Серебряные нити

психологический и психоаналитический форум
Новый цикл вебинаров «Тела сновидения» Прямой эфир в 21:00
Текущее время: 08 дек 2016, 10:51

Часовой пояс: UTC + 3 часа




Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 319 ]  1, 2, 3, 4, 5 ... 22  След.
Автор Сообщение
 Заголовок сообщения: Восхождение к индивидуальности
Непрочитанное сообщениеДобавлено: 12 сен 2015, 20:57 
Не в сети
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 16 ноя 2014, 14:30
Сообщения: 420
Откуда: Челяб.обл.
От автора

Обычно в книге о самосовершенствовании читателя завлекают перспективами повысить его эффективность в решении жизненных задач. Учитель или родитель склонны использовать знание для того, чтобы лучше учить и воспитывать детей в школе или в семье. Но процесс воспитания подразумевает то, что воспитатель и сам должен совершенствовать себя. Многие читают не для того, чтобы что-то делать с помощью прочитанного, а ради самого чтения, получения информации, чтобы потом рассказать кому-нибудь о прочитанном. Я не уверен, что мне удалось сделать чтение интересным. Я не собирал факты о сверхспособностях, сверхпамяти, сверхвыносливости и других "сверх", о которых очень часто пишут для того, чтобы удивить читателя и дать ему почувствовать его слабость: "Есть, мол, такие люди, которые могут то-то и то-то. А что можешь ты?" Читатель думает, что он-то как раз этого и не может, и сразу же начинает относиться к книге как к чему-то такому, что не имеет к нему отношения.

Когда я писал эту книгу, я предполагал говорить с читателем, не имеющим специальной психологической подготовки, что побудило меня всячески избавляться от научных терминов, заменяя их обыденными словами. Я опирался на повседневный опыт человека, и поэтому многое в книге кажется банальным, общеизвестным и даже общепринятым.

Однако вместе с тем я считаю, что книга содержит много не совсем привычных утверждений. Например, чтобы стать сильным, не нужно постоянно насиловать себя и заставлять развивать силу и выносливость; чтобы развить память, не надо эту память специально тренировать; чтобы соблюдать диету, не надо себе запрещать есть то, что ты хочешь, и столько, сколько хочешь; чтобы научиться вовремя вставать, не нужен будильник; чтобы развить мышление, не обязательно решать головоломки, и многое другое. Научное знание парадоксально, если смотреть на него с точки зрения обыденных представлений, с точки зрения привычного. Ведь действительно парадоксально, что не Солнце вращается вокруг Земли, а Земля, вращаясь вокруг оси, создает эту иллюзию. Но это нам не кажется парадоксом, так как научное положение о строении Солнечной системы стало привычным для нас. Однако в научном познании скрыто очень много истин, весьма далеких от привычных стереотипов понимания. Поэтому эти истины и кажутся подчас парадоксами.

Эта книга имеет целью помочь читателю стать психологом для самого себя.

Поэтому в ней излагаются основные закономерности и механизмы психической жизни человека применительно к тому, как они действуют в нас самих, и применительно к тому, как их использовать для себя, своего воспитания.

Самопознание и научное познание — разные вещи. Человек может знать многое, но не быть в состоянии применить знание к решению своих задач. Врач, который не может вылечить самого себя, тренер, имеющий излишний вес, психотерапевт, который не может бросить курить и разными способами оправдывает себя, педагог, который оказался в тупике, так как не знает, что делать с детьми, "отбившимися от рук", могут быть названы людьми, владеющими бесполезными для них сокровищами знания. Знание, которое не используется, мертво и бесполезно. Вспоминается ответ Сократа его ученикам, которые спросили, почему он не пишет книги, ведь он так много знает; он им ответил: "Я не хочу живое знание переносить на мертвые овечьи кожи". В этих условиях трудно отказаться от искушения дать новое определение знаниям, не ссылаясь на привычную теорию отражения, к которой мы привыкли со студенческой скамьи.

Под знанием мы будем понимать нечто нематериальное, являющееся условием эффективности поведения, деятельности и даже жизни. Знание может осознаваться нами, но оно может работа и помимо нас. Например, наше сердце знает, что нужно делать, когда мы сердимся или боимся. То, что оно делает, мы можем не осознавать. Знает, собственно, не сердце, а то, что в нас сидит и занимается нашим сердцем, управляет им. Нам не обязательно знать о том, что оно знает.

Сказанное позволяет нам думать о том, что может существовать знание, о котором мы не имеем представления. Притом это знание может быть живым — например, знание, которое "работает" в нашем сердце, и мертвым — когда оно хранится без применения.

Знание становится живым, если оно применяется для достижения определенных целей. Поэтому я надеюсь, что значительная часть этой книги может стать источником живого знания для самосовершенствования. Процесс постижения самого себя и изучение психологии с помощью книги, учебника — разные вещи.

Нужно уметь применить психологическое знание к самому себе, к самопознанию. Для этого читатель должен научиться взглянуть на самого себя "изнутри" и "извне" и применить психологическое знание к самопознанию.

Научные понятия разработаны для того, чтобы на основе уже известных закономерностей и разработанной теории открывать новые закономерности психической жизни человека. А самосовершенствование не требует открытия новых закономерностей психологии, для него достаточно только уметь применять их к самому себе. Хотя это и не исключает возможности открытий для себя. Итак, от усвоения науки до использования научного знания применительно к самому себе дистанция велика.

Обычно переход к познанию собственной психики облегчается с помощью психотерапевта, психологического консультанта, т. е. с помощью других людей, которые обучают тому, как применять знания к самому себе, передают свой опыт. Автор имеет опыт психологического консультирования, которым и хочет поделиться с читателем этой книги с целью побудить его стать психологом- консультантом для самого себя, для близких. Самопознание и самосовершенствование невозможны без знания психологии. Я не ошибусь, назвав эту книгу психологией для не психолога.

До того как стать профессиональным психологом, я, как все, был ребенком, ходил в детский сад, школу, учился в вузе и приобретал профессию. Сейчас я стараюсь вспомнить, как мне приходилось решать те задачи, которые могут стоять перед читателем. В процессе изложения мне приходится снова проигрывать жизненные ситуации, через которые я прошел, для того чтобы стать понятным для читателя. Поэтому если, я иногда "впадаю в детство", то только для того, чтобы помочь читателю лучше понять себя. Каждому, чтобы понять себя, необходимо умственно воспроизвести те жизненные ситуации, через которые он проходил ранее, и переосмыслить их.

Самопознание — это не постижение некоторой скрытой метафизической и таинственной сущности, которую мы в быту называем "душой" или научным синонимом "психика", а воспроизведение и осмысление того, что мы делали, как делали и почему делали, как относились к другим и как они относились к нам и почему. Поэтому тот, кто думает, что для самопознания нужно обязательно уединиться, отключиться от жизни и погрузиться в самосозерцание, как это советуют йоги, кто думает, что самосозерцание и самопознание — это синонимы, ошибается. Попробуйте сесть скрестив ноги в уединении и погрузиться в самого себя. Из этого состояния вы ничего не вынесете, кроме блуждающих образов, обрывков мыслей и неожиданных переживаний. Самосозерцание- это искусство, к которому нужно подготовиться. Неготовому к этому процессу такое занятие может даже повредить. Образ нашей жизни не располагает к уединению и самосозерцанию. Я думаю, что для нас предпочтительнее самопознание в повседневной обыденной жизни.

Процесс самопознания и самосовершенствования — это обычная повседневная деятельность, которая внешне не отличается от того, что мы делаем сегодня и каждый день. Я хожу на работу, читаю, отдыхаю, выполняю поручения близких, хожу в свой клуб или в гости, посещаю кино или театр, встречаюсь с друзьями, делаю гимнастику, обижаюсь, горжусь, разочаровываюсь и, если хотите, боюсь чего-то, испытываю чувство любви или ущемленного достоинства, тренируюсь, решаю головоломки, может быть, и соблюдаю диету или тщетно стараюсь бросить курить. Внешне я могу ничем не отличаться от другого человека, который делает то же, что и я. Но то, что я делаю, может вести меня по пути самосовершенствования или по пути бессмысленной борьбы с самим собой, со своими слабостями, которые меня побеждают. Поэтому тот, кто совершенствует самого себя, внешне ничем не отличается от того, кто считает, что незачем делать из себя что-то, и думает: "Пусть из меня само получится то, что должно быть". Но он отличается внутренне.

Эта книга и посвящена тому, чтобы читатель понял, в чем состоит это отличие, это г процесс самосовершенствования в жизни.

Принято думать, что самосовершенствование состоит в развитии способности заставить себя делать то, чего не хочется, преодолеть себя ради достижения целей, значение которых чаще всего неопределенно и смутно. Многие учителя самосовершенствования учат скорее эффективному насилию над собой. Это не путь. Насилие в любом случае способствует возрастанию сопротивления, что требует еще большего насилия, и конца этому нет.

Путь, предлагаемый в этой книге, — другой, противоположный насилию.

Самосовершенствование состоит в развертывании своей индивидуальности по пути ненасилия, который способствует достижению целей путем ненасильственных усилий, усилий на грани приятного, желанного.

Новая эпоха, начавшаяся с последней четвертью XX века, характеризуется появлением идеи ненасильственного мира, которая уже переросла философские и религиозные оболочки и приобретает облик политических требований и даже формул международных договоров, деклараций.

Способность ненасильственно достигать желаемого результата требует знания, самопознания и совершенствования. Влияние на собственное поведение и поведение других при незнании законов поведения и отсутствии навыков саморегуляции, самодисциплины и терпения всегда вырождается в прямое насилие как наиболее архаический, краткий и глупый путь к достижению цели.

Невежество всегда было основой и оправданием всякого насилия, а путь ненасилия предполагает знание. Это особенно верно в воспитании.

Чтобы соответствовать новому времени, каждый должен развивать в себе готовность к бескорыстной деятельности на благо общества, умение в совершенстве делать то дело, к которому он приставлен жизненным путем или другими обстоятельствами. А для этого недостаточно просто быть таким, каков ты есть в настоящий момент. Для этого требуется выработать в себе стремление стать лучше, чем ты есть, устраняя недостатки в характере и вырабатывая новые черты, необходимые для жизни, такие, как трудолюбие, стойкость, ответственность, бесстрашие, проявляющееся в способности подавить возникающие страх и неуверенность, и многие другие. Черты эти важны не только в отношении к успешности самореализации в жизни, но и с точки зрения воспитания. Ведь большая часть человеческих черт усваивается подрастающим поколением в результате подражания. Поэтому-то воспитатель и должен вырабатывать в себе ценные качества.

Эти черты сами собой не возникают. Для этого и нужна работа по самовоспитанию.

Самосовершенствование происходит в процессе жизни, в событиях жизни. Все зависит от того, в какой степени те уроки, которые дает жизнь, мы используем.

Когда мы что-то делаем или переживаем, то с нами происходит нечто, что в самом общем виде может быть охарактеризовано так: в начале дела мы были совсем другими, чем в его конце, когда его завершили. Одно и то же дело может иметь разные последствия. Это зависит от изначальной установки человека, его ориентации — или на самосовершенствование, или на избавление от трудностей жизни.

Скажем, мне жена говорит, чтобы я начистил картофеля для приготовления обеда, ей некогда, Если я отнесусь к этому неожиданному поручению как к помехе или отвлечению от важной работы и с отвращением примусь за дело с целью быстрее от него отделаться, то результат этого дела будет совсем другим, чем если я эту рутинную деятельность превращу в акт самосовершенствования, в частности в упражнение по концентрации внимания и в опыт быстрого погружения в любую деятельность, которую я стремлюсь выполнить наиболее совершенным способом.

Если в первом случае я чувствую себя плохо, время для меня тянется медленно, я испытываю раздражение оттого, что меня отвлекают, то во втором случае я забиваю самого себя в деле, теряю счет времени и выхожу из этого дела лучшим, чем в него вошел. Сказанным я хочу дать понять, что в этой книге я не собираюсь говорить о чем-то необычном и из ряда вон выходящем. Но если все, что я делаю каждый день, я делаю с определенной целью самосовершенствования и саморазвития, то я с каждым днем становлюсь лучше, сильнее, здоровее, умнее, приобретаю силу воли и самодисциплину. Если к этому я еще добавлю и специальные упражнения, которые доставляют мне истинное удовольствие, то мой процесс самосовершенствования будет происходить быстро.

Тайна непривязанного труда была открыта давно. Бескорыстное деяние, не порождающее карму, по убеждению автора Бхагават-Гиты, возможно только при отсутствии привязанности к плодам своей деятельности, только при полном погружении в процесс дела. Мы устроены так, что полное погружение в действие, сосредоточенность на нем обязательно вызывают состояния, близкие к экстатическим, что принято называть вдохновением. Если вдохновение не наступает даже при сосредоточенном труде, то это симптом того, что ранее эта работа осуществлялась через насилие, принуждение или со стороны другого человека, или со стороны самого себя. Именно в прошлом, далеком или близком, воспитатели насилием приобщали нас к культуре, принуждением вовлекали нас в дело, и оно из творческого превращалось в вид защитно-оборонительного поведения, которое может дать единственное удовольствие — примитивное удовольствие избавления от страха, тревоги и страдания.

Соотношение свободы и принуждения, т. е. того, в какой мере мы должны себя насиловать, лишь в незначительной степени определяется обстоятельствами и ситуацией и в куда большей — уровнем нашей саморегуляции и совершенствования. Если дело, которое я исполняю, понравится мне спустя пять минут как я к нему приступил (а не через 10 часов самопринуждения), то я более совершенен, чем если бы оно мне вообще не понравилось и вызвало у меня отвращение. Поэтому самосовершенствование состоит в постепенном уменьшении самопринуждения к делу, к которому побуждает меня необходимость, и соответственно в уменьшении моей несвободы, в приобретении все большей и большей свободы.

В данном случае едва ли справедлива формула "свобода — это осознанная необходимость". Я могу действовать, осознавая необходимость, но не могу чувствовать себя свободным, если эти действия мне неприятны и я заставляю себя их выполнять. Я сознаю необходимость, но, действуя с отвращением к делу, становлюсь несвободным, хотя внешний наблюдатель и может думать, что это не так. Поэтому самопознание и самосовершенствование представляют собой нечто большее, чем осознание необходимости и закономерностей ее.

Самосовершенствование прежде всего состоит в управлении своими переживаниями, чувствами. Понимание природы собственной радости и удовольствия, способность управления внутренними механизмами радости и страдания не врождены, а приобретаются в опыте. Следовательно, самосовершенствование состоит в приобретении этого опыта.

Одним из достаточно распространенных заблуждений философов, рассуждающих о свободе, является попытка логически вывести понятие свободы из некоторых исходных принципов, минуя переживания человека, положительные и отрицательные. Разрешить конфликт между желаниями человека и нуждой, необходимостью без понимания природы желаний невозможно. Поэтому восхождение человека к индивидуальности состоит прежде всего в изживании отрицательных переживаний и приобретении опыта радости и соответственно внутренней свободы.

Жизнь неминуемо связана с приобретением опыта — опыта радости, опыта страданий. Жизнь кого-то из нас щадит, а с кем-то обращается беспощадно. Во втором случае жизнь дает больше опыта. Этот опыт сам по себе нейтрален к целям самосовершенствования. Он может вести с равной вероятностью по пути восхождения к индивидуальности, к совершенству или по пути деградации и распада. Потеря любви одного человека ведет к деградации и самоубийству, а в другом происходит восхождение к высшей, непривязанной любви, которую еще греки считали божественной. Поэтому самосовершенствование — это прежде всего правильное использование опыта жизни. И потому идущий по пути восхождения к индивидуальности извлечет больше опыта из страданий и тем самым их нейтрализует, так как смысл этих страданий будет другим.

начало предыдущая 1 2 3 4 5 6 7 8 ... 57 следующая
http://fanread.ru/book/7892349/?page=1


Вернуться к началу
 Профиль  
Ответить с цитатой  
Непрочитанное сообщениеДобавлено: 09 янв 2016, 12:33 
Не в сети
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 07 янв 2016, 12:05
Сообщения: 827
Откуда: Челябинская обл.
Цитата: Врач-кардиолог направил ко мне женщину по поводу повышенного артериального давления, причину которого он не мог точно уяснить. В результате собеседования я пришел к выводу, что ее болезнь является результатом подавленней враждебности (скрытой и неосознаваемой) к собственной дочери (ей 13 лет). Все признаки сверхзаботы и проявлений подавленной вражды были налицо, и я вынужден был ей об этом сказать, чтобы наметить пути оздоровления ситуации. Она была возмущена.

— Это неправда! Я свою дочь люблю. Ради нее я отказалась от выгодного брака с хорошим человеком и живу только ею. Она для меня все. И откуда (101:) вы это взяли и как у вас язык повернулся сказать мне об этом? — возмутилась она.

Успокоив ее, я попросил рассказать о том, как она осуществляет контроль за учебой дочери и помогает ей учиться.

— Как вы поступаете, — спросил я, — когда она получает замечания в дневнике или приносит двойку?

— Как?— посмотрела на меня недоуменно собеседница — Ругаю. Я ей все отдаю! Она должна учиться хорошо Намного лучше меня. Я только для нее живу и не допущу разгильдяйства. Она должна у меня учиться лучше всех! — закончила она решительно свою мысль

— А как долго вы ее ругаете? — снова поинтересовался я.

— Не знаю, я времени не замеряла, я же не психолог, чтобы измерять время реакции! — язвительно ответила она

— Но когда вы перестаете ее ругать? По каким признакам ее поведения вы считаете, что отругали ее сполна и больше не надо? — возвращаю ее к моему вопросу.

— Ну, когда... я перестаю ее ругать, как она заплачет. Дальше ругать ее уже не хочется, а становится даже жалко.

— А если она не заплачет?—донимаю я ее.

— Как не заплачет?! Еще ни разу этого не было. Она раз отказалась плакать, я ее поставила в угол и оставила без сладкого. Потом она все равно раскаялась в своем упорстве. А теперь если виновата, то раскаивается и плачет.

— А почему вы всё-таки перестаете ее ругать после того, как она заплачет?— возвращаюсь я снова к неприятному разговору.

— Не знаю Как-то получается, что дальше ее не хочется ругать, да и все. Да и мне на душе становится спокойнее. Думаю, что она все поняла и больше так не будет,— сказала она спокойно и умиротворенно.

Мне казалось, что она просто представила, как ее дочь плачет, и тут же ее раздражение, направленное против меня, прошло.

Я привел этот диалог, чтобы показать читателю, каким образом в обыденных отношениях маскируется враждебность. Чувство враждебности порождает агрессию и утоляется при достижении цели вражды — причинении страдания жертве. Ведь мать продолжала проявлять речевую агрессию до тех пор, пока дочь не заплачет. Тогда потребность в дальнейшей агрессии отпадает. Даже в разговоре со мной ее раздражительность угасла, как только она ясно представила, как ее дочь плачет. Но почему она не осознает своего подлинного отношения? Да просто потому, что враждебность к дочери не соответствует системе ценностей, включенных в Я-концепцию. Она считает себя жертвенной и любящей матерью, и ей особенно невыносимо осознавать то, что мне пришлось ей сказать. Это вызвало в ней возмущение, так как правда ее огорчила и ей неприятно было убедиться в том, что она не соответствует своему привычному представлению о себе.

Самопознание редко нам доставляет удовольствие. Боль, которую нам причиняет наше самосознание, необходима для выживания в социуме. Подобно тому как ожог от пламени свечи приучает нас «уважительно» обращаться с огнем, также и стыд или вина (102:) побуждают нас координировать свое поведение в согласии с Я-концепцией или ожиданиями тех, кого мы любим. Однако при ожоге я осознаю не только свою боль, но и свойства огня, а в стыде чаще всего чувствую боль, но редко когда осознаю свою Я-концепцию, и это делает меня слепым, подобно дикарю, который считал, что через огонь его наказывает дух огня, а не объективные его свойства. Именно для того, чтобы подняться над уровнем наших далеких предков, необходимо самосознание.

_________________
Истиной никто не завладел,спокойствие и тишина, ты никому не верь,мне можно.


Вернуться к началу
 Профиль  
Ответить с цитатой  
Непрочитанное сообщениеДобавлено: 11 янв 2016, 13:05 
Не в сети
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 07 янв 2016, 12:05
Сообщения: 827
Откуда: Челябинская обл.
Цитата:Размышление о страхе смерти

Страх приобретает различные облики. Страх смерти представляет собой один из видов индуцированного страха, так как ни один человек не имеет подлинного опыта смерти. Опыт клинической смерти не является подлинным опытом смерти, так как смерть не произошла. Поэтому размышление об этом виде страха является важным пунктом обучения саногенному мышлению. Размышление о страхе смерти полезно также и потому, что при этом происходит постижение индуцированного страха, а последний составляет существенный элемент и других страхов, таких, как страх перед болью, страх перед тем, что будет стыдно, или страх перед одиночеством.

Размышление о страхе смерти существенно отличается от размышления о смерти, ее сущности и обликах, практикуемых учителями мудрости или теоретиками медицины, пытающимися понять сущность смерти. Танатология как наука не может дать ответ на вопрос о природе страха смерти. Она в лучшем случае способствует пониманию ее сущности. Но поскольку смерть как термин, символ, свидетельствующий о прекращении определенной формы жизни, в обществе сакрализируется, или табуируется, то размышление о сущности смерти не дает представления о сущности страха смерти. Она в лучшем случае дает материал для размышления. Саногенное мышление исходит из допущения о том, что страх смерти и сама смерть — понятия совершенно различные и ни в коей мере не накладываются друг на друга.

Страх смерти в значительной степени зависит от социальной функции смерти. Там, где смерть используется как наказание в системе управления поведением людей, она приобретет совершенно другой облик, чем в обществах, где смерть не используется как средство управления человеком, его поведением и мышлением. (280:)

Применение насильственной парадигмы управления поведением других неминуемо ведет к разработке способов, приемов создания неприятных переживаний в том случае, когда или нет желательного для управителя поведения, или имеет место манифестация нежелательного для него поведения. Это поведение может быть как инструментальным, висцеральным, так и умственным или социальным, ориентированным на другого. Способы создания неприятных переживаний у управляемого могут выступать или как средство вызывания эмоции, или как средство устрашения, когда человек, манипулируемый со стороны другого, получает опыт отрицательных переживаний, связанных с определенным контекстом жизни и отношений людей.

Среди средств устрашения человека страх смерти занимает первое место, хотя нет основательных данных, свидетельствующих в пользу того, что этот страх является самым сильным. Страх перед стыдом часто оказывается сильнее страха смерти или боли, о чем свидетельствует практика самоубийства как пути избавления от других страхов. О том, что страх смерти не занимает вершины иерархии страхов, свидетельствует то, что в любой религии, за исключением ересей, самоубийство рассматривается как страшный грех, за который придется расплачиваться мучениями в загробном мире. Если бы страх смерти был достаточно сильным, то не было бы необходимости формулировать такое требование, нарушение которого является тягчайшим грехом.

С момента появления государства способы смерти всегда сопровождались мучительством, утонченными или грубыми пытками для того, чтобы к страху смерти прибавить страх перед мучениями, с которыми каждый знаком, поскольку всем приходилось испытывать боль от повреждения тканей, ожогов, раздавливания, переломов и других стимулов эмоции боли. Публичные казни всегда имели целью усилить эффект управления путем устрашения. Страдания, предшествующие процессу смерти, усиливаются с помощью специальных ритуалов, смысл которых состоит в оказании воздействия не только на казнимого, но и на тех, кто воспринимает казнь. Однако частое созерцание этих ритуалов способствовало выработке защитных психических механизмов у воспринимающего их, что уменьшало эффект устрашения. Это побудило функционеров смерти скрыть эти ритуалы за покровом тайны, таинственности, которые рационализируются соображениями гуманности и цивилизованности. Даже поэт Жуковский предлагал казни совершать скрыто, в сопровождении таинственных песнопений, что, конечно, способствовало бы усилению эффекта устрашения. Неопределенность всегда является могучим стимулом повышения тревоги и страха, если ситуация насыщена угрозой. Поэтому тиранические режимы всегда стремились к усилению неопределенности как условий, которые должны вести к смертной казни, так и самого исполнения ее.

Процесс символизации смерти осуществляется не только усилиями государства, но и средствами массовой коммуникации, (281:) печати, телевидения, кино и художественной литературы. Индуцированный страх смерти возникает вследствие того, что наблюдаемое поведение, ведущее к смерти, или танатическое поведение, поведенческий облик смерти, всегда сопровождается переживаниями страха тех, кто его воспринимает. Ребенок, который видит, как при слове «смерть» или других проявлений смерти его мать испытывает страдание, ужас, сам легко заражается страхом. Ранее, когда мы говорили об индуцированных эмоциях, мы обращали внимание читателя на викарное научение наблюдаемому поведению, если оно сопровождается определенным подкреплением. Страх других перед обликом смерти способствует ее символизации у наблюдателя этого страха, который им заражается.

В большинстве известных нам культур, в особенности в западной, смерть считается наивысшим страданием. Об этом говорят философы, психологи, теологи. Экзистенциальная психология и философия, рассматривая диалектику Бытия и Ничто, наделяет человека экзистенциальным страхом перед Ничто и тем самым, принимая следствие за причину, приписывает человеку изначальный страх смерти, который рассматривается как необходимый элемент существования. Вместо того чтобы изучать, откуда возникает страх смерти, он постулируется и провозглашается как изначальное состояние души человека, которое может маскироваться частными видами страха: страхом перед болью, потерей лица, стыдом, одиночеством и другими. На самом же деле страх смерти представляет собой интегральный и вторичный страх, производный от частных страхов, которые интегрируются вокруг символа смерти. Понимание природы страдания, с которым ранее познакомился читатель, позволяет увидеть компоненты, из которых складывается страх смерти в процессе ее символизации.

Одним из источников страдания является фрустрация, вызванная блокировкой поведения, направленного на удовлетворение потребностей человека. Чем витальнее потребность, тем сильнее переживается страдание лишения. Сколько у человека потребностей, столько же у него путей испытать страдание. Блокировка потребности в дыхании создает удушье, вызывающее немедленно наибольшее, почти смертельное страдание. При ближайшем рассмотрении оказывается, что это страдание удушья вызывается блокировкой дыхательных действий, задержкой активности дыхательных мышц и ощущений, сопровождающих дыхание, а не самой гипоксией. Последняя, наоборот, способствует возникновению эйфорического состояния, которое часто становится опасным для водолазов или летчиков. Поэтому предвосхищение удушья тесно связано со страхом смерти, поскольку большей частью смерть, как правило, возникает вследствие удушья тканей организма. Мы привели пример суммации страха удушья со страхом смерти. Точно так же и страх ожидаемой фрустрации любой потребности суммируется со страхом смерти.

Лишение пищи вызывает страдание, и ожидание этого страдания порождает страх. Питание неразрывно связано с жизнью, (282:) с процессами ассимиляции, поэтому лишение пищи легко ассоциируется со смертью, соответственно происходит и интеграция страхов. Но процесс питания содержит в себе также, как мы показали ранее, сильную компоненту наслаждения, лишение которого причиняет страдание. Страх лишения наслаждения пищей также суммируется со страхом смерти.

Отрыв от любимых с самого раннего детства был связан со страданием вследствие как неудовлетворения гедонистических ожиданий, так и воздействия голода и холода. Поэтому одиночество можно рассматривать как тотальное лишение, если оно является вынужденным. В общении удовлетворяются различные социогенные потребности, и лишение общения не может не вызывать страха, который тоже может наслаиваться на страх смерти, поскольку смерть прерывает возможности общения. Попытки компенсации этого путем похоронных ритуалов и ухода за могилой недостаточно эффективны, чтобы устранить страх.

Выдающийся русский философ Н. Н. Федоров в своей «Философии общего дела» предлагает пути преодоления страха смерти посредством культа мертвых, последствия которого должны привести человечество к переживанию чувства бессмертия. Однако он при этом опирается скорее на мистику и элементы оккультизма, чем на научные знания психологии в области танатологии и генезиса страха смерти, что делает его философию непрактичной. Наиболее эффективным путем к освоению человеком чувства бессмертия является усвоение принципов саногенного размышления над смертью и восхождение к индивидуальности, что невозможно без освобождения от страха смерти, который тысячелетиями культивировался государством и церковью, склонными управлять поведением людей через первую парадигму управления, с которой читатель познакомился ранее. Однако вернемся к рассмотрению структуры страха смерти.

Поскольку смерть является таким состоянием, в котором человек не может удовлетворять свои витальные потребности, то мы приписываем страданию смерти реальные страдания, которые имеем в опыте неудовлетворения наших потребностей. Если подумать, из каких элементов состоит страх смерти, то прежде всего приходит на ум страх потерять удовольствия, которые мы имеем в жизни и которые составляют смысл жизни. Обжора будет думать, что он никогда после смерти не будет в состоянии насладиться поеданием пищи; тот, кто ориентирован на сексуальные наслаждения, содрогается при мысли о том, что он их будет лишен; богач с ужасом думает о том, что кто-то другой будет транжирить его наследство; тиран мучительно переживает потерю возможности казнить своих недругов или мысль, что властью будет пользоваться кто-то другой; ревнивец ассоциирует со страхом смерти страдание, когда он чувствовал, что его не любят и предпочтение отдается сопернику; родитель с ужасом представляет, что о его ребенке будет некому заботиться и его потребность в родительском поведении, ориентированном на заботу и (283:) покровительство, не будет удовлетворена. Страдание, вызванное лишением удовлетворения и радости, полностью приписывается смерти и интегрируется в ее символизации. Поскольку смерть — наивысшее страдание, то и будущие страдания в связи с потерей тела приписываются смерти. Нечто подобное, именуемое замещением, мы видели и в том, что курение приписывает себе наслаждение общением и релаксацией. Точно так же смерть приписывает себе все страдания лишения.

Следующим источником страха смерти является воздействие стимулов, вызывающих отрицательные эмоции. Боль, одиночество, обида, стыд, удушье, страх, дезинтеграция представляют собой стимулы, которые вызывают страдание сами по себе. Но поскольку в процессе символизации смерти происходит приписывание смерти именно этих стимулов лишь только потому, что они предшествуют состоянию смерти, то оказывается, что в смерти соединяются все эти страдания. По простым психологическим законам ассоциации символы смерти автоматически вызывают ожидания, связанные с возбуждением самых различных отрицательных эмоций. Если к этому еще добавить религиозную индоктринацию посмертного возмездия за грехи при жизни, то любые знаки смерти начинают выступать в качестве пусковых стимулов для возбуждения ожидания отрицательных эмоций. Состояние после смерти является стыдным, поскольку тело может быть обнажено и быть предметом восприятия других; беспомощность мертвого тела может вызывать чувство неполноценности или обиды, что с ним могут обращаться неподобающим образом, и так далее. Этим объясняется потребность в детальной разработке ритуалов ухода за мертвым телом и похорон и исключительная чувствительность человека к нарушениям этих ритуалов.

Страх перед удушьем приписывается состоянию смерти, так как в результате смерти прекращается дыхание. В Упанишадах смерть рассматривается как прекращение движения праны в человеческом теле и потеря дыхания. Страх удушья связывается с состоянием смерти и составляет значительную компоненту страха смерти. Это очевидно из того, что с того момента, как йог начинает контролировать дыхание и может длительно задерживать его, не испытывая эмоции удушья, поскольку он приобрел способность в совершенстве управлять дыхательными мышцами, у него возникает чувство бессмертия, которое является противоположным эмоции страха смерти. Тем самым приобретается новое качество существования, необычное для обыденного человека и его сознания.

Следующим источником страха смерти является индуцированное страдание. Идентификация с другим позволяет испытывать любовь, радование радостью другого человека, объекта любви. Восприятие радости вызывает в наблюдателе радость, если объект восприятия любим. Но вместе с возможностями испытывать индуцированные положительные эмоции идентификация порождает и возможности переживать отрицательные эмоции, если объект (284:) восприятия и любви страдает. Обида может быть следствием того, что нас обижают, но она возникает с такой же силой, если обижен тот, кого мы любим. Обида, стыд, эмоция за другого являются уникальными свойствами человека, которые способствуют и усилению страха смерти. Если страх возникает от предвидения того, что другой будет испытывать неприятные эмоции, то этот страх переносится и на страх смерти.

Когда мы мучаемся от мысли о том, что умирающий и любимый нами человек страдает, то мы заражаемся этим страданием и, естественно, испытываем страх перед повторением его. Этот страх будет усиливаться оттого, что мы приписываем другому чувства, которые испытываем сами. Поведение человека в процессе смерти, агония, прекращение дыхания, которые происходят уже после потери сознания, и умирающий эти состояния не может переживать, воспринимаются наблюдателем, вызывают в нем переживания, страдание и даже боль и символизируются идеей смерти.

Танатическое поведение человека как объект восприятия насыщено аффектом и не может не способствовать усилению страха смерти. Этому способствуют средства массовой коммуникации, кино, телевидение. Описание явлений смерти в художественной литературе, в которой страх самого художника становится источником его вдохновения, поскольку он в описании склонен отреагировать свой аффект, оказывает огромный эффект научения страху смерти. Описание явлений смерти, наряду с сексом и проявлениями инстинкта драчливости и охотничьего инстинкта, оказывается настолько притягательным, что даже при недостатке художественных способностей писатель может надеяться на внимание читателя, которого вовлекают в чтение в общем-то довольно низменным и антихудожественным путем. Если художественное воспитание при таком чтении проблематично, то очевиден вред, который мы имеем от чтения подобной литературы, в процессе которого происходит научение страху смерти.

Механизм такого научения понятен. Поскольку в процессе восприятия художественного произведения читатель идентифицирует себя с каким-либо из героев, то последствия этой идентификации проявляются в индуцированных страданиях, которые испытывает герой, и заражают читателя. В художественных произведениях смерть достаточно часто становится предметом художественного описания, и это способствует формированию у читателя страха смерти. Даже талантливые писатели, такие, как, например, В. Набоков в своем произведении «Приглашение на казнь», способствовали отнюдь не угашению страха смерти, а, наоборот, его усилению. Нагнетание страха от главы к главе отнюдь не способствует порождению саногенного мышления у читателя, что нельзя сказать об авторе. Можно ожидать, что все это произведение представляет собой не что иное, как художественное отреагирование аффекта, порожденного страхом смерти у самого автора. Итак, символизация смерти порождает страх смерти. (285:)

Из сказанного можно выделить три его основных источника:

1) смерть связывается с тотальной фрустрацией всех витальных и социальных потребностей человека и страдания лишения приписываются смерти;

2) она также связывается с действием всех отрицательных эмоций, для которых становятся пусковыми стимулами образы, слова, знаки, ритуалы смерти;

3) способность человека к идентификации с другими и способность к проекции своих переживаний вовне, приписывание их другим порождают индуцированное страдание, которое тоже приписывается смерти.

Осознание процесса символизации смерти, интроспекция страха смерти, осмысливание, интеллектуализация этого страха способствуют угашению его. Поэтому саногенное мышление способствует сознательному контролю и управлению процессами переживаний, возникающих в связи с восприятием символов смерти. Управление переживаниями, вызываемыми символами смерти, зависит от того, в какой степени человек овладел приемами саногенного мышления, связанными с составляющими страха смерти. Для того чтобы уменьшить страх от фрустрации потребностей, нужно овладеть приемами размышления о своих потребностях, в особенности витальных и социогенных. Для устранения страдания от страха ожидания стыда, вины, отвращения потребуется развитие способности к саногенному размышлению об этих эмоциях. То же потребуется для овладения индуцированным страданием и соответственно индуцированным страхом, что потребует психоаналитического воспроизведения развития этих страхов начиная с первых испугов, в связи с восприятием знаков смерти и слов, связанных с этим явлением.

* * *

Мы привели несколько примеров саногенного размышления над основными эмоциями и переживаниями, которые причиняют нам беспокойство. Влияние знания собственной души оказывается достаточно сильным для воздействия на ее состояния.

Обыденная жизнь ведет нас к скрыванию эмоций; мы стремимся не проявлять их вовне, боясь прослыть невоспитанными. Однако естественность и единение с собственной природой состоят в том, что мы отдаемся своим чувствам определенным образом, сочетая этот процесс с интроспекцией.

Тот, кто нашел в себе силы дочитать эту книгу до конца, приобрел знание о своих эмоциях и тем самым осознал путь овладения ими. Если вы видели город, то не можете сказать, что не видели его. Если вы заглянули внутрь себя и проследили, как работают ваши эмоции, из каких умственных операций строится их переживание, то не можете сказать, что вы этого не видели, и поэтому незаметно приобретаете власть над эмоциями и обретаете путь овладения собой. Если это так, то вы не зря тратили время на чтение этой книги и я не зря ее написал.

_________________
Истиной никто не завладел,спокойствие и тишина, ты никому не верь,мне можно.


Вернуться к началу
 Профиль  
Ответить с цитатой  
Непрочитанное сообщениеДобавлено: 14 янв 2016, 11:27 
Не в сети
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 07 янв 2016, 12:05
Сообщения: 827
Откуда: Челябинская обл.
Стоики и стоицизм в философии: http://www.solecity.ru/philosophy/stoiki

_________________
Истиной никто не завладел,спокойствие и тишина, ты никому не верь,мне можно.


Вернуться к началу
 Профиль  
Ответить с цитатой  
Непрочитанное сообщениеДобавлено: 14 янв 2016, 13:26 
Не в сети
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 07 янв 2016, 12:05
Сообщения: 827
Откуда: Челябинская обл.
универсальный принцип мира.

Другой важный вывод из принципа всеобщей изменчивости – это идея противоречия. Само становление, развитие понимается в неразрывной связи противоположностей: холодные вещи раскаляются, горячие охлаждаются, влажные высыхают, сухие увлажняются, живой умирает, от смертного родится иная младость и так далее. Утверждение: простого существования противоположностей, но их неизбывность и всеобщность. Наличие противоположностей – основа существования, и гармонии мира. Противоречивость сближает – таков парадокс. Между противоположностями вечно идет борьба, вражда, или война. Борьба, война имеют глубинное отношение к рождению, возникновению, расцвету и таким образом – к самой жизни. Только в чередовании противоположности дают друг другу специфический смысл.Но не возможно устойчиво опереться на идею вечности,и поэтому природа создала автономные существа,то есть по принципу круга,Это своего рода модель,образ прирученной бесконечности.

_________________
Истиной никто не завладел,спокойствие и тишина, ты никому не верь,мне можно.


Вернуться к началу
 Профиль  
Ответить с цитатой  
Непрочитанное сообщениеДобавлено: 14 янв 2016, 18:52 
Не в сети
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 07 янв 2016, 12:05
Сообщения: 827
Откуда: Челябинская обл.
Что такое абстрактное мышление и зачем оно нужно? Абстрактное мышление – это мышление при помощи абстрактных понятий. То есть при помощи различных обобщенных терминов, вроде «бытие», «сознание», «смысл», «жизнь», «знание», «Вселенная» и так далее. Казалось бы, зачем это нужно, если в конкретной реальности подобных абстрактных явлений не бывает? Но всё дело в том, что без абстрактного мышления у нас и конкретное толком работать не будет. Luis Molinero , Shutterstock.com Почему это так? Всё дело в том, что наши знания о реальности никогда не являются абсолютно точными, абсолютно полными и, как следствие, абсолютно конкретными. Фактически, мы всегда что-то знаем лишь приблизительно, или, другими словами, абстрактно. Например. Понятия «жизнь» и «смерть» являются абстрактными, но мы при этом точно знаем, что мы живы, а не мертвы. Даже если мы не можем дать точные и конкретные определения этим понятиям, живое от мертвого мы отличить можем почти всегда. Камень мертв, а я жив. Я это знаю, хотя объяснить конкретно и не могу. Короче говоря, абстрактное мышление нужно для того, чтобы все-таки хоть как-то ориентироваться в нашем мире неполного знания. Потому что наши знания никогда не являются полными, а жить как-то надо. Если мы не можем рассуждать о чем-то точно, надо рассуждать об этом приблизительно. Иначе рассуждать не получится вообще. Еще один пример. Ребенок не может точно знать, кем он будет работать, когда вырастет. Но он знает, что работать ему все равно придется, потому что деньги будут нужны. Это достаточно абстрактное рассуждение, но если так не рассуждать, то не будет смысла готовить себя к работе, получать знания, ходить в школу, институт, на курсы и так далее. Поэтому, когда приходит время работать, выросший ребенок будет уже приблизительно готов к этому. А в деталях он разберется уже потом, по ходу дела. Нам постоянно приходится рассуждать абстрактно, приблизительно. Мы слишком многого не знаем. Если мы не знаем точного места, куда нам надо попасть, нам следует знать хотя бы направление. Если точная цель пока не определена, должна быть хотя бы смутная мечта. Абстрактная мотивация к действию лучше, чем полное отсутствие мотивации. Причем, что самое интересное – абстрактное порождает конкретное. После того как мы на абстрактном уровне пришли к какому-то выводу – нам будет намного проще его конкретизировать. Если вы абстрактно поняли, что вы «технарь» или «гуманитарий», вам будет проще выбрать конкретную профессию, а также конкретный институт, в котором вас этой профессии обучат. Собственно, именно поэтому во всех учебных заведениях дают абстрактные знания – потому что сделать конкретные выводы из них человек потом и сам сможет. Абстрактное мышление еще хорошо тем, что позволяет думать в условиях, казалось бы, полного интеллектуального тупика. Если вы находитесь в ситуации, в которой мало что понимаете – вы можете все-таки начать рассуждать о ней, просто абстрактно. Собственно, само утверждение «я ничего не понимаю» может стать хорошим началом подобного абстрактного рассуждения. А дальше вам уже станет понятно, что можно подумать более конкретно. Поэтому, если вы чувствуете, что вы в тупике, вы не знаете что делать или не знаете что думать – начните рассуждать абстрактно. Абстрактное мышление поможет вам выбраться из тупика. А во всем остальном – разберетесь по ходу дела.

Автор: Дмитрий Лейкин
Источник: http://shkolazhizni.ru/psychology/articles/70601/
© Shkolazhizni.ru

_________________
Истиной никто не завладел,спокойствие и тишина, ты никому не верь,мне можно.


Последний раз редактировалось Александр Белинский 14 янв 2016, 22:54, всего редактировалось 1 раз.

Вернуться к началу
 Профиль  
Ответить с цитатой  
Непрочитанное сообщениеДобавлено: 14 янв 2016, 19:12 
Не в сети

Зарегистрирован: 21 июн 2014, 17:16
Сообщения: 1071
Откуда: Ставрополь-близ
[q


Последний раз редактировалось shefnxr60 18 июн 2016, 16:03, всего редактировалось 1 раз.

Вернуться к началу
 Профиль  
Ответить с цитатой  
Непрочитанное сообщениеДобавлено: 14 янв 2016, 20:17 
Не в сети
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 07 янв 2016, 12:05
Сообщения: 827
Откуда: Челябинская обл.
shefnxr60 писал(а):
Александр Белинский писал(а):
Например. Понятия «жизнь» и «смерть» являются абстрактными, но мы при этом точно знаем, что мы живы, а не мертвы. Даже если мы не можем дать точные и конкретные определения этим понятиям, живое от мертвого мы отличить можем почти всегда.
Автор: Дмитрий Лейкин
Источник: http://shkolazhizni.ru/psychology/articles/70601/
© Shkolazhizni.ru

Выделенное - вызывает противоречивое восприятие мысли Дмитрия Лейкина.
Спорить с автором нет смысла. Но вот то что мы живы, а не мертвы: - эта мысль для меня будет верна в том случае, если я буду знать что такое "я мёртвый"

Да есть не стыковка в выражениях "точно знать и знать приблизительно",подобно кочке посредине реки.Лучше придерживаться что мы можем знать что то плохо и постепенно по ходу рассуждения уже улучшать результат,то есть достаточно начать процесс а там появится вкус,интерес и успех.То есть придерживаться не насильственной концепции,на грани приятного или выносимого,и не надо стремиться к заведомо не реальной задаче,то есть не обманывать самого себя. Вот и попробуйте как то начать рассуждать на тему "если я буду знать что такое (я мёртвый)"

_________________
Истиной никто не завладел,спокойствие и тишина, ты никому не верь,мне можно.


Последний раз редактировалось Александр Белинский 14 янв 2016, 22:56, всего редактировалось 2 раз(а).

Вернуться к началу
 Профиль  
Ответить с цитатой  
Непрочитанное сообщениеДобавлено: 14 янв 2016, 21:23 
Не в сети

Зарегистрирован: 21 июн 2014, 17:16
Сообщения: 1071
Откуда: Ставрополь-близ
[q


Последний раз редактировалось shefnxr60 18 июн 2016, 16:02, всего редактировалось 1 раз.

Вернуться к началу
 Профиль  
Ответить с цитатой  
Непрочитанное сообщениеДобавлено: 14 янв 2016, 22:01 
Не в сети
Почётный участник форума
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 26 фев 2010, 08:39
Сообщения: 17791
Откуда: Москва
shefnxr60 писал(а):
Разъяснения убивают все(С)

Напротив, разъяснение всё проясняет) :-):
А убивает оно илллюзии и всякие фантазии, переносы и пр. и пр. смещения реальности).

_________________
Право, приятно,
Когда развернёшь наугад
Древнюю книгу
И в сочетаниях слов
Душу родную найдёшь.

Сегэн Госабуро /Татибана Акэми/


Вернуться к началу
 Профиль  
Ответить с цитатой  
Непрочитанное сообщениеДобавлено: 14 янв 2016, 22:18 
Не в сети

Зарегистрирован: 21 июн 2014, 17:16
Сообщения: 1071
Откуда: Ставрополь-близ
[q


Последний раз редактировалось shefnxr60 18 июн 2016, 16:02, всего редактировалось 1 раз.

Вернуться к началу
 Профиль  
Ответить с цитатой  
Непрочитанное сообщениеДобавлено: 14 янв 2016, 22:33 
Не в сети
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 07 янв 2016, 12:05
Сообщения: 827
Откуда: Челябинская обл.
Равновесие поддерживается допустимым колебанием, в ту и другую сторону,если будете отклоняться только в одну сторону-упадёте.

_________________
Истиной никто не завладел,спокойствие и тишина, ты никому не верь,мне можно.


Вернуться к началу
 Профиль  
Ответить с цитатой  
Непрочитанное сообщениеДобавлено: 15 янв 2016, 16:57 
Не в сети
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 07 янв 2016, 12:05
Сообщения: 827
Откуда: Челябинская обл.
эристические уловки.софистика и сократовская диалектика
Эристические уловки.


Правила по отношению к демонстрации

По отношению к демонстрации должно выполняться следующее требование - соблюдение логических правил, характерных для той или иной разновидности аргументации. Так, демонстрация в доказательствах и опровержениях должна соответствовать правилам дедуктивного рассуждения. Приводимые при этом истинные доводы гарантируют истинность тезиса. Нарушения этого требования ведут к появлению паралогизмов и софизмов.

Наиболее распространенная погрешность в паралогизмах и софизмах - уже упоминавшаяся "не следует". Она связана с игнорированием логических законов при выведении тезиса из доводов.

С нарушением требования к демонстрации, в частности, при опровержении способом доказательства антитезиса, связан прием (софизм), называющийся "бабьей аргументацией". Суть его в следующем. При решении вопроса, как правило, возможно несколько альтернативных предположений. Некоторые из них могут быть противоположны друг другу. По здравому смыслу и требованиям логики следует принимать во внимание все эти предположения (их дизъюнкцию). Но нередко поступают как раз наоборот. Желая защитить свое мнение, участники спора, например, выбирают самое крайнее, абсурдное решение вопроса и противопоставляет его своему мнению. Вместе с тем, они предлагают нам сделать выбор: или признать эту нелепость, или принять в качестве истины их мысль. Чем ярче контраст между нелепостью и защищаемым мнением, тем лучше. Все остальные возможные решения намеренно замалчиваются. Этот прием, замечает С. Поварнин, "входу и у мужчин, да еще как; но в женских устах он, в общем, получает почему-то особый блеск и рельефность» [21].

В одном из республиканских парламентов депутаты-женщины обратились к руководству с просьбой оградить их от оскорблений толпы, которая ежедневно собирается у входа в здание парламента. Один из руководителей этого высокого органа сказал: "Что же, к каждой из вас приставить по милиционеру с автоматом?" Так “по-бабьи” аргументировал он свое нежелание заняться возникшим вопросом.

При подтверждениях широкое распространение имеет ошибка, которая называется подтасовкой, при индуктивных выводах - поспешное обобщение.

Слово «эристика» генетически связано с именем богини Эриды, весьма противоречивой персоны в древнегреческой мифологии. Согласно Гесиоду, она, с одной стороны, - прародительница человеческого труда, его состязательности, и в этом плане была весьма полезна людям. С другой же стороны, именно благодаря ей, существовали голод, скорби, битвы, убийства, споры, тяжбы, беззаконие. Эрида стала причиной губительного соперничества Афродиты, Афины и Геры, послужившего поводом к Троянской войне, бросив на свадьбе Пелея и Фетиды яблоко с надписью «Прекраснейшей» («яблоко раздора»).




Эристика – искусство ведения спора. Первоначально эристика понималась как средство отыскания истины и справедливости с помощью спора. Она должна была учить умению убеждать других в правильности высказываемых взглядов и, соответственно, умению склонять человека к тому поведению, которое представляется нужным и целесообразным.

Но постепенно эристика выродилась в обучение тому, как вести спор, чтобы достигнуть единственной цели – остаться правым, во что бы то ни стало, совершенно не заботясь о средствах и объективности. В средневековых университетах велись, так называемые, disputatio de quedlibet – «диспутации о чем угодно». Порой они могли продолжаться месяцами и строились на основе опровержения тех тезисов, которые сообщались ведущему за две недели до начала диспута. Ведущий такой диспутации, кводлибертарий, должен был всякому возражать, отмечая и используя в свою пользу всякий формальный промах противника, всякое прегрешение против канона и органона. Disputatio de quodlibet не предназначались для обсуждения научных вопросов или получения нового знания, а были своего рода интеллектуальными турнирами, цель которых состояла в том, чтобы ослепить противника и публику искусными диалектическими приемами и загнать его в тупик ловкими нападками.

Вероятно, именно такого сорта диспуты создали негативное мнение об обучении в средневековых университетах, о схоластике. Действительно, дело порой сводилось к игре понятий, к обсуждению шуточных, даже скабрезных вопросов. Участников таких интеллектуальных «боев» называли иногда "боевыми петухами", а обсуждаемые вопросы, - петушиными вопросами (quaestio gallinaria). Но в этих «боях» было немало и положительного. Как верно заметил К.Д.Скрипник, «помимо того, что школяр приучался не бояться публики, приобретал навыки отстаивания своих знаний и убеждений, он при этом и дисциплинировал мысль, обучался систематичности и порядку в умственной работе»[22].

С течением времени эристика противопоставила себя диалектике, которая выделилась из нее и оставила за собой задачу нахождения, систематизации и совершенствования правил отыскания объективной истины в процессе диалога, и сблизилась с софистикой, видевшей свое предназначение в изобретении приемов сознательного представления неверного в виде верного (или наоборот) с какой-то корыстной целью. По определению Аристотеля, «софистика – это мнимая мудрость, а не действительная, и софист – это тот, кто ищет корысти от мнимой, а не действительной мудрости»[23].




Диалектика развивалась, прежде всего, Сократом, впервые применившим это слово для обозначения искусства вести эффективный диалог. Среди основоположников софистики наиболее известны имена Протагора, Горгия, Антифонта. Сопоставляя диалектику, эристику и софистику, Аристотель писал следующее: «Тот, кто на самом деле исследует общие [всем начала], есть диалектик… Как в состязании борцов нечестность приобретает определенный вид и есть борьба нечестными средствами, так и эристика в споре есть борьба нечестными средствами… Те, кто так поступает [только] ради победы, считаются людьми, склонными к препирательствам и любящими спорить, а те, кто так поступает ради славы в погоне за наживой, - софисты… И любящие спорить, и софисты применяют одни и те же доводы, но не с одной и той же целью… Эристик относится к диалектику в некотором смысле так, как делающий неправильные чертежи – к геометру… Диалектика же есть искусство ставить наводящие вопросы» [24].

Во все времена явно или неявно существовали своеобразные кодексы ведения тех диспутов, дискуссий, совещаний, переговоров и пр., которые направлены на раскрытие истины, достижение добра и справедливости. В этих кодексах принимались правила диалектики (в сократовском смысле), жестко преследовалось их нарушение.

В каждом случае были, разумеется, и свои особенности. Они были характерны, в частности, для стиля как совокупности приемов использования языковых средств при выражении тех или иных мыслей в различных условиях речевой практики. Например, обязательными требованиями к ученым речам в древнем Китае были предельный лаконизм, умственная и эмоциональная напряженность, сдержанная страсть и ответственность за каждое высказывание или наставление. Апелляция к древним книгам и древним философам – непреложное качество выступления и в современном Китае.

На философских диспутах в средневековых университетах запрещалось употреблять резкие характеристики типа «бессмысленный», «еретический», «заблудившийся в вере», тем более «ослиный», а предписывалось использовать такие академические выражения как «не нахожу истинным», «недопустимо», «невероятно».

Исторически менялась стилистика научных трактатов. Исследуя этот вопрос, Ю.В.Рождественский, в частности, заметил, что для научной литературы XVIII в. был характерен стиль низкий или средний, в XIX в. в стиль научных сочинений вносятся элементы художественной развлекательности, в XX в., особенно во второй половине, он пополняется элементами стиля средств массовой информации, популяризации и информатики (так называемый «лаборантский стиль»)[25]. Но всегда запрещались и этически осуждались эристические приемы и софизмы.

Уже Аристотель делает попытку исследовать и классифицировать эти приемы. Эта работа выполняется им попутно с выполнением основной задачи – познать способы построения силлогизмов «относительно предложенных для обсуждения проблем»[26] и дать рекомендации по успешному ведению споров, дискуссий, диспутов на произвольные темы. «Дело же знающего -…уметь уличать лжеца»[27] - считает он. Средствам разоблачения софистов он посвящает целый трактат.

В современной логике, риторике, этике общения известно большое множество эристических приемов. Рассмотрим некоторые из них.

Один из наиболее распространенных эристических прие-мов – «довод к личности». Его характерной чертой является то, что выступающий начинает наделять оппонента существующими, а иногда и не существующими, качествами, пытается скомпрометировать его или поставить в смешное положение, чтобы убедить слушающих или даже самого оппонента в неприемлемости его точки зрения. В наше время в таких случаях при общественно-политических дискуссиях напоминают о "чрезвычайно успешной карьере", или задают "невинный" вопрос о том, не пользуется ли тот какими-то "излишними" привилегиями. Этот же прием используется часто и тогда, когда чей-то тезис требуется защитить. Тогда выпячиваются достоинства подзащитного.

Не менее распространенным является "довод к аудитории". Используя этот прием, пытаются апеллировать к мыслям, чувствам и настроениям слушателей без обоснования истинности или ложности тезиса по существу, с приведением объективных доводов.

С «доводом к аудитории» тесно связан "довод к массам", или демагогия - излюбленный прием многих политических деятелей. С целью завоевания масс они не гнушаются воздействием на самые низменные инстинкты людей, используя в этих целях расовые, религиозные предрассудки, не пренебрегают выспренными обещаниями, заискиваниями перед толпой. Так действовали главари Третьего рейха. Мифы о превосходстве нордической расы, предрассудки о предопределенности господства немцев над другими народами, внушение мелкому собственнику мысли о необходимости полного уничтожения евреев и коммунистов, которые якобы являются причиной всех бед и несчастий на немецкой земле, поощрение человеконенавистничества и беззакония — вот немногие из приемов, которыми небезуспешно пользовалась фашистская про­паганда. В современной политологии и журналистике «довод к массам» чаще обозначается словом "популизм".

«Довод к авторитету» – прием, когда для признания тезиса приводятся высказывания, принадлежащие авторитетам, с которыми оппонент не посмеет спорить, даже если они, по его мнению, не правы. Еще хуже, если человек признает только свой собственный авторитет, с нетерпимостью относится к любым замечаниям и возражениям, болезненно реагирует на критику.

Вместе с тем, неразумно было бы вовсе отказываться от ссылок на авторитеты, особенно в случаях, когда нет необходимости еще раз аргументировать то, что хорошо обоснованно другими, предшественниками. Цитирование авторитетов бывает привлекательно своей точностью, афористичностью. Пересказ нередко уступает буквальному цитированию хотя бы в том, что не позволяет сохранить все оттенки и повороты чужой речи, лишает ее достоверности. В ряде случаев адресант вынужден прибегать к ссылкам на авторитеты, если достаточные доводы еще не найдены. Такие случаи характерны, в частности, для переходных этапов в развитии науки, когда старая аргументация себя не оправдывает и приходится сравнивать рождающиеся в поиске различные точки зрения, делать выбор среди них.

«Довод к человеку» - использование для поддержки своей позиции аргументов, выдвинутых противной стороной или вытекающих из принимаемых ею положений.При использовании этого приема А.Шопенгауэр рекомендует поступать следующим образом: «При утверждении противника нужно посмотреть, не стоит ли оно каким-либо образом, в крайнем случае - хоть на вид только, в проти­воречии с какими-либо прежними его словами, или с принятым им тезисом, или же с положениями известной школы или секты, излюбленной и восхваляемой им, или же с деятельностью последователей этой школы, хотя бы и не настоящих, а лишь мнимых последователей, или же не противоречит ли оно его собственному поведению. Если он, например, защищает самоубийство, вы кричите тотчас же: "А почему вы сами не повеситесь?" Или он утверждает, например, что в Берлине жить неприятно, а вы кричите тотчас же: "Почему вы не уедете из него с первым же почтовым дилижансом?" — Какую-нибудь придирку можно измыслить всегда и во всяком случае»[28].

Широкое применение находит “довод к силе”, т.е. угроза неприятными последствиями или прямое применение средств принуждения. О Наполеоне Бонапарте рассказывают, что он во время дипломатических переговоров с австрийским посланником производил впечатление человека, находящегося в состоянии припадка бешенства. Он, например, хватал со стола фарфоровые вазы и бросал их на пол. Не исключено, что такие приемы сделали посланника более податливым и в конце концов вынудили его пойти на уступки французской стороне.

Мы нередко бываем свидетелями "довода к тщеславию", когда в адрес человека расточаются неумеренные похвалы, комплименты. Используемый в споре, этот прием рассчитан иногда на то, что противник, тронутый любезными словами, окажется мягче и покладистей.

«Довод к незнанию (к невежеству)» состоит в упоминании таких фактов или положений, которых никто из слушателей не знает или не в состоянии проверить, либо в том, что спорящий обвиняет противника в неосведомленности, а то и в невежестве в вопросах, относящихся к предмету спора.

При "доводе к жалости" пытаются возбудить в другой стороне жалость и сочувствие. Сходен с ним «довод», описанный Платоном: Фрина, когда она, несмотря на старания своего защитника Гиперида, должна была быть осуждена, разорвав тунику, бросилась с обнаженной грудью к ногам судей и достигла гораздо большего в убеждении судей своей красотой, чем ораторство защитника[29].

В последние годы широкое распространение получил прием, который можно было бы назвать доводом "у них". К примеру, если в дискуссии не достает убедительных доводов, говорят: "Так уже делается в цивилизованных странах". Очевидно, что такое рассуждение по аналогии может оказаться ошибочным, хотя нередко оно гипнотически действует на доверчивого человека.

Иногда в ход идут грубые выходки, оскорбления, глумления, насмешки, несправедливые обвинения – с целью ослабить или расстроить работу мысли противника, вывести его из равновесия, рассердить и, в конечном счете, вынести приговор: «Юпитер, ты гневаешься, значит, ты не прав».

Следует заметить, что эристические приемы недопустимы, прежде всего, в научных дискуссиях, учебном процессе, при принятии решений в управленческой области. Но есть сферы деятельности, где без данных приемов вряд ли можно обойтись. Таково, например, литературно-художественное творчество, кино, театр, эстрада. Здесь приемы эристики используются как средства юмора, иронии, сатиры, политического протеста, как способы характеристики персонажей и т.д. Например, демонстрируя в рассказе «Срезал», как беспардонно пользуется скверными приемами типа «довода к публике», «довода к личности», «довода к человеку» и пр. Глеб Капустин, «мужик сорока лет, начитанный и ехидный», В.Шукшин рисует образ человека определенно низкой культуры и нравственности.

Вряд ли можно представить без эристических приемов бытовой диалог, агитацию и пропаганду, так называемый пиар (создание общественного мнения), рекламу и т.д., и в этих сферах они, как правило, не осуждаются.

Было бы неверным считать, что эристические уловки произвольны, имеют сугубо субъективную природу. История знает немало фактов, свидетельствующих о том, что не диалектика (в сократовском смысле), а именно эристика выступала социально признанным руководством при принятии ответственных решений. Например, согласно легенде, сохраненной Геродотом, лидийский царь Крез принимал гибельное для себя решение о переходе пограничной реки Галис и вторжении во владения персидского царя Кира не на основании данных разведки, а по двусмысленному и воспринятому сообразно собственным ожиданиям совету авторитета - дельфийского оракула («Если будет перейдена река Галис, то рухнет могучее царство»), и это было вполне в духе того времени.

Жесткая иерархия пифагорейских общин не допускала отклонения от мнений учителя, и аргумент «Сам сказал» ставил, как правило, последнюю точку в философской дискуссии. Но этот аргумент применялся не только пифагорейцами. Он вообще был свойственен общественным структурам авторитарного типа – феодальному обществу, тоталитарным системам и т.д.

В соответствии с традицией, «по старине», решались многие спорные вопросы на Руси. «Русская правда», в частности, устанавливала, что главная задача судьи состоит в том, чтобы и стороны, и зрители, и он сам были уверены в справедливости выносимого решения, а не в его законосообразности. Как заметил Ю.В.Рождественский, главное внимание выступающих в аудитории направлялось на выводы, отражающие суть дела, а не на аргументацию. Теми же критериями направлялось и вечевое собрание[30].

Вытеснение эристики софистикой как средством достижения сугубо корыстных целей особенно интенсивно совершалось в период становления буржуазных отношений. Законы морали и логики стояли на пути новорожденного капитала, вступали с ним в противоречие. Но даже геометрические теоремы опровергались бы, если бы они задевали интересы людей.

Подмена тезиса аргументации, несоблюдение правил логического вывода, принятие ложных посылок за истинные – далеко не полный перечень приемов, используемых при построении софистических рассуждений. При этом их изъяны подаются в замаскированном виде, отчего данные суждения кажутся правильными. Характеристика софизма как приема интеллектуального мошенничества весьма точно передает его суть. «Софизм – это обман – пишет А.А.Ивин. – Но обман тонкий и закамуфлированный, так что его не сразу и не каждому удается раскрыть»[31].

Бурное развитие средств массовой информации в ХХ в., вхождение радио и телевидения едва ли не в каждый дом, в каждую семью значительно расширило возможности воздействия на людей. Софизм стал универсальным средством идеологической и психологической обработки широких масс населения. Особенно отчетливо видна неблаговидная роль софистики в периоды проведения избирательных кампаний. «Грязные технологии» предвыборной борьбы – реальное воплощение ее возможностей.

В качестве иллюстрации можно взять предвыборную платформу одной из политических партий накануне парламентских выборов в Беларуси в 1996 году. Среди ближайших целей в области экономики платформа предусматривала:

- решительную рыночную реформу, сведение до минимума государственного протекционизма в отношении отдельных отраслей, устранение монополизма производителей, создание конкурентной среды;

- земельную реформу, создание условий для свободного выбора самими земледельцами форм хозяйствования, безвозмездную передачу земли и имущества колхозов в собственность земледельцев;

- прекращение процесса дальнейшего социального расслоения общества, когда богатые все больше богатеют, а бедные все более нищают.

В этом фрагменте неоднократно нарушается требование логического закона противоречия («два отрицающих друг друга высказывания не являются вместе истинными»). В частности, первый пункт противоречит третьему, так как выполнение предусмотренных в нем задач неизбежно приведет к социальному расслоению общества. То же следует сказать относительно второго пункта. Первый пункт внутренне противоречив, поскольку конкурентная борьба ведет к образованию монополий, которые этим же пунктом отрицаются. Наконец, несовместимы между собой свободный выбор земледельцами форм хозяйствования и передача земли и имущества колхозов в собственность земледельцев, о чем говорится во втором пункте.

Отступление от требования логического закона противоречия сочетается здесь с приемами, которые называются «доводом к невежеству» и «доводом к массам» (демагогией). Эти приемы рассчитаны на то, что избиратели не будут (или не смогут) проводить тщательный анализ данного произведения и, вполне возможно, примут его, поскольку нет категории населения, интересы которой оно бы не «защищало».

Итак, очевидна актуальность воспитания культуры диалога. Решение этой задачи требует дальнейшего развития теории диалога (диалогики). Она, очевидно, будет иметь междисциплинарный характер, поскольку возникает на стыке многих наук – логики, этики, психологии, риторики. Диалогика призвана раскрыть закономерности и методологические средства целенаправленного взаимодействия людей, выявить эффективные способы реализации их творческого потенциала. Овладение диалогикой – насущная задача каждого руководителя, ученого, педагога, врача, юриста, журналиста, культурного человека вообще.

Упражнения:

1. Какое из выражений нужно уточнить, чтобы однозначно ответить на поставленный вопрос?

Охотник увидел белку и захотел подойти к ней спере­ди. Однако белка все время поворачивалась к нему спиной до тех пор, пока охотник не вернулся на прежнее место. Обошел ли охотник белку?

2. В чем источник некорректности следующих вопросов?

a) Когда состоялись 1-е Всемирные Олимпийские игры?

b) Кто был учителем императора Нерона?

c) Как правильно писать: «заиц» или «заец»?

d) Какое число, оканчивающееся цифрой 5, делится на 5?

e) Какое число, оканчивающееся на 5, не делится на 5?

3. В чем недостаток приведенных ниже ответов на вопросы?

a) Кто был первым русским революционером? - Первым русским революционером был какой-то дворянин.

b) Кто был первым русским революционером? - Пугачев был первым русским революционером.

c) Кто из русских революционеров был выходцем из казаков? -Пугачев был выходцем из казаков.

d) В «Мнимом больном» Мольера бакалавру на экзамене ставится вопрос: «Почему опиум вызывает сон?» Бакалавр отвечает: «Опиум вызывает сон потому, что в нем содержится снотворная сила, которая имеет способность усыплять чувства».

4. Согласно старому английскому анекдоту, три студента решили во время каникул путешествовать на воздушном шаре. Все шло превосходно, но на второй день странствий они попали в густой туман. Когда туман рассеялся, они увидели на лужайке созерцающего окрестности джентльмена. «Не скажете ли, сэр, где мы находимся?» - спросили воздухоплаватели у джентльмена. Поразмыслив, тот ответил: «Вы находитесь в корзине воздушного шара, сэры». Подул ветер и унес ошеломленных путешественников. Придя в себя, они стали гадать, кем бы мог быть этот странный человек. «Я знаю,- сказал один, - это математик: во-первых, он не ответил, не подумав; во-вторых, его ответ абсолютно точный; в-третьих, его ответ совершенно бесполезный». Дайте логическую характеристику вопроса, породившего столь необычный ответ.

5. Какое из негативных явлений высмеивается следующей сценой?

«Миловидов: Итак, нашего Ивана Семеныча уже не существует!.. Все, что было у него приятного, исчезло вместе с ним!..

Кн. Батог-Батыев: Я знал его!.. Мы странствовали с ним в горах Востока и тоску изгнанья делили дружно. Что за страна Восток!.. Вообразите: направо - гора, налево - гора, впереди - гора; а сзади, как вы сами можете себе представить, синеет гнилой Запад!.. Наконец, вы с отвращением въезжаете на самую высокую гору, на какую-нибудь остроконечную Сумбеку; так что вашей кобыле и стоять на этом мшистом шпице невозможно; она может вертеться на этой горе, как на своей оси, болтая в то же время четырьмя своими ногами! И тогда, вертяся вместе с нею, вы замечаете, что приехали в самую восточную страну: ибо и впереди восток, и с боков восток, а запад?.. Вы, может, думаете, что он все-таки виден, как точка какая-нибудь, едва движущаяся вдали?

Г-жа Разорваки: Конечно!

Кн. Батог-Батыев: Неправда! И сзади восток! Короче: везде и повсюду восток!

Г-жа Разорваки: Насчет востока!.. Я вам расскажу свой сон.

Все: Расскажите, расскажите!

Г-жа Разорваки: Видела я, что в самой середине...

Миловидов: Питая к вам с некоторых пор должное уважение, я вас прошу... именем ваших гостей... об этом сне умолчать.

Все: Почему же, почему же?

Миловидов: Итак, нашего Ивана Семеныча уже не существует!...» (Козьма Прутков. Опрометчивый турка).

6. Дайте анализ аргументации Швейка в следующем диалоге:

«Старший писарь Ванек с интересом спросил:

- Как вы думаете, Швейк, война еще долго протянется?

- Пятнадцать лет, - ответил Швейк. - Дело ясное. Ведь раз уже была Тридцатилетняя война, теперь мы наполовину умнее, а тридцать поделить на два - пятнадцать» (Я. Гашек. Похождения бравого солдата Швейка).

7. В суде прокурор изложил аргументы, из которых следовал тезис о виновности обвиняемого. Однако адвокату удалось доказать ложность некоторых из этих аргументов. Можно ли считать, что адвокат а) доказал невиновность подсудимого? б) опроверг виновность подсудимого? в) подтвердил невиновность подсудимого? г) оспорил виновность подсудимого?

8. Какой эристический прием применяется в следующих диалогах?

а) «Мать: Что ты так сухо обошлась с ним? Он, бедный, чувствовал себя у нас так неловко.

Дочь: А как же прикажешь мне с ним обращаться? Поместить в угол вместо образов и молиться?».

б) «Посетитель: Официантка! Что у вас делается?

Официантка: А что такое?

Посетитель: Смотрите, нитка в суп попала.

Официантка: Что ж вы хотели - чтобы вам целый костюм положили?!»

9. Какие из эристических приемов изображены в следующих зарисовках?

а) «Эй, старуха, ты торгуешь тухлыми яйцами! - говорит покупательница торговке. - Что? - кричит та. - Мои яйца тухлые?! Сама ты тухлая! Ты мне смеешь говорить такое про мой товар?! Ты! Да не твоего ли отца вши в канаве заели, не твоя ли мать с французами крутила, не твоя ли бабка сдохла в богадельне! Ишь, целую простыню на платок извела! Знаем, небось, откуда все эти тряпки да шляпки! Если бы не офицеры, не щеголять тебе в нарядах! Порядочные-то за своим домом следят, а таким - самое место в каталажке! Дырки бы на чулках заштопала!» (Г.В.Ф. Гегель. Кто мыслит абстрактно?).

б) «Когда товарищ прокурора сумел доказать, что подсудимый виновен и не заслуживает снисхождения; когда он уяснил, убедил и сказал: «Я кончил», - поднялся защитник. Все навострили уши. Воцарилась тишина. Адвокат заговорил, и пошли плясать нервы N-ской публики!

— Мы — люди, господа присяжные заседатели, будем же и судить по-человечески! — сказал, между прочим, защитник. Прежде чем предстать пред вами, этот человек выстрадал шестимесячное предварительное заключение. В продолжение шести месяцев жена лишена была горячо любимого супруга, глаза детей не высыхали от слез при мысли, что около них нет дорогого отца!О, если бы вы посмотрели на этих детей! Они голодны, потому что их некому кормить, они плачут, потому что они глубоко несчастны... Да поглядите же! Они протягивают к вам свои ручонки, прося вас возвратить им их отца!..

В публике послышались всхлипывания... Заплакала какая-то девушка с большой брошкой на груди. Вслед за ней захныкала соседка ее, старушонка.

Защитник говорил и говорил... факты он миновал, а напирал больше на психологию.

— Знать его душу — значит знать особый, отдельный мир, полный движений. Я изучил этот мир... Изучая его, я, признаюсь, впервые изучил человека. Я понял человека... Каждое движение его души говорит за то, что в своем клиенте я имею честь видеть идеального человека...

Судебный пристав перестал глядеть угрожающе и полез в карман за платком... Прокурор, этот камень, этот лед, бесчувственнейший из организмов, беспокойно завертелся на кресле, покраснел и стал глядеть под стол... Слезы засверкали сквозь его очки.

«Было б мне отказаться от обвинения! — подумал он. Ведь этакое фиаско потерпеть! А?»

— Взгляните на его глаза! — продолжал защитник (подбородок его дрожал, голос дрожал, и сквозь глаза глядела страдающая душа).— Неужели эти кроткие, нежные глаза могут равнодушно глядеть на преступление?О, нет! Они, эти глаза, плачут! Под этими калмыцкими скулами скрываются тонкие нервы! Под этой грубой, уродливой грудью бьется далеко не преступное сердце! И вы, люди, дерзнете сказать, что он виноват?!

Тут не вынес и сам подсудимый. Пришла и его пора заплакать. Он замигал глазами, заплакал и беспокойно задвигался.

Виноват! — заговорил он, перебивая защитника.— Виноват! Сознаю свою вину! Украл и мошенства строил! Окаянный я человек! Деньги я из сундука взял, а шубу краденую велел свояченице спрятать... Каюсь! Во всем виноват!» (А.П.Чехов. Случай из судебной практики).

10. Выявите прием, с помощью которого Рудин опровергает утверждения Пигасова.

«- Прекрасно, - промолвил Рудин, - стало быть, по-вашему, убеждений нет?

- Нет и не существует.

- Это ваше убеждение? - Да.

- Как же вы говорите, что их нет? Вот вам уже одно на первый случай.

Все в комнате улыбнулись и переглянулись» (И.С.Тургенев. Рудин).

Контрольные вопросы по теме №4:

1. Какие из следующих признаков не являются существенными для логической структуры делового диалога?

2. В чем недостаток вопросов, формулируемых с помощью вопросительных местоимений и наречий?

3. Как называется ответ, выходящий за рамки области неизвестной вопроса?

4. Если вопрос не имеет истинного прямого ответа, то какая из предпосылок является ложной?

5. На какой вопрос отвечает демонстрация аргументации?

6. Для какого из видов аргументации характерно заданное логическое значение тезиса?

7. Какая из следующих логических схем характерна для абсурдного решения q?

8. Нарушение требования какого логического закона имеет место в случае ошибки, называемой «подмена тезиса»?

9. Что такое эристика?

Правила по отношению к доводам <== предыдущая | следующая ==> Операции с именами
Свернуть
http://studopedia.ru/3_107328_eristiche ... ktika.html

_________________
Истиной никто не завладел,спокойствие и тишина, ты никому не верь,мне можно.


Вернуться к началу
 Профиль  
Ответить с цитатой  
Непрочитанное сообщениеДобавлено: 17 янв 2016, 12:56 
Не в сети
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 07 янв 2016, 12:05
Сообщения: 827
Откуда: Челябинская обл.
Всё пройдёт.И это тоже пройдёт. 1.случилось несчастье-дело житейское,пройдёт несчастье и наступит счастье,то есть не стоит париться. 2.случилось счастье,и страшно его потерять-не стоит париться,потеряется счастье наступит несчастье и не за горами виднеется опять счастье. 3.жизнь пройдёт-не стоит париться,так как твоя жизнь перейдёт в миллионы маленьких червячков. 4.мне трудно расстаться со своим индивидуальным( Я),ведь я же когда нибудь умру-не стоит париться ведь ты не беспокоишься о том времени когда ты был одним из мего-биллиардов червячков. :hi_hi_hi:

_________________
Истиной никто не завладел,спокойствие и тишина, ты никому не верь,мне можно.


Вернуться к началу
 Профиль  
Ответить с цитатой  
Непрочитанное сообщениеДобавлено: 25 янв 2016, 19:30 
Не в сети
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 07 янв 2016, 12:05
Сообщения: 827
Откуда: Челябинская обл.
зависимость степени счастья от сосредоточенности на чём либо
Барнаул 2010
Содержание
Введение…………………………………………………………………….3
1. Определение и признаки внимания…………………………………….4
2. Основные свойства внимания…………………………………………..6
3. Функции и виды внимания……………………………………………...8
4. Психологические теории внимания…………………………………..11
5. Этапы развития внимания у человека………………………………...14
Заключение………………………………………………………………..16
Литература………………………………………………………………...17
Введение
Одной из самых характерных особенностей нашей духовной жизни является тот факт, что, находясь под постоянным наплывом все новых и новых впечатлений, мы отмечаем и замечаем лишь самую малую, ничтожную их часть. Только эта часть внешних впечатлений и внутренних ощущений выделяется нашим вниманием, выступает в виде образов, фиксируется память, становиться содержанием размышлений.
Все процессы познания – будь то восприятие или мышление или иной объект, который в них отражается: мы воспринимаем что-то, думаем о чем-то, что-то себе представляем или воображаем. Вместе с тем воспринимаем не восприятие само по себе, и мыслит не сама мысль; воспринимает и мыслит человек – воспринимающая и мыслящая личность. Поэтому в каждом из изученных до сих пор процессов всегда имеется какое-то отношение личности к миру, субъекта к субъекту, сознания к предмету. Это отношение находит себе выражение во внимании. Внимание своего содержания не имеет; оно проявляется внутри восприятия, мышления. Оно - сторона всех познавательных процессов сознания, и при том та их сторона, в которой они выступают как деятельность, направленная на объект. Во внимании находит себе заостренное выражение связь сознания с предметом; чем активнее сознательная деятельность, тем отчетливее выступает объект; чем более отчетливо выступает в сознании объект, тем интенсивнее и само сознание. Внимание проявление этой связи сознания и предмета, который в нем осознается. Говорить о внимании, его наличии или отсутствии можно только применительно к какой-нибудь деятельности практической или теоретической. Человек внимателен, когда направленность его мыслей регулируется направленностью его деятельности, и оба направления при этом совпадают.

1.Определение и признаки внимания.
Психическую жизнь личности нередко сравнивают с потоком из образов воспринимаемых предметов и явлений, мыслей и чувств, впечатлений от них, воспоминаний о том, что было, и образов представляемого будущего. В этот поток беспрерывно вливаются все новые и новые ручейки, порожденные нашей деятельностью в окружающем мире, общением с другими людьми, изменением в собственном психическом и физическом состоянии. Почему же наша психическая деятельность не превращается в половодье, а течет по определенному руслу, удерживается на том или ином направлении? Эта упорядоченность достигается благодаря особому свойству психики, которое называется вниманием.
Внимание – это в первую очередь динамическая характеристика протекания познавательной деятельности, оно выражает преимущественную связь психической деятельности с определенным объектом, на котором она как в фокусе сосредоточена. Внимание – это избирательная направленность на тот или иной объект и сосредоточенность на нем, углубленность в направленную на объект познавательную деятельность. Под направленностью следует понимать, прежде всего, избирательный характер психической деятельности, преднамеренный или непреднамеренный выбор ее объектов. В понятие направленности включается также и сохранение деятельности на известный промежуток времени. Недостаточно только выбрать ту или иную деятельность, чтобы быть внимательным, надо удержать этот выбор, сохранить его. Когда мы говорим о внимании, то подразумеваем также сосредоточенность, углубленность в деятельность. Чем труднее стоящая перед человеком задача, тем, очевидно, напряженнее, интенсивнее, углубленнее будет его внимание, и, наоборот, чем легче задача, тем менее углубленным будет его внимание. В то же время сосредоточенность связана с отвлечением от всего постороннего. Чем больше мы сосредоточены на решении данной задачи, тем меньше замечаем все окружающее. Таким образом, при внимательном отношении к какому либо предмету он (предмет) оказывается в центре нашего сознания, все остальное в этот момент воспринимается слабо, оказывается, образно говоря, на периферии воспринимаемого. Благодаря этому отражение становиться ясным, отчетливым, представления и мысли удерживаются в сознании до тех пор, пока не завершиться деятельность, пока не будет достигнута цель. Тем самым внимание обеспечивает еще функцию – контроль и регуляцию деятельности.
Внимание обычно выражено в мимике, позе, движениях. Внимательного слушателя легко отличить от невнимательного. Но иногда внимание направлено не на окружающие объекты, а на мысли и образы, находящиеся в сознании человека. В данном случае говорят об интеллектуальном внимании, которое несколько отличается от внимания внешнего. Следует отметить также, что в некоторых случаях, когда человек проявляет повышенную сосредоточенность на физических действиях, имеет смысл говорить о моторном внимании. Все это говорит о том, что внимание не имеет своего собственного познавательного содержания и лишь обслуживает деятельность других познавательных процессов. Такие интересные и противоречивые свойства внимания привлекли к нему взгляды многих ученых, которые по-разному объясняли происхождение и сущность.
Внимание - это направленность и сосредоточенность сознания на каком-либо реальном или идеальном объекте, предполагающие повышение уровня сенсорной, интеллектуальной или двигательной активности индивида.
Внимание не только создает наилучшие условия для психической деятельности, по и несет сторожевую службу, помогая человеку своевременно реагировать на различные изменения в окружающей среде и в собственном организме.


2.Основные свойства внимания.
К основным свойствам внимания относятся устойчивость, концентрация, распределение, переключение, отвлекаемость и объем внимания. Устойчивость заключается в способности определенное время сосредотачиваться на одном и том же объекте. Исследования показали, что внимание подвержено непроизвольным периодическим колебаниям. Даже при очень устойчивом и сосредоточенном внимании всегда есть непроизвольные кратковременные изменения степени его интенсивности, напряженности. Это колебания внимания.
Устойчивость внимания особое значение для достижения успеха в любой деятельности, она характеризует глубину, длительность, интенсивность психической деятельности человека. Именно устойчивость отличает людей, страстно увлеченных делом, умеющих ради основного отключиться от многочисленных побочных раздражителей. Устойчивость внимания зависит от ряда условий: степень трудности материала и знакомства с ним, его понятность, отношение к нему со стороны субъекта, а также индивидуальные особенности личности.
Следующее свойство внимания – концентрация внимания. Под концентрацией внимания подразумевается степень или интенсивность сосредоточенности. А.А.Ухтомский полагал, что концентрация внимания связана с особенностями функционирования доминантного очага возбуждения в коре, он считал, что концентрация является следствием возбуждения в доминантном очаге при одновременном торможении остальных зон коры головного мозга.
Под распределением внимания понимают субъективно переживаемую способность человека удерживать в центре внимания определенное число разнородных объектов одновременно. Именно эта способность позволяет совершать сразу несколько действий, сохраняя их в поле внимания. Хрестоматийным примером служат феноменальные способности Юлия Цезаря, который, согласно преданию, мог одновременно делать семь не связанных между собой дел. Известно также, что Наполеон мог одновременно диктовать своим секретарям семь ответственных дипломатических документов. Однако, как показывает жизненная практика, человек способен выполнить только один вид сознательной психической деятельности, а субъективное ощущение одновременности выполнения нескольких обязано быстрому последовательному переключению с одной на другую. Еще В.Вундтом было показано, что человек не может сосредоточиваться на двух одновременно предъявляемых раздражителях. Однако иногда человек действительно способен выполнять одновременно два вида деятельности. На самом деле, в таких случаях один из видов выполняемой деятельности должен быть полностью автоматизирован и не требовать внимания. Если же это условие не соблюдается, совмещение деятельности невозможно.
Следующее свойство внимания – переключение. Переключение означает сознательное и осмысленное перемещение внимания с одного объекта на другой. Переключаемость внимания означает способность быстро ориентироваться в сложной изменяющейся ситуации. Переключаемость внимания определяются скрытно, переходя от одного вида деятельности к другому.
С переключаемостью внимания функционально связаны два разнонаправленных процесса: включение и отвлечение внимания. Первый характеризуется тем, как человек переключает внимание на нечто и полностью сосредоточивается на нем; второй — тем, как осуществляется процесс отвлечения внимания.
Следующее свойство внимания – это его объем. Под объемом внимания понимается количество объектов, которые человек может охватить с достаточной легкостью одновременно. Известно, что человек не может одновременно думать о разных вещах и выполнять разнообразные работы. Это ограничение вынуждает дробить поступающую извне информацию на части, не превышающие возможности обрабатывающей системы.
Таким же образом человек обладает весьма ограниченными возможностями одновременно воспринимать несколько независимых друг от друга объектов - это и есть объем внимания. Важной и определяющей его особенностью является то, что он практически не поддается регулированию при обучении и тренировке.
Отвлекаемость (отвлечение) внимания - это непроизвольное перемещение внимания с одного объекта на другой. Оно возникает при действии посторонних раздражителей на человека, занятого в этот момент какой-либо деятельностью. Отвлекаемость может быть внешней и внутренней. Внешняя отвлекаемость возникает под влиянием внешних раздражителей; при этом произвольное внимание становится непроизвольным. Наиболее отвлекают предметы или явления, которые появляются внезапно и действуют с меняющейся силой и частотой. Как было сказано, в ответ на эти раздражители у человека появляется трудно угасаемый ориентировочный рефлекс. Внутренняя отвлекаемость внимания возникает под влиянием сильных переживаний, посторонних эмоций, из-за отсутствия интереса и чувства ответственности за дело, которым в данный момент занят человек.
3.Функции и виды внимания
Функции внимания:
1) Сущность внимания проявляется, прежде всего, в отборе значимых, релевантных, то есть соответствующих потребностям, соответствующих данной деятельности, воздействий и игнорировании (торможении, устранении) конкурирующих воздействий.
2) Выделяется функция удержания (сокращения в сознании образов, определенного предметного содержания) до тех пор, пока не завершится акт поведения, познавательная деятельность, пока не будет достигнута цель.
3) Регуляция и контроль протекания деятельности. Свойства внимания: объем, сосредоточенность (концентрация), распределяемость, устойчивость, колебание, переключаемость.
а) Объем внимания измеряется тем количеством объектов, которое воспринимают одновременно. Объединенные по смыслу объект воспринимаются в большем количестве, чем не объединённые. У взрослого человека объём внимания равен 4-6 объектам.
б) Концентрация внимания есть степень сосредоточения сознания на объекте. Чем меньше круг объектов внимания, чем меньше участок воспринимаемой формы, тем концентрированнее внимание.
в) Распределение внимания выражается в умении одновременно выполнять несколько действий или вести наблюдение за несколькими процессами, объектами.
г) Устойчивость внимания не означает сосредоточенности сознания в течение всего времени на конкретном предмете или его отдельной части, стороне. Под устойчивостью понимается общая направленность внимания в процессе деятельности.
Свернуть
http://stud24.ru/psychology/psihicheski ... page1.html

_________________
Истиной никто не завладел,спокойствие и тишина, ты никому не верь,мне можно.


Вернуться к началу
 Профиль  
Ответить с цитатой  
Показать сообщения за:  Поле сортировки  
Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 319 ]  1, 2, 3, 4, 5 ... 22  След.

Часовой пояс: UTC + 3 часа


Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 2


Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете добавлять вложения

Найти:
Перейти:  
POWERED_BY
Русская поддержка phpBB
[ Time : 0.061s | 16 Queries | GZIP : On ]