Серебряные нити

психологический и психоаналитический форум
Новый цикл вебинаров «Тела сновидения» Прямой эфир в 21:00
Текущее время: 03 дек 2016, 09:43

Часовой пояс: UTC + 3 часа




Начать новую тему Ответить на тему  [ 1 сообщение ] 
Автор Сообщение
 Заголовок сообщения: Участник Яна
Непрочитанное сообщениеДобавлено: 22 ноя 2010, 19:13 
Не в сети

Зарегистрирован: 22 ноя 2010, 19:06
Сообщения: 25
Откуда: Электросталь
Несмотря на то что тренинг завершен, решаюсь все же выложить свои наблюдения над картами Таро. Радио России у нас в городе отключают с 20 ч. вечера до 8 утра, и единственная возможность слушать передачи – аудиозаписи на этом сайте (за что большое спасибо!), Москву FM мой компьютер не воспринимает. Потому тренинг и прослушан с опозданием – но с большим интересом и к предложенному обширному психологическому и культурному материалу, и к собственным наблюдениям – как будто пересмотрен огромный фотоальбом от самого начала жизни, только со снимками не жизненных, а душевных событий и состояний.


I. Маг
Магнетическая карта. Притягивающий элемент – стол, заваленный всякой всячиной. Отдаленно напоминающий домашнюю детскую парту для приготовления уроков и – главное – всяких интересных дел. Лакированная деревянная поверхность с пятнами от чернил, красок и клея, обещающая – стоит только справиться с обязаловкой – возможность построения собственных миров, выпуск книг с картинками, учебников для кукольного народа, журналов и газет для него же. Ну, а шляпа Мага умножает все это на бесконечность – всего не переделать, и интересно будет всегда. Внешность Мага – безликость, он уже неважно какой даже для него самого, он весь перешел в свой стол, свои миры и свои творения.

II. Берегиня
А это не карта. Это лубочная картинка. Или вырванная страница из детской книжки. Ярко раскрашенная, с четкой обводкой. А то вдруг совсем прозрачная, как раскраска, одни контуры. Должна быть еще подпись для пущей понятности, лучше всего стишок, двустишие. Но его нет. И картинка все время меняется. То это красавица добродушная, краснощекая, как кукла-грелка для чайника – и правда вся теплая, всех согреть готовая, и смотрит не в книжку, а прямо перед собой – на человека напротив, и в ногах у нее обозначается кот, очень уютный, ходит и трется о юбку. То это и не женщина, а случайный рисунок из сплетения ветвей, сучков, листьев – контуры – который то сходится четче в человеческий образ, то разъединяется в абстракцию.

III. Василиса
Скучная и неподвижная карта. Парадный портрет императрицы (кого же еще?) вроде Екатерины Великой, глядя на которую, в голову не придет, что она могла когда-то быть юной, шаловливой, обаятельной – не застывшей и не тяжеловесной. А вместо горностаевых хвостиков вокруг нее – гербы, гербы, как забитые гвозди.

IV. Господин
Рамка этой карты – оконная рама, за которой – высокий холм, а на нем – Господин на троне. Он не наслаждается могуществом. Он еле сидит. Так и хочет вскочить, ноги сами уже вскакивают. Но знает, что нельзя, и удерживает себя усилием воли. Тоскливым взглядом наблюдает за теми, кто не вошел в пределы рамы и виден только ему, но понятно, что там много народа и все увлеченно работают. И он хочет туда, за пределы, заниматься чем-то вместе со всеми, может быть, делать что-то руками. Ему не просто очень этого хочется, он явно знает в этом толк. А должен сидеть осуществлять стратегию, хотя наверняка великолепный тактик. Не на своем месте? Да нет. Скорее, он из тех, у кого всё получается, за что ни возьмется – и тут уже приходится делать то, что нужнее, а не то, что хочется... Птице, замурованной в кресло, может, тоже хочется летать.

V. Духовник
Фигура кажется неестественно статичной, пока не начинаешь понимать, что это роспись на чаше, огромной и тяжелой. Люди, стоящие перед ней, пытаются медленно ее поворачивать, чтобы увидеть, что на другой стороне. Заглянуть же в саму чашу не могут – они очень маленькие и не достанут до ее краев.

VI. Влюбленные
Иллюстрация в книге сказок. Несоответствие картинки названию. Напрашивается: третий лишний, и этот лишний – молодой человек, вызывающий досаду своим вялым безучастным видом и явным нежеланием участвовать в процессе. Нет ничего глупее принца, как замечал О. Уайльд, и принц тяготится выбором невест, который ему тут навязали. Суетящийся вверху амур тоже никак не влияет на ситуацию. Дамы, по-видимому, сами всё решают, и это скучно и предсказуемо. И может испортить всю сказку, если герой в последний момент не преобразится или если внезапно не появится другой, настоящий герой.

VII. Вожжи
Акцент – на карету. Это просто произведение искусства из Оружейной палаты. К тому же она так удобна, так наполнена различными вещицами – поистине андерсеновскими, из каждой из которых можно вытянуть свою историю, – что разглядывать ее не менее интересно, чем проплывающий мир за окном. Лошадками, в общем, и править не нужно, они сами чувствуют дорогу и требуют к себе мало внимания, которое можно перенести на дорожные наблюдения – и если карта обозначает и триумф, и награду, и праздник, то они как раз в этом: карета – возможность путешествия. Потому у человека такой вид, не помпезно-триумфальный, а рассеянно-созерцательный – ему не надо, загоняя лошадей, скакать на завоевание мира – мир уже ему принадлежит. «Долго ль мне гулять на свете то в коляске, то верхом, то в кибитке, то в карете, то в телеге, то пешком?»

VIII. Заповедь
А это – скульптура. Белый мрамор. Как в Донском монастыре, где ангелы настолько натуральны, что перышки на их крыльях кажутся теплыми и хочется разгладить ладонью мраморные складки их одежд. И в то же время ясно, что это точно такая же фигура, как на исчезающей могиле на Ваганьковском кладбище. Говорят, если на того ангела засмотреться, впадешь в транс – и очнешься потом совсем в другом месте. Белый ангел этим и пугает, и притягивает.

IX. Отшельник
Очень светлая и притягательная картина – в красивой раме, на музейной стене... Итальянский пейзаж с руинами, кучерявыми облаками, перистыми кронами деревьев – и не сразу различимыми фигурками животных, птиц, людей, встречающихся тут и там, если приглядеться – пейзаж населен. И отшельник с фонарем выходит из своей приветливой пещерки, хотя зачем ему фонарь – белый день кругом... И, странно, здесь же – деревенская старушка, к которой меня в детстве водили лечиться. Со своими травяными пучками и отнюдь не итальянской избушкой. Очень естественно смотрится в пейзаже.

X. Хотенье
Это комикс. Звери, с которыми предстоит справиться аллегорической Силе, всё время меняются: стоит ей побороть льва, а это уже медведь, потом – буйвол, потом – собака и т.д. На веренице картинок – вереница животных. Потому и глаза воительницы округлились от ужаса: она не знает, с каким воплощением придется сражаться в следующий момент, какими приемами воспользоваться – это надо будет решить в долю секунды. Что-то вроде Змея Горыныча со многими головами...

XI. Круговорот судьбы
Это колесо прялки, в хорошем рабочем состоянии. Вертится без скрипа, споро и весело. Прядется, как и подобает, нить судьбы. Собака проворно перебирает лапами – это волшебное животное, и ее назначение как раз – вертеть колесо. Работа не прерывается ни на миг, и ночью освещается факелом. Если присмотреться, можно увидеть других зверюшек, помогающих собаке, внутри колеса – белок, мышей. Наблюдает за ними смутно различимая женщина, в руке которой оказываются и веретено, и нити.

XII. Начало
Раскрытый художественный альбом, и там картины – пляски Смерти, которая проносится по городам и улицам, настигая людей с лицами, искаженными ужасом. Точнее, уже пронеслась. И не осталось ни городов, ни улиц, ни людей – ничего не осталось. Она идет по созданной ею пустыне, не очень хорошо представляя, что делать дальше, и вызывает жалость. Она очень одинока. На мгновение кажется, что это маскарад, что вот сейчас она сбросит свой костюм... но становится понятно, что это не костюм, что такой – все ребрышки насквозь – и сделать невозможно, и она в самом деле воплощает окончательное, запредельное одиночество, с которым действительно не знает, что делать. Пока не набредет еще на какой-нибудь город...

XIII. Мученик
Это не мученик. Это упрямец. Он сам встал на голову, чтобы кому-то что-то доказать, или потому, что так считает нужным. Может, ему так лучше думается. Может, он математическую задачу решает. Напоминает фото, встречающиеся в социальных сетях, где люди вместо своих лиц демонстрируют задранные кверху ноги. Во всяком случае, руки он сунул в карманы и посвистывает – и спокойно перевернется и дальше пойдет, когда сочтет нужным. Подозреваю, что это Дурак. А шапочку снял, чтобы не потерялась.

XIV. Лебедь
Изображение нечеткое, мелкими штрихами – стежками, как на старинном гобелене или выцветшей диванной подушке. Та самая девушка, которая появится в 17-й карте, со своими магическими сосудами. Тихое журчание воды, мягкий шелест крыльев – сон, забытье...

XV. Козел
Опять лубок. Настоящий козел, потешный и глуповатый. У реки за косогором заяц дом себе срубил, огород обнес забором и капусту посадил. А рядом с капустой – разумеется, козел. Стадо козлов, которые подтягиваются к предводителю, – это, конечно, уже посерьезнее. Особенно если в темноте – зрелище угрожающее, хоть и безмолвное. Театр теней на стене, освещенной красными отблесками – языки пламени, рога, взмахи перепончатых крыльев...

XVI. Исповедь
А эта карта – топографическая, поскольку всё видится с высоты птичьего полета и на глазах становится линиями, кружочками, квадратиками... Огромный пустой аэродром. И башня, похожая на шахматную ладью, тоже огромная, картонная и пустая. В ней ничего и никого нет, и валится она беззвучно, как в вакууме, ненужные декорации лишь вздымают тучи пыли.

XVII. Творчество
Волшебный фонарь или горящий фильмоскоп с подсвеченной пленкой диафильма. Но тоненький свет от звезды не сразу позволяет понять в темноте, почему так долго и сосредоточенно склоняется почти невидимая девушка над своими сосудами, похожими на амфоры. Казалось бы, все, что в них было, должно уже вылиться. И вот становится возможно различить – в какой-то момент струи начинают течь обратно, и очень естественно, как будто так и надо. И это завораживает – волшебный свет, длинные льющиеся волосы, вода, текущая в обе стороны...

XVIII. Сумерки
Пустая сцена. Застывшие декорации. Только луна из золотой фольги слегка покачивается. Рак – тоже реквизит, он плоский, из чего-то вырезан и ничего общего не имеет с живыми, шевелящимися раками, которых нам однажды в детстве принесли на ужин – целое ведро. Те, в своих мокрых панцирях, казались невероятными существами из чуждого мира, а этого просто забыли или бросили. И собак забыли и бросили. Они потерялись и воют – бедные живые собаки, неизвестно зачем забежавшие в театр, в который никто не придет.

XIX. Рассудок
Из-за резких звуков трубы внезапно раскрывается большая картонная коробка, из которой вылетает содержимое: всевозможные игрушки, обычные и бумажные куклы с их бумажными нарядами, голыши, пупсики – когда-то их сложили туда с намерением больше никогда не доставать, потому что больше не нужны, а выбросить жалко. А они взяли и выскочили – как будто сами по себе.

XX. Просветление
Танцующая пара – не единственная. Это вереница фигурок, движущихся, как в карусели или в музыкальной шкатулке, по кругу, и выделывающих танцевальные па крошечными ручками и ножками под звуки стеклянных капелек. Куколки очень трогательные, и только солнце настоящее, живое, жаркое, как на пляже.

XXI. Община
У декоративного венка, похожего на те, что возлагают по праздникам на воинские могилы, собрались старые знакомые: белый ангел; девушка, покинувшая наконец свои кувшины; все-таки ожившая птица с трона; лев и буйвол – животные, испытывавшие Силу. Их сборище напоминает дружеское общение, только по временам они как будто слегка подталкивают венок, чтобы он вращался, словно это Колесо Судьбы.

XXII. Дурак
Очень симпатичная карта. Перед ним та же самая дорога, как в карте «Вожжи», тот же заманчивый путь. «...То в кибитке, то в карете, то в телеге, то пешком...» Становится ясно, что пешком, пожалуй, еще интереснее, чем в карете, стенки которой, в общем, отъединяют от мира, а теперь путник открыт ему целиком. Собака не рвет штаны, она веселится и просто прыгает вокруг своего человека, потому что занята главным делом собаки – она сопутствует, и, судя по ее настроению, тоже предвкушает то, что впереди. Человек, соответственно, даже не поворачивает к ней головы – он смотрит вперед. Что там у него в узелке? Обед? Что-то из излюбленных инструментов Мага? Любимая книжка? Подарок от красавицы? Сувениры из тех мест, которые он уже прошел?


Вернуться к началу
 Профиль  
Ответить с цитатой  
Показать сообщения за:  Поле сортировки  
Начать новую тему Ответить на тему  [ 1 сообщение ] 

Часовой пояс: UTC + 3 часа


Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 1


Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете добавлять вложения

Найти:
Перейти:  
POWERED_BY
Русская поддержка phpBB
[ Time : 0.041s | 18 Queries | GZIP : On ]