чести и достоинства между людьми.

Похожая статья: Роль социализации в становлении личности человека в современном обществе
В чем же состоит сущность понятий «честь» и «достоинство», каково их родственно-понятийное окружение, взаимозависимость, взаимодействие между собой.

Понятие «чести» происходит от таких дефиниций, как честность, стремление к моральной чистоте и незапятнанности. Человек чести честен по отношению к Родине, другим людям, своим занятиям, долгу, обязанностям, обязательствам. Он-морально чист, пользуется репутацией, авторитетом и уважением в обществе. С момента образования общества люди испытывают чувство чести и заботятся о своей репутации. Одним из самых серьезных наказаний для человека, нарушившего правила чести, является лишение общественным мнением этого индивида чести, переживание состояние бесчестия.

Бесчестию может подвергнуться струсивший солдат, коррумпированный чиновник, нарушивший присягу и законы морали руководитель страны, лживый политик и журналист. Нередко с помощью рефлексивных игр, предполагающих ложь, обман, клевету, оговор, анонимки стараются специально очернить человека, опорочить его репутацию, лишить чести в общественном мнении, создать ореол одиозности, перекрыть путь к просоциальной деятельности, занятию желанной должности, создать вокруг этого индивидуума экзистенциальный вакуум.

Честь- это социально-этическое чувство честности, моральной чистоты, включающихся в общественные отношения в различных странах, принадлежащих к неоднородным слоям общества, семьям, профессиональным союзам, общественным организациям, разнообразным государственным структурам. Существует честь гражданина, не смеющего предавать честь своей страны, переживающего ее беды и страдания как свои собственные; честь офицера, для которого незапятнанная честь мундира превыше всего; честь женщины- символ ее чистоты и невинности; честь врача и учителя, жертвенно относящихся к своей профессии; честь политика и журналиста, стремящихся не вводить в заблуждение народ и быть его верными слугами.

В чести концентрируется отражение общественной ценности личности, ее морально-профессиональный облик в сознании окружающих людей. Честь - это высокая и прочная репутация человека как гражданина, личности и профессионала. Это то, что держит человека на высоком моральном уровне в системе общественных отношений, способствует достижению благосостояния и укреплению уважения к самому себе. «Береги честь смолоду»- гласит русская пословица.

В индивидуально-психологическом плане сознание и чувство и чести реализуется в человеке как моральное переживание своей общественной значимости, состояния своего социального статуса- имиджа. Это чувство может приносить удовлетворение, когда честь человека уважается и может стать источником душевных мучений, страданий, когда она несправедливо уязвлена и поругана. Понятие чести является родовым по отношению к целому ряду родственных понятий, отражающих позитивные и негативные моральные явления в человеческих отношениях. К позитивным моральным явлениям относятся не только честность и чистота, но также гордость, переживание удовлетворения от своей принадлежности к стране, обществу, социальному строю, профессии, от результатов своей деятельности, здоровое честолюбие, переживание человеком внутренней потребности высокой оценки обществом его деятельности, желание почета, чествований, общественного внимания.

К негативным явлениям и понятиям, связанным с честью человека, относятся такие, как бесчестие и позор, переживание справедливого или несправедливого общественного презрения, гордыня, снобизм. Это качества людей, которые возвели для себя свою честь в абсолютную ценность и пренебрегающие ею у других. Это надменные, высокомерные, презрительные в отношении окружающих индивиды, которым представилось, что они держат Бога за бороду, хотя Господь им уже приготовил ямку, по меткому выражению М. Е. Салтыкова-Щедрина.

Честолюбие и гордыня характерны для людей, самовлюбленных, самонадеянных, склонных переоценивать свои способности и возможности, а также нравственные качества. Честолюбие вкупе с корыстолюбием может подталкивать таких индивидов на преступления, утрату гражданской чести.

Таким образом, понятие чести и бесчестия отражает неотъемлемые качества и свойства личности, живущей в социуме и зависящей от общества. В то же время человек становится личностью не только тогда, когда неразрывно связан с обществом, зависит от него и хочет занять в нем достаточно высокий статус. Личность сама по себе нравственно самоценна, внутренне содержательна, автономна и духовно независима.

Похожая статья: Роль языка и культуры татарского народа в становлении мультилингвальной языковой личности
Этимология понятия «человеческое достоинство» указывает на его неразрывную связь с такими дефинициями, как духовно-нравственная ценность личности. Человек, продающий себя, неважно, в каком качестве, предателя, взяточника, проститутки, лишен духовно-нравственного стержня, не обладает чувством собственного достоинства. И, наоборот: люди, исполненные достоинства, соотносят свое поведение лишь с внутренне принятыми нравственными принципами. Если состояние чести человека зависит от его общественного положения, отношения к нему общества, то достоинство определяется его отношением к самому себе как духовно-нравственному существу. Человеческое достоинство - это нравственно-психологическое состояние, чувство, переживание, эмоционально-окрашенное осознание индивидом своей духовно-нравственной ценности, автономности, внутренней свободы, суверенности. Духовный человек больше всего ценит и оберегает свою внутреннюю интеллектуально-нравственную свободу и духовную независимость. Он осознает свое достоинство как способность делать свободный выбор поведения, самому решать свою судьбу, устраивать свои дела, нести ответственность за свои поступки. Такой человек никому не позволяет унижать себя, помыкать и издеваться. Он запрещает себе совершать поступки, противоречащие его убеждениям, нравственным принципам, унижать себя в себе самом, перед самим собой.

Уважая себя, он никому не позволит уронить и унизить свою нравственную свободу, запятнать себя безнравственностью. Вместе с тем, человеку с достоинством свойственны понимание и уважение достоинства других людей, их внутренней свободы, суверенитета, готовность анализировать проблемы и идти на допустимые компромиссы.

Достоинство человека- это один из духовных стержней личности. Такой индивид не будет совершать аморальных, безнравственных поступков. Для него характерно отстаивание интересов истины, добра, красоты, своего общества и государства, гордиться духовной культурой своего народа, не позволять манипулировать собой, четко придерживаться конструктивной жизненной стратегии.

К большому сожалению, людей с развитым социальным стержнем и иммунитетом не так много, как должно быть.

Достоинство человека не существует вне общества и независимо от него. Социальная, национальная, религиозная, индивидуально-личностная дифференциация общества оказывает прямое и непосредственное влияние на сознание и чувства, состояние, уровень, качество достоинства человека.

Общечеловеческое достоинство, уважение нравственной свободы в одинаковой степени свойственно всем людям. В то же время в реальной жизни, в связи с различным общественным статусом индивидов, пониманием ими смысла и своего предназначения в жизни, их достоинство может приобретать различную социальную окраску. Общечеловеческое достоинство, высокое осознание своей принадлежности к роду человеческому как венцу эволюции, солидарности всех людей, наделенных индивидуальностью, любовью друг к другу, вера в конструктивное начало, разум попирается национальной обособленностью, рознью, безнравственностью.

Национально-шовинистические распри подталкивают людей к признанию духовной ценностью достоинства только тех людей, которые принадлежат к данной расе, национальности, народности. Остальные граждане считаются убогими, их права и свободы ущемляются, а достоинство- оскорбляется и унижается. Крайним выражением абсолютизации националистического достоинства является фашизм, не признающий иных лиц, кроме избранных. Общечеловеческое достоинство может размываться социально-классовой дифференциацией, сознанием классового превосходства одного социального слоя над другим. Разрушает целостное человеческое достоинство и разделение людей по религиозным мотивам. Православный христианин не признает достоинства духобора; протестант- католика, мусульманин презирает неверных, уничтожая их как класс.

Формирование достоинства, духовно-нравственного ядра осложняется многочисленными противоречиями национального, религиозного, сословного характера, делает его ущербным, усеченным, деформированным.

Понятия «достоинство» и «честь» — смыслообразующие по отношению к родственным дефинициям как этимологически, так и по противопоставлению. Близкие позитивные понятия, кроме «моральной стоимости» и «духовной ценности» включают также «самоценность», «самоуважение», «самостояние», «духовно-нравственную независимость».

Похожая статья: Правовая культура и правовое воспитание как приоритетные направления в социальном и профессиональном становлении личности курсантов образовательных учреждений ФСИН России
Все эти дефиниции близки по смыслу и выражают то духовно непреходящее, что составляет нравственную основу человеческого достоинства.

К негативным, амбивалентным, противоречащим достоинству моральным явлениям, разрушающим личность, относятся психические состояния унижения, оскорбления, самоуничижения, презренности. Отрицательные качества личности включают и такие ее свойства, в которых человек переоценивает свое достоинство и проявляет эту переоценку в виде пренебрежительного и презрительного, снобистского отношения к другим людям. Это надменность, высокомерие, цинизм, гедонизм. Эти качества характеризуют суррогат достоинства.

В социально-дифференцированных общественных системах, наполненных разнообразными противоречиями, достоинство, ложное, власть имущих, специально превозносится, рекламируется, а подлинное человеческое достоинство принижается и недооценивается.

Честь и достоинство могут находиться в различных отношениях. Они могут представлять собой единство, единое сознание и переживания личности, находящейся в состоянии гармонии с обществом и самим собой. Такой человек уважаем в обществе, имеет высокий моральный статус, признаваемую всеми честь и,вместе с тем, он уважает самого себя, строго относится к себе, своему достоинству, не вступает в противоречие со своей нравственностью. Честь помогает сохранить достоинство, а достоинство поддерживает и оберегает честь.

Человек, гармонически сочетающий в себе честь и достоинство, проявляется в отношениях как цельная личность.

Бывают ситуации, когда человек утратил свое внутреннее достоинство, самоуважение и самоценность, но заботится о сохранении внешней благопристойности, репутации, о защите своей ложной чести. Честь для такого индивида- не производное от духовно-нравственного достоинства, а только внешнее условие, необходимое для успеха в социуме, для долгожданной карьеры. К таким типологиям можно отнести политиков, способных на заведомый обман. Еще Н. Макиавелли утверждал, что политика и нравственность - вещи несовместимые.

Пополняют когорту подобных личностей журналисты, некоторые предприниматели, занимающиеся меценатством не из сочувствия к нуждающимся людям, а из нежелания платить налоги, истаха самосохранения, поддержания репутации доброго гражданина.

Существует также группа людей, обладающих подлинным духовно-нравственным достоинством, самоуважением к себе как к личности. Внутренне цельные, лишившиеся общественного признания вследствие этой своей внутренней духовной силы и чистоты. Это люди, не способные предать себя духовно, продать за внешнюю честь и благополучие свои принципы. Это мученики совести, страстотерпцы, правдолюбы, искатели истины, инакомыслящие.

Ко многим из них режимное общество относилось, как к врагам народа, политическим противникам, порывающим социальные устои. Их репрессировали: объявляли сумасшедшими, сажали в тюрьмы, а в прошлом- распинали на крестах или сжигали на кострах. Это Христос, святые великомученики, жертвы религиозных убеждений, противники господствующих политических режимов, ниспровергатели акторитетов.

Эти люди обладают внутренней цельностью, недюжинным мужеством, интеллигентностью, силой духа. При жизни они гонимы, презираемы, отверженны, униженны, оскорбляемы, после смерти- реабилитируются общественным мнением, их честь восстанавливается, поддерживается историческая память, а некоторые из них канонизируются церковью в качестве святых. Только немногие, в связи со сменой общественных отношений, представлений о достоинстве доживают до восстановления своей чести, приводят в гармоническое состояние свой внутренний мир.

Есть еще группа индивидов, лишившихся или даже никогда не обладавших честью и достоинством. Это люди социального дна: преступники, моральные и политические проститутки, предатели всех мастей. Все они перешлирубикон, оказались по ту сторону совести, добра и зла, стали циничными и беспринципными. Честь и совесть для той категории людей- вредные предрассудки. Нравственно-опустошенные люди, опустившись на социальное дно, становятся индифферентными в отношении своей чести и достоинства. Личность одних разрушается под влиянием вседозволенности и беспредела, бесконтрольности властей; других- под влиянием средств массовой информации, Интернета, дезориентирующих ложной, непроверенной информацией, пропагандой насилия, гедонизма, безнравственности; третьих-идеализацией богемного образа жизни; четвертых- под воздействием морального распада общественных отношений. Приспособленцы, иждивенцы, паразиты сами уничтожают свою честь и достоинство, свою личность в целом абулией, употреблением психоактивных веществ (ПАВ) — спиртных напитков, наркотических и токсических веществ. Круг представителей социального дна все более расширяется.

Какое же место занимают честь и достоинство в нравственной структуре личности? Какова взаимосвязь с такими нравственными категориями, как счастье, нравственная свобода и ответственность, любовь, совесть, вера и надежда. Нравственное содержательное ядро личности- это органическое единство упомянутых свойств, душевных качеств, образующих духовность. Честь и достоинство составляют одну из сторон нравственного содержания личности и в то же время они являются формой внешнего и внутреннего осознания и выражения всего совокупного единства духовности. Целостность личности, гармония, отношение к своей нравственности и духовности как высшей ценности, единство внутреннего состояния и внешнего проявления, полный контроль и власть над самим собой, своими инстинктами и страстями позволяют человеку осознать свое человеческое достоинство и внутренне проявлять его в себе в рефлексии, свободе выбора и сознательных волевых действиях.

Честь в нравственной структуре личности- это форма осознания человеком внешнего положения своего внутреннего достоинства, его ценности в системе общественных отношений и взаимодействий. Честь защищает достоинство во внешнем взаимодействии. Следовательно, с одной стороны, честь и достоинство стоят в едином содержательном ряду духовных ценностей личности, с другой- они интегрируют, собирают их воедино и выражают их совокупность во внутреннем и внешнем проявлении.

Это и определяет интеграцию чести и достоинства с отдельными духовными ценностями- свойствами, входящими в ядро личности. Внутреннее достоинство предполагает поддержание нравственной свободы, способности самостоятельно делать осознанный выбор и принимать решения. Если человек внутренне аморфен, подавлен, дезориентирован, безоговорочно выполняет чужие указания, он не может сохранить свое достоинство. Если человеку приходится заключать сделки с собственной совестью, загонять ее в сомнительные рамки, понижать планку требований к себе, прощать себя, когда это удобно, без покаяния и раскаяния, в конечном итоге он перестает думать о своем достоинстве и самоуважении.

Сложнее выстраиваются отношения достоинства с религиозными воззрениями человека. С одной стороны, верующий человек должен смириться перед Богом, а, с другой стороны, он осознает в себе свою веру в Бога как единственную, приоритетную духовную ценность и поэтому достижение духовного совершенства является для такого индивида высшим человеческим достоинством.

Взаимосвязь достоинства и надежды определяется тем, что благородные идеалы, высокие устремления и надежды достичь их требуют от личности целеустремленности, оптимизма, веры в собственные силы и возможности, в благородство своей души. Для их осуществления необходима ответственность перед самим собой, жесткая самодисциплина и уверенность в победе. Обладание такими качествами невозможно без самоуважения, внутренней требовательности, без осознания своего достоинства.

Честь как внешняя форма проявления достоинства более связана с категориями социальной, исторической памяти, личного счастья и любви. Человек чести обладает, прежде всего, гражданскими качествами. Он бережно относится к прошлому своего народа, своей Родины, сознавая, что это честь отцов, дедов, прадедов, переданная из поколения в поколение. Человек, глумящийся над социальной памятью и оскверняющий честь, обнаруживает свое историческое бескультурье, демонстрируя варварскую, безнравственную натуру, свою неспособность понимать и принимать историю такой, какова она есть, извлекать из нее уроки, не подвергаясь социальному заказу. Индивид, утративший гражданскую честь, утрачивает и честь личностную.

Заботясь о своем благополучии, статусе в обществе, обо всем том, что в обыденной жизни осмысливается как радость и счастье, человек чести не допустит нарушения моральных и правовых норм отношений, не примет участия в мошенничестве, дезориентации, сомнительной авантюре. Сохраняя собственную честь, он оберегает честь других людей: не обманывает, не занимается инсинуациями, нем предает, не злословит. Если речь идет о мужчине, он особенно щепетилен в отношении женщин, в оберегании их доброго имени и репутации.

Честь личности ярко проявляется в гендерных аспектах, в отношениях между мужчиной и женщиной. Подлинная любовь и честь неразделимы. Даже при наличии немалых коллизий, столкновений, нравственных падений, ревности, человек, исполненный внутреннего достоинства и чести, всегда остается на высоком уровне сдержанности, толерантности, обуздания страстей и эмоций.

Сохранение чести в любви требует глубокого уважения к внутреннему миру другого человека.

Таким образом, честь и достоинство в нравственной структуре личности занимают место системообразующего фактора, организующего, детерминирующего как внутреннюю духовность, так и внешнее ее проявление.

Организуя воспитательную работу с подрастающим поколением, необходимо, прежде всего, выяснить, какие отношения, явления, события, действия и слова ребенок воспринимает как честь и достоинство, а какие воспринимаются им как бесчестье, вызывают агрессию, гнев, импульсивность, дисфорию, активную самозащиту своей личности.

Переживания и осознание чувства чести зависят от отношения к личности окружающего мира. Ребенок, как и взрослый, испытывает потребность уважительного отношения к себе, своему поведению, взглядам, многообразным личностным проявлениям. Все дети чрезвычайно сензитивно реагируют на отношение окружающих к их личностным качествам, эстетическому облику, родителям и близким родственникам. Переживание чувства чести в референтной группе и в зоне ближайшего взаимодействия инициирует привязанность к родным местам, традициям, обычаям, культуре. Ребенок начинает гордиться своей Родиной, в нем зреет чувство чести гражданина-патриота. Гражданско-патриотические чувства амбивалентны историческому нигилизму, очернению прошлого своего народа.

Сознание и переживание детьми чувства бесчестия и беспредела может возникать в том случае, если им знакомо чувство чести. В противном случае есть безнравственность, цинизм, снобизм. Переживание ребенком утраты уважения окружающих связаны, прежде всего, с осознанием недостойности собственного поведения и, одновременно, с его осуждением общественным мнением. К числу таких социально-патологических симптомов относятся гордыня, снобизм, пренебрежение другими людьми, двойные стандарты, предательство и трусость, обман, мошенничество, коррупция, преступления самой различной направленности, насилие, унижение и оскорбление других людей. Совершая поступки, чреватые данными проявлениями, ребенок подвергается общественному осуждению, презрению, лишается чести. Задача педагогов и родителей состоит в том, чтобы пробудить у школьников самокритику и вернуть себе честное имя, памятуя о том, что существует архетип народной мудрости –«Береги честь смолоду».

В то же время необходимо отметить, что дети достаточно часто попадают в ситуации незаслуженного бесчестья и поругания в результате ложных обвинений, злобных оскорблений, беспочвенных упреков. Ребенка могут подвергать публичным оскорблениям за неуспехи в учебе, невнимательность, недисциплинированность. Его спешат зачислить в группы социального риска, поставить на учет в инспекцию по делам несовершеннолетних, прорабатывают на каждом собрании, классном часе, делают это с удовольствием. Его намеренно не замечают, им пренебрегают, показывая чванливость и снобизм. В его присутствии, не считаясь с его гордостью, самолюбием оскорбляют и бранят его родителей, родных, друзей, знакомых и даже то святое, что олицетворяется в его душе с понятием Родины. Все это глубоко и часто неизлечимо ранит его душу. Ребенку, осознающему свою поруганную честь, требуется проявлять немалую выдержку, активизировать волевые усилия, мужество, чтобы в рамках правового поля защитить свою честь и не потерять веру в людей.

Сознание и чувство достоинства определяется отношением человека к самому себе. Что же входит в содержание личного достоинства? Прежде всего, осознание себя как нравственной личности. Это сопряжено с самооценкой, самоконтролем и внутренней дисциплиной. Уважение личности к себе может расширяться и укрепляться, качественно преобразовываться в личное достоинство, когда она стремится к самоактуализации, самодетерминации, самореализации. Для этого необходимо пусть небольшие, но постоянные победы над собой в проявлении духовной независимости, в автономном выборе поведения, в готовности к ответственности. Достоинство- это готовность противостоять духовному, физическому и социальному насилию, цинизму и снобизму. Внутреннее достоинство при этом определяется силой воли, выдержкой, ненасильственными способами утверждения личного достоинства.

Бывают ситуации, когда сам человек может препятствовать зарождению в себе человеческого достоинства или разрушать его в своей душе, если оно было. Это происходит в случаях нравственного падения, самоуничижения, совершения постыдного и переживания отвращения к себе. Такие состояния в душе психически здорового ребенка и взрослого могут возникать в случае примирения с собственной безнравственностью, аморальностью, подлостью, когда индивиды позволяют себе перешагивать через себя, свою нравственность, гордость, принципы, взгляды и убеждения. Такое поведение проявляется в соглашательстве, угодничестве, заискивании. Самое печальное в этой ситуации состоит в том, что человек идет на самоуничижение порой из архетипического лакейского сознания, из-за подачки, выгоды. Если, совершая подобные деяния, человек страдает, стыдится себя в себе самом, испытывает отвращение, осуждает себя, он еще сохраняет шанс на возрождение у себя человеческого достоинства. Когда же, при совращении подобных деяний, индивид не ощущает душевную пустоту и отвращение к себе, оправдывает себя и сохраняет спокойствие, он находится в нравственном упадке.

Живущие и развивающиеся в асоциальных условиях дети, достаточно часто впадают в такое состояние неосознанно, бессознательно.

Ребенок, как и взрослый, может попасть в ситуацию униженности, оскорбленности, уязвления его достоинства в результате насилия, ущемленности своего социального положения, недоброжелательности окружающих. Его унижает социальная дифференциация, с которой он сталкивается на улице и в школе; невозможность удовлетворить потребность в самоактуализации, самодетерминации, самореализации. Он достаточно часто подвергается постыдным оскорблениям более старших школьников, приклеивающих постыдные клички, отнимающих карманные деньги. Ребенок остро переживает унижение своего достоинства, когда его игнорируют, им пренебрегают, делают изгоем, относятся снисходительно, принижают его успехи, выпячивают неудачи и недостатки, публично наказывают и оскорбляют. Такое обращение может вытравливать, растаптывать их чувство собственного достоинства. Они становятся индифферентными к себе, пополняют ряды конформистов, не уважающих себя и не требующих к себе уважения, позволяющих манипулировать своим сознанием и поведением. У других детей это чувство порождает отчужденность от коллектива, общества, интравертированность, чувство зависти, ненависти, обделенности, озлобленности и мстительности. Таким образом, содержательная сторона сознания и чувств чести и достоинства обширна и во многом определяет умственную составляющую психического состояния и поведение детей и взрослых. Проследим процесс становления, формирования сознания и чувств чести и достоинства у детей различных возрастных групп. Чувство чести и достоинства возникает и проявляется уже у детей дошкольного возраста и в очень раннем возрасте. Едва лепечущий слова ребенок, возмущается и протестует, когда о нем нелицеприятно отзываются, ругают его и шлепают. Немного повзрослев, он остро и бурно переживает, когда его обманывают, дразнят, не принимают в игру, не дружат, публично выговаривают. Все это переживается им не как глубоко осознанное оскорбление или унижение чести и достоинства, а как непроизвольная, органически ощущаемая досада, обида, ущемленность, дисфория. Уязвленность, стремление к протесту и отмщению. Все происходит на бессознательной интуитивной основе формирующихся под воздействием социальных влияний психического склада личности, особенностей высшей нервной деятельности, характерологических свойств, генетически передаваемых из поколения в поколение как фонд общечеловеческого развития. Реакция ребенка на обидные слова, оскорбления, унижения непосредственна, не зависит от его воли и желания. Она столь же непроизвольна, как и его реакция на насилие и физическое воздействие. Он не осознает и не контролирует унизительную ситуацию, а воспринимает, чувствует и переживает ее, как чувствует и переживает физическую боль. Но если источник физической боли осмысливается и понимается им достаточно быстро, то осознание истинной сущности и значения духовной боли приходит постепенно, эволюционно, по мере все более глубокого проникновения в человеческие отношения, понимания своего места в них. Подростковый возраст характеризуется началом процесса самосознания, понимания особенностей своей личности, определения своего места среди людей. Он чутко и остро реагирует на все внешние воздействия, оценки, замечания, относящиеся к его внешности, внутренним достоинствам и недостаткам, к поведению в целом. Отроческий возраст становится периодом первоначального осознания ребенком своей престижности, авторитетности в семье, коллективе, среди друзей, в школе, неформальном объединении, обществе. Происходит объективный процесс перехода от инстинктивно-интуитивного реагирования в дошкольном возрасте к осознанию личностного значения чести и достоинства, к их целенаправленной защите словом и действием. Свое положение в окружающем социальном мире, внешнюю оценку своей личности он воспринимает одновременно и как честь, и как достоинство. Он еще не вполне готов критично судить о собственных нравственных качествах и самостоятельно измерять ими свою самоценность. Он измеряет их ценность внешними критериями. Поэтому его честь для него и есть его достоинство. Опасаясь уронить свой престиж и потерять уважение к самому себе, подросток болезненно реагирует на все те факторы, которые могут сделать его предметом насмешек окружающих, понизить социальный статус, сделать лузером. Именно поэтому, защищая свое «Я», он не терпит в отношении себя проявления автократизма, безропотного послушания, оскорблений вербальных и невербальных. Он становится внутренне и внешне неуправляемым, готов проявить дисфорию и серьезную гетероагрессию. Главное в этой ответной агрессии — не только наказание обидчика, но и поддержание своего авторитета и социального статуса. Он хочет оставаться в глазах окружающим сильным, независимым, смелым. В угоду социальному престижу, при всей своей ершистости, такой подросток тщательно следит за своей внешностью, следует моде, старается походить на своих кумиров. Он увлечен массовой культурой, особенно музыкальной. Ложно понимаемые такими подростками престижность, честь и авторитетность, нередко подталкивают даже подростков-девочек к курению, употреблению спиртных напитков и наркотических веществ, к участию в промискуитете, насилию, преступлениях. В определенном референтном окружении его «честь» и «достоинство» общепризнаны, он не смешон, маскулинен, мачо, красив и отчаянно смел.

Юношеский возраст приносит с собой из отрочества импульсивность, болезненное реагирование на внешние деструктивные факторы, унижения, оскорбления, ерничества. Честь и достоинство для них все еще слиты воедино. Вместе с тем, юноши и девушки начинают осознавать себя как нравственных личностей. Идет постепенное формирование духовного мира личности, осознание черт характера и нравственных качеств, потребностей, характера взаимодействий с людьми. Они становятся все более способными оценивать себя, вершить внутренний суд и выносить приговоры. Им уже свойственны духовно-нравственные размышления о мире, Боге, обществе, любви, совести, счастье, идеалах, надеждах и своем месте среди людей. По мере взросления, молодые люди начинают понимать, что существует не только внешняя честь, реноме, статус, не только стремление к сохранению внешнего авторитета формальными средствами, безотносительно к объективной оценке собственной личности. Им открывается обособленный мир, внутренняя духовность, свобода, ответственность, воля, палитра чувств и переживаний, отношение к себе как к духовно-нравственному существу. Все это органично связано с честью и постепенно становится ее внутренним содержанием. Для молодого человека, как и для подростка, престиж- это жизненно важная духовная ценность. Отличие заключается в том, что для юноши это уже не просто формальная забота о внешнем статусе и благопристойности, а стремление сохранять, оберегать, констатировать и выделять свою честь сообразно своему внутреннему состоянию, саморефлексии, осознанию своей личности, соответственно своим внутренним душевным качествам. Юноша добивается того, чтобы окружающие ценили и уважали его за интеллект, эмпатию, толерантность, верность в дружбе, смелость в решениях и действиях, честность, открытость и объективность.

Заключительный период юности — это время осознанного отношения к себе как самоценной личности, время строительства себя как духовного индивида, формирующего свое внутреннее человеческое достоинство и дорожащего им как внутренним содержанием чести.

Общая картина становления чести и достоинства детей, подростков и молодежи в возрастной динамике позволяет скрупулезно проанализировать методы целенаправленного формирования этих важных духовно-нравственных свойств личности.

Все методы воспитания чести и достоинства условно можно подразделить на три группы. В первую входят методы теоретического и практического анализа сознания и чувств чести и достоинства, утверждения в детских отношениях уважительности и понимания друг друга.

Вторая группа методов включает в себя элементы, обеспечивающие личности возможность рефлексии, самоанализа, самонаблюдения, самодетерминации, оценки собственных мыслей, чувств, переживаний.

Третья группа включает методы, способствующие выработке умений практического, волевого управления собой, реальными проявлениями чести и достоинства. Это методы своеобразного тренинга в развитии чести и достоинства, их сохранении и защите.

Назначение первой группы методов в том, чтобы, с учетом возраста, раскрыть детям сущность таких дефиниций, как честь, достоинство, стыд, позор, унижение, оскорбление, цинизм, снобизм, надменность, гордыня, гонор. Ребенку важно осознать и прочувствовать их, научиться дифференцировать позитивный и негативный смысл, уметь распознавать отражаемые ими отношения и состояния. Формами реализации данной группы методов выступают беседы, экскурсии, дискуссии, совместное чтение, анализ художественной литературы, живописи, кино, театра, музыки, кейс-стади, интеллектуальный футбол, ролевые и деловые игры.

При изучении биографий и произведений таких, например, писателей, как А. С. Пушкин, Л. Н. Толстой, М. Ю. Лермонтов, Ф. М. Достоевский важно понимать и показывать, какое место их собственной и их героев занимали честь и достоинство, которые были почитаемы ими более высокой ценностью, чем жизнь. «Погиб поэт, невольник чести…». Дороже жизни были честь и достоинство и для самого Л. Н. Толстого, и для героев его произведений. Более всего почиталось достоинство и в древнерусском религиозном искусстве.. Это качество художники рассматривали как признак божественного происхождения. Спокойствием и непоколебимым достоинством исполнены лики Спасителя, Иоанна Крестителя, Пресвятой Богородицы, Троицы, святых Апостолов. Тема чести и достоинства лейтмотивом проходит через такие великие оперные произведения, как «Борис Годунов», «Жизнь за царя», «Евгений Онегин», «Хованщина»; через пьесы Н. В. Гоголя, Ф. М. Достоевского, А. Н. Островского, А. М. Горького, А. П. Чехова; через фильмы Эйзенштейна, Протазанова, Пырьева, Герасимова. Искусство предоставляет неограниченную возможность олицетворять честь и достоинство как самые высокие духовные ценности. Они являются барьером, переступая через который человек оказывается по ту сторону добра и зла, нравственности и аморальности.

В воспитании у детей чести и достоинства большое значение имеют обмен опытом поведения в соответствующих ситуациях, а также анализ взаимоотношений в детской среде, семье, в обществе. Целесообразно, если педагог расскажет школьникам о том, как ему самому приходилось отстаивать свою честь, осознавать и уважать свое достоинство. Учащиеся, в свою очередь, расскажут о пережитых конфликтах, о своих мыслях, чувствах и поступках в них. По желанию, школьники могут поделиться о достоинствах и чести своих родителей. Задача педагога - утвердить в детском коллективе уважительное отношение друг к другу, к учителям, родителям, окружающим людям. Педагог может участвовать в анализе деструктивных конфликтов и возможно даже способствовать вынесению некоторых из них на суд общественности. Учит решать вопросы чести и достоинства цивилизованными способами, путем совместного обсуждения; объясняет, что значит смирять гордыню, бороться с собственным снобизмом, цинизмом, агрессивностью, призывает к толерантности. Педагог не наказывает детей, если они не понимают своего проступка и в том случае, если наказание не совпадает с самоосознанием и самонаказанием

Важное значение имеет и анализ положения в обществе. Насколько близко к сердцу принимают подростки проблемы государства, общества, межнациональную рознь, национализм, шовинизм, очернение истории, неуважение законов, правовой нигилизм, культурный вакуум в эвохомологической деятельности, низкий материальный уровень сензитивных страт населения, одиночество, облагораживание проституции, промискуитета, гомосексуализма, в ряде стран педофилии, наркомании, можно сделать вывод о наличии у них чести и достоинства. Мы придерживаемся той концепции, что подрастающее поколение должно уметь объективно и нравственно оценивать все явления, происходящие в обществе. Для спасения чести и достоинства необходимо осознать подлинные духовные ценности и противопоставить их безнравственности, пошлости, безвкусию и вульгаризму.

В этой связи необходимо обратиться к педагогически важным методам второй группы, обеспечивающим развитие в личности ребенка способности размышления, самоанализа, самооценки. Их значение состоит в том, что у ребенка происходит развитие собственной духовности, ядром которой являются честь и достоинство.

Эти ценности нельзя механически привнести в духовный мир личности, поскольку они выступают результатом самоосознания ребенком себя как духовно-нравственного индивида. Если такое самоосознание отсутствует, то можно развить в ребенке чисто внешнее чувство чести, но не подлинное внутреннее чувство человеческого достоинства. Главным условием саморазвития личности является становление у детей внутренней нравственной свободы. При ее отсутствии, при неумении самому осмысливать и оценивать ситуацию, делать выбор, принимать самостоятельное решение, практически не нужна и свобода внешняя. Ребенок в этом случае не знает, что с ней делать, в какое русло направить фонтанирующую энергию. Самоанализ, размышления, самооценка помогают познанию себя и обретению внутренней способности самостояния.

В форме свободных размышлений и внутренней речи, а лучше с помощью дневника, уже подросток способен проанализировать и зафиксировать свои психические состояния. В каких ситуациях он оказался на высоте чести и достоинства, а в каких проявил слабохарактерность, страх, фрустрацию, униженность и оскорбленность. В качестве ведущих мотивов самоанализа, самокритичной рефлексии, самопознания можно выделить два вида мыслительной деятельности. Объективно на первом месте стоит первичный анализ ситуации, действий и воздействий извне, своей спонтанной реакции, возникающей на подсознательном, интуитивном уровне. Это то состояние психики, когда сознание, способность трезвого, рационального мышления окружены эмоциональным флером, туманом, неопределенностью, когда человек взбудоражен вихрем охвативших и захвативших его чувств и не способен отдавать себе отчет в полной мере. Он импульсивно реагирует даже вопреки пониманию, что действует бесконтрольно и может наести ущерб самому себе. В этой сложной ситуации важно осуществить первоначальное осмысление случившегося, даже еще происходящего. Образно говоря, это наблюдение сознания за подсознанием, за спонтанными, импульсивными самопроявлениями. Сознание еще не связано с волей и не способно управлять поведением, но оно уже фиксирует реакции, факты, дает им первичную оценку. Человек действует в двух парадигмах поведения- проявления его натуры в ситуации чести и достоинства. Одна парадигма- это импульсивные реакции, другая-первичное осмысление своих психических состояний и действий. Следствием этого является отчет человека о случившемся самому себе: поддался ли он на провокацию, вспылил, нагрубил, возможно, даже проявил активные агрессивные действия; или вел себя сдержанно, спокойно, выжидательно; или горячо отстаивал свои принципы и убеждения, открыто и честно взял под защиту честь и достоинство другого человека, своего народа; или проявил малодушие, трусость, совершил предательство по отношению к себе и другим, пошел на самоунижение, девальвировал нравственность и порядочность. Без такого первичного анализа не существует нравственно рефлексирующей личности, способной осознавать и отстаивать свою честь и достоинство.

Невозможно обойти вниманием метод вторичного обстоятельного рационального анализа. Он осуществляется по прошествии некоторого времени, когда происходит освобождение от прессинга эмоций. Тогда происходит осознание того, что и как произошло, в чем причины случившегося, дать оценку собственных действий, наметить линию поведения по отношению к людям, участвовавшим в противостояниях и в отношении своего самовоспитания. В отношении людей, переступивших через собственную честь и достоинство, может быть принято решение либо прекратить отношения, либо потребовать объяснения и извинения,, публично выступить с разоблачениями и протестом, тактично, корректно, но достаточно определенно высказать человеку все, что о нем думаешь, не замечать его существования, либо обратиться в печать или в суд с требованиями публичного извинения, возмещения понесенного морального ущерба.

Любому социально зрелому человеку необходимо определить круг проблем, над которыми предстоит работать. Безусловно, в их число, естественно, включаются проблемы повышения уровня осознания собственной чести и достоинства, контроля за чувствами и эмоциями в ситуациях защиты чести и достоинства, волевого контроля за поведением. Особенно в условиях эмоционального возбуждения.

После осуществления вторичного самоанализа, появляется возможность включения в работу третьей группы методов воспитания чести и достоинства. Методов тренинга. Прежде всего, это самовнушение, специальных индивидуальных упражнениях, ролевых и деловых играх, информационном лабиринте, дискуссионном аквариуме, о продуманном поведении в жизненных ситуациях.

Таким образом, проблема чести и достоинства человека актуальна во всех возрастных периодах становления ребенка. Сознание и чувства собственного достоинства занимают одно из центральных мест в духовно-нравственной сфере личности. Мы убеждены, что воспитание этих личностных свойств и качеств - одна из первостепенных задач в формировании духовного мира детей.
Свернуть
http://www.moluch.ru/archive/69/11839/


Вернуться к началу
 Профиль  
Ответить с цитатой  
Непрочитанное сообщениеДобавлено: 30 июл 2015, 10:05 
Не в сети
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 16 ноя 2014, 14:30
Сообщения: 420
Откуда: Челяб.обл.
ВОИНЫ МИРА РУССКИЙ БЕСКОНТАКТНЫЙ БОЙ http://www.youtube.com/watch?v=UK1tMcjrXS8


Вернуться к началу
 Профиль  
Ответить с цитатой  
Непрочитанное сообщениеДобавлено: 09 авг 2015, 17:13 
Не в сети
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 16 ноя 2014, 14:30
Сообщения: 420
Откуда: Челяб.обл.
парадоксы
ПАРАДОКСЫ, ПАРАДОКСЫ...

Диалог в
трамвае:
"- Вы выходите?
- Нет.
- Тогда давайте меняться.
- Давайте. А что у вас есть?"

"Много парадоксов. Мало баксов"
(Из личных наблюдений за отечественной действительностью)

"Там, где для дурака тупик,
для умного - развилка"
(Народная мудрость)

"Парадокс (от греч. paradoxoz - неожиданный, странный), то же, что противоречие; в широком смысле - неочевидное высказывание, истинность которого устанавливается достаточно трудно; в этом смысле парадоксальными принято называть любые неожиданные высказывания, особенно если неожиданность их смысла выражена в остроумной форме" - такое объяснение приводится в "Философском энциклопедическом словаре" 1. В Словаре "Гранат" отмечается, что это "воззрение, высказанное в своеобразной форме, вследствие чего оно с первого взгляда кажется несоответствующим истине и здравому смыслу и для обнаружения своей правдоподобности требует внимательного и вдумчивого отношения"2. "Наличие парадокса означает несостоятельность какой-либо из посылок (аксиом), используемых в данном рассуждении или теории в целом, хотя эту несостоятельность зачастую трудно обнаружить, объяснить и тем более устранить" - так заканчивается соответствующая пояснительная статья в "Советском энциклопедическом словаре"3. Можно было бы приводить и другие определения, но в целом они подчёркивают в природе парадокса главное - неожиданность, несоответствие ожиданиям, смысловой сбой, сшибку понятий.
Парадоксы с глубокой древности волновали человека, привлекали внимание мудрецов, юмористов, пройдох. Один из известнейших парадоксов, сохранённых греческой научной традицией - ситуация, сложившаяся между Протагором и Эватлом. Суть дела вкратце такова: Эватл брал уроки у Протагора - на том условии, что расплатится с учителем, если выиграет свой первый судебный процесс. Курс обучения был закончен, но Эватл и не думал браться за дело, - а соответственно и расплачиваться за полученные знания. Возмущённый учитель пригрозил, что обратится с жалобой в суд. Но хитрый ученичок учёл и эту возможность: ведь если суд признает его виноватым, значит он не выиграет своего первого судебного процесса, и платить не должен тем паче...
Вот и попробуй тут отстоять правду, защитить добро, уличить жулика! Не удивишься после этого античному же рассказу о том, как некий учитель мудрости в ответ на настоятельные требования одного из слушателей доказать, что движение существует, просто взял палку и поколотил недоверчивого ученика.
Кстати, ещё насчёт жуликов. Есть, пожалуй, самый лаконичный парадокс - парадокс Лжеца. Формулируется он всего лишь двумя словами:
"Я лгу". Это утверждение оказывается внутренне противоречивым. Ведь признаваясь в своей лживости, лгун перестаёт быть лгуном и говорит правду. Предание сообщает, что философ Диодор Кронос умер от огорчения, что никак не может разрешить указанный парадокс. А некий Филит Косский так и вообще по этой причине покончил жизнь самоубийством 4. Надеюсь, мы с вами проявим большее самообладание и не станем торопиться с выводами. Тем более, что существует ещё немало любопытнейших капканов для мысли. Причём чаще всего достаточно безобидных, порою - ехидных. Типа:
"То, что ты не потерял, ты имеешь. Ты не потерял рогов. Значит, у тебя есть рога".
Другой, недалёкий пример:
"Ты перестал бить свою старую бабушку?" (Ответишь "да" - значит, раньше бил; ответишь "нет" - значит, продолжаешь бить!).
Даже нас, привычных ко всякого рода нелепицам, метаморфозам, парадоксы не могут не впечатлять. Каково же было древним, открывавшим, например, что Ахиллес никогда не сможет догнать черепаху! Парадокс "Ахиллес и черепаха" описывается приблизительно так: Быстроногий Ахиллес и самое медленное животное, черепаха вместе начинают двигаться в одном и том же направлении. Пока Ахиллес перемещается до того места, где в момент начала движения была черепаха, она тоже чуть-чуть переместится. Допустим, на 1/10 пути, проделанного Ахиллесом. Смотрим далее. Покуда Ахиллес бежит до этой новой точки, черепаха вновь сместится - допустим, на 1/100. Потом - на 1/1000. И так - бесконечно! До этого удивительного открытия додумался Зенон Элейский, живший в 390 - 330 до н. э.
Его современник, Эвбулид 5, - которому, кстати говоря, принадлежит авторство парадокса "Лжец" - задался вопросом:
С какого числа зёрен начинается куча? Ведь одно зерно явно кучи не составляет. Прибавим второе - кучи ещё нет. Прибавим третье - всё нет! Так в какой же момент, прибавляя и прибавляя по одному зёрнышку, можно будет сказать: вот теперь у нас - куча зёрен? Ну и действительно. Допустим, мы, живущие на рубеже второго и третьего тысячелетий новой эры, можем ли отчётливо сказать: "вот теперь"? Великим мастером парадоксов был Тертуллиан (около 160-220). "Credo, quia absurdum est" ("верю, потому что нелепо") - такой формулой передаётся один из знаменитейших его тезисов. Ну ведь гениально! Если до Тертуллиана (да и после!) доброжелатели пытались веру обосновать, поддержать знанием, логическими выкладками - он не просто уклонился от обсуждения. Он отчаянно перевёл обсуждение в другую плоскость. Не "вопреки", а "потому что"! Впрочем, не будем уклоняться от основной линии наших рассуждений. Нас парадоксы интересуют не в связи с соотношением знания и веры, и не с точки зрения формальной логики, а постольку, поскольку они обнаруживаются в нравственных взаимоотношениях и оценках.
"Пиррова победа" (высокие замыслы, но несоразмерные цена и полученная польза), "Смертию смерть поправ" (торжествующие слова из христианской молитвы), "Будь правым на неправедном пути" (совет Омара Хайяма), "Весь мир насилья мы разрушим" (программная заявка коммунистического "Интернационала"), "Слепящая тьма" (Артур Кёстлер, об этом же коммунистическом миропреобразовании, но чуть-чуть в другой социально-исторической перспективе), "Что охраняем, то и имеем" (М. Жванецкий - теперь уже о реальных путях коммунистического строительства в нашей отдельно взятой стране) - вот уж действительно: от великого до смешного! ...Парадоксы, парадоксы. И, кстати, вовсе не исключительно капканы для мысли - ну очень разные парадоксы!
Ну а раз нас особенно интересуют нравственные парадоксы - вот примеры на любой вкус. Скажем, связанные с восприятием.
Парадоксы нравственного восприятия

Один и тот же факт, поступок разными людьми скорей всего будет воспринят неодинаково. Что одному человеку покажется собранностью и аккуратностью, другой назовёт занудством и педантизмом.
Мечтательность может предстать леностью, бережливость - скаредностью. У А. Матюшкина-Герке я вычитал такую юмореску:
Из главка потребовали характеристику на Осла. Медведь подумал и написал: "Тугодум и упрямец".
- Не делай глупостей, - сказала Лиса. - Разве ты не знаешь, что его переводят с повышением?
- А что же я должен о нём писать? - обиделся Медведь.
- То же самое, но другими словами. - объяснила Лиса и тут же написала: "Не принимает опрометчивых решений. Настойчив в достижении цели"6.
И ведь попробуй, придерись!
С другой стороны, есть древнее римское изречение: "Si duo faciunt idem, non est idem" ("Если двое делают одно и то же, это не одно и то же") (Его высказал Теренций, великий комедиограф - 190 - 159 до н. э.). Более того, тамошняя же пословица гласит: "Что можно Юпитеру, то не дозволено быку" ("Quod licet Jovi, non licet bovi")7.
Конечно, это можно называть моралью двойных стандартов. Но это - реальность. Тут имеет смысл спорить о допустимости контрастов, о необходимости поиска общих критериев, но несовпадения - пребудут. Даже когда мы читаем одни и те же книги, персонажи у нас - разные. Колобок кому-то видится независимым, кому-то - беспечным, кому-то - неблагодарным. В этом - и величие литературы, и мудрость жизни.
Очень часто наиконтрастнейшим образом различается восприятие своего и чужого. "В работе кажется больше своя доля, а в еде - чужая"8. "Волк, который мне не встретится, пусть тысячу лет проживёт"9. Многие замечали, что раздражение по поводу запруженной улицы носит разный характер, точнее имеет разного адресата - в зависимости от того, пытаетесь ли перейти через дорогу (допустим, для полноты впечатлений, что с детской коляской), или едете по этой же дороге в машине, троллейбусе, трамвае.
И даже когда возмущение сфокусировано в одну и ту же сторону, не так всё просто. Мне довелось однажды сидеть в помещении, куда вбежал разгневанный коллега - с известием, что в нашем городе какой-то директор школы вызывал в свой кабинет мальчиков и занимался с ними любовью. "Надо же, директор!" - возмутился мой сосед. "Надо же, мальчиков!" - воскликнул другой. "Надо же, в своём кабинете!!" - среагировал третий. Насколько прав был Б. Шоу, когда заметил: "Нет людей, которые бы одинаково вспомнили один и тот же случай"10! О том же - русская пословица: "У всякого Павла своя правда"11. Немудрено, что друг друга люди, по-разному видящие ситуацию (или мир в целом), воспринимают как нечто нелогичное, парадоксальное, иногда труднопереносимое, а то и нуждающееся в коррекции.
Вместе с тем нельзя чересчур драматизировать ситуацию. Ведь что бы могла увидеть, к примеру, голодная корова на футбольном матче?! Безусловно, у любого из нас изначально куда лучшее положение, нежели у этой коровы. Мы способны вслушиваться и вдумываться в то, что делают другие. И пусть миры людей бывают очень непохожими - пространство культуры всех нас объединяет. Тут прежде всего важна установка на диалог.
Скажем, даже такой нейтральный объект восприятия, как горизонт, способен столкнуть нас в споре. Кто-то заявит: "горизонт - это иллюзия". А другой с пеной у рта будет доказывать, что "горизонт - нечто конкретное". Но спросите одного и другого, что они понимают под словом "горизонт"? И окажется, что первый имеет в виду край земли, к которому можно перемещаться по поверхности, но Земля-то круглая, и потому до этого "края" мы никогда не дойдём. А его оппонент подразумевает под горизонтом конкретную линию, где встречаются земля и небосклон, от этой линии вполне можно измерять угол, на который поднимается Солнце. И оба спорщика будут правы. Весь секрет лишь в том, смогут ли они принять во внимание дополнительную версию. Не обязательно сразу вставать на точку зрения оппонента. Но с позиций нравственности для начала диалога лучше всё-таки, если каждый спорщик, по крайней мере, признает точку зрения оппонента как факт. Тем самым будет заложена основа, своего рода мостик, для преодоления пропасти непонимания. Для разрешения парадокса.
Другое дело, что иногда в переговорах между представителями различных ценностных миров посредниками вынуждены выступать представители суда и прокуратуры. Ведь один из драматичнейших нравственных парадоксов - это парадокс терпимости. Беспредельно терпеливый, толерантный человек зачастую попросту обречён - если его окружают жестокие, беспринципные люди; и ещё страшнее его участь, если они вдобавок ещё умело манипулируют суждениями о либеральных ценностях.
Как сообщают, в Норвегии самое строгое в мире антиникотиновое законодательство. Так что же - значит, там попираются права курильщиков? Или: по радио передавалась информация о том, что в американской столице состоялась манифестация в защиту прав сексуальных меньшинств. Эдак где-нибудь начнут защищать свои права домушники и карманники (в пользу такого абсурдного предположения вполне можно было бы выдвинуть тезис о существовании психофизиологической предрасположенности к воровству...)! Потому вполне естественно, что парадоксу терпимости в правовом обществе призван противостоять парадокс правовой ответственности.
В самом радикальном истолковании он заключается в том, что во всех обществах, например, убийство, воровство однозначно признаются преступлениями. Вместе с тем, по отношению к преступившим закон - к тем, в частности, кто совершил убийство или воровство, - государство, как правило, применяет те же (запрещённые!) средства воздействия. Только легализованное убийство именуется казнью (если не чем-то наподобие "высшей формы социальной справедливости"), а узаконенное отнятие у граждан имущества - конфискацией (или, как когда-то в стране победившего пролетариата, "экспроприацией экспроприаторов").
Так или иначе, высвобождаясь из плена природной обусловленности, человек, можно сказать, попадает в зависимость от культуры. Законопослушный, честный, совестливый человек ведёт себя далеко не с абсолютной независимостью. Он накрепко привязан к внутренним императивам. В этом смысле благие порывы происходят чаще всего вопреки воле, по крайней мере, независимо от рационального выбора. Именно данное обстоятельство, как известно, сильно смущало Канта. Он, в частности, указывал на "парадоксальное требование считать себя как субъект свободным ноуменом и вместе с тем - в своём собственном эмпирическом сознании - феноменом по отношению к природе"12.
Наряду с парадоксами нравственного восприятия (обусловленными, как мы видели, неодинаковостью восприятия морально значимых явлений разными людьми, - да и сам с собой человек по этой же причине может оказаться не в ладах), можно выделить парадоксы нравственных отношений.
Парадоксы нравственных отношений

Эти неожиданности порождены многомерностью межсубъектных отношений. В целях экономии времени и места ограничимся лишь некоторыми свойствами отношений - рефлексивности, коммутативности, ассоциативности, транзитивности.
Под рефлексивностью обычно понимается тождественность предмета самому себе, автоморфизм: А = А. О каком равенстве самому себе можно говорить применительно к нравственным субъектам - большой вопрос. Ибо люди - нормальные, совестливые, законопослушные, справедливо уважаемые другими люди - в течение всей жизни далеко не самотождественны, а то и дело впадают в сомнения, томления, занимаются самокритикой, пересматривают свои взгляды, переоценивают значимые ценности. Л. Витгенштейн даже о неодушевлённых предметах писал: "Между прочим: сказать о двух предметах, что они тождественны, - бессмыслица, сказать же об одном предмете, что он тождественен самому себе, - это вообще ничего не сказать"13.
Свойство коммутативности, симметрии, может быть пояснено формулой:
А + В = В + А или
А x В = В x А.
Вместе с тем, хорошо известно, что даже во время простейших химических опытов далеко не безразлично, какое вещество к какому добавляют. Так, например, при добавлении в воду концентрированной серной кислоты просто выделяется много тепла, и получается раствор серной кислоты. Если же, наоборот, вливать воду в кислоту, то люди химически образованные гарантируют, что она будет разбрызгиваться, грозя обжечь наивно ожидающих, что переместительный закон повсеместен. Да и нужно ли идти в химическую лабораторию, если можно просто вспомнить англичан, которым вовсе не безразлично, что во что наливать: чай в молоко или молоко в чай, - или древних греков, которые любили разбавленное вино, но при этом ни за что не разбавляли вино водой, но - доливали вино в воду.
Если же вести речь о нравственной сфере, то тут, очевидно, указанное свойство симметричности является достаточно редким и по большому счёту необязательным. Например,
"А с симпатией относится к В". Это совсем не значит, что В будет питать те же чувства к А.
Или, зная, что:
"куда А, туда и В", мы имеем очень мало оснований утверждать обратное: "куда В, туда и А".
Кроме того, здесь важно было бы разобраться с тем, что есть сложение (вычитание) в морали? Всё достаточно просто, пока мы ведём речь о сложении-вычитании простых математических или физических величин - длины, веса, длительности времени и т. п. Но уже при операциях с температурой свойство сложения не срабатывает: два предмета, нагретые до 50 градусов, не дадут в сумме 100. Или - сложив температуру трёх больных, у каждого из которых жар в 38,5 градусов, мы не вскипятим воду.
Как только мы попадаем в мир человеческих отношений, к операциям сложения и вычитания предъявляются сугубо повышенные требования осмысленности. Тут выясняется: дело не только в том, что оперировать можно лишь величинами одинаковой модальности. Что, к примеру, смысла в среднестатистической зарплате не более, чем в средней температуре больных. Возьмём, казалось бы, очевидное:
"Ценность двух человек больше, чем ценность одного" - с уточнением, что этот сравниваемый один находится на обоих полюсах сравнения (то он был один, то к нему кто-то прибавился). И здесь вспоминается, что Иван Сусанин не согласился с такой формулой!
Складывая разные поступки или разных людей, мы, похоже, попадаем в зону неопределённости. Вот некто оказал нам услугу. Спасибо ему огромное. И вот он опять делает точно то же самое. Может ли кто-либо поручиться, что реакция наша будет аналогичной, равноблагодарственной? Отнюдь! Или: если нам известно, что встретились два человека - подлец А и высокопорядочный человек В, - что отсюда следует? Да что угодно! А и В могут прекрасно ужиться, не конфликтуя, оставшись при этом в прежних своих качествах. Могут - вступить в противоборство с различными вариантами исхода, а могут и разойтись, не причинив друг другу никакого вреда.
В физике мы без колебаний перемножаем величины разной модальности друг на друга. Например, скорость умножаем на время и получаем путь. Что и на что можно умножать в нравственности? Напрашивается мысль, что прямой аналогией умножения в нравственной сфере выступают ситуации, когда, к примеру, от человека требуется одновременное обладание более, чем одним нравственным качеством. Или когда мы оцениваем некое нравственно значимое явление по более, чем одному параметру одновременно. Пожалуй, именно "умножение" имеет место, когда мы говорим: "вор у вора дубинку украл", или когда предполагаем, что злу нужно противопоставить силу - в надежде: минус на минус даёт плюс.
Ассоциативность - перестановка - в буквенном выражении может быть представлена следующим образом:
А + В - С = А - С + В, а также
А x В : С = А : С x В.
Очевидно, что в нравственных отношениях это свойство если и проявляется, то куда с меньшей прямолинейностью и надёжностью, чем в мире арифметических величин. Мы, люди - с нашей влюбчивостью и ревностью, обидчивостью и отходчивостью - вовсе не обязательно дружим с друзьями наших друзей и враждуем с теми, кого друзья считают врагами. Тот, на кого смотрит с симпатией дорогой мне человек, вполне вероятно, будет вызывать у меня двойственные чувства:
"Они симпатичны тебе - уже поэтому они приятны мне". Но здесь же очень недалеко и до ревности - "Не только я, но и Они симпатичны тебе".
Вряд ли, далее, будет тождественной оценка двух ситуаций:
"Друг попал в беду и предал" и
"Друг предал и попал в беду".
Здесь, как нигде, важна очерёдность событий, поскольку нравственный мир составляют процессы и явления преимущественно необратимые.
Важен здесь и учёт векторной природы взаимоотношений. Если, к примеру, у А есть недруг В, а у того, в свою очередь, недруг С, то вполне может статься, что А не подружится с С, а вместе с В ополчится на последнего. И данный случай будет несомненно представляться парадоксом любому, кто воспринимает отношения не как векторы, а как скаляры.
Свойство транзитивности - переноса - имеет место, когда на основании того, что
А > В и В > С, мы умозаключаем, что
А > С.
В мире нравственных отношений никогда нельзя быть уверенным, что, например, уважение переносится таким непосредственным образом. Что я буду обязательно уважать того, кого ценит значимый для меня человек. Просто очень вероятно, что мы с ним строим свои отношения на разных основаниях. "Кто любит попа, кто попадью, кто попову дочку".
Если А говорит доверительно В, что "С невыразителен", можно ли ручаться, что он не скажет того же про В в разговоре с D (или даже с тем же С)?
Межсубъектные отношения А > В, В > С, А > С - это чаще всего просто атомарные отношения между А и В; между В и С; между А и С. Так что если А уважает В, то лишь только появляется С - это уже почти ровным счётом ничего не значит. Здесь можно усматривать проявление парадоксальности человеческой природы, можно восклицать: "Все мужики одинаковы!" (или "Каждая красивая женщина - потенциальная стерва" - в зависимости от половой принадлежности и прочих особенностей). Но за всем этим можно искать и находить нечто более существенное и интересное, чем банальные эгоизм или либидо.
Пожалуй, есть возможность выделить ещё один тип нравственных парадоксов или, точнее, ещё один ракурс, позволяющий выстроить целостный ряд нравственных парадоксов. Речь о структурных парадоксах, или парадоксах нравственной оценки.
Парадоксы нравственной оценки

Обусловлены они, как нам нетрудно понять, информационной недостаточностью каждого из параметров нравственной оценки. Безусловно положительной оценки удостоится лишь то нравственное явление, которому будет свойствен полный набор положительных характеристик, соответствующих всем параметрам структуры поступка. Сейчас лишь кратко перечислим простейшие из возможных несуразиц.
Мотив: Наиболее очевиден парадокс благих намерений, которыми устлана дорога в ад. Дополнительно можно представить себе ситуацию, когда кто-то, напротив, действуя из дурных побуждений, сотворил добро. Мог ли предполагать Гитлер, что как ответ на все его злодейские поползновения евреи всего мира сумеют воссоздать своё исконное государство, Израиль!
Цель: Примерами здесь могут выступать цели, несоразмерные другим параметрам ("Замах на рубль, удар на копейку") или непонятные для нас, "абсурдные" цели. Вспоминается анекдот времён заката советских семи десятилетий:
Плывет через Атлантику из СССР корабль с эмигрантами, в Америку. А навстречу ему - корабль с теми, кто уже там побывал и возвращается. Завидев встречный корабль, и те и другие пассажиры, сгрудившись на своих палубах, показывают тем, кто едет в обратную сторону, характерный жест - крутят пальцем у виска.
Да и разве не благороднейшие цели ставились на протяжении семи десятков лет перед советским народом его доблестной коммунистической партией!
Впрочем, к парадоксам цели можно отнести и известное наблюдение о том, что во время переправы следует править, прицеливаясь не к месту, куда хотите причалить, а чуть выше по течению
Контекст: Есть такая поучительная история. "Небольшая газета организовала конкурс с целью выявить наиболее порядочного и доброжелательного гражданина своего города. Среди полученных писем было такое:
Я не курю, не потребляю спиртного, не играю в карты, не бегаю за женщинами, предан своей супруге, много работаю, ложусь поздно и встаю на заре. Такую жизнь я веду уже три года... Не подождёте ли вы до следующей весны, когда меня освободят из заключения?"14.
"Негодяй, но - наш негодяй!" - другая красноречивая иллюстрация парадокса контекста.
Инструмент: В качестве парадоксов, связанных с выбором инструмента, сгодятся привычное из газет: "Миротворческие силы по поддержанию порядка" или - реплика героя американской киноленты: "Я с детства люто ненавидел насилие. И пошёл в полицейские, чтобы с ним бороться". Не менее парадоксально выглядела проповедь, читанная акулам в "Моби Дике" Мелвилла.
Теперь несколько соображений о следующем параметре нравственной оценки.
Старания:
"В том, что выбьешься из сил,
Будет толку мало,
Если ты не утрудил
Головы сначала" - гласит казахская народная мудрость15. Здесь же можно говорить о разного рода пустых хлопотах: "Vanitas vanitatum et omnia vanitas" ("Суета сует, и всяческая суета" (Еккл. 1;2)). Но кроме всего прочего нетрудно понять, что животные тоже прикладывают усилия, добывая себе пропитание, соревнуясь, и - даже укладываясь на ночлег. Так что главным нравственным парадоксом применительно к стараниям, видимо, будут усилия, не одухотворённые человечески достойным смыслом, пустая затрата сил, времени, ресурсов.
Результат: Вообще-то результат может отвечать или не отвечать ожиданиям, а ожидания эти могут носить положительный или отрицательный нравственный знак. Парадокс здесь возникнет, во-первых, в случае несоответствия ожиданиям, целям - независимо от того, кто разочарован: праведник, злодей или сторонний наблюдатель. Другой вариант парадокса: несоответствие результата - усилиям, заслугам субъекта. Рассказывают такую историю о китайском императоре и молодом медике:
Император повелел врачам вывешивать у своих дверей фонарь при каждом случае смерти пациента. У многих врачей вскоре двери были буквально увешаны фонарями. Однажды, когда император занемог, придворные разбежались по столице в поисках лучшего врача. Наконец таковой был найден и приведён к императору. Император удивился тому, как молод был этот лучший врач.
- Действительно ли над твоей дверью висит только один фонарь? - спросил он.
- О да, ваше величество. Согласно вашему установлению, я имел честь повесить только один фонарь у двери своего кабинета. Правда, я только вчера открыл его.
Отношение: Парадоксами здесь могут оказаться, например, гордыня и другой полюс - самоуничижение. Кант настойчиво искал пути, на которых добродетельному поведению можно было бы обойтись без эмоционального подкрепления. И потому, если и готов был допустить удовольствие от содеянного поступка, то резко осуждал предвкушающее удовольствие от этого поступка16. Пожалуй, этакое стремление к безэмоциональности, запрет заглядывать в будущее - тоже своего рода парадокс, парадокс философии морали Канта. В то же время, библейское "всякий возвышающий сам себя унижен будет, а унижающий себя возвысится" (Лк. 14;11), внешне предстающее как парадокс, на деле вполне реалистично, поскольку исходит из молчаливого представления о мере, золотой середине.
Здесь мы наталкиваемся на ещё одну возможность обозначить специфический тип парадоксов - парадоксы самооценки.
В числе парадоксов самооценки - самоуничижительные характеристики, даваемые себе теми, кого с полным основанием можно причислять к лику святых. И обратно - самолюбование ничтожества. Альберт Швейцер замечательно написал: "Чистая совесть есть изобретение дьявола"17.
Вообще, самооценка - понятие очень тонкое. Как прикажете, например, отнестись к высказыванию: "Я - интеллигент"? Лично меня подобные фразы всегда смущают. Вызывают настороженность. Напоминают парадокс Лжеца. Или остроумное заявление одного знакомого (двадцать пять лет назад это заявление было не только остроумным, но и довольно смелым): "Я скромный - как Ленин".
Наверное, прогнать самодовольство для нормального, способного к нравственной рефлексии человека - дело вполне реальное. Но, прогнав самодовольство, не возликовать по этому поводу - уже труднее! Вот почему так мучительно бьётся мысль во время нравственного самоанализа: "Ибо не понимаю, что делаю, потому что не то делаю, что хочу, а что ненавижу, то делаю.[...] Доброго, которого хочу, не делаю, а злое, которого не хочу, делаю" (Рим. 7;15,19).
В дополнение к перечисленным простейшим парадоксам нравственных оценок следовало бы привести парадоксы, так сказать, смешанные, составные - при которых сбой в одном из нравственно-значимых параметров сочетается со сбоями в другом/других параметрах. Но эти варианты, за их многочисленностью и относительно малой эвристичностью, мы перечислять не станем. Обратим внимание на более существенный ракурс нравственных парадоксов.
Парадоксы как сущностная черта культуры

Есть все основания говорить о нравственных парадоксах в разных сферах жизни - политике, религии, искусстве, праве, науке. Политика - буквально вся пронизана парадоксами. Славные, Справедливые, Великие Революции - разве не врастают в глубочайшие периоды Застоя! Смелые, принципиальные новаторы и радикалы - разве не оказываются в рядах последовательных консерваторов! Те, кто наиболее достоин, честен, умён - разве стремятся в профессиональную политику! Галина Старовойтова как-то заметила: "Политиков надо менять так же часто, как и пелёнки. А главное - по той же самой причине". И тут всплывает очередной парадокс. Возникает (хоть и гонишь его всеми силами) вопросик: А сама-то Галина Васильевна - насколько сумела сохранить первозданную чистоту профессионала, призванного в политику... Хотелось бы надеяться, что сумела, - что разрешила этот парадокс.
Далее. Поразительно, но факт - "Оказывается, что из ста бывших в прошлом королевских фаворитов, по крайней мере, девяносто пять были повешены". На это указывает Наполеон18. Столетия отделяют нас от эпохи Наполеона, но принципиально хоть что-то изменилось? Так почему же мы не благоговеем перед отвагой, самоотверженностью тех, кто, невзирая на огромный риск, идёт в политики?... Парадокс?
А разве не парадокс, что чем шире в обществе демократические свободы и чем открытей оно по отношению к своим соседям, - тем сильней (объективно) угроза его разрушения врагами извне и/или различными сепаратистами изнутри? Безобидная иллюстрация: не так давно образованное Гуманистическое общество столкнулось с проблемой - что делать с попытками внедриться в него различных троцкистов и прочей радикальной публики?
Ну, а межнациональные отношения - разве они не напряжены парадоксами! Интернациональные тенденции, грозящие перерасти в безнациональную политику, патриотизм, то и дело перетекающий в национализм. Пульсация смысла и абсурда, сердечности и непримиримейшей вражды, объединения и размежевания - нет им конца!
Права личности теснейшим, чтобы не сказать, запутаннейшим образом сплетены с обязанностями. Где проходит граница между одним и другим - затруднятся указать самый просвещённый правозащитник и самый дотошный правовед. "Почётная обязанность", "высокий долг" - мы не удивляемся подобным оборотам, хотя это с точки зрения логики и лингвистики так называемые оксюмороны (от греч. oxumwron - остроумно-глупое), наподобие "живого трупа", "убогой роскоши" или "оптимистической трагедии". Вместе с тем тут есть над чем поразмыслить этикам, психологам, лингвистам. Специалисты по стилистике, описывая оксюморон, отмечают, что в результате такого неожиданного сочетания рождается новое смысловое единство, понятие, представление19. То есть подобные словосочетания, становясь терминами, помогают словами обозначить конкретные явления многомерного мира политики.
Можно было бы ещё перечислять и перечислять парадоксы, с которыми мы, что ни день, встречаемся то в религии, то в науке, то в искусстве, то в медицине, то в спорте (а уж описанию парадоксов бытовой сферы стоило бы посвятить немаленькую библиотечку!). Можно было бы специально остановиться на том, как парадоксальны основные нравственные категории:
"добро" и "зло" (хотя бы тем, что друг без друга они теряют всякий смысл: "Что бы делало твоё добро, если бы не существовало зла, и как бы выглядела земля, если бы с неё исчезли тени?" - саркастически вопрошал Булгаковский Воланд20), а ещё раньше в том же ключе аттестовал себя Мефистофель: "Частица силы той, Что век желая зла, лишь благо созидает"21;
"грех" (некий древний царь отнял у своего подданного жену, подданного послал на войну, позаботившись, чтоб тот оттуда уже не вернулся, - нарушены 7-я и 6-я заповеди Моисея - но имя ребёнка, родившегося в этом браке, с почтением произносят люди разных народов: Соломон. Как мы поняли, древний царь и папочка - Давид, мать - Вирсавия);
"гуманизм" (скажем, тюремный врач должен оказать помощь даже осуждённому на смертную казнь)";
"насилие" (одного меч убивает, другого - спасает);
"ответственность" (инициатива сплошь и рядом наказуема, тогда как нерадивые зачастую и в ус не дуют; хуже того - неспособные нести ответственность требуют, чтобы ответственность за них несли другие);
"помощь" (как быть, если помощи от нас ждёт, например, нищий? Наркоман, злоумышленник, самоубийца?);
"свобода" (освобождаясь от одной зависимости, мы тут же впадаем - пусть добровольно или неосознанно - в зависимость иную, допустим, от совести);
"свои и чужие" (с присущим ей блистательным юмором Н. Тэффи убедительно показала: "Чем больше у человека своих, тем больше знает он о себе горьких истин и тем тяжелее ему живётся на свете"22);
"справедливость" (чем пристальнее люди всматриваются в проблему справедливости, тем далее они оказываются от её разрешения);
"счастье" (по всей видимости, переживание этого состояния ни в малой степени не зависит от обладания теми ценностями, за которыми мы столь страстно гоняемся; скорее оно подобно Синей птице, бегущей от охотника, или Жар-птице, прилетающей, когда это ей угодно);
"терпимость" (допустимо ли проявлять терпимость по отношению к нетерпимости?);
"уважение" (вправе ли мы уважать того, кто сам никого не желает уважать?);
"эгоизм" (согласно одному глубокомысленному определению, эгоист - это человек, который о себе заботится больше, чем обо мне). Впрочем, воспользуемся моментом и попытаемся свои рассуждения о парадоксах вывести на финишную прямую.
Вообще говоря, можно заметить, что парадоксы обладают рядом трудносочетаемых свойств. Одни могут озадачить и даже ошеломить, другие - рассмешить или побудить к действию. Парадокс способен настроить на общение, а может и вызвать антипатию. Парадоксы бывают жизнеутверждающими и - святотатственными, возвышающими и унижающими человека. Они могут возникать невольно, а бывают и намеренными. Можно в известном смысле сказать, что есть парадоксы силы и слабости. Переоценки и уценки. Великодушия и высокомерия. Парадокс-конфуз и парадокс-шарада. Забава и тайна. Путаница и прорыв в новые смыслы.
Хотелось бы думать, что в нашей воле сделать так, чтобы одна из отличительных черт человека - способность находить и осмысливать парадоксы - использовалась нами как можно более конструктивно, для углублённого понимания жизни, для выстраивания всё более совершенных взаимоотношений с самими собой, с окружающими, с миром в целом.
Свернуть
http://shkola-mysli.narod.ru/03-04.html


Вернуться к началу
 Профиль  
Ответить с цитатой  
Непрочитанное сообщениеДобавлено: 10 авг 2015, 18:20 
Не в сети
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 16 ноя 2014, 14:30
Сообщения: 420
Откуда: Челяб.обл.
управление собой и другими
Самовоспитание не может миновать проблемы управления собой и другими. Если люди побуждаются к действию угрозой бича, то по отношению к такой системе управления они теряют свою индивидуальность, становятся сходными в страхе и в методах его возбуждения. Целью их действия, какой бы она объективно ни была, является снижение страха и угрозы, радость избавления, а не самореализация в достижении объективной цели. Восхождение к индивидуальности состоит в овладении совершенной системой саморегуляции и управления другими, кто с вами связан.

Целью управления является получение желательного вида поведения. Итак, управляя самим собой, я хочу, чтобы я действовал определенным образом и достигал желательных результатов. Управляя другими, я хочу, чтобы их поведение приводило к желательным для меня результатам. С момента появления кибернетики понятие управления стало разрабатываться и психологами. Приведенный в начале этого параграфа пример характеризует определенную парадигму управления. Если бы кто-то побуждался к действию предвосхищением какой-то радости, то, по-видимому, это была бы совершенно противоположная парадигма, чем если бы он побуждался страхом боли, или стыда, или неудачи, потери денег, разорения. Чтобы выработать совершенную систему управления собой, быть индивидуальностью, нужно по крайней мере получить представление о возможных и наиболее часто встречающихся парадигмах управления. Парадигма насильственного управления Принципы, которые управляют нашим поведением, могут быть представлены в виде различных условных суждений, где результат и его условие представляют самостоятельные элементы. Эти суждения не обязательно высказываются и осознаются. Тот, кто управляет пищевым поведением льва в саваннах, действует через категорию времени, не высказывая никаких суждений. Если прошло более двух суток после последней трапезы этого животного, то у него возникает беспокойство, завершающееся переживанием голода. Оно будет усиливаться до тех пор, пока не будет дан внешний толчок к охотничьему поведению. Природа вызывает нужное поведение по простой схеме: если нет …, то будет неприятное переживание, если есть …, то будет приятное переживание. Вместо отточия можно подставить любое "желательное для управляющего поведение". В примере со львом можно подставить "охотничье поведение". Если его не будет, то страдания голода будут усиливаться до невыносимого. Если это поведение есть и оно успешно, то возникает приятное переживание удовлетворения голода, в котором мы можем выделить и удовольствие от

устранения дискомфорта голода, и наслаждение поеданием пищи. Психологи предпочитают вместо термина "положительное переживание" чаще употреблять термин "положительное подкрепление". Это первая парадигма управления, с помощью которой действует природа, управляя поведением живых тварей, не только животных, но и человека. Она отражается, например, в следующих условных суждениях: "Если я не открою зонтик, то меня промочит и мне будет неприятно", "Если на моем лице не будет нужной почтительности, то мой начальник сделает мне неприятность, скажем, откажется подписать договор о выгодном сотрудничестве", "Если я не позвоню матери, то она на меня обидится и я буду испытывать чувство вины", "Если я не буду работать, то у меня не будет денег и я потеряю уважение моего сообщества". Нетрудно заметить, что данная парадигма насильственного управления тождественна с управлением нашей матушки Природы и варьирует лишь формами, видами, свойствами "желательного" поведения, а переживания варьируют начиная от ударов бича, мук голода или холода и кончая состояниями тревоги, чувства вины, стыда и страха. Я называю эту парадигму управления насильственной, так как формула насилия полностью определяется именно этой парадигмой: если не будет желательного поведения, то я сделаю тебе плохо. Человек с самого начала применяет эту парадигму к себе и другим, и его воображения часто хватает только на вариации желательного поведения и на изобретение страданий, начиная от бича надсмотрщика и кончая способами вызывания угрызений совести. Насилие, осуществляемое с помощью вызывания угрызений совести, не принято считать насилием, хотя боль от стыда и вины не уступает часто палачеству надсмотрщика. Управление собой вырастает из того, как мной управляли мои родители. Вследствие интериоризации этого процесса я начинаю обращаться с собой так же, как они обращались со мной. Мысли типа "Если я не сделаю этого, то мне будет плохо" не способны породить ничего кроме глобального защитного поведения, в котором стирается моя индивидуальность: что бы я ни делал, это

имеет своей целью избавление от страха и наказания. Основной моей характеристикой, как всех, кто саморегулируется подобным образом, является в этом случае синдром возмездия за недеяние, который стирает мою индивидуальность, делая из меня абстракцию и помещая в категорию людей, побуждаемых к действию страхом возмездия. Проявления этого синдрома многообразны, однако большая часть его проявлений считается скорее достоинством, чем недостатком. Человек, который не может отдаваться покою, так как все время что-то должен делать, часто наделяется свойством трудолюбия, несмотря на то, что эта постоянная занятость носит компульсивный, навязанный характер. Когда он ничего не делает, празден, у него возрастает тревога, а иногда страх или чувство вины, стыда. Это происходит оттого, что в течение всей сознательной жизни этот человек был виноват, когда что-то не делал. Работомания считается нормальной манией, положительной чертой, хотя часто сам носитель этой черты вынужден обращаться к психологу, чтобы тот помог ему освободиться от этого "положительного" качества. Если в приведенной выше первой строке насильственной парадигмы управления вместо отточия мы поставим выполненное действие или поведение, которое нежелательно управителю, то данная парадигма приводит к отрицательному подкреплению действия и тем самым способствует его подавлению. Сначала происходит сдерживание, поскольку управляемый помнит, что в прошлом исполнение этого действия привело к неприятным переживаниям, потом, когда сдерживание становится привычным, нежелательное поведение вытесняется и полностью блокируется. Управление состоит не только в решении задачи вызывания желательного поведения, но и в устранении нежелательного. Если для того, чтобы устранить нежелательное поведение в другом, мы будем сразу же после его выполнения вызывать неприятные переживания, наказывать другого, то мы устраняем это поведение, применяя первую, насильственную парадигму управления. То, что наказуется, быстро прекращается, и это создает иллюзию эффективности наказания. Однако это не так. Любой результат

характеризуется его постоянством, распределенностью во времени. Применение насилия в этом смысле неэффективно. Неэффективность устранения действия по схеме насильственной парадигмы управления доказана психологами, изучающими поведение: сдерживание или подавление нежелательного поведения продолжается лишь до тех пор, пока существует практически достоверная возможность наказания за выполненное действие. После устранения угрозы энергия, мотивация, амплитуда данного действия полностью восстанавливаются после первого положительного подкрепления. Неэффективность схемы подавления особенно ярко иллюстрируется последствиями лечения алкоголизма путем устрашения. Стоит больному только раз попробовать своего зелья, как алкогольное поведение восстанавливается полностью. Когда же человек пытается методами устрашения самого себя управлять собой, то оказывается, что для получения результата требуется постоянная бдительность и усиление методов самоустрашения, методов насилия и самоподавления. Насилие над самим собой поддерживается формулами "преодолеть себя", "закалять силу воли" и другими. Наказание за нежелательное управителю действие, несмотря на свою неэффективность, употребляется с момента возникновения человечества, хотя сама эта парадигма управления выросла из природы. Авторитетный бабуин, обнаруживший нежелательные признаки поведения у другого бабуина, ниже по рангу, задает последнему хорошую трепку, чтобы в дальнейшем предотвратить подобное. Так же он устраняет нежелательное для нет поведение, когда кто-то пытается взять корм раньше него. Это управленческое поведение бабуина не обязательно является сознательным, так как, обнаружив нежелательное поведение, например, леопарда, он приходит в такую ярость, что не в состоянии воздержаться от нападения, которое для него является смертельным. Управленческое поведение как управителя, так и управляемого выработано не ими. Оно существовало до них и было усвоено через инстинкт и научение. Человек же в готовом виде принял эту парадигму, и в этом смысле он не

отличается от животных. Значительное отличие существует лишь в системе ориентировки в ситуации управления. Здесь человек превзошел животных, поскольку им выработана система символов устрашения, которые предупреждают необходимость практической реализации парадигмы насилия немедленно и в каждой ситуации. Насилие лишь предполагается и символизируется в природных условиях свойствами самого объекта, а в человеческих отношениях управитель производит действия, предупреждающие возможность возмездия за нежелательное действие. Пользование речью и мышлением создает безграничные возможности применения парадигмы управления через насилие, не приводя ее в актуальное состояние. Если мой Полкан просто рычит при восприятии нежелательного поведения другого, то общество в этой ситуации создает уголовный кодекс. Обладание самосознанием приводит к тому, что с возникновением Я-концепции возможности парадигмы насилия расширяются, так как его (насилия) облик трансформируется и функции управителя берет на себя наше Я. Возмездие за нежелательное действие приходит автоматически, само собой, и управителю не приходится сохранять бдительность. Способности испытывать стыд и чувство вины, ущемленного достоинства мы носим в самих себе. Если в чувстве вины управителем моего поведения выступает конкретный другой человек, который обижается на меня, то в чувстве стыда этот управитель безличен, это — совокупная личность, представленная всем сообществом, которое данный вид поведения считает стыдным. Правда, мы не рассматриваем это как насилие, так как конкретного человека, который нас наказывает и побуждает, не видно простым глазом. Насилие — это отношение между людьми. Сообщество людей может применять анонимное насилие, виды которого многообразны. Разрабатывается идеология насилия, парадигма которой пронизывает всю духовную жизнь человека, философию, религию. Бог грозит правоверным карами за нежелательные виды поведения даже после смерти, причем в разряд нежелательного поведения включаются такие виды поведения, на которые обыкновенный управитель не обращает

внимания, а именно — умственное поведение, мышление. Нежелательный ход мышления наказывается более жестоко, чем реальный поступок. Это понятно, поскольку наше мышление является обобщенным опосредствующим звеном между управителем и поведением управляемого. Точно так же в управлении собственным поведением между нашим Я-управителем и нашим поведением лежит мышление, в котором происходит отработка программ ориентировки в обстоятельствах. Парадигма ненасильственного управления Качество мышления, опосредующее наше поведение, обусловлено той парадигмой управления, которой придерживается Я. Одно и то же действие или поведение может побуждаться различными и часто противоположными мотивами. Я могу работать, чтобы избавиться от наказания за невыполнение задания, но я могу делать то же самое потому, что это доставляет мне удовольствие. Это не простое различие. В первом случае я руководствуюсь парадигмой насилия, управляя собой, а во втором я пользуюсь совершенно другой парадигмой, о которой мы еще не говорили и которой человечество пользуется очень редко, — парадигмой ненасилия. Парадигма управления, которой пользуется живое существо, не обязательно, как мы заметили выше, осознается. Приведу свои наблюдения проявления парадигмы ненасильственного управления в ситуации, когда управителем является животное. Дело было на даче. Под яблоней резвились котята, а кошка сидела поблизости и лениво посматривала на свое потомство. Собак не было, и никто не мешал. Вдруг кошка присела, стала бить хвостом, изготовилась, прыгнула, взобралась на яблоню и стала сверху смотреть на котят. Потом слезла с дерева и, посидев немного, повторила свои странные действия. Они были странными прежде всего потому, что изображали опасность в то время, когда никакой опасности не было. Кошка вела себя так, как будто ей было страшно "понарошку". Она повторяла взбирание на дерево до тех пор, пока котята не стали сами взбираться на дерево. По-видимому, это входило в программу воспитания потомства. Котята должны были научиться этому, и потому ими надо было управлять. Следовательно,

взбирание на дерево было желательным поведением для управителя. Если бы кошка применяла парадигму насилия, то от нее следовало ожидать совершенно других действий. Она могла их испугать или начать кусать, бить лапой, пока они не взобрались бы на дерево. Но стоило бы ей начать такие действия, как котята, а их было пять, могли просто разбежаться по кустам, а не взбираться на дерево. Она могла бы сначала их испугать, потом показать, "как это делается", т. е. взобраться на дерево. После этого она могла надеяться на то, что когда она начнет их наказывать, они, может быть, взберутся на дерево, что ей и нужно. Я не думаю, что кошка обдумывала все возможные варианты управления. Поскольку она была в безопасности, а котята были сыты, то она применяла ту схему управления, которая была для нее естественна. Возможно, ей не хотелось "зря" наказывать котят, для этого в ней не было нужного количества агрессивности, поскольку все было благополучно. После этого котята безо всякого повода стали взбираться на яблоню. Однако когда во двор забрел соседский пес, через мгновение все они были на дереве, и пять пар зеленых глаз зорко следили за поведением собаки, пока она не была прогнана кошкой. Они научились взбираться на дерево, а управление обучением осуществлялось по парадигме ненасилия, так как обстоятельства позволяли это (терпение, безопасность, игра). Когда я консультирую матерей по поводу злостного непослушания и упрямства детей, их нежелания без окрика и угроз садиться за уроки, я убеждаюсь в неэффективности использования парадигмы насилия в управлении детьми. В этих условиях воспитанность детей измеряется той степенью насилия, которую эти дети могут применить к себе, заставляя себя делать то, чего "не хочется" и "от чего нужно избавиться", иначе мама будет "ругаться". Матери используют парадигму насилия, в результате чего и управляемые начинают ее применять к самим себе. Консультирующий психолог, конечно, старается оказать влияние на адекватный выбор парадигмы управления, отучить матерей от насильственной схемы, которая в них внедрена социальным воспитанием. Я иногда рассказываю о

кошке и показываю, что поведение кошки как раз и является образцом ненасильственного управления. Некоторых это возмущает, а другие жалуются, что не могут вести себя как эта кошка, так как "не хватает сил и терпения". Однако я, несмотря на все старания, не могу похвастаться тем, что мне всегда успешно удается реконструировать схему управления детьми.Содержание:
0 Восхождение к индивидуальности : Юрий Орлов 1 Часть первая. Самопознание О чертах характера : Юрий Орлов
2 Что такое черта характера? : Юрий Орлов 3 Наименование черт : Юрий Орлов
4 Но это еще не все : Юрий Орлов 5 Набор черт или нечто большее? : Юрий Орлов
6 От чего зависит удовлетворение потребности? : Юрий Орлов 7 Идея потребности : Юрий Орлов
8 Мотивационное выражение потребностей : Юрий Орлов 9 Направляющая сила мотива : Юрий Орлов
10 О сознании и самосознании : Юрий Орлов 11 О познании своих эмоций : Юрий Орлов
12 Новое мышление об эмоциях : Юрий Орлов 13 Я познаю самого себя : Юрий Орлов
14 Что такое черта характера? : Юрий Орлов 15 Наименование черт : Юрий Орлов
16 Но это еще не все : Юрий Орлов 17 Набор черт или нечто большее? : Юрий Орлов
18 От чего зависит удовлетворение потребности? : Юрий Орлов 19 Идея потребности : Юрий Орлов
20 Мотивационное выражение потребностей : Юрий Орлов 21 Направляющая сила мотива : Юрий Орлов
22 О сознании и самосознании : Юрий Орлов 23 О познании своих эмоций : Юрий Орлов
24 Новое мышление об эмоциях : Юрий Орлов 25 Часть вторая. Самовоспитание Зачем это нужно? : Юрий Орлов
26 Управление собой и другими : Юрий Орлов 27 Насилие явное и скрытое : Юрий Орлов
28 Соотношение парадигм управления в поведении : Юрий Орлов 29 Овладение саногенным мышлением : Юрий Орлов
30 Парадигма насильственного управления : Юрий Орлов 31 Насилие явное и скрытое : Юрий Орлов
32 Как быть с другими плохими привычками? : Юрий Орлов 33 Развитие способностей и психических процессов : Юрий Орлов
34 Я развиваю свои способности : Юрий Орлов 35 Я развиваю память : Юрий Орлов
36 Учусь управлять своим воображением : Юрий Орлов 37 Черты патогенного мышления : Юрий Орлов
38 Значение общения в самовоспитании : Юрий Орлов 39 Виды потребностей в общении : Юрий Орлов
40 Факторы, дезорганизующие общение : Юрий Орлов 41 Отработка техники общения : Юрий Орлов
42 Постановка целей самовоспитания : Юрий Орлов 43 Стимулы-орудия : Юрий Орлов
44 Подведение итогов самосовершенствования : Юрий Орлов 45 Комментарий к размышлению об обиде : Юрий Орлов
46 Проигрывание эмоции : Юрий Орлов 47 Размышление о страхе смерти : Юрий Орлов
48 продолжение 48 49 вы читаете: Управление собой и другими : Юрий Орлов
50 Насилие явное и скрытое : Юрий Орлов 51 Соотношение парадигм управления в поведении : Юрий Орлов
52 Овладение саногенным мышлением : Юрий Орлов 53 Парадигма насильственного управления : Юрий Орлов
54 Насилие явное и скрытое : Юрий Орлов 55 Как быть с другими плохими привычками? : Юрий Орлов
56 Развитие способностей и психических процессов : Юрий Орлов 57 Я развиваю память : Юрий Орлов
58 Учусь управлять своим воображением : Юрий Орлов 59 Я развиваю свои способности : Юрий Орлов
60 Я развиваю память : Юрий Орлов 61 Учусь управлять своим воображением : Юрий Орлов
62 Черты патогенного мышления : Юрий Орлов 63 Значение общения в самовоспитании : Юрий Орлов
64 Виды потребностей в общении : Юрий Орлов 65 Факторы, дезорганизующие общение : Юрий Орлов
66 Отработка техники общения : Юрий Орлов 67 Постановка целей самовоспитания : Юрий Орлов
68 Стимулы-орудия : Юрий Орлов 69 Подведение итогов самосовершенствования : Юрий Орлов
70 Комментарий к размышлению об обиде : Юрий Орлов 71 Проигрывание эмоции : Юрий Орлов
72 Размышление о страхе смерти : Юрий Орлов
Свернуть
http://rumagic.com/ru_zar/sci_psycholog ... 0/j49.html


Вернуться к началу
 Профиль  
Ответить с цитатой  
Непрочитанное сообщениеДобавлено: 10 авг 2015, 20:34 
Не в сети
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 16 ноя 2014, 14:30
Сообщения: 420
Откуда: Челяб.обл.
Орлов Ю.М. / Все видео: http://rideo.tv/orlov_yu/

О стыде и комплексе неполноценности
Лекция по психологии профессора Юрия Михайловича Орлова: О стыде и комплексе неполноценности.

Юрий Михайлович Орлов. Лекция: "Стыд"
Лекция по психологии профессора Юрия Михайловича Орлова: "Стыд". 19 ноября 1997 г.

Саногенное мышление (СГМ) — русский психоанализ?!
Юрий Михайлович Орлов: "Саногенное мышление (СГМ) — русский психоанализ?! О дианетике и о прямом народовластии".

Орлов Ю М. - Стыд и комплекс неполноценности, часть 7
Юрий Михайлович Орлов - Стыд и комплекс неполноценности. Часть 7.

Орлов Ю М. - Стыд и комплекс неполноценности, часть 6
Юрий Михайлович Орлов - Стыд и комплекс неполноценности. Часть 6.

Орлов Ю М. - Стыд и комплекс неполноценности, часть 5
Юрий Михайлович Орлов - Стыд и комплекс неполноценности. Часть 5.

Орлов Ю М. - Стыд и комплекс неполноценности, часть 4
Юрий Михайлович Орлов - Стыд и комплекс неполноценности. Часть 4.

Орлов Ю М. - Стыд и комплекс неполноценности, часть 3
Юрий Михайлович Орлов - Стыд и комплекс неполноценности. Часть 3.

Орлов Ю М. - Стыд и комплекс неполноценности, часть 2
Юрий Михайлович Орлов - Стыд и комплекс неполноценности. Часть 2.

Орлов Ю М. - Стыд и комплекс неполноценности, часть 1
Юрий Михайлович Орлов - Стыд и комплекс неполноценности. Часть 1.

"О прямом народовластии в 21 веке" Орлов Ю.М.
Орлов Ю.М. - кандидат философских наук, доктор психологических наук, профессор педагогики, психологии и философии, практикующий психолог.

Орлов Ю.М. - Ответы на вопросы по лекции "Стыд"
Юрий Михайлович Орлов - русский учёный, доктор психологических наук, кандидат философских наук, практикующий психолог.

Орлов Ю.М. о "Земских соборах" и о партиях
Орлов Ю.М. о "Земских соборах" и о партиях. (из лекции "Стыд" 1997г.). Орлов Ю.М. - кандидат философских наук, доктор психологических наук, профессор педагогики, психологии и философии, практикующий психолог.

Ю.М.Орлов о прямом Народовластии
Юрий Михайлович Орлов - известный отечественный ученый-психолог, руководил кафедрой Клинической психологии Медицинской Академии им. И.М. Сеченова, где в течение 30 лет разрабатывал и совершенствовал систему саногенного мышления. Это новый революционный подход, который называют еще русским психоанализом.

О стыде и комплексе неполноценности
Лекция по психологии профессора Юрия Михайловича Орлова. Рассматривается вопрос о том, как избавиться от внутренних мучений связанных со стыдом и его производной "Комплексом неполноценности".


Вернуться к началу
 Профиль  
Ответить с цитатой  
Непрочитанное сообщениеДобавлено: 10 авг 2015, 21:59 
Не в сети

Зарегистрирован: 21 июн 2014, 17:16
Сообщения: 1071
Откуда: Ставрополь-близ
[q


Последний раз редактировалось shefnxr60 19 июн 2016, 08:41, всего редактировалось 1 раз.

Вернуться к началу
 Профиль  
Ответить с цитатой  
Непрочитанное сообщениеДобавлено: 10 авг 2015, 23:25 
Не в сети
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 16 ноя 2014, 14:30
Сообщения: 420
Откуда: Челяб.обл.
shefnxr60 писал(а):
Александр Шмидт писал(а):
Юрий Михайлович Орлов - Стыд и комплекс неполноценности. Часть 1.

Должен сказать, интересно. Буду знакомиться дальше.

И мне нравится,будем и дальше знакомиться,вот бывает же случайно находишь нашего русского философа :-):
биография юрия михайловича орлова
Орлов Юрий Михайлович, кандидат философских наук, доктор психологических наук, профессор педагогики, психологии и философии, действительный член международной академии информатизации в Генеральном Консультативном статусе с Экономическим и Социальным Советом ООН МАИ, Член президиума Московского Отделения общества психологов, Президент Отделения психологии информатизации МАИ.

Родился 16 апреля 1928 года в сибирской деревне Бородинка Крапивенского района Кемеровской области.

1935-1945 - Обычная школа.

1945-1947 - Военно-морское училище во Владивостоке.

1947-1949 - Ленинградская военно-морской медицинская академии ВММА. Отчислен по состоянию здоровья.

1949-1952 - Челябинский педагогический институт по специальности история. Пятилетний курс пройден за три года заочно. В это же время преподавал в школе историю, психологию и логику.

1953-1956 - Очная аспирантура Института философии АН СССР. За диссертацию о диалектике относительной и абсолютной истины в теории познании получил ученую степень кандидата философских наук.

1957-1962 - Челябинский медицинский институт, преподаватель философии, ассистент доцента В.Г.Афанасьева, будущего главного редактора "Правды".

1962-19б4 - Доцент кафедры философии Борисоглебского пединститута.

1964-1971 - Заведующий кафедрой педагогики и психологии Балашовского пединститута.

1969-1971 - Институт повышения квалификации психологов АПН. Его лекции по теории эксперимента и математической статистике в психологии вызвали большой интерес у слушателей и явились основанием для приглашения его к сотрудничеству в качестве профессора. По сравнению с профессорами математики из МГУ, Орлов выражался более практично и понятно для слушателей психологов, желавших овладеть инструментом математической статистики, что тогда начало входить в научную моду.

1973-1993 - Заведующий кафедрой педагогики и медицинской психологии в Московской Медицинской академии им. И.М.Сеченова. Докторская диссертация по психологии была посвящена исследованию потребностно-мотивационных факторов эффективности учебной деятельности.

1993-2000 - Действительным членом Международной академии информатизации и президент отделения психологии данной академии. Директор Института проблем сознания.

Разработал концепцию эффективности учения, вопросники для измерения потребностей в достижениях в аффилиации и в доминировании, тревожности в экзаменационной ситуации, разработал когнитивно-эмотивный тест КЭТ для измерения определенных видов рефлексии, ввел понятие мотивационного синдрома потребности, разработал теорию и практику саногенного мышления (СГМ) как метода оздоровления человека и технологию обучения саногенной рефлексии. СГМ согласуется со всеми видами психотерапии и находит применение в системе психогигиены и оздоровления.



Ю.М.Орлов сумел раскрыть структуру высших эмоций человека ("анатомию эмоций") и научил людей, без насилия над собой, управлять своими эмоциями и желаниями; от этого умения в большой степени зависит общее благополучие человека - успех в делах, гармония в семье, здоровье.

Под его руководством защищено более пятнадцати диссертаций, кандидатских и докторских.

Он автор более 30 книг по психологии личности, воспитанию и оздоровлению человека и более 100 статей в научных и популярных журналах.

Орлов Ю.М, активно сотрудничал со многими общественными организациями и институтами, в частности с институтом Валеологии, систематически выступал с лекциями перед населением.

Орлов в течение последних лет в Политехническом музее читал систематический курс философии и психологии саногенного мышления для населения, являющийся популярными изложением оснований теории и практики саногенного мышления. Ряд этих лекций можно прослушать здесь.

---------------------------------------------------------------------------------------------

------------------------------------

Статья из журнала "Медицинская психология в России" №3(20) за 2013год

(оригинал статьи здесь)


Творогова Надежда Дмитриевна
доктор психологических наук,
профессор, зав. кафедрой педагогики и медицинской психологии
Первого МГМУ им. И.М. Сеченова.
E-mail: n.tvorogova@gmail.com


85 ЛЕТ СО ДНЯ РОЖДЕНИЯ ПРОФЕССОРА Ю.М. ОРЛОВА

Юрий Михайлович Орлов — доктор психологических наук, кандидат философских наук, практикующий психолог, создатель теории и практики саногенного (оздоравливающего) мышления (СГМ), автор книг по психологии личности, более 100 научных публикаций по педагогической психологии, лидер по разработке психолого–педагогических основ совершенствования отечественного высшего медицинского и фармацевтического образования.

Разработал:

• концепцию эффективности учения, ее показателей;

• вопросники для измерения потребностей в достижениях, в аффилиации и в доминировании, тревожности в экзаменационной ситуации;

• разработал совместно с Н.Д. Твороговой шкалу измерения потребностно–мотивационного профиля референтности группы (МПРГ) и когнитивно–эмотивный тест (КЭТ);

• ревалидизировал тест тематической апперцепции для измерения мотива достижения, мотива аффилиации (последний совместно с Н.Д. Твороговой);

• ввёл новое понятия «потребностный профиль», «мотивационный синдром потребности»;

• разработал теорию и практику саногенного мышления (СГМ) как метод оздоровления человека.

Родился 16 апреля 1928 г. в семье школьных учителей, умер 11 сентября 2000 г. В 1947–1949 гг. учился в Ленинградской военно–морской медицинской академии им. С.М. Кирова. Из-за слабого здоровья (болезнь органов дыхания, плеврит) перешел в Челябинский педагогический институт (специальность «История»), в котором учился с 1949 по 1952 (за три года экстерном прошел пятилетнюю программу обучения). После окончания вуза преподавал в школе.

С 1953 по 1956 учился в очной аспирантуре Института философии АН СССР. Ученую степень кандидата философских наук получил за диссертацию о диалектике относительной и абсолютной истины в познании. С 1964 по 1971 г. заведовал кафедрой педагогики и психологии Балашовского пединститута имени Н.Г. Чернышевского. С 1969 по 1971 Юрий Михайлович работал в Институте повышения квалификации психологов АПН СССР (сейчас это Психологический институт им. Л.Г. Щукиной), в качестве профессора читал лекции по теории эксперимента и математической статистике в психологии. Совмещал преподавательскую деятельность с работой в институте социологии АН СССР.

С 1973 по 2000 г. — профессор Московской Медицинской академии им. И.М. Сеченова (сейчас это Первый МГМУ им. И.М. Сеченова), с 1973 по 1993 г. заведовал здесь кафедрой педагогики и медицинской психологии (с 1993 г. — профессор этой кафедры). Успешно защитил докторскую диссертацию по психологии («Потребностно–мотивационные факторы эффективности учебной деятельности студентов ВУЗа»). С 1993 по 2000 г. — действительный член Международной академии информатизации, президент отделения психологии этой академии. Все годы советского периода оставался беспартийным.

Юрий Михайлович Орлов — один из основателей кафедры педагогики и медицинской психологии 1 ММИ им. И.М. Сеченова (кафедра была образована в 1971 году, первый заведующий — д.м.н. К.С. Митин). Возглавил кафедру Ю.М. Орлов в 1973 г. Широта научных интересов позволила ему объединить в единый кафедральный коллектив специалистов с базовым педагогическим, психологическим и медицинским образованием. Он возглавлял кафедру на протяжении 22 лет. При нем она стала признанным научно–методическим центром совершенствования отечественного высшего медицинского и фармацевтического образования. Большим научным и практическим достижением этого периода стала разработка на кафедре и внедрение в учебный процесс медицинских и фармацевтических вузов СССР новой педагогической технологии — Единой методической системы (ЕМС) института, кафедры (проф. И.А. Сычеников, проф. В.И. Каган). Всесоюзная конференция работников высших учебных заведений (Москва, 1980 г.) рекомендовал ЕМС к распространению в учебных заведениях СССР. Концепция ЕМС получила признание научной и образовательной общественности и за рубежом.

Профессор Ю.М. Орлов руководил разработкой всех программ учебных дисциплин, преподаваемых на кафедре, которые стали типовыми для аналогичных кафедр всех медицинских и фармацевтических вузов СССР. Им внесен значительный вклад в развитие теории педагогического мастерства, в разработку критериев и методик исследования эффективности учебной деятельности, построение тестов учебных достижений, в разработку методики создания модели специалиста. Им предложена программа психологической подготовки студентов к экзамену. Под руководством и при непосредственном участии Ю.М. Орлова проведено многолетнее лонгитюдное исследование мотивации учебной деятельности студентов медицинских вузов.

Кафедра педагогики и медицинской психологии в рамках исследовательских проектов (научный руководитель — проф., д.пс.н. Ю.М. Орлов): «Социально–психологические аспекты высшего медицинского образования», «Разработка методики построения модели врача–специалиста заданного профиля и провизора», «Разработка педагогического проекта курса кафедры медвуза», «Совершенствование форм и методов обучения в медицинском вузе», «Разработка дидактических требований к системе учебных занятий в медвузе» — подготовила требования к разработке экзаменационных тестов, сформулировала показатели эффективности внедрения новых форм, методов и средств обучения, предложила модель учебного пособия к практическим занятиям, проводила эмпирические исследования мотивов учебной деятельности студентов (в результате этих исследований была подготовлена брошюра «Моральное стимулирование учения»), подготовила рекомендации по воспитанию и самовоспитанию студентов, др. На материалах кафедральных научных разработок на кафедре были защищены 3 докторские диссертации и 5 кандидатских диссертаций (под руководством проф. Ю.М. Орлова всего защищено более 10 кандидатских диссертаций, он также был научным консультантом 4-х докторских диссертаций). Педагогическая технология, разработанная преподавательским коллективом кафедры под руководством Ю.М. Орлова, вышла за пределы института и стала ведущей для всей отечественной медицинской и фармацевтической высшей школы СССР.

Ю.М. Орлов — был уважаемым членом президиума Московского психологического общества, действительным членом Международной академии информатизации, входил в состав 2-х Советов по присуждению ученых степеней кандидата и доктора психологических наук. Он сотрудничал со многими общественными организациями и институтами (в частности, с Российским земским движением, с институтом Валеологии, др.), был лектором в Институте повышения квалификации психологов АПН СССР.

Талантливый педагог, прекрасный лектор — Ю.М. Орлов неизменно демонстрировал пример педагогической работы как в аудитории со студентами, преподавателями вузов (слушателями ФПКп), аспирантами, так и в аудитории при чтении лекций для населения. Он выступал с лекциями в различных регионах СНГ (раньше — СССР, в качестве признанного лектора Всесоюзного общества «Знание»), выступал в широкой печати и по кабельному телевидению, а с 1993 г. на протяжении более 5 лет вел систематические циклы лекций для населения в Политехническом музее по психологическим и философским аспектам саногенного мышления. 90-е годы отмечены также всплеском его издательской активности: опубликовано более 30 брошюр («Психология ненасилия», «Целительное рисование», «Психология болезни», «Менталитет человека, его здоровье и болезнь», «Психология врачевания», «Зависимость», «Психодинамика здоровой и больной личности» и многие другие). Ю.М. Орлов является автором монографий: «Прогнозирование социальных потребностей молодежи» (1978, совместно с проф. И.В. Бестужевым-Ладой), «Самопознание и самовоспитание характера» (1987), «Восхождение к индивидуальности (1991), «Саногенное мышление» (1991), «Половое развитие и воспитание» (1993). В последние годы жизни им опубликованы: «Обида», «Вина», «Стыд», «Зависть», «Как беречь любовь», «Научение. Становление человека», «Исцеление философией», «Философия гипертонической болезни» и многие другие.

Ю.М. Орлов разработал теорию и практику саногенного (оздоравливающего) мышления (СГМ) с целью управления отрицательными эмоциями (в частности, такими как обида, вина, гнев, зависть, стыд, др.) путем осознания и управления теми умственными операциями, которые автоматически порождают соответственную эмоцию. Первые его публикации в этой сфере появились в 1991 г. в контексте санологии (комплексного направления медицинской науки и практики).

Основные принципы СГМ («здравомыслия»): (а) принцип уместности умственных операций, (б) принцип осознания привычек собственного ума, (в) принцип интроспекции, (г) принцип научности обыденного мышления. Теория СГМ объясняет, как эмоции возникают вследствие автоматизированных, привычных и неосознаваемых умственных операций, порождаются привычной работой ума, осуществляемой по определенной программе, характерной для каждого вида эмоций. Патогенное мышление (ПГМ) — это мышление бессознательное, неуместное, приводящее к превращению отрицательных эмоций в хронические, в результате чего у человека возникает длительное субъективное ощущение неблагополучия. Ю.М. Орловым разработана технология обучения СГМ, которая опирается на развитие естественной способности человека к интроспекции, к осознанию с помощью специальных упражнений своих автоматизированных умственных операций. Эффективная интроспекция, связанная с той или иной эмоцией, кроме полноценной жизненной философии требует выработки новых привычек думать, размышлять об обиде, стыде, зависти, чтобы привычный ход мыслей автоматически не приводил к этим эмоциям. Такое осознание не может быть достигнуто без научного знания о психологии мышления и психологии эмоций. Знание об операционных основаниях эмоций порождается научными психологическими исследованиями. СГМ вносит в привычное течение мысли, в обыденную философию человека научные основания. Такое осознание порождает контроль и управление предметом осознания. Клиент ведет дневник самонаблюдения, в результате чего повторяет акты СГМ, которые автоматизируются; уже они становятся для него привычными. Технология обучения доведена до уровня, позволяющего самостоятельное усвоение СГМ. Практика обучения СГМ — отечественная синтетическая психотехнология, разрабатывалась начиная с 80-х годов прошлого столетия психологом и философом Ю.М. Орловым независимо от западной теории эмоционального интеллекта, хотя и близка ей по характеру решаемых практических задач.

Принципы оздоровляющего мышления зародились в античной философии. Чтобы обслуживать человека, философ должен был научиться отличать системы мышления, которые приносят вред человеку, умножая его страдания и беспокойство, от других, которые способствуют достижению блага, атараксии, блаженства, счастья. Начиная с Эпикура, в античной философии общепринятым считался тезис о том, что мудрость состоит в различении вещей зависящих от нас и независящих. Человек должен научиться распознавать отдаленные последствия своих поступков, которые могут быть благоприятными и неблагоприятными. Эпикур предлагал каждому установить для себя предел, за который он не хотел бы переходить, если бы даже и мог. Сенека предлагал отказаться от симбиотических отношений с людьми, следуя непривязанному отношению к дружбе, любви, богатству и даже жизни. Стоической философии мы обязаны принципом реалистичности в мышлении. Философия отношения к разным вещам формулирует требование соразмерности своих притязаний в жизни со своими способностями и иными возможностями. Понятие благоразумия Аристотелем рассматривал как антитезу распущенности. Любое отклонение в сторону недостатка или избытка в удовлетворениях и удовольствиях им рассматривалось как порок, который ведет к неблагополучию. Античность знала лишь 2 средства управления эмоциями — подавление их и сдерживание внешнего проявления.
В философии обыденной жизни каждой личностью решается задача объяснить (в первую очередь себе), почему обстоятельства таковы, а не иные. Понимание является условием эффективной ориентировки в жизненных ситуациях и принятия эффективных решений по тем или иным вопросам. Философия обыденной жизни человека в свою очередь определяет специфику его обыденного мышления. Мышление может работать и на то, чтобы уменьшить страдания от неудачи, поражения, необязательности близких, возникших препятствий в общении и пр. Многое зависит от способов мышления. Противоположно саногенному («здравомыслию») патогенное мышление (ПГМ) — это мышление бессознательное, неуместное, приводящее к превращению отрицательных эмоций в хронические, в результате чего у человека возникает длительное субъективное ощущение неблагополучия. ПГМ предполагает слепое следование привычным стереотипам обыденного мышления, без осознания его последствий. Это не патологическое, а вполне нормальное с медицинской точки зрения мышление, но оно патогенно. Обыденное патогенное мышление продлевает возникший стресс далеко за пределы объективного воздействия стрессора, приписывает нередко нейтральной ситуации свойства стрессовой.

Являясь оригинальной авторской технологией работы с эмоциями, теория СГМ использует данные теории дифференциальных эмоций, в некоторых своих идеях близка теории поэтапного формирования умственных действий П.Я. Гальперина; практика обучения СГМ использует отдельные приемы, разработанные в контексте когнитивной (в частности, рационально–эмотивной психотерапии). Практика СГМ используется для коррекции негативных эмоционально–насыщенных отношений человека к себе, к др. людям, сопровождающихся отрицательными эмоциями.

На протяжении нескольких десятилетий с первого дня его появления на кафедре Первого МГМИ им. И.М. Сеченова до последних дней его жизни мне посчастливилось быть рядом с этим выдающимся Человеком, состоявшимся ученым, руководителем новой формации. Свои идеи, технологии работы с людьми он не только публиковал в научных и популярных изданиях, но и практиковал в повседневной жизни. В бюрократически заорганизованном профессиональном сообществе ему удавалось поддерживать с коллегами атмосферу доверительных открытых отношений. Он практиковал «менеджмент с человеческим лицом». Творческий по натуре он поддерживал все начинания, работающие на результат, не считаясь с тем его ли идеи реализуются или кого-либо из коллег — если, дело казалось ему полезным для науки, для высшего медицинского образования, то он в него вкладывался целиком, внося в реализацию проекта свой неповторимый вклад, воодушевляя соратников на движение к истине для достижения блага, невзирая ни на какие имеющиеся бюрократические инструкции и указания. Ю.М. Орлов был и блестящим психотерапевтом–практиком; после лекций к нему обязательно кто-нибудь подходил с просьбой проконсультировать (сотрудники кафедры и их ближайшие родственники также бесплатно пользовались этой возможностью). В начале Перестройки в 80-е годы Ю.М. Орлов создал первый в Москве кооператив «Изида» для обучения желающих (психологов, врачей) практической психологии, который пользовался большой популярностью. Занятия, на которых проводили тренинги лучшие московские психологи и приезжающие зарубежные психотерапевты, посещали и студенты–медики; это были первые для них элективные занятия (они тогда еще не вошли в отечественную практику вузовской жизни).

Дело Ю.М. Орлова живет, кафедра помнит его. Надеюсь, что со временем значение вклада этого многогранного ученого в психологическую науку и практику все больше будет осознаваться профессиональным сообществом.

Ссылка для цитирования

УДК 159.9(092)

Творогова Н.Д. 85 лет со дня рождения профессора Ю.М. Орлова [Электронный ресурс] // Медицинская психология в России: электрон. науч. журн. – 2013. – N 3 (20). – URL: http://medpsy.ru (дата обращения: чч.мм.гггг).

Все элементы описания необходимы и соответствуют ГОСТ Р 7.0.5-2008 "Библиографическая ссылка" (введен в действие 01.01.2009). Дата обращения [в формате число-месяц-год = чч.мм.гггг] – дата, когда вы обращались к документу и он был доступен.



Жить среди здравомыслящих, психически благополучых людей приятнее и веселее!
Свернуть
http://sanogen-spb.ru/index/biografija_ ... orlova/0-8


Последний раз редактировалось Александр Шмидт 10 авг 2015, 23:27, всего редактировалось 1 раз.

Вернуться к началу
 Профиль  
Ответить с цитатой  
Показать сообщения за:  Поле сортировки  
Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 108 ]  Пред.  1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8  След.

Часовой пояс: UTC + 3 часа


Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 5


Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете добавлять вложения

Найти:
Перейти:  
POWERED_BY
Русская поддержка phpBB
[ Time : 0.080s | 16 Queries | GZIP : On ]