Серебряные нити

психологический и психоаналитический форум
Новый цикл вебинаров «Тела сновидения» Прямой эфир в 21:00
Текущее время: 02 дек 2016, 20:58

Часовой пояс: UTC + 3 часа




Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 8 ] 
Автор Сообщение
 Заголовок сообщения: Занятие 33. Цветотерапия
Непрочитанное сообщениеДобавлено: 18 май 2013, 09:58 
Не в сети
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 23 мар 2011, 09:56
Сообщения: 1735
Откуда: Курган
А мой волшебный остров, по преимуществу, одноцветный.. Цвета появляются очень редко- голубое весеннее небо над сектором любви, розовое поле в этом же секторе- тонкие переходы красных, коричневых, серых, лиловых оттенков, розовые или желтоватые оттенки на мраморных телах в аллее статуй. А так- черно-белая или дымчато-серая, или составленная из синих или коричневых линий, объемов, образов- картинка. Я не могу даже назвать появляющиеся образы вполне образами, то есть картинами, это больше пространственные ощущения, или ощущения движения или ритма. Александр Геннадьевич говорил в одной из передач, что это младенческое ощущение мира, точнее, ощущение нерожденного еще младенца, плода. Самое сильное ощущение реальности появляется, когда линии и объемы или воспоминания о них как-бы звучат. В реальности я не могу сказать о предпочтении каких-либо цветов- меня прельщает и восхищает (или отталкивает) один цвет рядом с другим, то есть сочетания цветов. И, все-таки самый мой цвет- голубой, я полюбила его еще больше, после того, как прочитала у Флоренского, что голубой- это цвет на границе света и тьмы, мира горнего и мира дольнего, реальности и нереальности. Можно считать мир горний и тьмой и светом- он тайна и сумрачная темнота, если смотреть из земного конкретного мира, и он же- такой нестерпимый свет, что ослепляет. Можно и дольний видеть двояко- и светом и тьмой, но граница между ними- всегда есть и всегда она голубая, как чистое небо, и, может быть, эта граница- самая прочная реальность. Хотя на самом деле ее не существует, ее нет, и она есть.. Если смешать белый и черный цвета- получится серый (хотя оттенки серого тоже бывают очень красивы!). Соединение же света и тьмы- порождают на своей границе самостоятельный голубой цвет.

_________________
То, что сейчас происходит во мне,
Тоже является частью Вселенной!


Вернуться к началу
 Профиль  
Ответить с цитатой  
 Заголовок сообщения: Re: Занятие 33. Цветотерапия
Непрочитанное сообщениеДобавлено: 19 май 2013, 17:58 
Не в сети
народный корреспондент
народный корреспондент
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 26 фев 2010, 20:07
Сообщения: 3385
Откуда: Ульяновск
Что значит: любить один цвет и не любить другой? Не воспринимать глазами?... но это дальтонизм. Отвергать душой?... но как это возможно?

В цветовом спектре традиционно выделены семь основных цветов. Но разница между ними всего лишь в долине волны или ее частоте. Как изъять своей нелюбовью одну их частот непрерывного цветового спектра? Можно не настраиваться на него, не видеть. Это понятно. Но нелюбовь видит и отторгает увиденное. Как и зачем отторгается нелюбимый цвет? Можно ли изъять один звук из музыкальной гаммы и успешно слушать музыку при этом?

Я визуал. И цвет – это, пожалуй, моя главная внутренняя реакция даже на то, что цвета не имеет: на книги, точнее на тексты книг, на музыку, на человека, не на внешность, которая всегда цветная, а на голос или имя. Все, что люблю или что мне близко, цветное. Все, что не имеет цвета или цвет хаотичен, кусочен или распадается при попытке задержаться на нем и рассмотреть, то с трудом принимается душой или не принимается вовсе.

У Флоренского в его “Небесных знамениях” очень интересные рассуждения о символике цветов.
“Выйдем в открытое место, лучше всего при восходе солнца, или во всяком случае, когда солнце почти у горизонта, и заметим себе соотношение цветов.
Прямо против солнца — фиолетовый, сиреневый и главное — голубой. В стороне солнца — розовый или красный, оранжевый. Над головою — прозрачно-зелено-изумрудный.
Дадим отчет себе, что собственно видим мы. – Мы видим свет и только свет, единый свет единого солнца. Его различная окраска — не собственное его свойство, а соотношение его с той земною и отчасти, может быть, небесной средою, которую наполняет собою этот единый свет”.

Окраска света (цвет) – это не собственное свойство света, а его соотношения с небесной и земной средой. Соотношение,… отношения,… т.е. результат взаимодействия единого света и окружающего мира. Отрицание какого-то цвета – это отрицание определенного рода взаимодействующих отношений.
И дальше…
“Итак, свет непрерывен. Но те оптические среды, которые светом наполняются и свет нам передают, — они не непрерывны, они зернисты, они представляют собою некоторую тончайшую пыль и сами содержат другую пыль, пыль по тонкости своей недоступную никакому микроскопу, но тем не менее состоящую из отдельных зернышек, из отдельных кусочков вещества. Те роскошные цвета, которыми украшается небосвод, есть ничто иное, как способ соотношения неделимого света и раздробленности вещества: мы можем сказать, что цветность солнечного света есть тот привкус, то видоизменение, которое привносит в солнечный свет пыль земли, самая тонкая пыль земли и, может быть, еще более тонкая пыль неба”.
Непрерывный свет взаимодействует с дискретно-прерывистым ограниченным веществом в виде цветового многообразия. Изъять нелюбовью из внутренних ощущений определенный цвет, значит изъять определенную форму общения с Единым Светом внутри себя.
Павел Флоренский. Небесные знамения
Павел Флоренский

Небесные знамения

(Размышления о символике цветов)

Выйдем в открытое место, лучше всего при восходе солнца, или во всяком случае, когда солнце почти у горизонта, и заметим себе соотношение цветов.
Прямо против солнца — фиолетовый, сиреневый и главное — голубой. В стороне солнца — розовый или красный, оранжевый. Над головою — прозрачно-зелено-изумрудный.
Дадим отчет себе, что собственно видим мы. – Мы видим свет и только свет, единый свет единого солнца. Его различная окраска — не собственное его свойство, а соотношение его с той земною и отчасти, может быть, небесной средою, которую наполняет собою этот единый свет.
Свет неделим, свет сплошен, — есть воистину непрерывность. Нельзя в пространстве, наполненном светом, выделить область, не сообщающуюся со всякою другою областью; нельзя уединить часть светового пространства, нельзя отрезать часть света. (— Это красивый пример того, что протяженность не есть достаточное условие делимости и что делимость не следует аналитически из протяженности —). Когда же непрозрачные тела перехватывают в пространстве свет, то уединение происходит всегда односторонне, с одной стороны и потому не способно замкнуть выделяемый световой объем.
Итак, свет непрерывен. Но те оптические среды, которые светом наполняются и свет нам передают, — они не непрерывны, они зернисты, они представляют собою некоторую тончайшую пыль и сами содержат другую пыль, пыль по тонкости своей недоступную никакому микроскопу, но тем не менее состоящую из отдельных зернышек, из отдельных кусочков вещества. Те роскошные цвета, которыми украшается небосвод, есть ничто иное, как способ соотношения неделимого света и раздробленности вещества: мы можем сказать, что цветность солнечного света есть тот привкус, то видоизменение, которое привносит в солнечный свет пыль земли, самая тонкая пыль земли и, может быть, еще более тонкая пыль неба. Фиолетовый и голубой цвета это есть тьма пустоты, — тьма, но смягченная о т блеском как бы накинутого на нее вуаля тончайшей атмосферной пыли; когда мы говорим, что видим фиолетовый цвет или лазурь небосвода, то это мы видим тьму, абсолютную тьму пустоты, которой не осветит и которую не просветит никакой свет, но видим ее не самое по себе, а сквозь тончайшую, освещенную солнцем пыль. Красный и розовый цвета — это та же самая пыль, но видимая не против света, а со стороны света, не смягчающая своею освещенностью тьму между планетных пространств, не разбавляющая ее светом, но, напротив, от света отнимающая часть света, застящая глазу свет, стоящая между светом и глазом и, своею непросвещенностью, прибавляющая к свету — тьму. Наконец, зеленый цвет, по направлению перпендикулярному, зеленоватость зенита, есть уравновешенность света и тьмы, есть боковая освещенность частиц пыли, освещенность как бы одного полушария каждой пылинки, так что каждая из них столь же может быть названа темною на светлом фоне, как и светлою на темном фоне. Зеленый цвет над головою — это ни свет и ни тьма.
Итак, есть только энергия освещающего света и пассивность освещаемого, а потому — и не поглощающего свет, т. е. свет далее себя не пропускающего, вещества; и, наконец, есть то, о чем только грамматически можно сказать, что оно есть, ибо оно есть ничто, пустое пространство, т. е. свет, в котором интенсивность мыслится равною нулю, — чистая возможность воссиять свету, которого, однако, нет. Эти два начала и третье — ничто — определяют собою все многообразие цветов неба. От этих чувственных образов мысль сама собою устремляется к символическому их смыслу. Но тут, раз навсегда и с предельною настойчивостью, надо высказать, что метафизический смысл символики, этой, как и всякой другой подлинной символики, не надстраивается над чувственными образами, а в них содержится, собою их определяя, и сами-то они разумны не как просто физические, а как именно образы метафизические, эти последние в себе неся и ими просветляясь. В данном же случае непрерывность в переходе от чувственного к сверхчувственному так постепенна, что говоря эти слова: свет, тьма, цвет, вещество — сам не знаешь, в какой мере, вот сейчас, имеешь дело с физическим, и в какой — с метафизическим: ведь все эти слова суть те первичные слова, из которых как из общих корней, развиваются и подымаются, все время оставаясь параллельными, все время в живом соотношении между собою, как физика, так и метафизика, или, правильнее, как метафизика, так и физика. Действительно, описанные соотношения между началами мира физического имеют полное себе соответствие в соотношении начал бытия метафизического; оба аналогичных соотношения, в точности, как форма и отливка по ней, или как два оттиска одной печати, повторяют друг друга. Отсюда устанавливается и символическое значение в мире сверхчувственном того, что является результатом соотношения начал бытия чувственного, т. е. символика цветов.
"Бог есть свет". Бог есть свет, и это — не в смысле нравоучительном, а как суждение восприятия, — духовного, но конкретного, непосредственного восприятия славы Божией: созерцая ее, мы зрим единый, непрерывный, неделимый свет. Свет не имеет дальнейшего определения, кроме того, что он есть свет беспримесный, чистый свет, в коем "несть тьмы ни единыя". Определение света есть только то, что свет есть свет, не содержащий никакой тьмы, ибо в нем — все просветлено, и всякая тьма от века побеждена, преодолена и просвещена. В отношении к цветам мы называем свет — белым: но "белый" не есть положительное определение, оно указывает только на беспримесность, на "ни тот, ни другой, ни третий цвет", а только: сам он, чистый, беспримесный свет. "Белый свет" есть только обозначение света, как такового, чисто аналитическое подчеркивание его цельности. Он, — свет ли, Бог ли, — полнота, в нем нет никакой односторонности, ибо всякая односторонность происходит от препятствий; нет в нем никакого ущерба, никакого ограничения. Лишь ограничение, ослабление, ущемление, препятствие, разбавление чистой энергии света чуждою ей пассивностью, могло бы заставить свет быть не просто светом, не просто самим в себе, но односторонним, склоненным в ту или другую сторону, в сторону такой или иной цветности. Этою пассивною средою, в ее тончайшем и нежнейшем явлении, бывает тварь, и, притом, не грубая земная тварь, грубо же нарушающая духовность света, но высшая и тончайшая тварь; тварь, так сказать, в ее перво-истоке, служит средою, придающею свету цветность. Эта метафизическая пыль именуется Софией. Она не есть самый свет Божества, не есть самое Божество, но она и не то, что мы обычно называем тварью, не грубая инертность вещества, не грубая его светонепроницаемость. София стоит как раз на идеальной границе между божественною энергиею и тварною пассивностью; она — столь же Бог, как и не Бог, и столь же тварь, как и не тварь. О ней нельзя сказать ни "да" ни "нет", — не в смысле антиномического усиления того или другого, а в смысле предельной переходности ее между тем и другим миром. Свет есть деятельность Божия, София же — первое огустение этой деятельности, первое и тончайшее произведение ее, еще, однако, дышащее ею, к ней настолько близкое, что между ними, если не брать их соотносительно между собою, нельзя провести и самой тонкой границы. И мы бы не могли различить их, если бы не соотношение: света, — деятельности Божества — и Софии, — перво-твари или перво-материи. — Лишь из соотношения двух начал устанавливается, что София — не есть свет, а пассивное дополнение к нему, а свет не есть София, но ее освещает. Это соотношение определяет цветность. Созерцаемая как произведение божественного творчества, как первый сгусток бытия, относительно самостоятельный от Бога, как выступающая вперед навстречу свету тьма ничтожества, то есть созерцаемая от Бога по направлению в ничто, София зрится голубою или фиолетовою. Напротив, созерцаемая, как результат божественного творчества, как неотделимое от божественного света, как передовая волна божественной энергии, как идущая преодолевать тьму сила Божия, т. е. созерцаемая от мира по направлению к Богу, София зрится розовою или красною. Розовою или красною она зрится как образ Божий для твари, как явление Бога на земле, как та "розовая тень", которой молился Вл. Соловьев. Напротив, голубою или фиолетовою она зрится как мировая душа, как духовная суть мира, как голубое покрывало, завесившее природу. В видении Вяч. Иванова, как первооснова нашего существа в мистическом погружении взора внутрь себя: душа наша — как голубой алмаз. Наконец, есть и третье метафизическое направление — ни к свету, и ни от света, София вне ее определения или самоопределения к Богу. Это тот духовный аспект бытия, можно сказать, райский аспект, при котором нет еще познания добра и зла. Нет еще прямого устремления ни к Богу, ни от Бога, потому что, нет еще самых направлений, ни того, ни другого, а есть лишь движение около Бога, свободное играние перед лицом Божиим, как зелено-золотистые змейки у Гофмана, как Левиафан, "его же создал Господь ругатися (т. е. игратися) ему", как играющее на солнце — море. И это тоже София, но под особым углом постигаемая. Эта София, этот аспект Софии зрится золотисто-зеленым и прозрачно-изумрудным. Это — тот аспект, который мелькал, но не находил себе выражения, в первоначальных замыслах Лермонтова. Три основные аспекта перво-твари определяют три основные цвета символики цветов, остальные же цвета устанавливаются в своем значении, как цвета промежуточные. Но каково бы ни было многообразие цветов, все они говорят об отношении, хотя и различном, но одной и той же Софии к одному и тому же небесному Свету. Солнце, тончайшая пыль и тьма пустоты в мире чувственном, и — Бог, София и Тьма кромешная, тьма метафизического небытия, в мире духовном, — вот те начала, которыми обусловливается многообразие цветов, как здесь, так и там, при полном всегда соответствии тех и других друг другу.
1919. X. 7, 11
Сергиев Посад
Свернуть

У цвета много характеристик. Цвета могут быть теплыми и холодными, темными и светлыми, прозрачными и укрывистыми, плоскими и фактурными, матовыми и глянцевыми, трепетными и скучными. И все это всегда находит эмоционально-чувственное отражение в душе человека. Мы просто чаще всего не заглядываем в цветовую характеристику своей эмоциональности. А ведь основной канал нашего восприятия – это визуальная, т.е. в основном цветовая информация. Значит и эмоционально-чувственное реагирование на мир вполне вероятнее имеет тоже цветовую окраску.
Холодные цвета удаляют предметы. Теплые делают предметы более выпуклыми, объемными. Добавив в зеленый синий, можно чуть отодвинуться. А если в зеленый чуть-чуть влить желтый, то он станет доверчивей, теплее и ближе. Фиолетовый влитый в красный уменьшает его страсть, приглушает жар, но не отодвигает далеко, оставляет поблизости. А если разбавлять краски водой до нежнейшей прозрачной пастельности, то все цвета и основные, и второстепенные, и дополнительные легко вступают друг с другом в контакт, создавая невероятное разнообразие иных цветов и оттенков. И такие цвета практически всегда охотно соседствуют друг с другом.

Вот как определил цвет Платон: “Цвет — это пламя, струящееся от каждого отдельного тела и состоящее из частиц, соразмерных способности нашего зрения ощущать”.
А вот как Набоков описывает свои цветовые ощущения от букв в “Других берегах”.
“Черно-бурую группу составляют: густое, без галльского глянца, А; довольно ровное (по сравнению с рваным R) Р; крепкое каучуковое Г; Ж, отличающееся от французского J, как горький шоколад от молочного; темно-коричневое, отполированное Я. В белесой группе буквы Л, Н, О, X, Э представляют, в этом порядке, довольно бледную диету из вермишели, смоленской каши, миндального молока, сухой булки и шведского хлеба. Группу мутных промежуточных оттенков образуют клистирное Ч, пушисто-сизое Ш и такое же, но с прожелтью, Щ.
Переходя к спектру, находим: красную группу с вишнево-кирпичным Б (гуще, чем В), розово-фланелевым М и розовато-телесным (чуть желтее, чем V) В; желтую группу с оранжеватым Ё, охряным Е, палевым Д, светло-палевым И, золотистым У и латуневым Ю; зеленую группу с гуашевым П, пыльно-ольховым Ф и пастельным Т (всё это суше, чем их латинские однозвучия); и наконец синюю, переходящую в фиолетовое, группу с жестяным Ц, влажно-голубым С, черничным К
и блестяще-сиреневым 3. Такова моя азбучная радуга (ВЁЕПСКЗ)”.

http://lib.ru/NABOKOW/drgberega.txt

Нелюбви к конкретным цветам у меня нет, но есть приятие или неприятие их в зависимости от эмоционального состояния. Однако когда-то давно еще в первых тренингах радиотеатра СН Док предлагал упражнение, когда эмоциональное восприятие человека можно поменять, изменив его мелодию, если человек аудиал, или цветовое соотношение, если визуал. С тех пор я часто этим пользуюсь, смягчая раздражение, неприятие, злость, скуку от внешней обстановки, интерьеров, людей. До конца эмоцию убрать не удается, но смягчить можно всегда.

_________________
Всем! Всем! Всем! Здравствуйте!


Вернуться к началу
 Профиль  
Ответить с цитатой  
 Заголовок сообщения: Re: Занятие 33. Цветотерапия
Непрочитанное сообщениеДобавлено: 20 май 2013, 17:57 
Не в сети
народный корреспондент
народный корреспондент
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 26 фев 2010, 20:07
Сообщения: 3385
Откуда: Ульяновск
Есть два цвета: черный и белый, которые, в общем-то, и не цвета вовсе. Эти цвета как бы условные. Их называют ахроматическими – бесцветными. В их компании и все оттенки серого. Цвет без цвета.
Белый – цвет, отразивший Свет. Цвет до цвета. Цвет, готовый стать любым. Доначальная цветовая потенциальность.
Черный – цвет, поглотивший Свет. Цвет после цвета. Цвет, бывший всеми цветами и завершивший их.
Этих цветов нет в цветовой гамме света. Но без них нет нашего видимого мира. Они соответствуют молчанию или тишине в звуковой гамме. Их противопоставляют. В одном молчание скорби, в другом тишина надежды. В одном молчание конца, в другом тишина начала. Они противоположности, между которыми веер радуги. Нет одного из них и радуга не развернется.

Скрябин видел музыку. Чюрленис слышал живопись. Его картины, очень многие, носят музыкальное название.

Чюрленис. Соната солнцу. Аллегро.

Изображение

Чюрленис. Соната морю.

Изображение

Кандинский в своей статье “О духовном в искусстве” соединяет цвет не только со звуком, но и с движением чувств и эмоций.

В.В. Кандинский О ДУХОВНОМ В ИСКУССТВЕ
В.В. Кандинский

О ДУХОВНОМ В ИСКУССТВЕ

(Извлечения)
В искусстве теория никогда не предшествует практике, а наоборот. Так как искусство влияет на чувство, то оно может и действовать только посредством чувства. Вернейшие пропорции, тончайшие измерения и гири никогда не дадут верного результата путем головного вычисления и дедуктивного взвешивания. Такие пропорции не могут быть вычислены, таких весов не найти.
Что вызвано внутренней необходимостью, тем самым уже прекрасно, и раньше и позже неизбежно будет признано таковым.
Но как тело укрепляется и развивается путем упражнений, так и дух.
По этой причине для художника не только безвредно, но совершенно необходимо знать исходную точку этих упражнений.
Этой исходной точкой является взвешивание внутреннего значения материала на объективных весах, т. е. исследование — в настоящем случае цвета, который в общем и целом должен во всяком случае действовать на каждого человека.
Ограничимся изложением свойств простых красок.
Сначала следует сконцентрироваться на изолированной краске; надо дать отдельной краске подействовать на себя. При этом следует учитывать возможно простую схему. Весь вопрос следует свести к наиболее простой форме.
В глаза тотчас бросается наличие двух больших разделов:
1. Теплые и холодные тона красок.
2. Светлые или темные их тона.
Таким образом, тотчас возникают четыре главных звучания каждой краски; или она: I) теплая и при этом 1) светлая или 2) темная, или же она: II) холодная и 1) светлая или 2) темная.
Теплота или холод краски есть вообще склонность к желтому или к синему... Это есть движение в горизонтальном направлении, причем при теплой краске движение на этой горизонтальной плоскости направлено к зрителю, стремится к нему, а при холодной краске — удаляется от него.
Вторым большим контрастом является различие между белым и черным — красками, которые образуют другую пару четырех главных звучаний...
Если нарисовать два круга одинаковой величины и закрасить один желтым, а другой синим цветом, то уже при непродолжительном сосредоточении на этих кругах можно заметить, что желтый круг излучает, приобретает движение от центра и почти видимо приближается к человеку, тогда как синий круг приобретает концентрическое движение (подобно улитке, заползающей в свою раковину) и удаляется от человека. Первый круг как бы пронзает глаза, в то время как во второй круг глаз как бы погружается.
Это действие усиливается, если добавить контраст светлого и темного: действие желтого цвета возрастает при посветлении (проще сказать — при примешивании белой краски); действие синего увеличивается при утемнении краски (подмешивании черной)... Кроме этого физического сходства имеется и моральное, которое по внутренней ценности сильно разделяет эти две пары (желтое и белое, с одной стороны, и синее и черное, с другой стороны) и делает очень родственными между собою два члена каждой пары...
Если попытаться желтый цвет сделать более холодным, то этот типично теплый цвет приобретает зеленоватый оттенок, и оба движения — горизонтальное и эксцентрическое — сразу же замедляются. Желтый цвет при этом получит несколько болезненный и сверхчувственный характер, как человек, полный устремленности и энергии, которому внешние обстоятельства препятствуют их проявить. Синий цвет, как движение совершенно противоположного порядка, тормозит действие желтого, а при дальнейшем прибавлении синего цвета к желтому оба эти противоположные движения, в конце концов, взаимно уничтожаются и возникает полная неподвижность и покой. Возникает зеленый цвет.
То же происходит и с белым цветом, если замутить его черным. Он утрачивает свое постоянство, и, в конце концов, возникает серый цвет, в отношении моральной ценности очень близко стоящий к зеленому.
В зеленом скрыты желтый и синий цвета, подобно парализованным силам, которые могут вновь стать активными. В зеленом имеется возможность жизни, которой совершенно нет в сером. Ее нет потому, что серый цвет состоит из красок, не имеющих чисто активной (движущей) силы. Они состоят, с одной стороны, из неподвижного сопротивления, а с другой стороны, из неспособной к сопротивлению неподвижности (подобно бесконечно крепкой, идущей в бесконечность стене и бесконечной бездонной дыре).
...Первое движение желтого цвета — устремление к человеку; оно может быть поднято до степени назойливости (при усилении интенсивности желтого цвета), а также и второе движение — перепрыгивание через границы, рассеивание силы в окружающее — подобны свойствам каждой физической силы, которая бессознательно для себя бросается на предмет и бесцельно растекается во все стороны. С другой стороны, желтый цвет, если его рассматривать непосредственно (в какой-нибудь геометрической форме), беспокоит человека, колет, будоражит его и обнаруживает характер заключающегося в цвете насилия, которое, в конце концов, действует нахально и назойливо на душу.
Интересно, что лимон желтого цвета (острая кислота) и канарейка желтая (пронзительное пение). Здесь проявляется особенная интенсивность тона.
Это свойство желтого цвета, его большая склонность к более светлым тонам, может быть доведено до невыносимой для глаза и души силы и высоты. Звучание при этом повышении похоже на все громче становящийся звук высокой трубы или доведенный до верхних нот тон фанфары.
Соответствие цветовых и музыкальных тонов, разумеется, только относительное... При указанных здесь параллелизмах следует представлять себе главным образом среднезвучащий чистый тон краски, а в музыке средний тон, без видоизменения последнего вибрированием, глушителем и т. д.
Желтый цвет — типично земной цвет. Желтый цвет не может быть доведен до большой глубины. При охлаждении синим он получает, как было указано выше, болезненный оттенок. При сравнении с душевным состоянием человека его можно рассматривать, как красочное изображение сумасшествия, не меланхолии или ипохондрии, а припадка бешенства, слепого безумия, буйного помешательства... Это похоже и на безумное расточение последних сил лета в яркой осенней листве, от которой взят успокаивающий синий цвет, поднимающийся к небу. Возникают краски бешеной силы, в которых совершенно отсутствует дар углубленности.
Последний мы находим... когда мы даем синему цвету действовать на душу (в любой геометрической форме). Склонность синего к углублению настолько велика, что она делается интенсивной именно в более темных тонах и внутренне проявляется характернее. Чем темнее синий цвет, тем более он зовет человека в бесконечное, возбуждает в нем тоску по непорочному и, в конце концов, — сверхчувственному. Это цвет неба, как мы представляем его себе при звучании слова "небо ".
Синий — типично небесный цвет. При сильном его углублении развивается элемент покоя.
...Синий цвет есть цвет торжественный, сверхземной углубленности.
Погружаясь в черное, он (синий цвет) приобретает призвук нечеловеческой печали. Переходя в светлое, к которому синий цвет тоже имеет меньше склонности, он приобретает более безразличный характер и, как высокое голубое небо, делается для человека далеким и безразличным. Чем светлее он становится, тем он более беззвучен, пока не перейдет к состоянию безмолвного покоя — не станет белым. Голубой цвет, представленный музыкально, похож: на флейту, синий — на виолончель и, делаясь все темнее, на чудесные звуки контрабаса; в глубокой, торжественной форме звучание синего можно сравнить с низкими нотами органа.
Идеальное равновесие при смешивании этих двух (синей и -желтой) во всем диаметрально различных красок дает зеленый цвет. Горизонтальные движения взаимно уничтожаются. Так же взаимно уничтожаются движения от центра и к центру. Возникает состояние покоя. Таков логический вывод, к которому легко можно прийти теоретическим путем. Непосредственное воздействие на глаз, наконец, через глаз на душу дает тот же результат. Этот факт давно знаком не только врачам (особенно глазным), но знаком и вообще. Абсолютный зеленый цвет является наиболее спокойным цветом из всех могущих вообще существовать; он никуда не движется и не имеет призвуков радости, печали или страсти; он ничего не требует, он никуда не зовет. Это постоянное отсутствие движения является свойством, особенно благотворно действующим на души усталых людей, но после некоторого периода отдыха легко может стать скучным. Картины, написанные в гармонии зеленых тонов, подтверждают это утверждение.
...Пассивность есть наиболее характерное свойство абсолютного зеленого цвета, причем это свойство как бы нарушено в некотором роде ожирением и самодовольством. Поэтому в царстве красок абсолютно зеленый цвет играет роль, подобную роли буржуазии в человеческом мире — это неподвижный, самодовольный, ограниченный во всех направлениях элемент. Зеленый цвет похож на толстую, очень здоровую, неподвижно лежащую корову, которая способна только жевать жвачку и смотреть на мир глупыми, тупыми глазами.
(Подобным же образом действует и идеальное хваленое равновесие. Как хорошо об этом сказал Христос: "Ты ни холоден, ни горяч... ".)
Зеленый цвет есть основная летняя краска, когда природа преодолела весну — время бури и натиска — и погрузилась в самодовольный покой.
Я мог бы лучше всего сравнить абсолютно зеленый цвет со спокойными, протяжными, средними тонами скрипки.
...Белый цвет действует на нашу психику как великое безмолвие, которое для нас абсолютно. Внутренне оно звучит, как не-звучание, что довольно точно соответствует некоторым паузам в музыке, паузам, которые лишь временно прерывают развитие музыкальной фразы или содержания и не являются окончательным заключением развития. Это безмолвие не мертво, оно полно возможностей. Белый цвет звучит, как молчание, которое может быть внезапно понято. Белое — это Ничто, которое юно, или, еще точнее — это Ничто, доначальное, до рождения сущего. Так, быть может, звучала земля в былые времена ледникового периода.
Черный цвет внутренне звучит, как Ничто без возможностей, как мертвое Ничто после угасания солнца, как вечное безмолвие без будущности и надежды. Представленное музыкально, черное является полной заключительной паузой, после которой идет продолжение подобно началу нового мира, так как благодаря этой паузе завершенное закончено на все времена — круг замкнулся. Черный цвет есть нечто угасшее, вроде выгоревшего костра, нечто неподвижное, как труп, ко всему происходящему безучастный и ничего не приемлющий. Это как бы безмолвие тела после смерти, после прекращения жизни. С внешней стороны черный цвет является наиболее беззвучной краской, на фоне которой всякая другая краска, даже меньше всего звучащая, звучит поэтому и сильнее и точнее. Не так обстоит с белым цветом, на фоне которого почти все краски утрачивают чистоту звучания, а некоторые совершенно растекаются, оставляя после себя слабое, обессиленное звучание.
Киноварь, например, звучит на белом фоне тускло и грязно, на черном она приобретает яркую, чистую, ошеломляющую силу. Светло-желтый цвет на белом слабеет, расплываясь, на черном действует так сильно, что он просто освобождается от фона, парит в воздухе и кидается в глаза.
Не напрасно чистая радость и незапятнанная чистота облекаются в белые одежды, а величайшая и глубочайшая скорбь — в черные, черный цвет является символом смерти. Равновесие этих двух красок, возникающее путем механического смешивания, образует серый цвет. Естественно, что возникшая таким образом краска не может дать никакого внешнего звучания и никакого движения. Серый цвет беззвучен и неподвижен, но эта неподвижность имеет иной характер, чем покой зеленого цвета, расположенного между двумя активными цветами и являющегося их производным. Серый цвет есть поэтому безнадежная неподвижность. Чем темнее серый цвет, тем больше перевес удушающей безнадежности. При усветлении в краску входит нечто вроде воздуха, возможность дыхания, и это создает известный элемент скрытой надежды. Подобный серый цвет получается путем оптического смешения зеленого с красным, он возникает в результате духовного смешения самодовольной пассивности с сильным и деятельным внутренним пылом. Серое есть неподвижность и покой.
Красный цвет, как мы его себе представляем, — безграничный характерно теплый цвет, внутренне он действует, как очень живая, подвижная, беспокойная краска, которая, однако, не имеет легкомысленного характера разбрасывающегося на все стороны желтого цвета и, несмотря на всю энергию и интенсивность, производит определенное впечатление почти целеустремленной необъятной мощи. В этом кипении и горении — главным образом внутри себя и очень мало вовне — наличествует так называемая мужская зрелость.
Но этот идеальный красный цвет может подвергаться в реальной действительности большим изменениям, отклонениям и различиям. В материальной форме красный цвет очень богат и разнообразен. Представьте себе только все тона от светлейших до самых темных: красный сатурн, киноварно-красный, английская красная, краплак! Этот цвет в достаточной мере обладает возможностью сохранять свой основной тон и в то же время производить впечатление характерно теплой или холодной краски.
Конечно, каждая краска может быть теплой или холодной, но ни одна другая не даст такого сильного контраста, как красная. В ней — полнота внутренних возможностей.
Светлый теплый красный цвет (сатурн) имеет известное сходство со средне-желтым цветом (у него и в пигментации довольно много желтого) и вызывает ощущение силы, энергии, устремленности, решительности, радости, триумфа (шумного) и т. д. Музыкально он напоминает звучание фанфар с призвуком тубы — это упорный, навязчивый, сильный тон. Красный цвет в среднем состоянии, как киноварь, приобретает постоянство острого чувства, он подобен равномерно пылающей страсти; это уверенная в себе сила, которую нелегко заглушить, но которую можно погасить синим, как раскаленное железо остужается водою. Этот красный цвет вообще не переносит ничего холодного и теряет при охлаждении в звучании и содержании. Или, лучше сказать, это насильственное, трагическое охлаждение вызывает тон... как "грязь". Не следует забывать, что все средства чисты, если возникают из внутренней необходимости. В этом случае внешне грязное — внутренне чисто... По сравнению с желтым цветом сатурн и киноварь по характеру сходны, но только устремленного к человеку значительно меньше. Этот красный цвет гораздо больше внутри себя: он почти совершенно лишен несколько безумного характера желтого цвета. Поэтому этот цвет пользуется, может быть, большей любовью, чем желтый. Им охотно и часто пользуются в примитивном народном орнаменте, а также и в национальных костюмах; в последнем случае он особенно красиво выглядит на вольном воздухе, как дополнительный к зеленому. Характер этого красного главным образом материальный и очень активный (если его взять отдельно) и так же, как желтый, не склонен к углублению. Этот красный цвет приобретает более глубокое звучание только при проникновении в более высокую среду. Утемнение черным — опасно, так как мертвая чернота гасит горение и сводит его на минимум. Но в этом случае возникает тупой, жесткий, мало склонный к движению коричневый цвет, в котором красный цвет звучит как еле слышное кипение. Тем не менее из этого внешне тихого звучания возникает внутреннее мощное звучание. При правильном применении коричневой краски рождается неописуемая внутренняя красота: сдержка. Красная киноварь звучит, как туба; тут можно провести параллель и с сильными ударами барабана.
Как всякая холодная краска, так и холодная красная (как, например, краплак) несет в себе очень большую возможность углубления, особенно при помощи лазури. Значительно меняется и характер цвета, растет впечатление глубокого накала, но активный элемент постепенно совершенно исчезает. Но с другой стороны, этот активный элемент не вполне отсутствует, как, например, в глубоком зеленом цвете; он оставляет после себя предчувствие, ожидание нового энергичного воспламенения, напоминая что-то ушедшее в самое себя, но остающееся настороже. В этом также и большое различие между ним и утемнением синего, ибо в красном, даже и в этом состоянии, все еще чувствуется некоторый элемент телесности. Этот цвет напоминает средние и низкие звуки виолончели, несущие элемент страстности. Когда холодный красный цвет светел, он приобретает еще больше телесности, но телесности чистой и звучит, как чистая юношеская радость, как свежий, юный, совершенно чистый образ девушки. Этот образ можно легко передать музыкально чистым, ясным пением звуков скрипки. Чистые, радостные, часто следующие друг за другом звуки колокольчиков, а также и конских бубенцов называются по-русски "малиновым звуком ". Цвет малинового варенья близок к описанному выше холодному красному цвету. Этот цвет, становящийся интенсивным лишь путем примеси белой краски, — излюбленный цвет платьев молодых девушек.
Теплый красный цвет, усиленный родственным желтым, дает оранжевый. Путем этой примеси внутреннее движение красного цвета начинает становиться движением излучения, излияния в окружающее. Но красный цвет, играющий большую роль в оранжевом, сохраняет для этой краски оттенок серьезности. Он похож на человека, убежденного в своих силах, и вызывает поэтому ощущение исключительного здоровья. Этот цвет звучит, как средней величины церковный колокол, призывающий к молитве "Angelus", или же как сильный голос альта, как альтовая скрипка, поющая ларго.
Как оранжевый цвет возникает путем приближения красного цвета к человеку, так фиолетовый, имеющий в себе склонность удаляться от человека, возникает в результате вытеснения красного синим. Но это красное, лежащее в основе, должно быть холодным, так как тепло красного не допускает смешения с холодным синего (никаким способом), — это верно и в области духовного.
Итак, фиолетовый цвет является охлажденным красным как в физическом, так и в психическом смысле. Он имеет поэтому характер чего-то болезненного, погасшего (угольные шлаки!), имеет в себе что-то печальное. Не напрасно этот цвет считается подходящим для платьев старух. Китайцы применяют этот цвет непосредственно для траурных одеяний. Его звучание сходно со звуками английского рожка, свирели и в своей глубине — низкими тонами деревянных духовых инструментов (например, фагота).
В среде художников на вопрос о самочувствии отвечают иногда шутя: "совершенно фиолетовое", что означает ничего отрадного.
Оба последних цвета, возникающие путем суммирования красного с желтым, являются цветами малоустойчивого равновесия. При смешении красок наблюдается их склонность утрачивать равновесие. Получаешь впечатление канатоходца, который должен быть настороже и все время балансировать на обе стороны. Где начинается оранжевый цвет и кончается желтый или красный? Где границы, строго отделяющие фиолетовый цвет от красного или синего?
Фиолетовый цвет имеет также склонность переходить в лиловый. Но где кончается один и начинается другой?
Оба только что охарактеризованных цвета (оранжевый и фиолетовый) составляют четвертый и последний контраст в царстве красок, простых, примитивных цветных тонов, причем в физическом смысле они находятся по отношению друг к другу в том же положении, как цвета третьего контраста (красный и зеленый), т. е. являются дополнительными цветами.
Как большой круг, как змея, кусающая свой хвост, — символ бесконечности и вечности — стоят перед нами эти шесть цветов, составляющие три больших пары контрастов. Направо и налево от них находятся две великих возможности безмолвия: безмолвие смерти и безмолвие рождения.
Ясно, что все приведенные обозначения этих простых красок являются лишь весьма временными и элементарными. Такими же являются и чувства, которые мы упоминаем в связи с красками, — радость, печаль и т. д. Эти чувства также являются лишь материальными состояниями души. Гораздо более тонкую природу имеют тона красок, а также и музыки; они вызывают гораздо более тонкие вибрации, не поддающиеся словесным обозначениям.
Всегда останется еще нечто, что невозможно полностью исчерпать словом и что не является излишней прибавкой к тону, а именно наиболее в нем существенное. Поэтому слова являются и будут являться лишь намеками, довольно внешними признаками красок. В этой невозможности заменить словом или другими средствами то, что составляет суть цвета, таится возможность монументального искусства.
Элементами, образующими духовную атмосферу, являются не только поступки, которые каждый может наблюдать, и мысли и чувства, могущие иметь внешнее выражение, но также и совершенно скрытые действия, о которых "никто ничего не знает ", невысказанные мысли, не получившие внешнего выражения чувства (т. е. происходящие внутри человека). Самоубийства, убийства, насилия, недостойные низкие мысли, ненависть, враждебность, эгоизм, зависть, "патриотизм", пристрастность — все это духовные образы, создающие атмосферу духовной сущности.
Бывают периоды самоубийств, враждебных воинственных чувств и т. п. Войны, революции (последние в меньшей степени, чем войны) являются продуктами такой атмосферы, которую они еще больше отражают. Какою мерою мерите, такою и вам отмерится.
И наоборот, самопожертвование, помощь, высокие чистые мысли, любовь, альтруизм, радование счастью другого, гуманность, справедливость — такие же сущности, убивающие, как солнце убивает микробы, прежде помянутые сущности и восстанавливающие чистоту атмосферы.
Истории известны и такие времена. ...Но во время войн и революций действуют факторы, относящиеся к этому виду; они также очищают зачумленность воздуха. Трудно поддающееся определению действие отдельной, изолированной краски является основой, на которой производится гармонизация различных ценностей. Целые картины (в прикладном искусстве — целые обстановки) выдерживаются в одном общем тоне, который избирается на основе художественного чувства. Проникновение цветного тона, соединение двух соседних красок путем примешивания одной к другой является базой, на которой нередко строится гармония цветов. Из только что сказанного о действии красок, из того факта, что мы живем во время, полное вопросов, предчувствий, толкований и, вследствие этого, полное противоречии... можно легко вывести заключение, что гармонизация на основе отдельной краски меньше всего подходящая именно для нашего времени. ...Борьба тонов, утраченное равновесие, рушащиеся "принципы", внезапный барабанный бой, великие вопросы, видимо бесцельные стремления, видимо беспорядочные натиск и тоска, разбитые оковы и цепи, соединяющие воедино противоположности и противоречия, такова наша гармония.
На том же принципе антилогики рядом ставятся в настоящее время краски долгое время считавшиеся дисгармоничными. Так обстоит дело, например, с соседством красного и синего, этих никак не связанных между собою физически красок как следствие их большого духовного контраста их выбирают сегодня, как одну из сильнейшим образом действующих, лучше всего подходящих гармоний. Наша гармония основана главным образом на принципе контраста, этого во все времена величайшего принципа в искусстве. Но наш контраст есть контраст внутренний, который стоит обособленно и исключает всякую помощь других гармонизирующих принципов Сегодня они излишни и только мешают!
Свернуть

“Ясно, что все приведенные обозначения этих простых красок являются лишь весьма временными и элементарными. Такими же являются и чувства, которые мы упоминаем в связи с красками, — радость, печаль и т. д. Эти чувства также являются лишь материальными состояниями души. Гораздо более тонкую природу имеют тона красок, а также и музыки; они вызывают гораздо более тонкие вибрации, не поддающиеся словесным обозначениям.
Всегда останется еще нечто, что невозможно полностью исчерпать словом и что не является излишней прибавкой к тону, а именно наиболее в нем существенное. Поэтому слова являются и будут являться лишь намеками, довольно внешними признаками красок. В этой невозможности заменить словом или другими средствами то, что составляет суть цвета, таится возможность монументального искусства”.


Суть цвета, как суть внутреннего чувства. Вглядываясь в них, можно много неизвестного открыть в себе. Тончайшие оттенки и сочетания цветов многие остаются неназваными. Для них еще не придумали слов-названий. Я думаю, что в наших душах гораздо больше неназваных оттенков чувств и эмоций. Но они всегда находят и узнают друг друга, когда встречаются в искусстве или в природе.

_________________
Всем! Всем! Всем! Здравствуйте!


Вернуться к началу
 Профиль  
Ответить с цитатой  
 Заголовок сообщения: Re: Занятие 33. Цветотерапия
Непрочитанное сообщениеДобавлено: 20 май 2013, 19:40 
Не в сети
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 07 сен 2010, 16:22
Сообщения: 10689
Откуда: Москва
...........................................................................................
Цветотерапия - http://lechipechen.narod.ru/cvetoterapija.html
...........................................................................................

Цветотерапия - это метод лечения цветом, который стал сегодня очень популярным.
Ещё в древности считалось, что воздействие цветом не только способно восстановить душевное равновесие, но и является серьёзным лечебным фактором при многочисленных физических недугах.
Цветотерапия родилась в древности. Цветом лечили в Египте, Китае, Индии, Персии.
В египетских храмах археологи обнаружили помещения, конструкция которых заставляла преломлять солнечные лучи в тот или иной цвет спектра. Египетские врачи, словно бы купали больного в оздоравливающих потоках целительных лучей.

Современные учёные считают, что цветотерапия является одним из самых перспективных и надёжных методов лечения и оздоровления. Эра химиопрепаратов отойдёт в прошлое.
Ряд учёных утверждает, что современная химиотерапия - это дорога в никуда.

Наш мозг, полагают учёные, воспринимает цвет точно так же, как желудок еду.
И так же, как нам иногда хочется какой-нибудь конкретной пищи,
так и наше тело временами нуждается в конкретном цвете.

При этом понятно, что "пилюли цвета" для человека совершенно безопасны, тогда как приём обычных таблеток - синтетических лекарств - может сопровождаться многими побочными и нежелательными явлениями.

Итак, какие цвета и как на нас воздействуют.



КРАСНЫЙ повышает внутреннюю энергию, либидо (половое влечение) и сексуальность, способствует активизации кроветворения, нормализации кровообращения и обмена веществ.
С древних времён первобытные люди связывали красный цвет с жизненной силой.
Он символизирует энергию и мощь созидания.

В психологическом плане красный цвет может способствовать росту или вызывать разрушение.

Красный цвет обладает сильным очищающим действием; он избавит вас от тоски и прогонит отрицательные эмоции, оздоровит психику и тело.
Мышцы тоже реагируют на красный цвет.
Он помогает расслабиться застывшим членам и суставам, особенно ногам, полезен при параличах.

Красный цвет согревает, его следует использовать тем, кто подвержен простудам и нуждается в тепле.
Способствует прекращению воспалительного процесса.
Однако злоупотребление красным может вызвать раздражение и осложнения заболевания.

Если вы чувствуете вялость или нежелание браться за трудные, но необходимые дела, поработайте над зрительным представлением красного цвета, и это придаст вам силу.

Красный цвет действует оптимистически.
Он обладает энергией и напором, подталкивая к совершению великих дел.
Красный – цвет сильных людей, он олицетворяет настойчивость и волю, бодрость и веселье.
Однако если у вас повышенное давление, он может усугубить ваше состояние, вызвать гнев и раздражение.

Если вы возбуждены или, напротив, быстро устаёте, постоянно хотите спать, попробуйте украсить комнату, в которой работаете, чем-нибудь красным. Купите красные розы, повесьте перед глазами картинку в красных тонах или просто положите на стол ярко-красную папку. Это сразу улучшит настроение, приведёт в порядок нервы, повысит работоспособность и жизненный тонус.



ОРАНЖЕВЫЙ помогает победить усталость, хандру, депрессию, неуверенность, тревогу и страх.
Оранжевый цвет полезен при любых нарушениях в деятельности желудочно-кишечного тракта, исцеляет почки и мочевой пузырь, стимулирует работу надпочечников. При возникновении угрозы надпочечники вырабатывают адреналин, который мгновенно поступает в кровь и заставляет быстро действовать, чтобы избежать опасности.

Оранжевый – цвет урожая, плодов земли, выросших под лучами солнца. Он возбуждает аппетит.

Это цвет действия, энтузиазма и свободы, который поможет вам построить жизнь заново, когда, казалось бы, всё разбито вдребезги: вы переживаете горе, развод, тяжёлую утрату, шок.

Людям, страдающим лёгочными, сердечными и эндокринными заболеваниями, нужно непременно обзавестись оранжевыми занавесками. Организм отреагирует на этот цвет прекрасным самочувствием. А если вы повесите их в спальне, то забудете о сексуальных расстройствах.

Этот цвет хорош в период менопаузы, так как уравновешивает гормональное состояние.
Он оказывает помощь при бесплодии и способствует очищению от слизи любой системы организма.

Оранжевым цветом лечат психические срывы и депрессивные состояния.
Он помогает освободиться от навязчивых страхов и укрепляет морально.

Оранжевый цвет побуждает идти вперёд. Работая с этим цветом, человек инстинктивно нащупывает правильный путь вне зависимости от своего интеллекта.
Владея энергией оранжевого цвета, вы станете хозяйкой своей судьбы.



ЖЁЛТЫЙ повышает концентрацию внимания, улучшает настроение и память.
Его влияние очень благотворно при нарушениях работы печени.
Жёлтый цвет воздействует на солнечное сплетение, которое связано с печенью, желчным пузырём, селезёнкой и желудком.
Таким образом, область жёлтого цвета распространяется на весь пищеварительный тракт.
Он полезен для кожи и нервной системы, улучшает зрение.

Жёлтый цвет является замечательным «санитаром».
Он настраивает и очищает от токсинов весь организм, помогает избавиться от запоров, контролирует вес, так как способствует движению телесных жидкостей, например, стимулирует выделение желудочного сока, необходимого для пищеварения, управляет потоотделением, избавляет от отёчности.

Замечено, что жёлтый цвет укрепляет центральную нервную систему, способствует желанию выговориться, что облегчает душу и избавляет от навязчивых мыслей.

Жёлтый цвет придаёт живость уму, помогает быстро усваивать информацию, способствует ясности и точности мысли, будит любознательность. С помощью энергии жёлтого цвета можно преодолеть все трудности и использовать все возможности. Это цвет энергичных людей.

Вибрации жёлтого цвета полезны при недостатке уверенности в себе или застенчивости.
Жёлтый цвет дарит веселье и радость. Он может избавить от депрессии и мрачного взгляда на жизнь.
Это цвет смеха.

Жёлтый цвет очень дипломатичен, полон самообладания, стиля и утончённости.
Это цвет сосредоточенности, поэтому пользуйтесь им, когда необходимо внести определённость в свою жизнь.



ЗЕЛЁНЫЙ способствует ритмичной работе сердца, отдыху глаз, оказывает умеренное противовоспалительное и противоаллергическое действие, полезен при сниженной функции почек, головокружении, нервозности.
Он самый гармоничный и уравновешенный из всех цветов Вселенной.
Это эмоциональный индикатор – если равновесие зелёного цвета нарушено, возникают боли в сердце, которые могут быть следствием зависти и ревности. Зелёный цвет располагает к цельности и любви. Это цвет эмоциональных взаимоотношений.
Поскольку зелёный цвет помогает избавиться от негативных чувств, обратитесь к нему в штормовые периоды жизни, он успокоит и охладит эмоции.
Зелёный цвет направляет. Поэтому его используют тогда, когда нужно принять решение.

Зелёный цвет – ворота к свободе, отдых на полпути, цвет дружеских связей, он избавляет от негативных эмоций и стресса, ослабляет возбуждение и восстанавливает стабильность.

Зелёный это цвет принятия решений. Если вы колеблетесь и испытываете нерешительность, закройте глаза и зрительно представьте себе зелёный цвет.
Он очень продуктивен, особенно в бизнесе. Характерная особенность зелёного цвета – практичность. Он располагает к щедрости, приносит в мир утешение.

Зелёный цвет состоит из жёлтого и голубого. Жёлтый – это последний цвет горячей стороны спектра, а голубой – первая часть холодной его стороны. Жёлтый вносит ясность, а голубой – мудрость.
Вместе они помогают осознать события вашей жизни. Это очень важно, потому что большая часть заболеваний развивается вследствие негативных образов прошлого, от которых необходимо освободиться.

Зелёный цвет любит гармонию и равновесие: он ни горячий, ни холодный, ни активный, ни пассивный.
Это цвет великих перемен. Зелёный цвет помогает при клаустрофобии (боязни замкнутого пространства), расширяя пространство.

Зелёный цвет прекрасно лечит заболевания сердца, снимает головную боль, улучшает работу печени, стабилизирует кровяное давление и успокаивает нервы. Является замечательным тонизирующим средством. Он гармонирует со всем, поэтому является целительным цветом широкого спектра действия.
Деревья и трава – что может быть лучшей цветотерапией для человека?



ГОЛУБОЙ успокаивает, повышает иммунитет, снимает воспаление и ощущение жжения, например при солнечных ожогах, благоприятно влияет на работу щитовидной железы.
Это цвет настоящего времени – эры Водолея, искателя правды, идущего впереди в поисках истины.

Голубой цвет представляет высший порядок ума.
Его сила в спокойствии и прямоте; обычно дипломаты обладают аурой голубого цвета. Иногда тяга к голубому означает жажду перемен.

Голубой цвет помогает при стрессах и волнениях, он способен снизить кровяное давление. С его помощью снимают воспаления, останавливают кровотечения, уменьшают боли при ишиасе и язвах желудка; он помогает при недержании мочи.

Голубой цвет не принесёт пользы, если вы хотите сбросить лишний вес.
Замечено, что он привлекает слишком полных людей, потому что успокаивает и поощряет их оставаться такими, какие есть. Тяга к голубому характерна для слабых, бесхарактерных людей.

Голубой цвет приносит мир и удовлетворённость. От него веет спокойствием, уравновешенностью. Он располагает к размышлениям, напоминает о необходимости отдохнуть и расслабиться.

Сколько людей страдают бессонницей и не знают, что читать на ночь нужно под голубым абажуром, тогда сон не заставит себя долго ждать. Можно повесить в спальне и сине-голубой узорчатый ковёр, результат будет тот же.



СИНИЙ вызывает ощущение комфорта и покоя, снимает напряжение, снижает артериальное давление, успокаивает дыхание.
Специалистами по цветотерапии особенно рекомендуется синий цвет женщинам при нарушениях менструального цикла и во время климакса.
Синий цвет облегчает течение заболеваний эндокринной системы.
Кроме того, он влияет на костную систему, особенно на позвоночник.
Мозг, глаза и носовые пазухи также лечат синим цветом.

Это наиболее сильный болеутоляющий цвет спектра.
Он способен снизить последствия загрязнения воздуха, воды и пищи, а также негативные вибрации, которые внедряются в подсознание. Поскольку в поле его влияния входят уши, глаза и нос, синий цвет хорошо помогает при острых воспалениях носовых пазух и катаральных явлениях.

Синий цвет используется при бронхите, астме, для лечения люмбаго, мигрени, экземы, ушибов и воспалений, в малых дозах – при гиперфункции щитовидной железы и болезнях почек.

Синий цвет может выявить пристрастия любого рода – к наркотикам, алкоголю, сигаретам.
Подобные вредные привычки обычно указывают на то, что у человека что-то не в порядке.
Этот цвет исцеляет от болезненных воспоминаний, помогает справиться с эмоциональными потрясениями, способствует вдохновению; замечательный очиститель.
Синий – цвет осуществления желаний и интуиции. С его помощью вы сможете понять, от чего в жизни вам надо избавиться.



ФИОЛЕТОВЫЙ усиливает интуицию, нормализует состояние лимфатической системы, помогает при мигренях.
В физическом плане фиолетовый цвет воздействует на шишковидную железу, расположенную в промежуточном мозге.
Все умственные приказы идут отсюда.
Фиолетовым надо пользоваться осторожно – это тяжёлый цвет.
Его излишек может вызвать депрессию. Он не рекомендуется для лечения маленьких детей.

Фиолетовый цвет очень полезен при любых внутренних воспалениях.
Он хорош также при ишиасе. Уменьшает высыпания на коже, ослабляет сердцебиение, помогает при любых нарушениях, связанных с головой (например, при сотрясении мозга).
Поддерживает иммунную систему и может успокоить расшатанные нервы.
Полезен при усталости и боли в глазах, успокаивает эмоционально неустойчивых людей.

Фиолетовый цвет очень мощен. Он несёт в себе мир, сочетая силу и мягкость.
Это высшая энергия гуманизма, доброты и любви.
Впитывайте фиолетовый цвет, чтобы выявить и освободить скрытые возможности.
Если вам одиноко или вы ощущаете оторванность от жизни, представьте себе фиолетовый цвет – он защитит вас.

Поскольку фиолетовый цвет соединяет в себе красный и голубой, он способствует союзу тела и духа.
Обостряет зрение и чувства, но подавляет аппетит.

...........................................................................................
Цветотерапия - http://lechipechen.narod.ru/cvetoterapija.html
...........................................................................................

Изображение


Вернуться к началу
 Профиль  
Ответить с цитатой  
 Заголовок сообщения: Re: Занятие 33. Цветотерапия
Непрочитанное сообщениеДобавлено: 20 май 2013, 21:09 
Не в сети
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 07 сен 2010, 16:22
Сообщения: 10689
Откуда: Москва
Домашняя цветотерапия
Домашняя цветотерапия ............................ Изображение

Чем вы обычно руководствуетесь, выбирая одежду или мебель того или иного цвета?
Думаете, только своим вкусом или требованиями моды?

Оказывается, цветовые предпочтения вам диктует... собственный организм!

Пристрастие к тому или иному цвету, как считают психологи, может многое рассказать о характере человека.
Например, считается, что флегматики чаще всего предпочитают белые оттенки, меланхолики - чёрные, сангвиники - красные, а холерики - жёлтые. Однако учёные утверждают: цвет влияет не только на психику, но и на физиологию человека.

Наше тело состоит из вибрирующих частиц, которым присущи различные электромагнитные колебания.
Цвет - световая вибрация, имеющая конкретную длину волны.
Для каждого органа можно выделить цвет, под воздействием которого он лучше всего функционирует. Не случайно ещё в древности китайские целители ассоциировали внутренности человека с различными оттенками. Согласно их представлениям,
печень у нас - светло-зелёная,
сердце, как и положено, красное,
лёгкие - белые,
а селезёнка и поджелудочная железа - жёлтые.

При нарушении энергетического баланса, что, как уверяют восточные медики, является одной из причин любого недуга, органы меняют цветовую вибрацию приобретают не свойственные им ранее оттенки.
Порой это видно даже невооруженным глазом.
Так, при склонности к образованию тромбов кровь темнеет,
а при малокровии, наоборот, приобретает светло-розовый оттенок.
В зависимости от заболевания меняется и цвет желчи: от оливкового до тёмно-коричневого или зелёного.

В Древнем Китае считалось:
стоит вернуть больному органу исходный цвет - и здоровье быстро восстановится.

...................................................................
http://moikompas.ru/compas/cvetoterapia
....................................................................

Изображение ........................... Изображение

http://www.astromeridian.ru/exclusive/2.html
............................................................

.................................................. Изображение

.


Вернуться к началу
 Профиль  
Ответить с цитатой  
 Заголовок сообщения: Re: Занятие 33. Цветотерапия
Непрочитанное сообщениеДобавлено: 21 май 2013, 19:09 
Не в сети
Администратор
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 26 фев 2010, 13:43
Сообщения: 2994
Откуда: Москва
Спасибо всем большое! Такие шикарные дополнения! Как было бы здорово, если бы к занятиям по радио почаще появлялись такие замечательные иллюстрации!
Жаль, что радио не умеет хотя бы иногда передавать картинки :cry_ing: .


Вернуться к началу
 Профиль  
Ответить с цитатой  
 Заголовок сообщения: Re: Занятие 33. Цветотерапия
Непрочитанное сообщениеДобавлено: 23 май 2013, 12:26 
Не в сети
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 23 мар 2011, 09:56
Сообщения: 1735
Откуда: Курган
Еще с прошлой передачи я выбрала себе фиолетовый цвет и полусфера в потолке непринужденно трансформировалась в атласный бок спелого баклажана, правда, несколько покривилась, о сливе и фиалке подумалось позднее. Кушетка, принимающая форму тела- мечта любого "опорника"! Делая упражнения, я восстанавливаю забытое ощущение расслабленного, распущенного тела, а потом переношу эти воспоминания в повседневность. Свеча в головах и чаша в ногах навеяли немножко мрачные ассоциации,и я приготовилась к серьезной процедуре.. Кушетка показалась "прокрустовым ложем" наоборот и сине- фиолетовые волны растягивали тело, оно делалось длиннее и мягче. А когда я открыла глаза- комната оказалась залитой мягким золотисто-желтым светом! Это было прекрасно, но длилось всего миг. Дальше я стала обращать внимания на другие реально присутствующие цвета и мир вокруг сделался привычным. Музыка была несколько легковесной для выбранного фиолетового, но и в ней были ноты нужного оттенка.
Селена, спасибо за репродукции Чюрлениса! Это здорово!

_________________
То, что сейчас происходит во мне,
Тоже является частью Вселенной!


Вернуться к началу
 Профиль  
Ответить с цитатой  
 Заголовок сообщения: Re: Занятие 33. Цветотерапия
Непрочитанное сообщениеДобавлено: 24 май 2013, 10:49 
Не в сети
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 01 мар 2010, 11:50
Сообщения: 1071
Откуда: Великий Новгород
А вчерашнее занятие меня несколько "смутило": не так давно мне попался текст Грэма Джойса "Зубная Фея". И после этого глотать капсулу с таким злобно-вздорным чудищем (пусть и несчастным)??? !!! http://www.loveread.ec/read_book.php?id=11885&p=1 Тут можно ознакомиться с книгой (http://www.reeed.ru/lib/authors/grem_dzhois/ другие книги автора, в частности, "Курение мака" или "Реквием")

_________________
с утра не с той ноги встала… не на ту метлу села… еще и полетела не в ту сторону…


Вернуться к началу
 Профиль  
Ответить с цитатой  
Показать сообщения за:  Поле сортировки  
Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 8 ] 

Часовой пояс: UTC + 3 часа


Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 1


Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете добавлять вложения

Найти:
Перейти:  
POWERED_BY
Русская поддержка phpBB
[ Time : 0.055s | 16 Queries | GZIP : On ]