Серебряные нити

психологический и психоаналитический форум
Прямой эфир в 21:00
Текущее время: 18 окт 2018, 18:26

Часовой пояс: UTC + 3 часа


Правила форума


Уважаемые форумчане! Просим для каждого занятия заводить отдельную тему...



Начать новую тему Эта тема закрыта, вы не можете редактировать и оставлять сообщения в ней.  [ Сообщений: 27 ]  Пред.  1, 2
Автор Сообщение
 Заголовок сообщения: Занятие 15.
Непрочитанное сообщениеДобавлено: 29 ноя 2017, 11:33 
Не в сети
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 04 авг 2017, 12:14
Сообщения: 49
Откуда: Сыктывкар
Занятие 15.

Доброй ночи, доброй ночи всем, кто нас слышит желает программа «Серебряные нити» и ее очередное и долгое путешествие в глубины самого себя. Мы с вами в этом цикле программ радиотеатра фантазий используем тантрическое понятие чакры как образ человеческой личности разных уровней ее существования. Мы используем с вами чакры как символы воображения, символы, которыми личность ограничивает сама себя и накладывает границы на свой собственный внутренний рост. В глубинах души каждого из нас мерцает свой магический кристалл. Этот кристалл имеет свое число граней, свою форму и свою красоту. Этот кристалл наше представление о своем собственном Я. И это представление мы с вами сопоставляем с образами чакр, как с очень древними символами человеческого воображения.
Путешествуя по древу чакр, мы с вами поднимаемся все выше и выше и наконец достигаем уровня гортани — пятой чакры. Эта чакра называется вишудха, что переводится с санскрита как «очищенная» или «символ очищения и чистоты». «Когда кундалини достигает этого плана, — говорил Рама Кришна, — верующий жаждет слушать только Бога и беседовать только с ним». На этом уровне становится слышен голос вечности, звучащий в нашей душе, так верили древние. Сама его картинка, сам символ этого лотоса имеет 16 лепестков дымчато-лилового цвета, на каждом из которых начертана одна из 16-ти гласных санскрита, а именно: ам, ам(с придыханием), амх, аам, им, иим, ум, уум, рим, риим, лрим, лриим, эм, аим, ом, аум. В центре этого лотоса расположен молочно-белый треугольник со вписанным в него белым диском полной луны, в который в свою очередь помещен слог «ха», указывающий на стихию пространства, на вечную беспустоту и вечную жизнь того, что в Европе называли эфиром. Этот слог покоится на спине молочно-белого слона и, если вы помните, с этого же слона и начиналось путешествие. Новое явление взлетевшего вверх по древу чакр слона говорит о том, что человек сам, самостоятельным усилием способен достичь этого уровня. Управителем этого центра по восточной традиции является Шива в своем двуполом проявлении. Ардхана-ришвара зовут его в этом лотосе. Бог-полуженщина — это пятиликое существо с десятью разведенными в стороны руками, облаченное в тигриную шкуру. Одна рука поднимает вверх два пальца, указательный и безымянный, принимая так называемый рассеивающий страх положение. А в остальных божество зажимает боевое оружие. Рядом с ним стоит богиня Шакти. В своих четырех руках она тоже удерживает лук, стрелу, аркан и стрекало. Такое количество оружия в руках у богов говорит о том, что достижение этого уровня человеческим духом сталкивается со множеством опасностей. Шарик может лопнуть и разлететься.
Уровень существования души, к которому мы приближаемся, говорит нам символ прекрасен, гармоничен и смертельно опасен одновременно. В нем перестают иметь значение наши страсти, мужское и женское начало сливаются в своем гармоничном единстве. Если существуют бесконечно гармоничные боги, которые охраняют этот символ, то это означает, что мы с вами приближаемся ко входу к каким-то загадочным вратам. В одном из древнейших тантрических текстов сказано: «эта область, этот уровень является вратами великого освобождения». Миф об этих вратах, о пороге является одним из самых древних, может быть, самых важных мифов нашей души.
Существует огромное количество преданий о мире как о пороге, на котором возвышается устрашающий страж ворот и вы, наверно, помните из Одиссеи, где поют своими предательскими голосами сирены и сходятся сталкивающиеся скалы и откуда вечно отходит ладья, следующая в земли без возврата. В скандинавских мифах эта страна называется страной, скрытой под волнами. Образ глубины моря как страны, хранящей в себе страну вечности точно так же, как в нашей программе, свойственен бесконечному числу мифов у разных народов и стран. Существование души на уровне пятой чакры —это ворота, открытые в страну под волнами или открытые в страну вечной юности.
Впрочем, как сказано в Упанишадах, «остер как лезвие бритвы, неодолим и недоступен этот путь». Считается, что человек, который достиг чистилища пятой чакры — это человек, который стремится избавить свое сознание от бурных проявлений второстепенных вещей и умеет непосредственно воспринимать голос и свет вечности, которые являются бытием и становление Вселенной. Считается, что человек, который способен подняться на этот уровень существования души, на тот уровень существования, в котором становится слышен глас духа, получает в свое распоряжение огромное количество способов и методов, для того, чтобы подниматься выше и выше, для того, чтобы войти в страну под волнами.

Музыка

Но вот в чем заключается мучительная наша беда. Все это относится к человеку, для которого существование Бога или существование вечности является абсолютно несомненным фактом от рождения, является фактом культуры, то есть является некой структурой сознания, которая не подвержена никаким сомнениям, аксиомой. Однако, мы живем с вами в совсем другом мире. В этом мире понятие Бога не просто поставлено под сомнение, оно для большинства из нас просто не существует. Понятие Бога — это то, с чем боролась наша культура и благополучно победила еще в самом начале 20-го века, когда Ницше объявил о смерти богов. И тогда волна, которая в нашей метафоре бежит по телу океана, как бы перестает чувствовать, что океан существует. Ну, скажете вы, наверное, не все люди достигают этого самого уровня, уровня пятой чакры. А я с удивлением отвечу — этих врат, или этого порога достигает большинство из нас. Мы достигаем этих врат с возрастом, так называемый синдром Мартина Идена является тому подтверждением.
Белый слон служил основанием белой чакры, белый слон в любом случае поднимется наверх к пятой, и человек абсолютно разумный и абсолютно рациональный, человек, достигший в жизни всего, чего он хотел, Мартин Иден, влекомый неведомой тоской кончит жизнь самоубийством. Из-за чего это произойдет? Когда мы получаем все то, что хотели, когда мы зарабатываем все то, что казалось нам мечтой, мы снова оказываемся в пустоте. Пустота это все, что осталось нам от понятия Бога. Но только эта пустота в наших душах беременна символическим белым слоном. В этой пустоте живет зародыш чего-то, что все равно не дает нам покоя и мучает нас тревогой и беспокойством. Это и есть состояние человека, душа которого его воздушный шарик поднялся до уровня пятой чакры, но человека, вся культура, воспитание, образование которого категорически заставляют его отрицать существование безбрежного океана внутри своей души. Мне кажется, что это состояние иногда долго, иногда мгновениями знакомо практически каждому из нас. Это чувство недосказанности, тревога за то, что мы что-то не сделали, боли, что мы чего-то не услышали, не исполнили какой-то тайный смысл, который переполняет нашу душу, состояние, которое так часто охватывает нас во второй половине жизни.

Музыка

«Когда сердце плачет по утраченному, дух радуется найденному» — есть такое древнее суфийское изречение. «Пустота бывает разной. Представь себе, — писал когда-то Чжуан-Цзы, — «что лодка пересекает реку и другая лодка, пустая, вот-вот столкнется с ней. Даже раздражительный человек не станет сердиться на пустую лодку. Но представь себе, что во второй лодке кто-то есть. Тогда тот, кто в первой лодке будет кричать и требовать освободить себе путь. А если тот не услышал в первый раз и даже тогда, когда ему прокричали трижды, неизбежно последует ругань, а может быть, и драка. В первом случае гнева не было, а во втором был. В первом случае лодка была пуста, а во втором занята. Так же и с человеком. Если бы он жил по жизни пустым, кто бы смог оскорбить его».
Мы с вами теперь, пусть метафорически, но знаем, что эта пустота на самом деле— пустота волны, которая наполнена морем. Это кажущаяся пустота, пустота вечности, пустота, к которой зовет Чжуан-Цзы, бесконечное число других философов в самых разных традициях и системах. На самом деле, способность доверять тому самому чувству пустоты и бессмысленности, той самой тоске и той самой тревоге — это вечность, вечность, которая пытается пробиться к нам и которую мы ну никак, ну ни за что не хотим услышать. Да и давайте, ну чего там скрывать, просто напросто не умеем это делать.
Что может сделать волна, чтобы забыть об океане? Ну конечно, ей нужно совершить некое внутреннее усилие, в первую очередь сформировать концепцию, некую концепцию самой себя и одновременно своей собственной независимости. Я не знаю, как это происходит с реальными волнами, и бывают ли среди них такие, которые чувствуют себя абсолютно независимыми от океана, но вот человек, для того, чтобы сформировать эту концепцию, использует слова. То, что слова одновременно и незаменимы, а во многих случаях губительны, наверно, знали все представители вечной мудрости. Так Спаситель говорил о себе, что он принес в мир не просто слово, он принес в мир, как помните меч. Святой Павел проводил различие между письменами, что убивают и духом, который дает жизнь. И во все последующие столетия все учителя христианской духовности неустанно снова и снова возвращались к этой теме, абсолютно непреходящей, потому что говорящее животное по-прежнему остается беспомощной жертвой своих слов и все так же наивно забавляется своим собственным достижением как и тогда, когда все тот же человек говорящий строил Вавилонскую башню.
За последние 50 лет мы с вами стали свидетелями и того, что вся философия повернулась в сторону анализа слов семантики и как никто другой мы сталкиваемся с целым океаном националистической, расистской, террористической и милитаристской пропаганды. Как никто другой, мы знаем, с какой лихостью человек, доверяющий словам и только словам может прийти к самой первобытной дикости и зверству. Наверное, никогда прежде столько замечательных писателей не обращалось к человечеству, предостерегая его от опасности, которая кроется в словесных несоответствиях и никогда еще поток слов не был более безответственным и никогда еще люди так не ждали слов и слова, наверно, никогда в предшествующей истории не воспринимались нами настолько серьезно. Вместе с тем, мы с вами забываем бесконечное количество великих учителей, которые предупреждали об этом. «Всякое безымянное божественно, как и всякое божественное безымянно. Всякое именование чуждо ему, как безымянная душа, ибо она здесь то же, что и Бог» — писал Майстер Экхарт. «То, что воображение способно вообразить, а мысль постигнуть и постичь в этой жизни не является и не может быть непосредственным способ единения с Богом», — писал Святой Хуан де ла Крус. «Убогие и пустые бесконечные рассуждения могут развернуть, обратите внимание, складки одеяний истины. Но они не могут приоткрыть ни ее прекрасного лица, ни ее тела», — писал Плотин.
А вот, вспомним, например, легендарный фрагмент из повести Артура Конан Дойла «Этюд в багровых тонах». Здесь Шерлок Холмс впервые объясняет Ватсону свою удивительную способность из внешности человека или предмета черпать огромное количество информации. «Наблюдательность, — говорит Шерлок Холмс, — моя вторая натура. Вы кажется удивились, когда при первой встрече я сказал, что вы приехали из Афганистана? — Вам разумеется об этом кто-то сказал? — Ничего подобного, я сразу догадался, что вы приехали из Афганистана. Благодаря давней привычке цепь умозаключений возникает у меня так быстро, что я пришел к выводу даже не замечая промежуточных посылок. Однако они были, эти посылки. Ход моих мыслей таков: «Этот человек по типу — врач, но выправка у него военная. Значит, военный врач. Он только что приехал из тропиков — лицо у него смуглое, но это не природный оттенок кожи, так как запястья у него гораздо белее. Лицо изможденное, — очевидно, немало натерпелся и перенес болезнь. Был ранен в левую руку — держит ее неподвижно и немножко неестественно. Где же под тропиками военный врач мог натерпеться лишений и получить рану?»
Однако же, вот что интересно, блестящая логика Холмса может быть объяснена, и мы с вами это внутренне чувствуем, когда читаем слова. Внутренняя логика Холмса может описывать, например, доктора Ватсона, который ездил отдыхать на индийский океан, там пошел купаться, упал и повредил себе руку, что приведет к совершенно иной системе посылок. Мы с вами исходим из некой, внушенной нам автором концепции абсолютной непогрешимости логики Шеролока Холмса. Из-за счет этого все его логические шаги становятся неопровержимыми.
Логику слова можно сравнить с чем-то совершенно иным. Ну например, вот некая женщина Мария в начале 20-го века идет по улице. «Она чуть-чуть оправляет свои юбки. Зачем она это делает. Она это делает для того, чтобы понравиться конкретному мужчине. Вот, выражение лица становится у нее какое-то принужденное. Она украдкой поправляет прическу. У нее вид кокотки», — делает вывод наблюдатель. Вот в выражениях ее лица появляются равнодушные отблески, значит она идет домой и будет проявлять холодность по отношению к супругу. Вот выражение ее лица при взгляде на нее из окна меняется и вместо равнодушных отблесков появляется легкий румянец. «Значит, она вспоминает о своем любовнике», — думает Стриндберг». Я читаю вам выдержку из книги основателя психопаталогии Карла Ясперса «Стриндберг и Ван Гог» и описываю бред ревности Стриндберга по его исповеди глупца. Отправившись в какую-то поездку вместе со Стриндбергом, его жена погружена в себя. Она ничем не интересуется, ничего не слушает, а значит, она тоскует о любовнике. Когда Стриндберг спрашивает ее по поводу сомнительного массажа, который ей делал врач, ее лицо бледнеет, на губах застывает бесстыжая улыбка. Это значит, она изменяла мужу с врачом. Осенью она говорит о каком-то незнакомце «красивый мужчина». Тот, по-видимому, прознав об этом, знакомится с ней и ведет с ней оживленные беседы. За карточной игрой она обменялась с лейтенантом нежными взглядами. Если Стриндберг куда-то уходит, то она ожидает его дома со страхом, который слишком понятен. Она боится, как бы он не навел справки о своих многочисленных любовниках. «Что бы женщина не сделала, — пишет по этому поводу Ясперс, — это все равно вызовет подозрение. Она вообще едва ли может вести себя так, чтобы что-то в ее поведении не вызывало мыслей о ревности».
Вот клинический пример из куда как более современной монографии. Стоит жене сходить в магазин, как он обвиняет ее в том, что она имела за столь короткое время сношение с несколькими мужчинами, а дома замечает признаки посещения жены мужчинами. Спички и сигареты лежат не так, как он положил. Он следит за ней прячась возле проходной предприятия, где она работает, проверяет ее белье, осматривает тело, когда жена моется он обвиняет ее в том, что она замывает следы, не выпускает ее ни на шаг из квартиры, ревнует буквально ко всем мужчинам и так далее до бесконечности.
Но самое удивительное, или цель, ради которой я читаю эту цитату заключается в том, что логика нашего с вами создания концепций собственно ничем не отличается от логики больного паранойяльным бредом. Существует тупик концептуального мышления нашей системы взглядов на мир, которую мы испытываем в зрелом возрасте. Существует некоторая эмоциональная волна. Ну, например, это эмоциональная волна нашей бесконечной любви и уважения к образу Шерлока Холмса. Он абсолютен и непогрешим. И поэтому любой бред его логических рассуждений, который описывает Конан Дойл, кажется нам непререкаемой истиной или единственной возможностью умозаключения.
Точно так же некая эмоциональная волна, давайте не будем сейчас ее характеризовать, волна, которая поднимается из четвертой чакры, мы говорили о бреде ревности, значит мы имели ввиду некую волну любви, преображается, не всегда конечно, очень часто и очень многим из нас это внутренне знакомо, в бред. Если самое главное в моей жизни это она, если она и составляет смысл моей жизни, то это та самая мысль, которая не будучи спроецирована на что-то большее, вызывает формирование некоей жесткой концепции. Я должен чувствовать, что кроме нее, моей любимой в мире есть еще что-то, бездна, которая таится в моей любви. Эта бездна, это вовсе не она, та женщина, которую я люблю. Эта бездна открывается в глубине моего чувства любви, в тот самый момент, когда шарик поднимается вверх. Но если я не способен чувствовать само существование этой бездны, я буду вынужден создать замкнутую концепцию мира.
Например, смысл моей жизни заключается в ней — в Маше, Кате, Вале или как бы ее не звали. Если она не является моей собственностью, то моя жизнь бессмысленна и я умираю. Это может показаться поразительным, но это признак того, что шарик нашей души силится подняться к пятой чакре. Мы хотим получить что-то вечное, мы находим это только в любви к человеку. Ни один человек не способен этого вынести. Но как часто эти замкнутые концепции мира, ну, может быть, не такие примитивные, как при бреде ревности, и являются признаком того, что наша душа стремится вверх, но не умеет это сделать, что она барахтается в словах, а слова слишком многозначны, чтобы что-то выразить окончательно и ясно. Приходится не входить во врата этой чакры, а хронически защищаться от входа в них, создавая все новые и новые защитные оболочки. На уровне пятой чакры это оболочки из слов, ну а чем еще мы можем пользоваться, если называем себя интеллигентами. Впрочем, давайте поговорим об этом слове в следующей передаче.
Спасибо всем, кто был вместе с нами, спокойной ночи.  

Музыка.


Последний раз редактировалось Valeri 30 ноя 2017, 14:14, всего редактировалось 1 раз.

Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Занятие 16.
Непрочитанное сообщениеДобавлено: 29 ноя 2017, 11:36 
Не в сети
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 04 авг 2017, 12:14
Сообщения: 49
Откуда: Сыктывкар
Занятие 16.

Доброй ночи. Доброй ночи всем, кто слушает наш радиотеатр фантазий. Правда, в последних программах мы все больше рассуждаем, но наверно, есть на свете вещи, которые нам нужно учиться понимать, чувствовать или как-то по своему выражать. Говорили мы, говорили и договорились, как вы знаете, до паранойяльного бреда. Но ведь действительно, паранойяльный бред — это тупик логических рассуждений. Для того, чтобы войти во врата пятой чакры, может быть, стоит как-то получше почувствовать эти самые наши тупики.
Людвиг Витгенштейн написал философский трактат, который представляет из себя философскую песнь паранойяльному бреду. В этом трактате имеется одна главная мысль, она же посылка — «все, что может быть сказано, должно быть сказано, а о чем невозможно говорить, о том следует молчать». И вокруг этой мысли, которая, конечно, и сама по себе является спорной, и надо отдать должное Витгенштейну, она была впоследствии опровергнута им самим, вот вокруг этой мысли закручивается дальнейшая фабула трактата «Учение о взаимном соответствии предметов, положений, вещей, фактов с одной стороны и имен, названий предметов с другой стороны». Не буду вас погружать в логический трактат Витгенштейна, поскольку на самом деле словесный тупик заключается в том, что, в сущности, любой объект может быть назван любым именем. Можно сказать, что на этом, например, строится вся поэзия. Вот скажем, помните Ахматову? Она говорит, в сущности, что стихи — это все что угодно: это выжимки бессонницы, это свеч кривых нагар, это сотен белых звонниц первый утренний удар, это теплый подоконник под черниговской луной, это пчелы, это донник, это пыль и мрак и зной. Именно этой особенностью языка, его перенасыщенностью всевозможными значениями и пользуется больной, страдающий паранойяльным бредом. Любой признак поведения собственной жены может быть подведен им под его собственную логическую концепцию, почти точно так же, как это делает философ Витгенштейн.
Игра в слова стала главной игрой нашей культуры, и главной проблемой стала проблема упаковки в голове всевозможной информации. Мозг человеческий, это научный факт, может вмещать в себя все тайны мира, но, может быть, это проблема не для ума. А главная задача нашей культуры заключается в том, чтобы упаковать мозг ребенка различной информацией так, чтобы ни один компьютер не сравнился. Главное, что мы ценим в человеке — это память. Человек ценится по количеству информации, которая вколочена в его несчастную голову. Он ценится не по своей уникальности, не по индивидуальности. Он ценится просто по своей памяти. Ведь экзамены, в сущности, —это просто оценка памяти. А то, что мы сейчас с вами выйдем с экзаменационной сессии, встряхнем головой и знания вытекут у нас из ушей, иногда даже слышен шум того, как они вытекают, это не имеет никакого значения, это все ерунда. Лицемерие нашей обучающей системы заключается в том, что нам ставится оценка за то, сколько времени мы просидели, сколько имен заучили. Это очень импонирует преподавателю, то что его предмет выучен.
Но, наверно, каждый из нас это понимает, этой переполненностью информацией перекрываются какие-то врата, какая-то дорога. Мы не знаем, как она правильно называется. Может быть, это дорога к нашей уникальности или нашему развитию, смыслу нашей жизни, целостности, чистоте? Ведь именно так называется пятая чакра. Однако, в самом начале своего пути эта самая единственная ценность память прикрепляет человека булавкой к стене как бабочку в огромной и бесконечной коллекции культуры. Теперь он будет бежать за толпой, чтобы, не дай Бог, не отстать, чтобы, не дай Бог, у него в голове было не меньшее количество информации, чем у окружающих. Он думает о том, что накопление этой самой информации позволит ему блистательно осуществить себя в мире, проявить собственные амбиции.
Путь, в котором ценится только само по себе накопление знаний, в русском языке называется путем интеллигенции, и слово это само по себе уникально, поскольку похожий смысл оно имеет, наверно, только в польском языке. Слово «интеллигенция» является самобытным феноменом русской культуры. В реальности сегодня мы называем интеллигентом человека, накопившего максимум информации по какому либо предмету.
Может быть, именно поэтому для сегодняшних музыкальных пауз я выбрал замечательного польского дирижера и композитора Витольда Лютославского. Мне почему-то кажется, что вся его музыка отражает поиск человеком знания и тупики этого самого знания. Впрочем, так считает и сам Витольд Лютославский.

Музыка

Для того, чтобы рассуждать об интеллигенции, нам надо ответить на один тайный вопрос русской культуры. Этот вопрос заключается в том, почему же русские не любят русских? Я не буду всего этого уточнять и рассказывать о том, как оказываясь за границей своих государств иностранцы — итальянцы, французы, немцы, —ищут общества друг друга, а русские ищут общества иностранцев. Я не буду говорить о том, что мнения иностранных специалистов и по сей день считаются в нашей стране наиболее авторитетными. Я говорю о том странном внутреннем чувстве, казалось бы, не имеющем никакого отношения ни к каким чакрам, которое заключается в том, что вот эта самая чистота или эти самые врата познания в любом случае принадлежат не нам. Они хранятся где-то там, в той метафизической области, которую мы привычно именуем заграницей.
«Да он грустит во дни невзгоды,
Родному голосу внемля,
Что на два разные народы
Распалась русская земля
».
Не очень понятные строки графа Алексея Константиновича Толстого. Если американец, встречаясь со старинным знакомым, смотрел в первую очередь не на него самого, а на его машину, то русский человек 17-18-го веков столь же последовательно, встретив старого друга-приятеля, в первую очередь интересовался его рангом. Не вступавший никогда в службу, государеву службу, официально именовался недорослем, если вы помните эти детали истории. Но князь Горчаков, никогда не служивший до седых волос, был недорослем в представлениях своего общества и в официальных документах. Если вы помните, у придуманных Пушкиным Лариных, которые «хранили в жизни мирные привычки милой старины», а среди всех прочих примет описывается, что «гостям носили блюды по чинам». Мы просто не привыкли обращать на это внимание.
Табель о рангах ввел Петр Первый. И то, что он сделал, оказало колоссальное и неотменяемое влияние не только на русскую жизнь прошлого, но и на нас с вами. Что, собственно говоря, сделал Петр? Петр пытался создать невероятно сильное государство. Он уничтожил все группы людей, которые были от этого самого государства независимы. Он невероятно упростил общество и подчинил его государству. До Петра было множество групп служивых людей, так называемых. Было их до 30-ти групп: дети боярские московские, дети боярские городовые, дворяне служивые, дворяне по отчеству, окольничие, подьячие, городовые, бояре верхние, думные, дьяки, — всех перечислить невозможно. Все эти группы служилых людей при Петре упразднялись и сводились в единое сословие. Называли его вначале шляхетством, пока не установилось окончательное и общее название дворян — дворянство.
Все дворянство обязывалось служить с 15-ти лет до смерти или до полной дряхлости. Место в иерархии служащих, то есть в иерархии дворянства, определяло табель о рангах, введенное 24-го января 1722 года. Не стану подробно рассказывать о табели о рангах, попытаюсь объяснить, что же все таки произошло дальше. Любой человек, который служил государству, автоматически становился дворянином, получая при этом колоссальные жизненные привилегии. Все отношения в среде дворянства были максимально упрощены. Петр уничтожил и смешал разные группы людей, разные виды собственности и свел все возможности дворянства к одной единственной форме — к службе государству и по преимуществу обязательной военной службе. Он уничтожил все так называемые «нетяглые, неслужилые» слои общества, просто не давая развивать никаких отношений, не связанных с государством. То есть, он не стал двигаться в ту же сторону, в которую двигалась вся остальная Европа, развивая многообразие различных групп служилых людей. Ведь именно в многообразии и в разнообразии человеческих занятий и есть залог стремительного развития, в первую очередь, экономического развития государства.
Петр поступил наоборот. Часто его называют реформатором в области культуры. Он, говорят позволил брить бороды, учить языки, читать европейские книги и тем самым начал европеизацию России. С точки зрения целого ряда авторов, не может быть представлений, находящихся дальше от действительности. Петр ничего никому никогда не позволял и не разрешал. На самом деле он только отдавал приказы. А во-вторых, мы ведь не задумываемся, что питье кофе, ношение шляпы треуголки и бритье головы вовсе не делает человека европейцем, а Петр категорически требует перенимать внешнюю форму — внешний вид европейской жизни, а не ее внутреннее содержание. Вы, наверно, помните с детства его указы о брадобритии, курении табака, питье кофе, ношении европейской одежды, о ассамблеях, то есть о строго обязательных сборищах у того и другого дворянина. Все эти указы могли преследовать и преследовали на самом деле только одну цель — как можно быстрее внешне уподобить Россию Европе, а московитов голландцам. А.С. Пушкин был неправ в том, что народ упорствовал и потому сохранил бороду и русский кафтан. Петр никогда не заставлял крестьян брить бороды. Легендарный указ о брадобритии, выпущенный Петром после возвращения из Голландии, предусматривал откуп 100 рублей в год с купцов, 60 рублей с бояр и 30 рублей с прочих горожан. Заплативший выкуп, получал специальный медный знак, который носил под бородой. И если прицепятся должностные лица из-за неправильного вида, бородач задирал бороду и показывал знак. А вот крестьяне платили сумму совершенно несопоставимую со всеми остальными — всего одну копейку при въезде в город и при выезде из него.
Получается, что дело вовсе не в стоическом поведении крестьянства, а в безразличии Петра к его облику. И даже смена одежды и брадобритие на самом деле касались всего только 3-х процентов населения. Но самое страшное, что при этом полностью уничтожалось всякое разнообразие. Крестьян и холопов слили в общем бесправии. Надо помнить, что холопы когда-то были вольнонаемными, они как бы были временными крепостными, могли работать на хозяина сколько он хотел, но по своей собственной доброй воле. Все податные, все тяглые ограничивались в передвижениях по стране. Петр Первый ввел паспорта и нарушение паспортного режима — утеря паспорта, просрочка, выход за пределы разрешенной территории автоматически делали человека преступником. Такого следовало немедленно арестовать и отправить на прежнее место жительства. При Петре все неслужилые государству люди автоматически стали тяглыми, фактически крепостными, ограниченными во множестве прав и возможностей. И главной задачей всех тяглых, всех крестьян, было обеспечение нормального, богатого существования служилых.
Указы Петра вбили вечный и до сих пор никем и никак не устраненный клин между двумя группами населения — между людьми, которые служили государству и назывались служилыми или дворянами (дворянство со времен Петра можно было заслужить) и тяглым, то есть тем самым деревенским людом, к которому Петр по всей видимости изначально относился с колоссальным презрением. И вот для чего я рассказываю обо всем этом. Дело в том, что внутренней и единственной мечтой любого человека, жившего в России со времен после Петра, стало попадание во дворянство, то есть в служилых, то есть в тех людей, для обеспечения существования которых работали тяглые, то есть крестьянство. Только достижение звания служилых, то есть тех, кто служит государству, делало человека значимым в обществе, или, если хотите, делало его русским европейцем, который как бы получал право на европейское житие, питие кофе, принятие ванны и всего остального, что тогда в России считалось внешним признаком европейства.
Мы и сейчас внутренне оцениваем свою значимость по принадлежности к некоторой элите, сути которой мы сами не понимаем. Человеку кажется, «но я заработал столько денег, теперь я значимый, смотрите на меня все. Все должны меня уважать, а жизнь моя должна течь как бы сама собой» Или «я защитил докторскую диссертацию, теперь я попал в элиту, и моя жизнь должна теперь течь как-то сама собой». Человек, никогда не обращали внимание, испытывает даже некоторые тревожные сомнения, что другие не смотрят на него как на значимого. Так и хочется сказать, что другие не смотрят на него как на дворянина, как на петровского служилого, который имеет право на европейские почести. И дворянства уже нет, и дворяне за годы русской и советской истории были уж больно разными. Но вот это ощущение, вот «я достиг ворот», эти ворота могут быть ранговые, то есть чиновничьи, эти ворота могут быть денежные, ну «вот наконец я и миллионер, уважайте меня все», эти ворота могут быть и вратами знаний «ну вот наконец я защитил докторскую диссертацию». Но внутренняя цель у русского человека при этом все равно одна — это цель попасть в служилых, в табель о рангах, поближе к батюшке царю, в то многоликое меняющее в нашей истории очертания, но тем не менее по-прежнему петровское дворянство, потому что в дворянстве этом гораздо больше ценятся внешние признаки — количество денег, количество душ крепостных или мертвых душ (помните Чичикова?), количество навешанных наград. Очень хочется перейти в какую-то категорию, в которой ты дальше можешь ничего не делать. Вы никогда не ловили себя на этом чувстве? Вот я достигну дверей, какого-то порога и за этим порогом смогу ничего не делать — меня посетит благодать. Только в России со времен Петра эта благодать стала исходить не от Бога, а от царя, генерального секретаря или президента. Источник благодати значения не имел, поскольку он стал земным.
«А как же священники?» — спросите вы. По священничеству табель о рангах нанесла два страшных удара. Во-первых, было уничтожено патриаршество. Церковь перестала быть независимой от государства и развиваться свободно. Эта ситуация так никогда и не изменилась. Была определена норма — один священник на 150 дворов прихожан, и ни в коем случае не больше, отнюдь не по духовной потребности человека. Дальше еще страшнее. В 1722 году все лишние священники выключались из своего сословия и уверяю вас, еще повезло тем из них, которые угодили в солдаты. А священники, которые жили на помещичьей земле и были выключены из списков своего сословия как лишние, были приписаны к помещикам в качестве крепостных. У нас существовали не только государственные, у нас существовали еще и крепостные священники, господа. С 1722 года все священники Российской Империи стали или чиновниками государства или крепостными.
Общество распалось на два разных народа, и с каждым годом, каждым десятилетием пропасть между этими народами в нашей стране становилась все больше и больше, все хуже и хуже эти два народа понимали друг друга.

Музыка

Кроме того, все тяглые ограничивались в выборе рода занятий и в возможностях перемещений из одного сословия в другое. До Петра в 17-м веке крестьяне беспрепятственно становились богатейшими купцами и получали образование. Помним очень мало примеров, но вот, к примеру, купец Посошков даже написал очень интересную книгу о Руси и государстве. Написал он ее до Петра, жил при Петре, но он был порождением допетровских времен, потому редчайшим исключением. Эпоха Елизаветы Петровны, Екатерины Второй уже не знает богатых и образованных купцов, которые еще и книги пишут. Это было в принципе невозможно. Такую книгу тогда бы никто не издал. Купцы были из другого народа. Они были неслужилые. И поэтому книжек писать не могли.
Писатель Петр Дмитриевич Боборыкин жил с 1836-го по 1921-й годы. За свою долгую жизнь он написал больше 50-ти романов и повестей. Его хвалили, ценили, награждали, но его литературные заслуги забыты, а в историю Боборыкин вошел как создатель слова «интеллигенция». Это слово он ввел в обиход в 60-е годы 19-го века, когда издавал журнал «Библиотека для чтения». Слово происходит от латинского «Интеллигенция» — понимание, знание, познающая сила. Интеллигент переводится с латыни как «знающий, понимающий, мыслящий». Британская энциклопедия определяет интеллигенцию так: «особый тип русских интеллектуалов, обычно находящихся в оппозиции к своему же собственному правительству».
Похоже, что у нас интеллигенция — это некое понятие о тех, кто так и не смог вступить в служилых, то есть в дворянство родовое и дворянство служилое, обусловленное табелю о рангах Петра Первого, и решил составить некую самостоятельную элиту, которая кичилась в первую очередь своими собственными знаниями. Интеллигенцией, например, часто называли людей просто образованных. Но далеко не все интеллигенты сами хотели к этому слову относиться. Широкую известность получила драка в 1910 году студентов электротехнического института, которые подрались со студентами университета. Не желали, чтобы их называли интеллигентами. «Мы работаем, — гордо заявляли будущие инженеры, — «мы рабочие, а никакая вовсе не интеллигенция». Зато в интеллигенцию постоянно пытались пролезть те, кого туда пускать не хотели, скажем, сельские акушеры, фельдшеры, телеграфисты, машинисты, станционные смотрители. А что, их работе надо научиться, это умственная работа, кто посмеет сказать, что это работа нетворческая и несложная. С другой-то стороны, мы называем интеллигенцией общественный слой людей, профессионально занимающийся умственным сложным творческим трудом, развитием и распространением культуры. Но ни Киплинг, ни Бальзак, ни Голсуорси, ни А. Пушкин, ни Л. Толстой по своей общественной принадлежности, извините, к интеллигенции не имеют никакого отношения, а вроде бы творцы культуры.
Интеллигенцией, в том числе часто называли до революции некий слой борцов с самодержавием. Интеллигенцией себя именовали именно те, кто посвятил себя разрушению старого темного мира, борьбе с угнетением, борьбе за трудовое крестьянство и т.д. То есть, идейно эта группа невероятно разнообразна и текуча. В ней все время возникают новые партии, партийки какие-то, группочки и группки, отпочковываются направления и создаются учения. На самом деле, в главном вся категория людей, которые называют себя интеллигентами очень похожи. В каждом учении, направлении они считают правыми только себя и не только правыми, но попросту единственно порядочными, честными и приличными людьми. Фразы типа «Каждый порядочный человек должен» или «Все уважающие себя люди обязаны»; в конце этих фраз обычно высказываются какие-нибудь невероятные предрассудки — это только внешнее проявление невероятной агрессивности, которую, если вдуматься, всегда проявляла интеллигенция. В конечном итоге, она оказалась лишь еще одним слоем, который упорно воевал с дворянством, за то, чтобы поменяться с ним местами. И во время революции именно интеллигенции это удалось, именно интеллигенция и уничтожала интеллигентов, создавая все новые и новые бредовые или полубредовые словесные концепции.
На самом деле, в результате нам удалось породить лишь все новые и новые формы государственного дворянства, что и показывает, что в сущности своей все высокие стремления интеллигенции к познанию и пониманию сводились лишь к способам почувствовать себя той самой, сформированной Петром элитой. Ну, а у элиты этой была одна невероятно важная задача. Задача эта заключалась в том, чтобы защищаться от других русских, тех самых тяглых или крепостных или от того самого крестьянства. Защищаться любой ценой — «мы не они, они не мы». У нас преимущество в знаниях, в положении, в табели о рангах, и поэтому нас все должны кормить и уважать. Вот, в сущности, предельно простая мысль, которая, как мне кажется, лежала в основе очень многих творений интеллигенции.
Попробуйте как-нибудь на досуге перечитать сборник «Вехи». Там очень много про интеллигенцию и про нас с вами, всего не перескажешь. Спасибо всем интеллигентам, которые смогли меня выслушать.Продолжим этот разговор в нашей следующей беседе в радиотеатре фантазий. Спокойной ночи.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Занятие 17.
Непрочитанное сообщениеДобавлено: 29 ноя 2017, 11:41 
Не в сети
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 04 авг 2017, 12:14
Сообщения: 49
Откуда: Сыктывкар
Занятие 17.

Доброй ночи всем, кто нас слышит в наших не очень простых разговорах о попытках человеческой души расти. Ощущение, что мы обладаем неким тайным знанием, что мы являемся интеллигентами, тоже приводит к нашим болезням. Паранойя и кровь революции только одна из такого рода общественных заболеваний. На интеллигента обрушивается все та же раздвоенность сознания, что и на дворянина. Он тоже привык ругать страну, в которой родился и которую любит. Он тоже привык служить тому, к чему относится с иронией или с негодованием. И как бы дворянство и интеллигенция в своей истории не ругали друг друга, в одном они были глубоко едины — и те, и другие всегда защищались от своей принадлежности к народу.
Спор шел только о том, кто будет этим самым народом руководить — дворянство или интеллигенция? Дворянство вело народ к светлым вершинам прогресса, пользуясь для вразумления поркой — выжившие потом оценят, битые научатся. Интеллигенция может утверждать все что угодно, но делала она ровно то же самое — те же претензии на руководство, на владение высшими культурными или духовными ценностями, на знание «как надо», те же деспотические требования, только переписанные на интеллигентный лад. И главное, собственно говоря, та же самая попытка забыть о вечности, которая есть и в тебе и в другом, к какому бы общественному классу этот другой не относился. Дворянство и интеллигенция, каждое по-своему, пытались пролезть в эти недоступные врата пятой чакры. Для них признаком попадания в эти врата было ощущение собственной значимости, которая со времен Петра Первого сводилась к обладанию некоей тайной информации о государственном устройстве, об экономических законах или о жизни церкви, собственно говоря, это не имело значение. Главное, что это ощущение себя элитой порождало чувство того, что ты находишься где-то на уровне света, что ты проник в ворота, которые ведут тебя в вечность. Можем ли мы каким-то образом вместе попробовать сформулировать, в чем же заключалась ошибка тех и других, почему, столь немногих людей, мы с вами оглядываясь назад можем отнести к подлинным людям пятой чакры?

Музыка

Все, что происходило в обществе в 20-м веке, свелось к спору родового или служилого дворянства с теми, кто именовал себя интеллигенцией, за власть над народом или народами. Спор этот сводился к игре словами — неким формам социальной риторики к тем или иным группам, партиям, обществам или орденам, которые вели нескончаемую войну друг с другом. Преодолеть эту инерцию удалось до сих пор загадочной и странной революцией в сфере синтеза духа и политики, которую сделал нацизм в Германии. Нацизм изначально был попыткой, хотим мы с вами это признавать или нет, сделать политически актуальными самые глубокие вопросы человеческого бытия, попробовать построить некую альтернативу привычному социально-экономическому мышлению или привычной социальной риторике. В период правления нацизма Жак Бержье, Повель Луи в смоем знаменитом «Утре магов» назвали несколькими годами абсолютно иного, абсолютно иной культуры вторгшейся в человеческое сознание. И тем не менее, как вы знаете, эта концепция вроде бы опиравшаяся на древние формы духовности позорно и кроваво проиграла. В чем же заключалась суть проблемы? Да в том же, в чем она заключалась и у дворянства и у интеллигенции.
Сделав, например, своим официальным кумиром, Ницше с его учением о сверхчеловеке, нацисты похоже поняли его совершенно обратным образом, чем понимал сам автор. У Ницше сверхчеловек — это человек абсолютно свободный, это воплощение активных сил, не обусловленных никаким внешним принуждением, никакими посторонними обстоятельствами — это воля к власти, и к власти далеко не политической, как неукротимое свободное творчество, а вовсе не рабская жажда сильной руки. Противоположностью активных сил в метафизике Ницше являются силы реактивные и их движущий принцип — это исключительно реакция на некий внешний раздражитель. Эта реакция может быть самой разнообразной — от отчаянной борьбы до безоговорочной капитуляции. Зависимая, пассивная суть действия от этого не меняется, поскольку весь смысл и весь сценарий деятельности политической или какой-то другой задается извне. Вечное государство, которым объявлял себя нацизм, или вечный тип общественно строя, которым называл себя социализм — вечными являться никак не могут, потому что это типы государства, направленные на борьбу со всеми, точнее говоря, на защиту.
Нацисты поставили отвлеченные сферы на свои знамена, используя один из самых древних человеческих символов — символ свастики, используя непрерывно в своей риторике такие слова, как Бог, провидение, к которым постоянно обращался Гитлер в своих выступлениях. На самом деле, сводил свои теории скорее к Дарвину, чем к Ницше, потому что полагал высшим законом силы право сильнейшего и считал предрассудком всякое сверхъестественное вмешательство или порядок. Он же превозносил современную науку и вечные законы природы, вовсе не смущаясь тем, что науке мы обязаны не только техническими завоеваниями, но и и в той же мере необратимым духовным кризисом.
Наши потери чувства смысла, потери ощущения того, что Вселенная священна и жива, в результате деятельность и коммунистов и нацистов свелась исключительно к противодействию врагам. Абсолютно неважно, кто конкретно попадал в эту загадочную область врагов. Вполне абстрактные враги народа в нашей стране или евреи и большевики у нацистов. Самое главное, что, вешая на свои знамена священные символы, и та и другая государственность на самом деле свела свою деятельность к обороне от действенных или придуманных врагов, собственно говоря, не так важно. Важно то, что в обороне невозможно построить будущее, невозможно создать никакую утопию, создать справедливое общество, обороняясь от всех других обществ на свете тоже невозможно. И те исторические времена, в которые живем мы с вами, наверно, самое лучшее тому доказательство. Не могло сохраниться ни русское служилое дворянство, ни русская интеллигенция, как идея, поскольку подлинный внутренний подлинный скрытый смысл существования и тех и других сводился к обороне, к обороне от своего собственного народа, вполне возможно, что и не только от своего собственного.
"Я хочу достичь некой значимости, обороняясь от проблем или от людей, которые меня окружают. Я хочу достичь значимости защищаясь" — вот что такое главное, таящееся где-то в глубине нашей души энергия заблуждения. Сам факт ее существования, само наше желание значимости, сами наши разговоры о свете и любви, сама наша тревога и тоска, которые появляются у немецких, русских или американских Мартинов Иденов, когда они достигают вершин своей власти, их способность почувствовать ошибку, правда связанная с неспособностью точно так же, как у Мартина Идена высказать, в чем эта ошибка заключается, заключается в вечной защите. Но только вот понимаем ли мы, от кого мы защищаемся, называя своих врагов самыми разными именами: от евреев, врагов народа, шпионов, лазутчиков, большевиков до просто абсолютно абстрактного слова «они». Мы — это мы, мы — это элита. Они это те, кто ниже нас. Смысл элиты заключается в том, что мы от них защищаемся, хотя разумом прекрасно понимаем, что в общем-то и защищать нам нечего и защищаться стоит вряд ли. От кого же мы защищаемся на самом деле?

Музыка

Я впервые столкнулся с этой мыслью у протестантского философа 18-го века Рудольфа Отта. Отто называет наше изначальное чувство состоянием твари. Самое существенное в этом ощущении — быть не больше чем тварь. Это вовсе не значит, что наше изначальное чувство коренится в смутном сознании собственной конечности и малости. Рудольф Отто имел ввиду только то, что перед лицом создателя все мы твари. Непосредственность восприятия Всевышнего у каждого из нас —вот в чем заключается это чувство. Отто полагает, что состояние твари это следствие неожиданной встречи с создателем. Мы ощущаем себя чем-то малым или вообще ничем, потому что мы предстоим всему, мы предстоим вечности или, говоря иначе, мы твари и обладаем сознанием только потому, что однажды в своей жизни узрели творца. Такое толкование порой трудно принять. Все религиозные тексты утверждают обратное. Состояние самоотрицания предшествует позитивным чувствам — сначала возникает ощущение тварности, и только потом человек способен воспринимать Бога. Рудольф Отто имеет ввиду то ощущение, которое мы испытываем при рождении. Появившись на свет, дитя не чувствует себя чьим-то. У него нет никакого понятия ни об отце, ни о матери. «Ребенок чувствует себя, наверно, — пишет Рудольф Отто, — выпавшим из гнезда, заброшенным в чужой мир». Вот и все. Грудной младенец чувствует бесконечность рядом с собой, а дальше он может либо научиться ей доверять, либо начать от нее защищаться — защищать свое хрупкое сознание самыми разными словесными, телесными, мысленными конструкциями, создавая себе все более и более глухую оборону от вечности.
Ведь таким мучительно до боли неуверенным в себе бездарным художником и был человек, которого позднее стали называть фюрером. Он там, в своей неуверенности в себе, в беспроглядном мраке что-то различил, он научился доверять своей собственной неуверенности в себе, а его государство кончилось тогда, когда он утонул в очередных словесных конструкциях и в своем неуемном желании отомстить всем тем врагам, которые как ему казалось, его унизили. Он что-то почувствовал, но не смог в этом разобраться.
Мы все время чувствуем океан в себе и вечно его боимся, а надо научиться ему доверять, поскольку от него, от этого безбрежного океана мы все время пытаемся защититься, мы никак не хотим почувствовать себя волной. Наша жизненная энергия, которую мы направляем только на защиту, это и есть энергия заблуждения, которая в нашей и европейской культуре приводит к болезням и безумию на любых уровнях состояния духа ровно потому, что это попытка защититься от вечности в самом себе.
Собственно говоря, об этом и весь психоанализ. В своей книге «Тотем и табу» Зигмунд Фрейд писал, что истерический невроз представляет из себя карикатуру на произведения творчества или произведения искусства, невроз навязчивых состояний представляет из себя карикатуру на религию, а бред параноика является всего навсего карикатурой цельной философской системы. Попытка защититься от голосов вечности в себе и делает произведения искусства, которые не написал человек истерией, религию навязчивым состоянием и оправданием собственной жизни, а философскую систему превращает в бред параноика Гитлера или Сталина.

Музыка

Чем выше мы поднимаемся по лестнице чакр, тем меньше мне хочется рассказывать о болезнях, но я думаю, нельзя не упомянуть, что когда воздушный шарик человеческого я стремится подняться на какую-то не совсем понятную ему высоту, а человек начинает лихорадочно защищаться, то у него и в прямом и в переносном смысле перехватывает дух. И, конечно, попытка наша подняться на уровень пятой чакры, пройти через ворота вечности связана с бесконечным числом проблем органов дыхания. Ведь сама эта фраза «у меня перехватило дух» больше свойственна интеллигенции. Вот так, во всяком случае внутренне хочется ее отнести. Так и слышим звук океана в языке — дух, дых, дыхание, слова в русском языке однокоренные. Каждый раз, когда у нас перехватывает дух — это тот самый океан вечности стучится в нас и зовет нас куда-то, потому что дыхание и божественный дух когда-то давным давно у наших предков были равны. Может быть, недаром считается, что жалобы на одышку даже при минимальных нагрузках или в покое высказывают до 80-ти процентов больных в клинике невротических состояний. Ведь если исходить из точки зрения, которую я рассказывал только что, любой невроз — это попытка человека защититься от вечности. С неприятным ощущением заложенности или стягивания верхней части грудной клетки или внутренним головокружением связаны жалобы на нарушение этой главной функции организма — нашего легочного дыхания. Пациенты чувствуют, что их дыхание становится все более скованным и тяжким: не так дышится, нет свободы и легкости во вдохе, как будто в груди мешает что-то, сжалось и не отпускает, не дает ни вдохнуть ни выдохнуть, теснит и задавливает легкие, препятствует свободному прохождению воздуха.
Чувство неудовлетворенности вдохом — это и есть ощущение нехватки духа, не только дыха, но и духа. Это и есть ощущение того, что мы потратили слишком много сил на защиту, забыв услышать свои внутренние голоса «сделай что-то». Ощущение какой-то заслонки, преграды в груди, явление дыхательного корсета сначала локализуются в горле на уровне той самой пятой чакры, здесь, на гортани, как будто комок ваты или что-то постороннее застряло там. Иногда эти ощущения застревают в верхних отделах грудной клетки, иногда над левой лопаткой. Однако, все это знаки все того же — «я хочу туда вверх, к вратам вечности», «я умею использовать себя только в достижениях значимости». По-русски, только для того, чтобы стать членом какой-то элиты, как будто это что-то радикально изменит в моей жизни.
Чаще всего именно об этом, по крайней мере с точки зрения вашего покорного слуги, свидетельствует также и синдром укачивания, только синдром укачивания, который развивается не в детстве, а к зрелому нашему возрасту. Это состояние известное также как морская, воздушная, лифтная или автомобильная болезнь, очень часто или провоцирует развитие одышки или, наоборот, сопровождается ею. Это комплекс неприятных ощущений, обусловленных более или менее длительным воздействием ускорений — прямолинейных, угловых, вертикальных, радиальных, с выраженным учащением дыхания и даже его установлением в ритме вот этой самой качки или в ритме этих самых ускорений. Чаще всего это проявляется первоначально лишь в переполненном автобусе или в скоростном лифте, а затем и в любом виде транспорта или при любом виде передвижения. Чаще всего эти ощущения и сопровождаются чувством того, что перехватывает дух, а вот качка или приемы чрезвычайно похожие на качку в транспорте очень много использовали йоги именно для того, чтобы продвигать куда-то свою жизненную энергию, свою кундалини. И именно невозможность понять это и почувствовать, куда должна быть направлена эта энергия, переключение ее с восприятия качки, ведь это же компоненты путешествия, с включения ее на защиту от все тех же раскачивающих тебя в жизни обстоятельств, чаще всего и вызывают у человека подобного рода синдромы.
Хотелось бы еще успеть упомянуть о двух вещах: во-первых, о так называемой «мнимой невротической астме», когда остро развиваются обострения одышки при стрессе, при эмоциональных нагрузках у взрослых и у детей. И число дыхательных движений доходит до 40-50 иногда до 60 в минуту, даже врачи иногда думают об истинной дыхательной недостаточности. Чаще всего такого рода переживания происходят на фоне стресса, иногда выраженного, иногда не очень. Они могут развиваться прямо при враче. Их провоцировать может любое волнение и расстройство — при входе в процедурную, перед операцией, при встрече с начальством, в одиночестве, когда никто уже не сможет помочь и т.д. и т.п. Это одно из проявлений мучительной нехватки духа, попытки не использовать, обратите внимание, собственное одиночество, а любой ценой защититься от него, защититься от любого человека, который хочет оказать тебе помощь — медсестра, врач, наиболее частые и типичные примеры такого рода проявления. Ну и конечно, приступам психогенной одышки могут сопутствовать привычные сердцебиения усиливающиеся при волнении и ходьбе и сердечные боли, переходящие в типичные, на первый взгляд, приступы стенокардии. Чаще всего это все— та же самая мучительная попытка защититься от вечности и мира вместо того, чтобы открыться ему.
Ну и еще одно, может быть в самом конце, поскольку, кажется мне очень страшным. Наша попытка защиты иногда доходит до степени, которую мы бессознательно ощущаем как желание прожить иную жизнь. Это одна из сторон синдрома Мартина Идена. Человек, испытывающий кризис подобный тому, что описан у Джека Лондона, может поступить так, как поступил герой романа. Он может так и не поступить, он может заболеть раком, поскольку, мне всегда казалось, что рак — это попытка организма создать в себе какую-то новую жизнь, попытка абсолютно невозможная, на которую организм отвечает стихийной прореферацией клеток, которые мы и называем раковыми опухолями. Подавляющее большинство людей в психологических исследованиях больных раком испытывали мучительное чувство неудовлетворенности прожитой жизнью вызванное самыми разными причинами — от смерти близких до низкой пенсии и незаслуженного по их мнению отношения к ним детей и окружающих. Обратите внимание, все это мучительные попытки защититься от жизни и вечности, любой ценой сколотить какой-то образ самого себя и ни в коем случае не признаться себе в том, что ты хочешь измениться, что ты хочешь чего-то другого. А ведь именно с этого признания, только лишь и может начаться движение вверх, туда через ворота пятой чакры.
А вот о том, какие люди способны это сделать и об упражнениях, которые могут нам помочь, их этих людей понять, мы с вами поговорим в следующей программе. Спасибо за то, что вы были вместе с нами еще один вечер, спокойной ночи.

Музыка.


Последний раз редактировалось Valeri 30 ноя 2017, 14:16, всего редактировалось 1 раз.

Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Занятие 15.
Непрочитанное сообщениеДобавлено: 30 ноя 2017, 11:04 
Не в сети
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 04 авг 2017, 12:14
Сообщения: 49
Откуда: Сыктывкар
Занятие 15.

Доброй ночи, доброй ночи всем, кто нас слышит желает программа «Серебряные нити» и ее очередное и долгое путешествие в глубины самого себя. Мы с вами в этом цикле программ радиотеатра фантазий используем тантрическое понятие чакры как образ человеческой личности разных уровней ее существования. Мы используем с вами чакры как символы воображения, символы, которыми личность ограничивает сама себя и накладывает границы на свой собственный внутренний рост. В глубинах души каждого из нас мерцает свой магический кристалл. Этот кристалл имеет свое число граней, свою форму и свою красоту. Этот кристалл наше представление о своем собственном Я. И это представление мы с вами сопоставляем с образами чакр, как с очень древними символами человеческого воображения.
Путешествуя по древу чакр мы с вами поднимаемся все выше и выше и наконец достигаем уровня гортани — пятой чакры. Эта чакра называется вишудха, что переводится с санскрита как «очищенная» или «символ очищения и чистоты». «Когда кундалини достигает этого плана, — говорил Рамакришна, — верующий жаждет слушать только Бога и беседовать только с ним». На этом уровне становится слышен голос вечности, звучащий в нашей душе, так верили древние. Сама его картинка, сам символ этого лотоса имеет 16 лепестков дымчато-лилового цвета, на каждом из которых начертана одна из 16-ти гласных санскрита, а именно: ам, ам(с придыханием), амх, аам, им, иим, ум, уум, рим, риим, лрим, лриим, эм, аим, ом, аум. В центре этого лотоса расположен молочно-белый треугольник со вписанным в него белым диском полной луны, в который в свою очередь помещен слог «ха», указывающий на стихию пространства, на вечную беспустоту и вечную жизнь того, что в Европе называли эфиром. Этот слог покоится на спине молочно-белого слона и, если вы помните, с этого же слона и начиналось путешествие. Новое явление взлетевшего вверх по древу чакр слона говорит о том, что человек сам, самостоятельным усилием способен достичь этого уровня. Управителем этого центра по восточной традиции является Шива в своем двуполом проявлении. Ардхана-ришвара зовут его в этом лотосе. Бог-полуженщина — это пятиликое существо с десятью разведенными в стороны руками, облаченное в тигриную шкуру. Одна рука поднимает вверх два пальца, указательный и безымянный, принимая так называемый рассеивающий страх положение. А в остальных божество зажимает боевое оружие. Рядом с ним стоит богиня Шакти. В своих четырех руках она тоже удерживает лук, стрелу, аркан и стрекало. Такое количество оружия в руках у богов говорит о том, что достижение этого уровня человеческим духом сталкивается со множеством опасностей. Шарик может лопнуть и разлететься.
Уровень существования души, к которому мы приближаемся, говорит нам символ прекрасен, гармоничен и смертельно опасен одновременно. В нем перестают иметь значение наши страсти, мужское и женское начало сливаются в своем гармоничном единстве. Если существуют бесконечно гармоничные боги, которые охраняют этот символ, то это означает, что мы с вами приближаемся ко входу к каким-то загадочным вратам. В одном из древнейших тантрических текстов сказано: «эта область, этот уровень является вратами великого освобождения». Миф об этих вратах, о пороге является одним из самых древних, может быть, самых важных мифов нашей души.
Существует огромное количество преданий о мире как о пороге, на котором возвышается устрашающий страж ворот и вы, наверно, помните из Одиссеи, где поют своими предательскими голосами сирены и сходятся сталкивающиеся скалы и откуда вечно отходит ладья, следующая в земли без возврата. В скандинавских мифах эта страна называется страной, скрытой под волнами. Образ глубины моря как страны, хранящей в себе страну вечности точно так же, как в нашей программе, свойственен бесконечному числу мифов у разных народов и стран. Существование души на уровне пятой чакры —это ворота, открытые в страну под волнами или открытые в страну вечной юности.
Впрочем, как сказано в Упанишадах, «остер как лезвие бритвы, неодолим и недоступен этот путь». Считается, что человек, который достиг чистилища пятой чакры — это человек, который стремится избавить свое сознание от бурных проявлений второстепенных вещей и умеет непосредственно воспринимать голос и свет вечности, которые являются бытием и становление Вселенной. Считается, что человек, который способен подняться на этот уровень существования души, на тот уровень существования, в котором становится слышен глас духа, получает в свое распоряжение огромное количество способов и методов, для того, чтобы подниматься выше и выше, для того, чтобы войти в страну под волнами.

Музыка.

Но вот в чем заключается мучительная наша беда. Все это относится к человеку, для которого существование Бога или существование вечности является абсолютно несомненным фактом от рождения, является фактом культуры, то есть является некой структурой сознания, которая не подвержена никаким сомнениям, аксиомой. Однако, мы живем с вами в совсем другом мире. В этом мире понятие Бога не просто поставлено под сомнение, оно для большинства из нас просто не существует. Понятие Бога — это то, с чем боролась наша культура и благополучно победила еще в самом начале 20-го века, когда Ницше объявил о смерти богов. И тогда волна, которая в нашей метафоре бежит по телу океана, как бы перестает чувствовать, что океан существует. Ну, скажете вы, наверное, не все люди достигают этого самого уровня, уровня пятой чакры. А я с удивлением отвечу — этих врат, или этого порога достигает большинство из нас. Мы достигаем этих врат с возрастом, так называемый синдром Мартина Идена является тому подтверждением.
Белый слон служил основанием белой чакры, белый слон в любом случае поднимется наверх к пятой, и человек абсолютно разумный и абсолютно рациональный, человек, достигший в жизни всего, чего он хотел, Мартин Иден, влекомый неведомой тоской кончит жизнь самоубийством. Из-за чего это произойдет? Когда мы получаем все то, что хотели, когда мы зарабатываем все то, что казалось нам мечтой, мы снова оказываемся в пустоте. Пустота это все, что осталось нам от понятия Бога. Но только эта пустота в наших душах беременна символическим белым слоном. В этой пустоте живет зародыш чего-то, что все равно не дает нам покоя и мучает нас тревогой и беспокойством. Это и есть состояние человека, душа которого его воздушный шарик поднялся до уровня пятой чакры, но человека, вся культура, воспитание, образование которого категорически заставляют его отрицать существование безбрежного океана внутри своей души. Мне кажется, что это состояние иногда долго, иногда мгновениями знакомо практически каждому из нас. Это чувство недосказанности, тревога за то, что мы что-то не сделали, боли, что мы чего-то не услышали, не исполнили какой-то тайный смысл, который переполняет нашу душу, состояние, которое так часто охватывает нас во второй половине жизни.

Музыка.

«Когда сердце плачет по утраченному, дух радуется найденному» — есть такое древнее суфийское изречение. «Пустота бывает разной. Представь себе, — писал когда-то Чжуан-Цзы, — что лодка пересекает реку и другая лодка, пустая, вот-вот столкнется с ней. Даже раздражительный человек не станет сердиться на пустую лодку. Но представь себе, что во второй лодке кто-то есть. Тогда тот, кто в первой лодке будет кричать и требовать освободить себе путь. А если тот не услышал в первый раз и даже тогда, когда ему прокричали трижды, неизбежно последует ругань, а может быть, и драка. В первом случае гнева не было, а во втором был. В первом случае лодка была пуста, а во втором занята. Так же и с человеком. Если бы он жил по жизни пустым, кто бы смог оскорбить его».
Мы с вами теперь, пусть метафорически, но знаем, что эта пустота на самом деле— пустота волны, которая наполнена морем. Это кажущаяся пустота, пустота вечности, пустота, к которой зовет Чжуан-Цзы, бесконечное число других философов в самых разных традициях и системах. На самом деле, способность доверять тому самому чувству пустоты и бессмысленности, той самой тоске и той самой тревоге — это вечность, вечность, которая пытается пробиться к нам и которую мы ну никак, ну ни за что не хотим услышать. Да и давайте, ну чего там скрывать, просто напросто не умеем это делать.
Что может сделать волна, чтобы забыть об океане? Ну конечно, ей нужно совершить некое внутреннее усилие, в первую очередь сформировать концепцию, некую концепцию самой себя и одновременно своей собственной независимости. Я не знаю, как это происходит с реальными волнами, и бывают ли среди них такие, которые чувствуют себя абсолютно независимыми от океана, но вот человек, для того, чтобы сформировать эту концепцию, использует слова. То, что слова одновременно и незаменимы, а во многих случаях губительны, наверно, знали все представители вечной мудрости. Так Спаситель говорил о себе, что он принес в мир не просто слово, он принес в мир, как помните меч. Святой Павел проводил различие между письменами, что убивают и духом, который дает жизнь. И во все последующие столетия все учителя христианской духовности неустанно снова и снова возвращались к этой теме, абсолютно непреходящей, потому что говорящее животное по-прежнему остается беспомощной жертвой своих слов и все так же наивно забавляется своим собственным достижением как и тогда, когда все тот же человек говорящий строил Вавилонскую башню.
За последние 50 лет мы с вами стали свидетелями и того, что вся философия повернулась в сторону анализа слов семантики и как никто другой мы сталкиваемся с целым океаном националистической, расистской, террористической и милитаристской пропаганды. Как никто другой, мы знаем, с какой лихостью человек, доверяющий словам и только словам может прийти к самой первобытной дикости и зверству. Наверное, никогда прежде столько замечательных писателей не обращалось к человечеству, предостерегая его от опасности, которая кроется в словесных несоответствиях и никогда еще поток слов не был более безответственным и никогда еще люди так не ждали слов и слова, наверно, никогда в предшествующей истории не воспринимались нами настолько серьезно. Вместе с тем, мы с вами забываем бесконечное количество великих учителей, которые предупреждали об этом. «Всякое безымянное божественно, как и всякое божественное безымянно. Всякое именование чуждо ему, как безымянная душа, ибо она здесь то же, что и Бог» — писал Майстер Экхарт. «То, что воображение способно вообразить, а мысль постигнуть и постичь в этой жизни не является и не может быть непосредственным способ единения с Богом» — писал Святой Хуан де ла Крус. «Убогие и пустые бесконечные рассуждения могут развернуть, обратите внимание, складки одеяний истины. Но они не могут приоткрыть ни ее прекрасного лица, ни ее тела» — писал Плотин.
А вот, вспомним, например, легендарный фрагмент из повести Артура Конан Дойла «Этюд в багровых тонах». Здесь Шерлок Холмс впервые объясняет Ватсону свою удивительную способность из внешности человека или предмета черпать огромное количество информации. «Наблюдательность, — говорит Шерлок Холмс, — моя вторая натура. Вы кажется удивились, когда при первой встрече я сказал, что вы приехали из Афганистана? — Вам разумеется об этом кто-то сказал? — Ничего подобного, я сразу догадался, что вы приехали из Афганистана. Благодаря давней привычке цепь умозаключений возникает у меня так быстро, что я пришел к выводу даже не замечая промежуточных посылок. Однако они были, эти посылки. Ход моих мыслей таков: «Этот человек по типу — врач, но выправка у него военная. Значит, военный врач. Он только что приехал из тропиков — лицо у него смуглое, но это не природный оттенок кожи, так как запястья у него гораздо белее.Лицо изможденное, — очевидно, немало натерпелся и перенес болезнь. Был ранен в левую руку — держит ее неподвижно и немножко неестественно. Где же под тропиками военный врач мог натерпеться лишений и получить рану?»
Однако же, вот что интересно, блестящая логика Холмса может быть объяснена, и мы с вами это внутренне чувствуем, когда читаем слова. Внутренняя логика Холмса может описывать, например, доктора Ватсона, который ездил отдыхать на индийский океан, там пошел купаться, упал и повредил себе руку, что приведет к совершенно иной системе посылок. Мы с вами исходим из некой, внушенной нам автором концепции абсолютной непогрешимости логики Шеролока Холмса. Из-за счет этого все его логические шаги становятся неопровержимыми.
Логику слова можно сравнить с чем-то совершенно иным. Ну например, вот некая женщина Мария в начале 20-го века идет по улице. «Она чуть-чуть оправляет свои юбки. Зачем она это делает. Она это делает для того, чтобы понравиться конкретному мужчине. Вот, выражение лица становится у нее какое-то принужденное. Она украдкой поправляет прическу. «У нее вид кокотки», — делает вывод наблюдатель. Вот в выражениях ее лица появляются равнодушные отблески, значит она идет домой и будет проявлять холодность по отношению к супругу. Вот выражение ее лица при взгляде на нее из окна меняется и вместо равнодушных отблесков появляется легкий румянец. «Значит, она вспоминает о своем любовнике», — думает Стриндберг». Я читаю вам выдержку из книги основателя психопаталогии Карла Ясперса «Стриндберг и Ван Гог» и описываю бред ревности Стриндберга по его исповеди глупца. Отправившись в какую-то поездку вместе со Стриндбергом, его жена погружена в себя. Она ничем не интересуется, ничего не слушает, а значит, она тоскует о любовнике. Когда Стриндберг спрашивает ее по поводу сомнительного массажа, который ей делал врач, ее лицо бледнеет, на губах застывает бесстыжая улыбка. Это значит, она изменяла мужу с врачом. Осенью она говорит о каком-то незнакомце «красивый мужчина». Тот, по-видимому, прознав об этом, знакомится с ней и ведет с ней оживленные беседы. За карточной игрой она обменялась с лейтенантом нежными взглядами. Если Стриндберг куда-то уходит, то она ожидает его дома со страхом, который слишком понятен. Она боится, как бы он не навел справки о своих многочисленных любовниках. «Что бы женщина не сделала, — пишет по этому поводу Ясперс, — это все равно вызовет подозрение. Она вообще едва ли может вести себя так, чтобы что-то в ее поведении не вызывало мыслей о ревности».
Вот клинический пример из куда как более современной монографии. Стоит жене сходить в магазин, как он обвиняет ее в том, что она имела за столь короткое время сношение с несколькими мужчинами, а дома замечает признаки посещения жены мужчинами. Спички и сигареты лежат не так, как он положил. Он следит за ней прячась возле проходной предприятия, где она работает, проверяет ее белье, осматривает тело, когда жена моется он обвиняет ее в том, что она замывает следы, не выпускает ее ни на шаг из квартиры, ревнует буквально ко всем мужчинам и так далее до бесконечности.
Но самое удивительное, или цель, ради которой я читаю эту цитату заключается в том, что логика нашего с вами создания концепций собственно ничем не отличается от логики больного паранойяльным бредом. Существует тупик концептуального мышления нашей системы взглядов на мир, которую мы испытываем в зрелом возрасте. Существует некоторая эмоциональная волна. Ну, например, это эмоциональная волна нашей бесконечной любви и уважения к образу Шерлока Холмса. Он абсолютен и непогрешим. И поэтому любой бред его логических рассуждений, который описывает Конан Дойл, кажется нам непререкаемой истиной или единственной возможностью умозаключения.
Точно так же некая эмоциональная волна, давайте не будем сейчас ее характеризовать, волна, которая поднимается из четвертой чакры, мы говорили о бреде ревности, значит мы имели ввиду некую волну любви, преображается, не всегда конечно, очень часто и очень многим из нас это внутренне знакомо, в бред. Если самое главное в моей жизни это она, если она и составляет смысл моей жизни, то это та самая мысль, которая не будучи спроецирована на что-то большее, вызывает формирование некоей жесткой концепции. Я должен чувствовать, что кроме нее, моей любимой в мире есть еще что-то, бездна, которая таится в моей любви. Эта бездна, это вовсе не она, та женщина, которую я люблю. Эта бездна открывается в глубине моего чувства любви, в тот самый момент, когда шарик поднимается вверх. Но если я не способен чувствовать само существование этой бездны, я буду вынужден создать замкнутую концепцию мира.
Например, смысл моей жизни заключается в ней — в Маше, Кате, Вале или как бы ее не звали. Если она не является моей собственностью, то моя жизнь бессмысленна и я умираю. Это может показаться поразительным, но это признак того, что шарик нашей души силится подняться к пятой чакре. Мы хотим получить что-то вечное, мы находим это только в любви к человеку. Ни один человек не способен этого вынести. Но как часто эти замкнутые концепции мира, ну, может быть, не такие примитивные, как при бреде ревности, и являются признаком того, что наша душа стремится вверх, но не умеет это сделать, что она барахтается в словах, а слова слишком многозначны, чтобы что-то выразить окончательно и ясно.Приходится не входить во врата этой чакры, а хронически защищаться от входа в них, создавая все новые и новые защитные оболочки. На уровне пятой чакры это оболочки из слов, ну а чем еще мы можем пользоваться, если называем себя интеллигентами. Впрочем, давайте поговорим об этом слове в следующей передаче.
Спасибо всем, кто был вместе с нами, спокойной ночи.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Занятие 16
Непрочитанное сообщениеДобавлено: 30 ноя 2017, 11:19 
Не в сети
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 04 авг 2017, 12:14
Сообщения: 49
Откуда: Сыктывкар
Занятие 16.

Доброй ночи. Доброй ночи всем, кто слушает наш радиотеатр фантазий. Правда, в последних программах мы все больше рассуждаем, но наверно, есть на свете вещи, которые нам нужно учиться понимать, чувствовать или как-то по своему выражать. Говорили мы, говорили и договорились, как вы знаете, до паранойяльного бреда. Но ведь действительно, паранойяльный бред — это тупик логических рассуждений. Для того, чтобы войти во врата пятой чакры, может быть, стоит как-то получше почувствовать эти самые наши тупики.
Людвиг Витгенштейн написал философский трактат, который представляет из себя философскую песнь паранойяльному бреду. В этом трактате имеется одна главная мысль, она же посылка — «все, что может быть сказано, должно быть сказано, а о чем невозможно говорить, о том следует молчать». И вокруг этой мысли, которая, конечно, и сама по себе является спорной, и надо отдать должное Витгенштейну, она была впоследствии опровергнута им самим, вот вокруг этой мысли закручивается дальнейшая фабула трактата «Учение о взаимном соответствии предметов, положений, вещей, фактов с одной стороны и имен, названий предметов с другой стороны». Не буду вас погружать в логический трактат Витгенштейна, поскольку на самом деле словесный тупик заключается в том, что, в сущности, любой объект может быть назван любым именем. Можно сказать, что на этом, например, строится вся поэзия. Вот скажем, помните Ахматову? Она говорит, в сущности, что стихи — это все что угодно: это выжимки бессонницы, это свеч кривых нагар, это сотен белых звонниц первый утренний удар, это теплый подоконник под черниговской луной, это пчелы, это донник, это пыль и мрак и зной. Именно этой особенностью языка, его перенасыщенностью всевозможными значениями и пользуется больной, страдающий паранойяльным бредом. Любой признак поведения собственной жены может быть подведен им под его собственную логическую концепцию, почти точно так же, как это делает философ Витгенштейн.
Игра в слова стала главной игрой нашей культуры, и главной проблемой стала проблема упаковки в голове всевозможной информации. Мозг человеческий, это научный факт, может вмещать в себя все тайны мира, но, может быть, это проблема не для ума. А главная задача нашей культуры заключается в том, чтобы упаковать мозг ребенка различной информацией так, чтобы ни один компьютер не сравнился. Главное, что мы ценим в человеке — это память. Человек ценится по количеству информации, которая вколочена в его несчастную голову. Он ценится не по своей уникальности, не по индивидуальности. Он ценится просто по своей памяти. Ведь экзамены, в сущности, —это просто оценка памяти. А то, что мы сейчас с вами выйдем с экзаменационной сессии, встряхнем головой и знания вытекут у нас из ушей, иногда даже слышен шум того, как они вытекают, это не имеет никакого значения, это все ерунда. Лицемерие нашей обучающей системы заключается в том, что нам ставится оценка за то, сколько времени мы просидели, сколько имен заучили. Это очень импонирует преподавателю, то что его предмет выучен.
Но, наверно, каждый из нас это понимает, этой переполненностью информацией перекрываются какие-то врата, какая-то дорога. Мы не знаем, как она правильно называется. Может быть, это дорога к нашей уникальности или нашему развитию, смыслу нашей жизни, целостности, чистоте? Ведь именно так называется пятая чакра. Однако, в самом начале своего пути эта самая единственная ценность память прикрепляет человека булавкой к стене как бабочку в огромной и бесконечной коллекции культуры. Теперь он будет бежать за толпой, чтобы, не дай Бог, не отстать, чтобы, не дай Бог, у него в голове было не меньшее количество информации, чем у окружающих. Он думает о том, что накопление этой самой информации позволит ему блистательно осуществить себя в мире, проявить собственные амбиции.
Путь, в котором ценится только само по себе накопление знаний, в русском языке называется путем интеллигенции, и слово это само по себе уникально, поскольку похожий смысл оно имеет, наверно, только в польском языке. Слово «интеллигенция» является самобытным феноменом русской культуры. В реальности сегодня мы называем интеллигентом человека, накопившего максимум информации по какому либо предмету.
Может быть, именно поэтому для сегодняшних музыкальных пауз я выбрал замечательного польского дирижера и композитора Витольда Лютославского. Мне почему-то кажется, что вся его музыка отражает поиск человеком знания и тупики этого самого знания. Впрочем, так считает и сам Витольд Лютославский.

Музыка.

Для того, чтобы рассуждать об интеллигенции, нам надо ответить на один тайный вопрос русской культуры. Этот вопрос заключается в том, почему же русские не любят русских? Я не буду всего этого уточнять и рассказывать о том, как оказываясь за границей своих государств иностранцы — итальянцы, французы, немцы, —ищут общества друг друга, а русские ищут общества иностранцев. Я не буду говорить о том, что мнения иностранных специалистов и по сей день считаются в нашей стране наиболее авторитетными. Я говорю о том странном внутреннем чувстве, казалось бы, не имеющем никакого отношения ни к каким чакрам, которое заключается в том, что вот эта самая чистота или эти самые врата познания в любом случае принадлежат не нам. Они хранятся где-то там, в той метафизической области, которую мы привычно именуем заграницей.
«Да он грустит во дни невзгоды,
Родному голосу внемля,
Что на два разные народы
Распалась русская земля
».
Не очень понятные строки графа Алексея Константиновича Толстого. Если американец, встречаясь со старинным знакомым, смотрел в первую очередь не на него самого, а на его машину, то русский человек 17-18-го веков столь же последовательно, встретив старого друга-приятеля, в первую очередь интересовался его рангом. Не вступавший никогда в службу, государеву службу, официально именовался недорослем, если вы помните эти детали истории. Но князь Горчаков, никогда не служивший до седых волос, был недорослем в представлениях своего общества и в официальных документах. Если вы помните, у придуманных Пушкиным Лариных, которые «хранили в жизни мирные привычки милой старины», а среди всех прочих примет описывается, что «гостям носили блюды по чинам». Мы просто не привыкли обращать на это внимание.
Табель о рангах ввел Петр Первый. И то, что он сделал, оказало колоссальное и неотменяемое влияние не только на русскую жизнь прошлого, но и на нас с вами. Что, собственно говоря, сделал Петр? Петр пытался создать невероятно сильное государство. Он уничтожил все группы людей, которые были от этого самого государства независимы. Он невероятно упростил общество и подчинил его государству. До Петра было множество групп служивых людей, так называемых. Было их до 30-ти групп: дети боярские московские, дети боярские городовые, дворяне служивые, дворяне по отчеству, окольничие, подьячие, городовые, бояре верхние, думные, дьяки, — всех перечислить невозможно. Все эти группы служилых людей при Петре упразднялись и сводились в единое сословие. Называли его вначале шляхетством, пока не установилось окончательное и общее название дворян — дворянство.
Все дворянство обязывалось служить с 15-ти лет до смерти или до полной дряхлости. Место в иерархии служащих, то есть в иерархии дворянства, определяло табель о рангах, введенное 24-го января 1722 года. Не стану подробно рассказывать о табели о рангах, попытаюсь объяснить, что же все таки произошло дальше. Любой человек, который служил государству, автоматически становился дворянином, получая при этом колоссальные жизненные привилегии. Все отношения в среде дворянства были максимально упрощены. Петр уничтожил и смешал разные группы людей, разные виды собственности и свел все возможности дворянства к одной единственной форме — к службе государству и по преимуществу обязательной военной службе. Он уничтожил все так называемые «нетяглые, неслужилые» слои общества, просто не давая развивать никаких отношений, не связанных с государством. То есть, он не стал двигаться в ту же сторону, в которую двигалась вся остальная Европа, развивая многообразие различных групп служилых людей. Ведь именно в многообразии и в разнообразии человеческих занятий и есть залог стремительного развития, в первую очередь, экономического развития государства.
Петр поступил наоборот. Часто его называют реформатором в области культуры. Он, говорят позволил брить бороды, учить языки, читать европейские книги и тем самым начал европеизацию России. С точки зрения целого ряда авторов, не может быть представлений, находящихся дальше от действительности. Петр ничего никому никогда не позволял и не разрешал. На самом деле он только отдавал приказы. А во-вторых, мы ведь не задумываемся, что питье кофе, ношение шляпы треуголки и бритье головы вовсе не делает человека европейцем, а Петр категорически требует перенимать внешнюю форму — внешний вид европейской жизни, а не ее внутреннее содержание. Вы, наверно, помните с детства его указы о брадобритии, курении табака, питье кофе, ношении европейской одежды, о ассамблеях, то есть о строго обязательных сборищах у того и другого дворянина. Все эти указы могли преследовать и преследовали на самом деле только одну цель — как можно быстрее внешне уподобить Россию Европе, а московитов голландцам. А.С. Пушкин был неправ в том, что народ упорствовал и потому сохранил бороду и русский кафтан. Петр никогда не заставлял крестьян брить бороды. Легендарный указ о брадобритии, выпущенный Петром после возвращения из Голландии, предусматривал откуп 100 рублей в год с купцов, 60 рублей с бояр и 30 рублей с прочих горожан. Заплативший выкуп, получал специальный медный знак, который носил под бородой. И если прицепятся должностные лица из-за неправильного вида, бородач задирал бороду и показывал знак. А вот крестьяне платили сумму совершенно несопоставимую со всеми остальными — всего одну копейку при въезде в город и при выезде из него.
Получается, что дело вовсе не в стоическом поведении крестьянства, а в безразличии Петра к его облику. И даже смена одежды и брадобритие на самом деле касались всего только 3-х процентов населения. Но самое страшное, что при этом полностью уничтожалось всякое разнообразие. Крестьян и холопов слили в общем бесправии. Надо помнить, что холопы когда-то были вольнонаемными, они как бы были временными крепостными, могли работать на хозяина сколько он хотел, но по своей собственной доброй воле. Все податные, все тяглые ограничивались в передвижениях по стране. Петр Первый ввел паспорта и нарушение паспортного режима — утеря паспорта, просрочка, выход за пределы разрешенной территории автоматически делали человека преступником. Такого следовало немедленно арестовать и отправить на прежнее место жительства. При Петре все неслужилые государству люди автоматически стали тяглыми, фактически крепостными, ограниченными во множестве прав и возможностей. И главной задачей всех тяглых, всех крестьян, было обеспечение нормального, богатого существования служилых.
Указы Петра вбили вечный и до сих пор никем и никак не устраненный клин между двумя группами населения — между людьми, которые служили государству и назывались служилыми или дворянами (дворянство со времен Петра можно было заслужить) и тяглым, то есть тем самым деревенским людом, к которому Петр по всей видимости изначально относился с колоссальным презрением. И вот для чего я рассказываю обо всем этом. Дело в том, что внутренней и единственной мечтой любого человека, жившего в России со времен после Петра, стало попадание во дворянство, то есть в служилых, то есть в тех людей, для обеспечения существования которых работали тяглые, то есть крестьянство. Только достижение звания служилых, то есть тех, кто служит государству, делало человека значимым в обществе, или, если хотите, делало его русским европейцем, который как бы получал право на европейское житие, питие кофе, принятие ванны и всего остального, что тогда в России считалось внешним признаком европейства.
Мы и сейчас внутренне оцениваем свою значимость по принадлежности к некоторой элите, сути которой мы сами не понимаем. Человеку кажется, «но я заработал столько денег, теперь я значимый, смотрите на меня все. Все должны меня уважать, а жизнь моя должна течь как бы сама собой» Или «я защитил докторскую диссертацию, теперь я попал в элиту, и моя жизнь должна теперь течь как-то сама собой». Человек, никогда не обращали внимание, испытывает даже некоторые тревожные сомнения, что другие не смотрят на него как на значимого. Так и хочется сказать, что другие не смотрят на него как на дворянина, как на петровского служилого, который имеет право на европейские почести. И дворянства уже нет, и дворяне за годы русской и советской истории были уж больно разными. Но вот это ощущение, вот «я достиг ворот», эти ворота могут быть ранговые, то есть чиновничьи, эти ворота могут быть денежные, ну «вот наконец я и миллионер, уважайте меня все», эти ворота могут быть и вратами знаний «ну вот наконец я защитил докторскую диссертацию». Но внутренняя цель у русского человека при этом все равно одна — это цель попасть в служилых, в табель о рангах, поближе к батюшке царю, в то многоликое меняющее в нашей истории очертания, но тем не менее по-прежнему петровское дворянство, потому что в дворянстве этом гораздо больше ценятся внешние признаки — количество денег, количество душ крепостных или мертвых душ (помните Чичикова?), количество навешанных наград. Очень хочется перейти в какую-то категорию, в которой ты дальше можешь ничего не делать. Вы никогда не ловили себя на этом чувстве? Вот я достигну дверей, какого-то порога и за этим порогом смогу ничего не делать — меня посетит благодать. Только в России со времен Петра эта благодать стала исходить не от Бога, а от царя, генерального секретаря или президента. Источник благодати значения не имел, поскольку он стал земным.
«А как же священники?» — спросите вы. По священничеству табель о рангах нанесла два страшных удара. Во-первых, было уничтожено патриаршество. Церковь перестала быть независимой от государства и развиваться свободно. Эта ситуация так никогда и не изменилась. Была определена норма — один священник на 150 дворов прихожан, и ни в коем случае не больше, отнюдь не по духовной потребности человека. Дальше еще страшнее. В 1722 году все лишние священники выключались из своего сословия и уверяю вас, еще повезло тем из них, которые угодили в солдаты. А священники, которые жили на помещичьей земле и были выключены из списков своего сословия как лишние, были приписаны к помещикам в качестве крепостных. У нас существовали не только государственные, у нас существовали еще и крепостные священники, господа. С 1722 года все священники Российской Империи стали или чиновниками государства или крепостными.
Общество распалось на два разных народа, и с каждым годом, каждым десятилетием пропасть между этими народами в нашей стране становилась все больше и больше, все хуже и хуже эти два народа понимали друг друга.

Музыка

Кроме того, все тяглые ограничивались в выборе рода занятий и в возможностях перемещений из одного сословия в другое. До Петра в 17-м веке крестьяне беспрепятственно становились богатейшими купцами и получали образование. Помним очень мало примеров, но вот, к примеру, купец Посошков даже написал очень интересную книгу о Руси и государстве. Написал он ее до Петра, жил при Петре, но он был порождением допетровских времен, потому редчайшим исключением. Эпоха Елизаветы Петровны, Екатерины Второй уже не знает богатых и образованных купцов, которые еще и книги пишут. Это было в принципе невозможно. Такую книгу тогда бы никто не издал. Купцы были из другого народа. Они были неслужилые. И поэтому книжек писать не могли.
Писатель Петр Дмитриевич Боборыкин жил с 1836-го по 1921-й годы. За свою долгую жизнь он написал больше 50-ти романов и повестей. Его хвалили, ценили, награждали, но его литературные заслуги забыты, а в историю Боборыкин вошел как создатель слова «интеллигенция». Это слово он ввел в обиход в 60-е годы 19-го века, когда издавал журнал «Библиотека для чтения». Слово происходит от латинского «Интеллигенция» — понимание, знание, познающая сила. Интеллигент переводится с латыни как «знающий, понимающий, мыслящий». Британская энциклопедия определяет интеллигенцию так: «особый тип русских интеллектуалов, обычно находящихся в оппозиции к своему же собственному правительству».
Похоже, что у нас интеллигенция — это некое понятие о тех, кто так и не смог вступить в служилых, то есть в дворянство родовое и дворянство служилое, обусловленное табелю о рангах Петра Первого, и решил составить некую самостоятельную элиту, которая кичилась в первую очередь своими собственными знаниями. Интеллигенцией, например, часто называли людей просто образованных. Но далеко не все интеллигенты сами хотели к этому слову относиться. Широкую известность получила драка в 1910 году студентов электротехнического института, которые подрались со студентами университета. Не желали, чтобы их называли интеллигентами. «Мы работаем, — гордо заявляли будущие инженеры, — «мы рабочие, а никакая вовсе не интеллигенция». Зато в интеллигенцию постоянно пытались пролезть те, кого туда пускать не хотели, скажем, сельские акушеры, фельдшеры, телеграфисты, машинисты, станционные смотрители. А что, их работе надо научиться, это умственная работа, кто посмеет сказать, что это работа нетворческая и несложная. С другой-то стороны, мы называем интеллигенцией общественный слой людей, профессионально занимающийся умственным сложным творческим трудом, развитием и распространением культуры. Но ни Киплинг, ни Бальзак, ни Голсуорси, ни А. Пушкин, ни Л. Толстой по своей общественной принадлежности, извините, к интеллигенции не имеют никакого отношения, а вроде бы творцы культуры.
Интеллигенцией, в том числе часто называли до революции некий слой борцов с самодержавием. Интеллигенцией себя именовали именно те, кто посвятил себя разрушению старого темного мира, борьбе с угнетением, борьбе за трудовое крестьянство и т.д. То есть, идейно эта группа невероятно разнообразна и текуча. В ней все время возникают новые партии, партийки какие-то, группочки и группки, отпочковываются направления и создаются учения. На самом деле, в главном вся категория людей, которые называют себя интеллигентами очень похожи. В каждом учении, направлении они считают правыми только себя и не только правыми, но попросту единственно порядочными, честными и приличными людьми. Фразы типа «Каждый порядочный человек должен» или «Все уважающие себя люди обязаны»; в конце этих фраз обычно высказываются какие-нибудь невероятные предрассудки — это только внешнее проявление невероятной агрессивности, которую, если вдуматься, всегда проявляла интеллигенция. В конечном итоге, она оказалась лишь еще одним слоем, который упорно воевал с дворянством, за то, чтобы поменяться с ним местами. И во время революции именно интеллигенции это удалось, именно интеллигенция и уничтожала интеллигентов, создавая все новые и новые бредовые или полубредовые словесные концепции.
На самом деле, в результате нам удалось породить лишь все новые и новые формы государственного дворянства, что и показывает, что в сущности своей все высокие стремления интеллигенции к познанию и пониманию сводились лишь к способам почувствовать себя той самой, сформированной Петром элитой. Ну, а у элиты этой была одна невероятно важная задача. Задача эта заключалась в том, чтобы защищаться от других русских, тех самых тяглых или крепостных или от того самого крестьянства. Защищаться любой ценой — «мы не они, они не мы». У нас преимущество в знаниях, в положении, в табели о рангах, и поэтому нас все должны кормить и уважать. Вот, в сущности, предельно простая мысль, которая, как мне кажется, лежала в основе очень многих творений интеллигенции.
Попробуйте как-нибудь на досуге перечитать сборник «Вехи». Там очень много про интеллигенцию и про нас с вами, всего не перескажешь. Спасибо всем интеллигентам, которые смогли меня выслушать.
Продолжим этот разговор в нашей следующей беседе в радиотеатре фантазий. Спокойной ночи.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Занятие 17.
Непрочитанное сообщениеДобавлено: 30 ноя 2017, 11:28 
Не в сети
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 04 авг 2017, 12:14
Сообщения: 49
Откуда: Сыктывкар
Занятие 17.

Доброй ночи всем, кто нас слышит в наших не очень простых разговорах о попытках человеческой души расти. Ощущение, что мы обладаем неким тайным знанием, что мы являемся интеллигентами, тоже приводит к нашим болезням. Паранойя и кровь революции только одна из такого рода общественных заболеваний. На интеллигента обрушивается все та же раздвоенность сознания, что и на дворянина. Он тоже привык ругать страну, в которой родился и которую любит. Он тоже привык служить тому, к чему относится с иронией или с негодованием. И как бы дворянство и интеллигенция в своей истории не ругали друг друга, в одном они были глубоко едины — и те, и другие всегда защищались от своей принадлежности к народу.
Спор шел только о том, кто будет этим самым народом руководить — дворянство или интеллигенция? Дворянство вело народ к светлым вершинам прогресса, пользуясь для вразумления поркой — выжившие потом оценят, битые научатся. Интеллигенция может утверждать все что угодно, но делала она ровно то же самое — те же претензии на руководство, на владение высшими культурными или духовными ценностями, на знание «как надо», те же деспотические требования, только переписанные на интеллигентный лад. И главное, собственно говоря, та же самая попытка забыть о вечности, которая есть и в тебе и в другом, к какому бы общественному классу этот другой не относился. Дворянство и интеллигенция, каждое по своему, пытались пролезть в эти недоступные врата пятой чакры. Для них признаком попадания в эти врата было ощущение собственной значимости, которая со времен Петра Первого сводилась к обладанию некоей тайной информации о государственном устройстве, об экономических законах или о жизни церкви, собственно говоря, это не имело значение. Главное, что это ощущение себя элитой порождало чувство того, что ты находишься где-то на уровне света, что ты проник в ворота, которые ведут тебя в вечность. Можем ли мы каким-то образом вместе попробовать сформулировать, в чем же заключалась ошибка тех и других, почему, столь немногих людей, мы с вами оглядываясь назад можем отнести к подлинным людям пятой чакры?

Музыка.

Все, что происходило в обществе в 20-м веке свелось к спору родового или служилого дворянства с теми, кто именовал себя интеллигенцией, за власть над народом или народами. Спор этот сводился к игре словами — неким формам социальной риторики к тем или иным группам, партиям, обществам или орденам, которые вели нескончаемую войну друг с другом. Преодолеть эту инерцию удалось до сих пор загадочной и странной революцией в сфере синтеза духа и политики, которую сделал нацизм в Германии. Нацизм изначально был попыткой, хотим мы с вами это признавать или нет, сделать политически актуальными самые глубокие вопросы человеческого бытия, попробовать построить некую альтернативу привычному социально-экономическому мышлению или привычной социальной риторике. В период правления нацизма Жак Бержье, Повель Луи в смоем знаменитом «Утре магов» назвали несколькими годами абсолютно иного, абсолютно иной культуры вторгшейся в человеческое сознание. И тем не менее, как вы знаете, эта концепция вроде бы опиравшаяся на древние формы духовности позорно и кроваво проиграла. В чем же заключалась суть проблемы? Да в том же, в чем она заключалась и у дворянства и у интеллигенции.
Сделав, например, своим официальным кумиром, Ницше с его учением о сверхчеловеке, нацисты похоже поняли его совершенно обратным образом, чем понимал сам автор. У Ницше сверхчеловек — это человек абсолютно свободный, это воплощение активных сил, не обусловленных никаким внешним принуждением, никакими посторонними обстоятельствами — это воля к власти, и к власти далеко не политической, как неукротимое свободное творчество, а вовсе не рабская жажда сильной руки. Противоположностью активных сил в метафизике Ницше являются силы реактивные и их движущий принцип — это исключительно реакция на некий внешний раздражитель. Эта реакция может быть самой разнообразной — от отчаянной борьбы до безоговорочной капитуляции. Зависимая, пассивная суть действия от этого не меняется, поскольку весь смысл и весь сценарий деятельности политической или какой-то другой задается извне. Вечное государство, которым объявлял себя нацизм, или вечный тип общественно строя, которым называл себя социализм — вечными являться никак не могут, потому что это типы государства, направленные на борьбу со всеми, точнее говоря, на защиту.
Нацисты поставили отвлеченные сферы на свои знамена, используя один из самых древних человеческих символов — символ свастики, используя непрерывно в своей риторике такие слова, как Бог, провидение, к которым постоянно обращался Гитлер в своих выступлениях. На самом деле, сводил свои теории скорее к Дарвину, чем к Ницше, потому что полагал высшим законом силы право сильнейшего и считал предрассудком всякое сверхъестественное вмешательство или порядок. Он же превозносил современную науку и вечные законы природы, вовсе не смущаясь тем, что науке мы обязаны не только техническими завоеваниями, но и и в той же мере необратимым духовным кризисом.
Наши потери чувства смысла, потери ощущения того, что Вселенная священна и жива, в результате деятельность и коммунистов и нацистов свелась исключительно к противодействию врагам. Абсолютно неважно, кто конкретно попадал в эту загадочную область врагов. Вполне абстрактные враги народа в нашей стране или евреи и большевики у нацистов. Самое главное, что, вешая на свои знамена священные символы, и та и другая государственность на самом деле свела свою деятельность к обороне от действенных или придуманных врагов, собственно говоря, не так важно. Важно то, что в обороне невозможно построить будущее, невозможно создать никакую утопию, создать справедливое общество, обороняясь от всех других обществ на свете тоже невозможно. И те исторические времена, в которые живем мы с вами, наверно, самое лучшее тому доказательство. Не могло сохраниться ни русское служилое дворянство, ни русская интеллигенция, как идея, поскольку подлинный внутренний подлинный скрытый смысл существования и тех и других сводился к обороне, к обороне от своего собственного народа, вполне возможно, что и не только от своего собственного.
Я хочу достичь некой значимости, обороняясь от проблем или от людей, которые меня окружают. Я хочу достичь значимости защищаясь — вот что такое главное, таящееся где-то в глубине нашей души энергия заблуждения. Сам факт ее существования, само наше желание значимости, сами наши разговоры о свете и любви, сама наша тревога и тоска, которые появляются у немецких, русских или американских Мартинов Иденов, когда они достигают вершин своей власти, их способность почувствовать ошибку, правда связанная с неспособностью точно так же, как у Мартина Идена высказать, в чем эта ошибка заключается, заключается в вечной защите. Но только вот понимаем ли мы, от кого мы защищаемся, называя своих врагов самыми разными именами: от евреев, врагов народа, шпионов, лазутчиков, большевиков до просто абсолютно абстрактного слова «они». Мы — это мы, мы — это элита. Они это те, кто ниже нас. Смысл элиты заключается в том, что мы от них защищаемся, хотя разумом прекрасно понимаем, что в общем-то и защищать нам нечего и защищаться стоит вряд ли. От кого же мы защищаемся на самом деле?

Музыка.

Я впервые столкнулся с этой мыслью у протестантского философа 18-го века Рудольфа Отта. Отто называет наше изначальное чувство состоянием твари. Самое существенное в этом ощущении — быть не больше чем тварь. Это вовсе не значит, что наше изначальное чувство коренится в смутном сознании собственной конечности и малости. Рудольф Отто имел ввиду только то, что перед лицом создателя все мы твари. Непосредственность восприятия Всевышнего у каждого из нас —вот в чем заключается это чувство. Отто полагает, что состояние твари это следствие неожиданной встречи с создателем. Мы ощущаем себя чем-то малым или вообще ничем, потому что мы предстоим всему, мы предстоим вечности или, говоря иначе, мы твари и обладаем сознанием только потому, что однажды в своей жизни узрели творца. Такое толкование порой трудно принять. Все религиозные тексты утверждают обратное. Состояние самоотрицания предшествует позитивным чувствам — сначала возникает ощущение тварности, и только потом человек способен воспринимать Бога. Рудольф Отто имеет ввиду то ощущение, которое мы испытываем при рождении. Появившись на свет, дитя не чувствует себя чьим-то. У него нет никакого понятия ни об отце, ни о матери. «Ребенок чувствует себя, наверно, — пишет Рудольф Отто, — выпавшим из гнезда, заброшенным в чужой мир». Вот и все. Грудной младенец чувствует бесконечность рядом с собой, а дальше он может либо научиться ей доверять, либо начать от нее защищаться — защищать свое хрупкое сознание самыми разными словесными, телесными, мысленными конструкциями, создавая себе все более и более глухую оборону от вечности.
Ведь таким мучительно до боли неуверенным в себе бездарным художником и был человек, которого позднее стали называть фюрером. Он там, в своей неуверенности в себе, в беспроглядном мраке что-то различил, он научился доверять своей собственной неуверенности в себе, а его государство кончилось тогда, когда он утонул в очередных словесных конструкциях и в своем неуемном желании отомстить всем тем врагам, которые как ему казалось, его унизили. Он что-то почувствовал, но не смог в этом разобраться.
Мы все время чувствуем океан в себе и вечно его боимся, а надо научиться ему доверять, поскольку от него, от этого безбрежного океана мы все время пытаемся защититься, мы никак не хотим почувствовать себя волной. Наша жизненная энергия, которую мы направляем только на защиту, это и есть энергия заблуждения, которая в нашей и европейской культуре приводит к болезням и безумию на любых уровнях состояния духа ровно потому, что это попытка защититься от вечности в самом себе.
Собственно говоря, об этом и весь психоанализ. В своей книге «Тотем и табу» Зигмунд Фрейд писал, что истерический невроз представляет из себя карикатуру на произведения творчества или произведения искусства, невроз навязчивых состояний представляет из себя карикатуру на религию, а бред параноика является всего навсего карикатурой цельной философской системы. Попытка защититься от голосов вечности в себе и делает произведения искусства, которые не написал человек истерией, религию навязчивым состоянием и оправданием собственной жизни, а философскую систему превращает в бред параноика Гитлера или Сталина.

Музыка.

Чем выше мы поднимаемся по лестнице чакр, тем меньше мне хочется рассказывать о болезнях, но я думаю, нельзя не упомянуть, что когда воздушный шарик человеческого я стремится подняться на какую-то не совсем понятную ему высоту, а человек начинает лихорадочно защищаться, то у него и в прямом и в переносном смысле перехватывает дух. И, конечно, попытка наша подняться на уровень пятой чакры, пройти через ворота вечности связана с бесконечным числом проблем органов дыхания. Ведь сама эта фраза «у меня перехватило дух» больше свойственна интеллигенции. Вот так, во всяком случае внутренне хочется ее отнести. Так и слышим звук океана в языке — дух, дых, дыхание, слова в русском языке однокоренные. Каждый раз, когда у нас перехватывает дух — это тот самый океан вечности стучится в нас и зовет нас куда-то, потому что дыхание и божественный дух когда-то давным давно у наших предков были равны. Может быть, недаром считается, что жалобы на одышку даже при минимальных нагрузках или в покое высказывают до 80-ти процентов больных в клинике невротических состояний. Ведь если исходить из точки зрения, которую я рассказывал только что, любой невроз — это попытка человека защититься от вечности. С неприятным ощущением заложенности или стягивания верхней части грудной клетки или внутренним головокружением связаны жалобы на нарушение этой главной функции организма — нашего легочного дыхания. Пациенты чувствуют, что их дыхание становится все более скованным и тяжким: не так дышится, нет свободы и легкости во вдохе, как будто в груди мешает что-то, сжалось и не отпускает, не дает ни вдохнуть ни выдохнуть, теснит и задавливает легкие, препятствует свободному прохождению воздуха.
Чувство неудовлетворенности вдохом — это и есть ощущение нехватки духа, не только дыха, но и духа. Это и есть ощущение того, что мы потратили слишком много сил на защиту, забыв услышать свои внутренние голоса «сделай что-то». Ощущение какой-то заслонки, преграды в груди, явление дыхательного корсета сначала локализуются в горле на уровне той самой пятой чакры, здесь, на гортани, как будто комок ваты или что-то постороннее застряло там. Иногда эти ощущения застревают в верхних отделах грудной клетки, иногда над левой лопаткой. Однако, все это знаки все того же — «я хочу туда вверх, к вратам вечности», «я умею использовать себя только в достижениях значимости». По-русски, только для того, чтобы стать членом какой-то элиты, как будто это что-то радикально изменит в моей жизни.
Чаще всего именно об этом, по крайней мере с точки зрения вашего покорного слуги, свидетельствует также и синдром укачивания, только синдром укачивания, который развивается не в детстве, а к зрелому нашему возрасту. Это состояние известное также как морская, воздушная, лифтная или автомобильная болезнь, очень часто или провоцирует развитие одышки или, наоборот, сопровождается ею. Это комплекс неприятных ощущений, обусловленных более или менее длительным воздействием ускорений — прямолинейных, угловых, вертикальных, радиальных, с выраженным учащением дыхания и даже его установлением в ритме вот этой самой качки или в ритме этих самых ускорений. Чаще всего это проявляется первоначально лишь в переполненном автобусе или в скоростном лифте, а затем и в любом виде транспорта или при любом виде передвижения. Чаще всего эти ощущения и сопровождаются чувством того, что перехватывает дух, а вот качка или приемы чрезвычайно похожие на качку в транспорте очень много использовали йоги именно для того, чтобы продвигать куда-то свою жизненную энергию, свою кундалини. И именно невозможность понять это и почувствовать, куда должна быть направлена эта энергия, переключение ее с восприятия качки, ведь это же компоненты путешествия, с включения ее на защиту от все тех же раскачивающих тебя в жизни обстоятельств, чаще всего и вызывают у человека подобного рода синдромы.
Хотелось бы еще успеть упомянуть о двух вещах: во-первых, о так называемой «мнимой невротической астме», когда остро развиваются обострения одышки при стрессе, при эмоциональных нагрузках у взрослых и у детей. И число дыхательных движений доходит до 40-50 иногда до 60 в минуту, даже врачи иногда думают об истинной дыхательной недостаточности. Чаще всего такого рода переживания происходят на фоне стресса, иногда выраженного, иногда не очень. Они могут развиваться прямо при враче. Их провоцировать может любое волнение и расстройство — при входе в процедурную, перед операцией, при встрече с начальством, в одиночестве, когда никто уже не сможет помочь и т.д. и т.п. Это одно из проявлений мучительной нехватки духа, попытки не использовать, обратите внимание, собственное одиночество, а любой ценой защититься от него, защититься от любого человека, который хочет оказать тебе помощь — медсестра, врач, наиболее частые и типичные примеры такого рода проявления. Ну и конечно, приступам психогенной одышки могут сопутствовать привычные сердцебиения усиливающиеся при волнении и ходьбе и сердечные боли, переходящие в типичные, на первый взгляд, приступы стенокардии. Чаще всего это все— та же самая мучительная попытка защититься от вечности и мира вместо того, чтобы открыться ему.
Ну и еще одно, может быть в самом конце, поскольку, кажется мне очень страшным. Наша попытка защиты иногда доходит до степени, которую мы бессознательно ощущаем как желание прожить иную жизнь. Это одна из сторон синдрома Мартина Идена. Человек, испытывающий кризис подобный тому, что описан у Джека Лондона, может поступить так, как поступил герой романа. Он может так и не поступить, он может заболеть раком, поскольку, мне всегда казалось, что рак — это попытка организма создать в себе какую-то новую жизнь, попытка абсолютно невозможная, на которую организм отвечает стихийной прореферацией клеток, которые мы и называем раковыми опухолями. Подавляющее большинство людей в психологических исследованиях больных раком испытывали мучительное чувство неудовлетворенности прожитой жизнью вызванное самыми разными причинами — от смерти близких до низкой пенсии и незаслуженного по их мнению отношения к ним детей и окружающих. Обратите внимание, все это мучительные попытки защититься от жизни и вечности, любой ценой сколотить какой-то образ самого себя и ни в коем случае не признаться себе в том, что ты хочешь измениться, что ты хочешь чего-то другого. А ведь именно с этого признания, только лишь и может начаться движение вверх, туда через ворота пятой чакры.
А вот о том, какие люди способны это сделать и об упражнениях, которые могут нам помочь, их этих людей понять, мы с вами поговорим в следующей программе. Спасибо за то, что вы были вместе с нами еще один вечер, спокойной ночи.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Занятие 18.
Непрочитанное сообщениеДобавлено: 30 ноя 2017, 11:35 
Не в сети
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 04 авг 2017, 12:14
Сообщения: 49
Откуда: Сыктывкар
Занятие 18.

Доброй ночи всем кто нас слышит, желает радиотеатр фантазий программы «Серебряные нити». Мы с вами учимся понимать друг друга, потому что я учусь вместе с вами, и то, что звучит в нашем радиотеатре вовсе не абсолютные истины, а лишь поводы для рассуждения, обсуждения и погружения в себя. Любые утверждения о человеческой душе всегда спорны и всегда являются поводом для того, чтобы послушать, как где-то в глубине души звучит океан вечности.

Музыка

Замечательный норвежский музыкант Кетил Бьернстад вместе с Джоном Кристенсеном, Дэвидом Дарлингом и Терри Рипдолом однажды записали диск, который называется «Море», и смысл этой студийной записи заключался именно в том, что четыре музыканта пытались почувствовать, как вечное море звучит у них в душах. Они медитировали на тему о вечности и играли. Вот эту музыку вы сегодня услышите в музыкальных паузах между нашими размышлениями.
Мы с вами обсуждали слово интеллигенция, наше желание принадлежать какой- нибудь элите, чтобы добиться собственного признания, собственной значимости. Мы с вами обсуждали фактически, что когда волна пытается быть отдельной от моря, она создает слова, она пытается оторваться от единого и всеобщего, отгораживаясь от него словами, знаниями. Называем мы эти слова знаниями, или интеллектом, или логикой, или разумным или рассудочным мышлением. А волны, которые смогли оторваться от моря, скорее всего и получили название интеллигенции, так кажется мне. Как бы не понимали мы эту метафору моря, как метафору народа и вечности и бесконечности этого понятия или как метафору нашей собственной души, ее глубин, от которых мы смогли-таки отгородиться с помощью знания.
Откуда мы берем эти знания, кто является их создателем? Кто является лидерами той самой элитной группы, которая используя слово Боборыкина стала называть себя интеллигенцией? Ну, конечно, это тоже интеллигенция, интеллигенция творческая, интеллигенция, которая создала некие тексты, которые позволяют нам все дальше и дальше отгораживаться от ощущения себя волной на поверхности вечности, отгораживаться от ощущения присутствия вечности в себе.
«Образы и мысли возникают в моем уме как данности, — писал Толкиен, — Сначала они появляются в отдельности, как отдельные живые сущности, потом связи между ними растут, и я всегда чувствую, что записываю на бумаге то, что уже существует, ничего не создавая сам». Конечно, творцы, та часть интеллигенции, которую мы называем творческой, создает в культуре эти новые тексты, которые потом и начинают определять наши знания, наше воображение и наши мечты. Но где они, эти лидеры интеллигенции берут эти образы? Посмотрите, Толкиен рассказывает о том, что он прислушивался к чему-то в себе, и у него в уме возникают данности. Жан Кокто рассказывал, что как-то однажды, пробудившись после беспокойного сна, увидел словно спектакль в театре пьесу в трех актах, которую потом записал, назвав ее «Рыцари круглого стола». Уильям Блейк и Дмитрий Менделеев, Гюстав Моро и Федор Достоевский, Пол Клея и многие многие другие — этот список можно продолжать до бесконечности, ощущали, что они получают знания, тексты и музыку, точно так же, как это ощущали наши музыканты, когда писали музыку, которая звучит сегодня.
Цитата:
В моей душе зажигается огонь, — писал Моцарт в одном из своих знаменитых писем. — Вслушайтесь только: я нахожу спокойное и уединенное место и чувствую, как внутри меня растет произведение. Оно растет, обретая форму и ясность, пока не станет целостным и завершенным в моем сознании. И тогда я могу рассмотреть его словно чудесную картину или прекрасную скульптуру. В своем воображении я слышу отдельные части непоследовательно, одновременно, все сразу. Я не могу выразить, какой это восторг - создавать произведения и творить их. Это дивный сон наяву. Но слышать его целиком самое лучшее. Я никогда не забуду того, что создано таким образом. Наверно, это тот самый замечательный дар, за который я благодарен творцу. По этой же причине произведения очень легко записать, ибо, как я уже говорил, оно уже завершено. Когда оно записано оно редко отличается от того, которое я слышал в своем воображении. Отчего же оно вышло из моих рук именно в такой форме, и стиль, присущий именно Моцарту и отличный от работ других композиторов? Вероятно, по той же причине, по которой мой нос создан широким и орлиным носом Моцарта и отличается от носов других людей, ибо сам я и в жизни и в творчестве никогда бы не стремился быть оригинальным. Я так устроен, что мне все время хочется подражать.
Только здесь заканчивается длинная цитата из знаменитого письма Моцарта.
Разумеется, великие произведения создавались теми, кто постоянно развивал и совершенствовал свое мастерство. Толкиен отнюдь не был безграмотным, когда он писал своего «Сильмариллиона». Собственно говоря, именно про повесть «Сильмариллион», о том, как создавались ее легенды я и читал совсем недавно цитату. А Моцарт, конечно же вовсе не был человеком, лишенным музыкального слуха. Однако, есть переход от кропотливого труда накопления знания к вспышке озарения — это что-то вроде квантового скачка. Это качественно иное состояние сознания. Артур Кестлер в «Акте творчества» и знаменитый Жака Адамар в «Психологии созидания в математике» пытались описать эти состояния, в которых возникает творческий процесс. Обычно утверждается, что эти состояния приходят спонтанно и непреднамеренно. Некоторые художники утверждают, что они творили в таких измененных состояниях сознания, другие не говорят об этом прямо, но описывают конкретные практики, которые без сомнения помогали им вводить себя в подобные состояния. Такими практиками могли быть долгое телесное напряжение, почти как у христианских аскетов, концентрация на определенном предмете, если вы помните, у Моцарта это был метроном или выбор необычного или экзотического места для работы. Можно сказать даже более того — существуют бесчисленные свидетельства попыток, что, правда абсолютно безуспешно и безрезультатно, огромное количество художников и писателей пытались вызвать подобные состояния с помощью алкоголя, который по сути своей и представляет некую искусственную модель вот этого особого состояния сознания, в котором человек как будто начинает что-то слышать.
Может быть, именно из-за того, что мы не пытаемся как-то отдельно, со стороны посмотреть на суть творческого процесса, мы не очень понимаем, чего же на самом деле хочет человек, когда он пьет.

Музыка.

У меня есть одна всегда как бы самостоятельно жившая во мне особенность — мне на самом деле всегда почему-то было не очень интересно читать о личности творческого человека или человека искусства. У вас, дорогие радиослушатели, никогда не возникало некое внутреннее ощущение, что творец и его творчество — две вещи качественно разные? Нельзя объяснить творчество огромного количества людей ни туберкулезом, как это очень часто бывало, ни последними стадиями сифилиса, ни шизофренией, как мы вот уже более ста лет называем часть абсолютно подобных по внешней форме вспышек чего-то иного в человеческом сознании. Можно ли через личность творца постичь его творчество? Мне кажется, что нет. Нельзя постичь музыку Моцарта, изучая его жизнь, хотя его жизнь представляет из себя отдельный и загадочный роман. Но это два романа — роман о жизни и роман, который слышен в его музыке.
Не только художники и писатели, но и математики, изобретатели, философы и психологи часто уверяют, что они являются просто антеннами — пассивно воспринимают свои произведения из источника за пределами их сознания. Эту силу отчетливо ощутил Фридрих Ницше, создавая «Заратустру». В его описании присутствуют огромное количество вещей о которых мы так или иначе говорили — воображение, экстаз, ощущение полной свободы необычайной глубины, красоты и истины, наполняющих сознание. Он говорил о необычайной ясности мысли, возникающей в эти моменты. Все это иллюстрирует, помимо всего прочего, сходство между опытом Ницше и опытом мистиков и религиозных деятелей. Вот что он писал о создании «Заратустры»:Т
Цитата:
от, у кого остался хотя бы малейший предрассудок, не допустит мысли о том, что он просто медиум или глашатай какой нибудь могущественной силы. Откровение описывается на этом языке очень просто: я чувствую, как внутри меня нечто волнующее и мучительное обретает форму, становится видимым и слышимым с неописуемой ясностью и точностью. Мне нет нужды ничего искать — я слышу. Мне нет нужды спрашивать о дающем — я принимаю. Мысль озаряет меня подобно пламени, в котором нет места сомнению и колебанию. Это экстаз, ужасное напряжение которого порой разряжается потоком слез, во время которого я перехожу от невольной стремительности к невольной медлительности. Кажется будто, я схожу с ума. Бесконечная дрожь сотрясает меня с головы до пят. Это и только это глубочайшее счастье, которым даже самое мрачное и мучительное чувство не звучит диссонансом, а кажется просто одним из цветов палитры. Это ощущение ритма, которым проникнут весь мир форм.
Я прерву на секундочку цитату из Ницше, и скажу, что весь мир форм это почти то же самое, что мир волн, о котором мы с вами неоднократно говорили. Продолжаю цитату:
Цитата:
Все в этом состоянии происходит без усилий, словно в потоке свободы силы и благодати. Самое чудесное — легкость и естественность возникающих образов и сравнений, которые кажутся не плодом воображения, а самым непосредственным точным и простым способом выражения.

Если вы захотите сравнить это описание Ницше с платоновским «Федром», вы конечно вспомните платоновское понятие божественного безумия поэта. Платон сравнивал в «Федре» состояние вдохновения, транса поэтов и некоторые болезненные проявления религиозных маний. Он говорил, что подлинное состояние священного безумия поэтов как будто внушены откуда-то извне. Ницше никогда и нигде и никак не назвал ту силу, которую он слышал. Он нигде не попытался понять, что же это за источник, который дал ему «Заратустру», но несмотря на это, его описание напоминает подобные же переживания пророка Магомета, Моисея и других глашатаев божественных откровений.
Творческий процесс, описанный Ницше, — один из величайших по глубине и силе и эмоциональному напряжению. «Заратустра» был создан им за три десятидневки, которые были разделены довольно длительным временем. И Ницше уверял, что пройдут еще тысячи лет, прежде чем появится на свет еще одно подобное произведение. Я иногда думаю, может быть, Ницше окончил свою жизнь в безумии именно потому, что он так никогда и не признался себе, что эти состояния приходят не у него изнутри, а откуда-то извне. Ведь Ницше объявил время гибели богов, стало быть, это он отринул те ощущения и мысли, которые ему не принадлежали и попытался отлить их в какую-то форму в рамках своего понимания — понимания, как мы знаем, крайне эгоцентрического. Может быть, это сильное упрощение Ницше, но «Заратустра» — это поиск свободы через эгоцентризм. Он так и не смог признаться себе в наличии источника своих вдохновений вне себя, в отличие от прожившего долгую жизнь Платона. Может быть, эта попытка присвоить себе то, что не может принадлежать человеку и сожгла мозг Ницше. Может быть, есть силы, которым нужно научиться доверять и просто не пытаться интерпретировать эти силы как принадлежащие себе. Может быть, безумие — это и есть попытка человека присвоить себе эти силы.

Музыка.

Спустя совсем немного времени человек, говоривший, что умственный труд есть величайшее в мире счастье и самый лучший отдых для его мозга, Владимир Ульянов Ленин, творивший социальные истины, погиб тоже по этой причине, думаю я иногда. Может быть, слишком много дано было ему услышать или почувствовать, да только вот нельзя было все это себе присваивать и приземлять. Ведь и Ницше и Ленин сделали попытку окуклить, свернуть внутрь одного человека то, что они смогли почувствовать, узнать, услышать от вечности. Представьте себе, что волна пытается вобрать в себя все море и объявить себя им. Нет никакого моря, а есть только я — отдельно существующая волна. Конечно, в этой попытке волна лопнет, как лопается воздушный шарик. Может быть, это и есть священное безумие великих, никем так до конца не объясненные психозы Ницше и Ленина.
Цитата:
Я закрываю глаза, держа пишущую машинку на коленях. Я пытаюсь очистить сознание, и жду как ребенок, который доверяет кому-то и ждет откуда-то прихода других детей, и тогда я вижу своих будущих героев так ясно, словно это настоящие мои дети, — писала современная детская писательница Инид Блейтон в письме к своему психологу, — Если мое доверие подлинное, если мне удается уловить волну этого доверия, история моих героев разворачивается передо мной так, как будто я смотрю кино. Я не знаю, что произойдет дальше. Я чувствую, что я одновременно пишу книгу и читаю ее первый раз в жизни. Иногда герой шутит, и я смеюсь, когда записываю его шутку, и думаю: да, какой он умный, мне бы такое никогда не пришло в голову. А затем в голову приходит предательская мысль — так кому же все это пришло в голову, если не мне самой? Вместе с приходом этой мысли в моей голове вдруг прерывается доверие и повесть, кино или сон, которые разворачивались в моей душе на этом заканчиваются.



Музыка.

И конечно, нашим радиослушателям давно пришел в голову вопрос — ну какое все это отношение имеет к чакрам и к движению вверх? Конечно же, абсолютно прямое, потому что то, что чувствуют создатели текста, лидеры интеллигенции, вот эти прорывы и есть путь к шестой чакре, точнее говоря, ее прозрение, которое на санскрите называется «савикальпа самадхи», или обусловленный восторг ощущения вечности. Это дорога к тому самому высшему просветлению, которая потом на уровне седьмой чакры получит название безусловного восторга. Существует раздел йоги, который называется «йога сновидений», в котором немедленно угадывается сходство с некоторыми современными психотерапевтическими методиками, поскольку в ней йогу следует уделять особое внимание своим сновидениям — развивать их и анализировать в соответствии с возникающими чувствами.
Вот что писал йог Рамачарака: «Когда йог видит пугающий сон, он должен оградить себя от необоснованных страхов, сказать «это сон». Разве во сне огонь способен обжигать? А вода затягивать? Как это демон или животное может мне навредить? Я должен научиться в своем сне идти сквозь огонь и воду, или же превратить себя в огненный шар и поразить сердце того ужаса, который мне приснился, для того, чтобы сжечь его».
Творцы сравнивают свои состояния со сновидением, а йоги в своих сновидениях пишут романы, ну почти боевики, если ты описываешь, как превращаешься в огненный шар и сжигаешь сердце своего кошмара или своего врага. Так ощущается прорыв к вечности и контакт с ней. Можем ли мы каким-то образом поучиться этому? Так ли случайны эти состояния? На мой взгляд, нет. Среди путаницы тех мыслей, которые составляют эти наши разговоры в радиотеатре фантазий, главной является одна: «Мы все умеем чувствовать вечность». Но большинство из нас ей не доверяет. А люди, которые действительно принадлежат к числу людей пятой чакры, учатся доверять вот этим прорывам и прозрениям, которые приходят к ним от Бога, от вечности. Они учатся доверять этой радости, как только что говорила нам в своей цитате датская писательница. Мы тоже с вами можем поучиться доверять. Давайте попробуем такому комплексу упражнений посвятить отдельную передачу — следующую. Спасибо за то, что были вместе снами. Спокойной ночи.


Последний раз редактировалось Valeri 30 ноя 2017, 14:23, всего редактировалось 1 раз.

Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Занятие 19.
Непрочитанное сообщениеДобавлено: 30 ноя 2017, 11:39 
Не в сети
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 04 авг 2017, 12:14
Сообщения: 49
Откуда: Сыктывкар
Занятие 19.

Доброй ночи всем, кто слушает мысли о самих себе нашего радиотеатра фантазий. Мы с вами путешествуем по уровням человеческого сознания, представляя себе, что древнее тантрическое понятие чакры и есть образы или карты нашего с вами внутреннего мира, образы ограничений, которые мы сами накладываем, образы, которые могут подсказать нам путь вверх. В наших разговорах об интеллигенции, о личностях, о ее лидерах, мы с вами так и не успели поговорить о том, как же учиться ощущать голос океана в вечности, который всегда присутствует где-то в глубине нашей души. Наверное, это нужно начать с того, что привести в порядок свое собственное сознание, свою собственную нервную систему, ведь слышит голос вечности наш мозг, а в нем есть одна вечная дихотомия, и эта дихотомия правого и левого. Наш разум, по крайней мере, рассудочный разум большинства из нас — те самые тексты культуры, те ограничения, записанные преимущественно в левом полушарии, которое руководит нашей правой рукой, а вечность, конечно же, лучше слышит правое полушарие, полушарие эмоциональное. Мы с вами отчетливо стараемся перегрузить, напрячь, в том числе для того, чтобы принять решение, полушарие левое, мы с вами живем в культуре, в которой считается, что разум, рассудок и есть главные качества человеческой души. Мы со школы говорим детям: «самое главное — получить знания». Хотя порой, будучи взрослыми, мы сами не знаем, что нам делать, а какие-то необычайно важные для нас решения приходят откуда-то, как сказали бы йоги, с уровня шестой чакры в виде озарений, как музыка приходила к Моцарту.
Нельзя сразу броситься в откровения, нельзя сразу броситься навстречу океану, само существование которого мы отрицаем, сначала нужно, чтобы разум и чувства почувствовали свой баланс, что они помогают друг другу и дополняют друг друга, это не всегда получается сразу, и поэтому мы с вами попробуем услышать голос вечности, но сначала мы попробуем привести в порядок наше сознание, пользуясь образами, метафорами левой и правой стороны.
Это упражнение объединяет множество функций мозга, соединяет слова и образы, ощущения и эмоции, абстрактные цифры и единство поля сознания. Чтобы выполнить это упражнение в первый раз, вам лучше всего записать его на магнитофон. Когда я буду говорить текст этого упражнения первый раз, старайтесь дать образам, о которых я буду говорить, возможность появиться. Я надеюсь, что вы уже подготовились к упражнению, что вы уже зажгли на своих столах наши знаковые свечи — орудия «Серебряных нитей», попробуйте расположиться поудобнее, так, чтобы позвоночник был прямым, найдите для тела на ваших священных местах такое положение, которое будет комфортным для вас в течение ближайших сорока минут. Сначала упражнение будет вводным: просто посмотрите несколько секунд на пламя свечи, затем закройте глаза и представьте себе огненные круги от пламени свечи. Вот они на ваших глазах в вашем воображении превращаются в подсолнух с желтыми лепестками, черными семечками, на длинном зеленом стебле в центре. Идите к подсолнуху и ныряйте прямо в его центр, ощущая, как выпадают семечки, когда вы продираетесь сквозь них. Ныряйте глубже и глубже, в самую сердцевину подсолнуха, ой, вы нашли там яркое солнце! Плывите внутрь его, ощущая, как тепло разливается по вашему телу. Ныряйте глубже и глубже внутрь солнца и найдите там подсолнух, подсолнух в ярком солнечном свете. Вытащите из него семечко, проглотите его, загадав при этом желание снова вернуться домой, на кухню, на свое священное место. Это семечко волшебное, поэтому сейчас, когда вы откроете глаза, вы снова окажетесь в комнате.

Музыка.

Мы с вами сейчас, вынырнув из подсолнуха, попробуем поговорить со своим мозгом, мы ведь теперь можем все. Попробуйте закрыть глаза и представить себе, что бы вы сказали своей душе, если бы вы могли разговаривать с ней, кроме «здравствуйте», «эй, проснись, дружище» или «где же ты была все это время?». Что бы вы действительно могли сказать вашему мозгу или вашей душе, если бы вы хотели и могли подружиться с ними? Запомните те слова, которые первыми пришли вам в голову, потому что в конце упражнения у вас появится возможность еще раз их сказать.
Закройте глаза и сосредоточьтесь на вашем дыхании. Позвольте ритму вашего дыхания стать естественным. Когда это произойдет, позвольте сознанию войти в солнечное сплетение, тому самому солнышку, которое вы нашли внутри подсолнуха. Как только это тепло и свет вы обнаружили где-то в районе солнечного сплетения, начинайте перемещать его вдоль тела, вдоль легких и сердца, пусть оно поднимается по левой сонной артерии к левой стороне вашего мозга, и теперь направьте ваше внимание, ваше осознание, на свой левый глаз. Закройте глаза. Опустите левый глаз вниз, затем вверх, посмотрите налево и направо. Концентрируя ваше внимание в центре левого глаза, позвольте ему вращаться по часовой стрелке, а потом против часовой стрелки. Вам, может быть, будет проще это сделать, если вы представите, что смотрите на часы и перемещаете взгляд следом за часовой стрелкой или против нее. Теперь перенесите свое внимание на правый глаз. Оставив глаза закрытыми, посмотрите правым глазом вниз, а потом вверх. Повторите это несколько раз. А теперь сделайте движение справа налево, а затем слева направо. Позвольте вашему глазу вращаться по часовой стрелке и против, легче ли это делать правым глазом или левым? Расслабьте глаза, почувствуйте, как глаза становятся мягкими, расслабьте мускулы вокруг глаз. Чуть-чуть отдохните.
По-прежнему держа глаза закрытыми, направьте ваше внимание на правую сторону собственного мозга, а теперь на левую, попробуйте несколько раз перемещать внимание туда и обратно, замечая любые различия между левой и правой сторонами. Вам не кажется, что одна из них приятнее, чем другая, а ваши глаза остаются закрытыми и расслабленными. Теперь я буду называть вам образы, а вы старайтесь представлять их настолько ярко и живо, насколько вы сможете, но не напрягайтесь, когда вы будете делать это. Мы ведь с вами играем, это такая игра, которая позволяет улучшить зрение, сделать жизнь ярче и нормализовать работу вашей нервной системы, кроме того, это упражнение дает возможность двигаться вверх, учиться что-то понимать.
Итак, если вы готовы, на левой стороне мозга представьте цифру 1, а на правой стороне представьте себе букву А, а теперь на левой стороне цифру 2, а на правой стороне букву Б, на левой — цифру 3, а на правой — букву В, на левой — цифру 4, на правой — букву Г, продолжайте представлять себе числа и буквы слева и справа, пока вы не дойдете до числа 33 и буквы Я, не обязательно доходить до конца алфавита, просто делайте это упражнение, пока звучит музыкальная пауза. Некоторые дополнительные инструкции: если вы собьетесь, вернитесь к тому месту, где число и буква были ясно видны вместе, и продолжайте с этого места. У нас нет никакого конкурса, поэтому сколько букв вы успеете сделать, столько и успеете. Если вы человек быстрый, и почти моментально, пока я говорил, дошли до буквы Я, во время музыкальной паузы поступите наоборот: буквы поместите слева, а числа справа: на левой стороне у вас будет буква А,а на правой — цифра 1, итак до цифры 33 и буквы Я..

Музыка.

Нет-нет-нет, пока не открывайте глаза. Лучше представьте себе на левой стороне мозга уличный праздник с нарядной толпой, транспарантами, куклами и фейерверками, а на правой стороне чету новобрачных, продолжайте следом за мной представлять образы. С левой стороны — шествие монахов, выходящих попарно из прекрасного древнего монастыря, а справа — ураган, налетевший на прибрежный город, попробуйте дать этим образам уйти и представьте себе: слева — атом, а справа — галактика, слева — яблони в цвету, а справа — заснеженный зимний лес, слева — восход, а справа — закат, слева — тропический лес, справа — заснеженную горную вершину, слева — круг с тремя кольцами внутри него, а справа — белый туман, слева почувствуйте, как вы взбираетесь на гору, попробуйте уловить это ощущение, дыша пи восхождении как можно легче и естественнее, а справа ощутите, как вы прикасаетесь рукой к руке ребенка, слева — как ваша рука плюхается в теплую грязь, а справа — как вы лепите снежок голыми руками, слева — как вытолкаете тачку, справа — как вы бьете боксерскую грушу, слева — как вы слышите сирену пожарной машины, справа — вам отчетливо слышны удары мяча о стенку, слева — рев заведенного без глушителя автомобиля на старте, справа — кто-то поет тоненьким, счастливым детским голоском, слева — морские волны бьются о берег, справа — урчание в желудке, почувствуйте слева — до вас доносится аромат соснового леса, а справа вы чувствуете аромат свежесваренного кофе, слева — запах бензина, справа — отчетливый аромат свежевыпеченной булки, слева — вкус хрустящего сочного яблока, справа — вкус горячего жареного хлеба, слева — вкус лимона, справа — вкус ореха.
Отчетливо представили? У нас здорово получилось! А теперь представьте на левой стороне мозга отчетливо и ясно, как вы скачете верхом сквозь метель и бережно прячете за пазухой трех маленьких котят и при этом жуете жевательную резинку, а с правой стороны вы отчетливо видите, как вы стоите под водопадом, поете «Гори, гори, моя звезда» и любуетесь извержением вулкана.
Не открывайте глаз, держите их по-прежнему закрытыми. Посмотрите левым глазом прямо на левое полушарие. Двигайте глазом так чтобы он вращался, расширяя область видимого пространства, позвольте глазу блуждать некоторое время. Сделайте тоже самое с закрытым правым глазом с правой стороны мозга. Теперь нарисуйте левым глазом несколько треугольников с левой стороны, теперь несколько треугольников, несколько звезд. Нарисуйте несколько концентрических кругов с левой стороны, представляя себе, как спираль света, исходящая из этих кругов, устремляется в ваше левое полушарие, заряжая его энергией. Создайте такие круги справа, правым глазом, позволяя потоку энергии наполнять правое полушарие. А теперь двумя глазами рисуйте круг прямо в центре головы, вы можете поместить этот круг прямо над корпусколезом, местом соединения полушарий, рисуйте обоими глазами широкие круги внутри головы, как можно шире, шире; двумя глазами создайте спиральные галактики внутри мозга, позвольте им заполнить все ваше внутреннее пространство. Оставьте себе вид этих галактик и глядя на них и вращающихся в них звезды, просто послушайте музыку, которая будет сейчас звучать.

Музыка.

Ну что, вы отдохнули? Тогда продолжаем. Попытайтесь нарисовать горизонтальные круги обоими глазами где-то на уровне глаз, расширяя их внутри головы как можно больше, а теперь попытайтесь нарисовать маленькие горизонтальные кружки внутри головы на уровне глаз, сделайте их меньше, меньше, еще меньше, уменьшайте их до тех пор, пока они не превратятся в точки, и вращение само собой прекратится. Тогда сконцентрируйтесь а этой точке, постарайтесь удержать ее. Постарайтесь дышать абсолютно свободно, если вы потеряете ее, начните рисовать круги снова, побольше, постепенно делая их все меньше и меньше, пока они снова не превратятся в точку, и смотрите на эту точку столько времени, сколько сможете.
Вы чуть-чуть отдохнули? Теперь представьте себе, что в центре вашего лба горит огромный подсолнух, а теперь сотрите его, а теперь одновременно представьте себе подсолнух слева и зеленый серый мох справа, сотрите. Представьте себе, что прямо в центре вашего лба растет большущее зеленое дерево, а теперь сотрите его, представьте себе слева золотую арф, а справа — барабан, послушайте, как они звучат, сначала отдельно, а потом вместе, сотрите. Представьте себе слева орла, а справа — канарейку, затем представьте их вместе, как будто они целуются. Позвольте им улететь, а затем снова прилететь, причем канарейка прилетает слева, а орел — справа. Пусть они улетают, а вы представьте себе двух орлов слева и двух канареек справа, сотрите. Дышите легко, легко и ровно, если вам нужно сесть поудобнее, сделайте это, пожалуйста. Представьте себе солнышко посередине лба, а потом представьте себе солнышко на затылке, пусть оно катится по затылку до самой шеи, а потом поднимается по подбородку, носу, переносице, лбу до самой макушки. Пусть ваши глаза следят за ним, описывая полный круг. Теперь пусть солнце поднимается по затылку до макушки и опускается спереди по лицу, а теперь пусть снова восходит по лицу и заходит по затылку, и снова опять восходит по затылку и заходит по лицу. Пусть солнце зайдет впереди вас и опустится в море. Смотрите, в лучах закатного солнца появляется парусник, откуда он плывет — слева, справа или откуда-то еще, пусть образ моря расстает, а вы представите себе слона на прогулке. Смотрите внимательнее и внимательнее, как он движется, вот он останавливается, что-то ест, засовывает свой длинный хобот в рот, идет дальше и вдруг видит вас и бросается наутек. Вот он отбежал от вас подальше, останавливается и ест что-то еще. Позвольте слону удалиться и представьте себе деда Мороза, на санях, в оленьей упряжке, давайте понаблюдаем за санями: вот они приближаются, замедляют ход и останавливаются. Снова начинают двигаться быстрее и быстрее кругами вниз, по спиральной дороге внутри вашей головы. Докатившись до вашего подбородка, санки начинают двигаться по спирали вверх, все выше и выше до самой макушки, а потом они катятся по спирали вниз, до подбородка и снова кругами вверх, до макушки, вниз,вниз, до подбородка, вверх, вверх, до макушки, вниз,вниз, до подбородка, вверх, вверх, до макушки. Остановите их ровно на самой вершине вашей головы. Теперь зевните, потянитесь и выпустите деда Мороза и его саночки, оленей через нос, впустите в рот, проглотите и забудьте о нем.
А теперь сконцентрируйте внимание на левой стороне вашего мозга. Попробуйте увидеть или представить себе, на что похоже ваше левое полушарие. Внимательно рассмотрите серое вещество и мозговые извилины. Теперь сконцентрируйте внимание на правой стороне, обратите внимание на тонкие пучки волокон, которые соединяют оба полушария. Теперь попытайтесь почувствовать обе стороны одновременно, весь мозг целиком. Ощутите, что он сложен бесконечно, биллионы клеток, обменивающихся информацией со скоростью света, открываются и проваливаются во что-то еще, мозг и Вселенная — это одно и то же, и об ее измерениях вы только-только начали что-то узнавать. Попробуйте осознать торжественность этого ощущения под звуки нашей музыкальной паузы.

Музыка.

А теперь вдохните очень глубоко и представьте себе, что вдыхая и выдыхая воздух, вы можете расширять и сжимать ваш мозг. Делайте это некоторое время, расширяя мозг, когда вы вдыхаете медленно и глубоко, и сжимая его, когда вы выдыхаете медленно и полностью. Дайте вашему мозгу отдохнуть и поговорите с ним, сохраняя его образ. Утверждая, что, если вы этого хотите, он работает все лучше и лучше, боится все меньше и меньше и все лучше и лучше чувствует собственную вечность. Представьте себе, что все больше клеток мозга становятся доступными для вас, вы вступаете во взаимодействие с ними, и все процессы в вашем мозгу, которые вы запустили сегодня, с течением времени будут происходить все лучше и лучше, скажите себе, что левое и правое полушария будут становиться все более связанными между собой, их взаимодействие улучшится, и тоже самое произойдет с древними и новыми частями вашего мозга. Скажите вашему мозгу, что множество его скрытых возможностей вы прятали от себя сами, боялись их, но теперь они могут начать проявляться, и что вы постараетесь работать и жить в согласии с теми возможностями, которые появятся из вечности, которую он охраняет. Теперь остановитесь, вглядитесь и вслушайтесь: у вечности вашего мозга есть какие-то послания для вас, они могут прийти как ветерок, как мелодия приходит к Моцарту, они могут прийти как слова, образы или ощущения. Дайте мозгу время для ответа и после окончания нашей передачи просто слушайте и смотрите, не выносите никаких суждений, хочет ли ваша вечность чего-нибудь от вас, что она желает вам дать.
Если вы будете с доверием слушать ответ, у вас появится новый друг — ваш мозг и ваша вечность, и эта дружба, если только вы делали упражнение, станет новым, глубоким и прекрасным событием в вашей жизни, если вы будете делать это упражнение хотя бы иногда в течение нескольких недель, это ваша дружба будет становиться глубже и крепче. Для того, чтобы вы, ваша душа, ваш мозг, ваша вечность могли работать вместе в приятном и полезном для вас режиме. Если вы хотите, поднимите ладони на сантиметр над головой и представьте себе, что вы гладите что-то вроде информационного поля вокруг вашего мозга, будто вы хлопаете по плечу или пожимайте руку близкому другу, поделайте это еще 3-4 минуты, после того, как закончится спектакль в радиотеатре фантазий. Спокойной ночи вам, вашему мозгу и вашей вечности!

Музыка.


Последний раз редактировалось Valeri 30 ноя 2017, 14:24, всего редактировалось 1 раз.

Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Занятие 20.
Непрочитанное сообщениеДобавлено: 30 ноя 2017, 12:01 
Не в сети
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 04 авг 2017, 12:14
Сообщения: 49
Откуда: Сыктывкар
Занятие 20.

Доброй ночи всем, кто нас слышит в нашем с вами долгом путешествии по уровням существования души человеческой. «Человечество, как писал Девид Юм, есть ничто иное как скопление бессмысленных ощущений, воспоминаний, которые сменяют одна другую с непостижимой быстротой, находятся в непрерывном изменении и движении». Почти идентичный ответ дает буддизм. Буддийское учение об анате — это отвержение какой-либо постоянной души, существующий вне потока переживаний и каких-либо психофизических состояний. Упражнения, которые мы делали в прошлый раз, и многие наши радиослушатели это почувствовали, — это упражнения, которые позволяют внутренне объединить юнговские пучки переживаний, перцепции, в какое-то единое целое, смутно угадать за бликами волн на поверхности существования покоя, вечности и океана в глубине. Но могу ли я остановиться на этом, не показав каких-либо еще путей для того, чтобы почувствовать свою принадлежность к океану? Ведь люди, которые нас слушают, существуют на уровне самых разных чакр, как мы выяснили, от первой и до пятой, и поговорим еще о том, что происходит на шестой.
Традиционная христианская философия человеческих характеров основывается на евангельской истории о Марфе и Марии и выделяет как бы два пути к Богу, или два пути спасения души, а именно о спасении души мы с вами говорили во всех наших передачах. Путь Марфы — это путь спасения или достижения чувства Божьего присутствия через действие, а путь Марии — это путь спасения через созерцание. В конечном итоге, вслед за Аристотелем, который в этом и во многом другом был в согласии с христианской философией, богословы, и католические, и православные, в конечном итоге рассматривали созерцание как конечную форму знания о божественном, именно созерцание считалось почти во все времена нашей культуры конечной целью человека. То есть христианское богословие и христианский ум придерживался однозначного мнения, что путь Марии, путь созерцания — лучший. Для большинства христианских мыслителей остается несомненным, что высшие, или монотеистические формы древних религий создавались, или лучше после наших передач вслед за Платоном скажем «они открывались» людьми, принадлежащими к первому из двух великих психофизических классов человеческих существ — человеку мысли, человеку, склонному к созерцанию. Те же, кто принадлежит к другому классу людей, людям действия, создавали, или им открывались более низкие вещи, религии практические.
Эта несложная дихотомия — не более чем древняя классификация человеческих различий, которая работает до тех пор, пока эти различия нам очевидны. Подобно всем тем делениям, например, делению на интровертов и экстравертов, предложенному Юнгом, эта группировка религии или способов человеческого мышления на тех, что думают и тех,что действуют, конечно, не соответствует действительности. И конечно, ни один из подлинных духовных лидеров или лидеров интеллигенции, ни один глава религиозной организации никогда в действительной практике не довольствовался подобной очень простой системой. Интересно, что индийская мысль достаточно четко предлагала более полную классификацию путей, которые ведут к освобождающему объединению с вечностью, с той самой актуальной бесконечностью, с которой мы знакомимся во всем цикле наших передач. Индия считает, что таких путей познания на самом деле существует не два, а три, они называются путями труда, познания и поклонения. В знаменитой «Бхагават Гите» Кришна наставляет Арджуну на всех этих трех путях, они называются «освобождение через действие без привязанности», «освобождение через познание себя и основания всего сущего», которое для индийской мысли является одним и тем же и «освобождение через ревностное поклонение личному Богу», или как говорят в Индии, «божественной инкарнации». Вот в чем наставляет Кришна Арджуну: «учись делать без привязанности работу, которую тебе следует исполнять, ибо человек понимает, что никакая работа не является главной и единственной целью в жизни воистину достигает высшей цели, посредством одного только действия люди, подобные Джанаке, достигли совершенства». Однако Кришна наставляет Арджуну и на пути Марии: «свободные от желания, страха и гнева, погружаясь в меня, ища во мне прибежища, очищаясь огнем знания, многие стали едины со Мной», то есть достигли вечности. «Те, кто полностью подчинили свои чувства, те, ум которых не колеблется ни при каких обстоятельствах и тем самым пребывает в поклонении Непостижимому, Непроявленному, Вездесущему, Невыразимому, Вечному и Конкретному, они преданные благу всего сущего, только они достигают Меня». Вот три пути, которые показал в своем откровении Кришна.

Музыка.

У нас с вами для того, чтобы научиться чувствовать вечность в самом себе есть только три пути или три уровня. Помните, мы говорили, что знаменитый тролль Шрек говорил о себе, что он луковица. Личность — создание многослойное: внутренний мир имеет как бы три уровня. На одном из них действуют конкретные органы чувств, то есть конкретный набор из ощущений, которые и управляют человеком, помните, это люди первой чакры. На том же уровне, который мы обозначим как уровень сенсорный, или уровень действия, имеет огромное значение память и рациональный анализ, это уровни второй и третьей чакры. Второй уровень мы с вами обозначим как уровень символико-мифический, это уровень, на котором чувство вечности приобретает свою форму и свое конкретное содержание. На этом уровне существует большинство монотеистических религий и наша с вами христианская вера. Наши эмпирические исследования показали, что внутренний мир точно также, как количество путей для достижения контакта с вечностью в себе, имеет три уровня: первый уровень — уровень нижних чакр, первой и второй. Я называю его сенсорно-аналитическим, это уровень, на котором принципиальное значение имеет конкретный мир, рациональность и реакция на них. Второй уровень мы назвали мифологическим, это уровень людей, в основе системы ценностей которых лежит миф, это уровень, который позволяет достичь контакта с вечностью людям третьей и четвертой чакры, и, наконец, существует третий, интегральный уровень, пути и способы работы на котором дают возможность проявить себя людям, которые ощущают свою причастность к пятой-шестой чакре в нашей типологии личности. Давайте попробуем сделать упражнение на трех этих уровнях, и вы сами поймете, какое они имеют отношение к пути достижения вечности через действий, пути достижения вечности через познание абсолюта и пути достижения вечности через ревностное поклонение личному Богу. К какому бы уровню существования личности вы не отнесли себя по ходу наших передач, делайте, пожалуйста, все упражнения, найдите самую подходящую для вас образную систему. Сегодня в наших путешествиях нам поможет замечательный скрипач Леонид Коган.

Музыка.

Итак, упражнение для уровня конкретно-чувствующих людей, упражнение для 1-2 чакры. Садитесь или ложитесь поудобнее, закройте глаза. Постарайтесь глубоко дышать, держите глаза закрытыми во время процесса дыхания и воображения. При вдохе представьте себе, что воздух проникает в ваш мозг и заряжает энергией, при выдохе — что мозг проветривается, очищается, оживает. Вы немного подышали, а теперь давайте вместе пойдем туда, где вас ждут приключения, давайте пойдем туда, по дорожке, которая начинается от огонька свечи как символ горящего на вашем столе. Вот вы идете по собственной родной улице, забитой автомобилями. А перед вами, раскачиваясь и переваливаясь, шагает огромный крокодил. У вас есть одна минута объективного времени, которая продлится столько времени, сколько вам нужно, чтобы узнать, что же произойдет.

Музыка.

Откройте глаза. Расскажите другим, что произошло в этом путешествии, по окончании передачи опишите или нарисуйте это в вашем дневнике или просто в тетради.
Вот упражнение для конкретно-чувствующих людей примерно уровня второй-третьей чакры. Снова глубоко вдохните, наполняя ваш мозг энергией, продолжайте глубоко дышать, пока вы не окажетесь на том уровне, на котором никогда не были раньше. Пройдя сквозь пламя свечи, вы оказались перед светящимся зеркалом во весь рост, его сияние восхищает вас, и вы приближаетесь, чтобы дотронуться до него, но ваша рука почему-то не ощущает поверхности зеркала, а свободно проникает внутрь его, вы хотите последовать за вашей исчезающей рукой и шагаете в мир по ту сторону зеркала. У вас есть одна минута объективного времени, которая продлится столько времени, сколько вам нужно, чтобы узнать, что же произошло там, за зеркалом.
Теперь откройте глаза, вспомните ваше путешествие и по окончании передачи опишите или нарисуйте это в вашем дневнике или просто в тетради. А вот упражнение для тех людей, которые чувствуют себя на уровне сердечной чакры, для которых очень важны мифы. Мы с вами снова закроем глаза и будем дышать глубоко. Почувствуйте, как вдохновение от прошлой передачи возникает у вас в мозгу и наполняет его великой и чудесной жизнью. Выдохните и ощутите прилив свежих сил. Давайте продолжим дышать, ощущая, как дыхание уводит вас все глубже и глубже, предчувствуя захватывающее и волнующее приключение, неведомое вам раньше. Пройдя по дорожке из пламени свечи, дыхание выводит вас в лес. Вы идете по тропинке в лесу, слышите позади медленное, размеренное цоканье копыт. Вы оборачиваетесь и видите, как к вам приближается великолепная черная лошадь, на ней сидит изысканный и приветливый на вид скелет с косой в руке и доспехам. Он подъезжает к вам, кланяется вам с коня с величайшим аристократическим достоинством и протягивает вам золотой крест. У вас будет одна минута объективного времени, которая продлится столько времени, сколько вам нужно, чтобы узнать, что же произошло дальше.

Музыка.

После того, как вы открыли глаза, постарайтесь запомнить сюжет вашего путешествия, а после окончания передачи зарисуйте его или запишите в дневник. Дальше я попробую пофантазировать и предложить вам упражнение для людей, которые чувствуют себя на уровне пятой и шестой чакры, неважно, вы чувствуете это через свои болезни или через состояния души, которые мы обсуждали в предыдущих передачах. Снова закройте глаза и глубоко вдохните, почувствуйте, как ваш мозг активизируется, очищается, наполняется энергией, оживает в предчувствие того чуда, которое вас ожидает, пусть выдох наполнит вас еще более глубоким ощущением жизни и энергии, дышите, ощущая, как с каждым вдохом вы углубляетесь в самую суть вашего бытия, в место глубочайшей тайны, глубже, чем вы бы могли представить это раньше. Наши приключения и свет свечи, которая горит у вас на столах, приводят вас внутрь автобуса, в котором вы едете на экскурсию в Святую землю, вот автобус останавливается на окраине города Иерусалим, у вас есть свободное время, и вы выходите из автобуса.

Вокруг все так неожиданно знакомо: на незнакомом языке шумят торговцы, висит огромная реклама кока-колы, вокруг ходят какие-то люди с пугающим вас оружием, а под ногами валяются конфетные и жвачные обертки. Вся эта суета вызывает у вас глухое раздражение, там, в вашем видении вы разворачиваетесь и идете прочь от города, прямо в пустыню к холмам. Вы идете, чувствуя под ногами выгоревшую траву, и что-то внутри вас неожиданно успокаивается, вы внезапно замечаете, что небо выглядит как-то иначе, освещение меняется, воздух начинает светиться. Вы смотрите под ноги и замечаете, что дорога, по которой вы только что брели, исчезла: нет больше телефонных будок, уродующих пейзаж, автобусная остановка куда-то пропала, шум и гам современного города стих, вокруг стоит тишина, в небе — ни одного самолета. Странное и могучее безмолвие времени окружает вас, вы продолжаете осматриваться вокруг, вы видите следы на песке, возле своей ноги, идете туда, куда они идут и видите огромный округлый камень, который придвинут к холму впереди вас. Вы внимательно смотрите и видите, что камень положили сюда, чтобы загородить путь в пещеру. Вы оглядываетесь, чтобы найти какой-либо предмет, с помощью которого вы сможете отодвинуть камень. Рядом с пещерой валяется огромная палка, потратив серьезные и долгие усилия, вам удается отодвинуть камень и войти в пещеру. Вы входите внутрь и видите лежащее человеческое тело, завернутое в саван. Тело лежит неподвижно, его руки и ноги оставили на саване пятна крови. Вы знаете, кто это, склоняетесь, с почтением говорите завернутому в саван человеку «Проснись, пришло время вставать». У вас будет три минуты объективного времени, которая продлится столько времени, сколько вам нужно, чтобы вы могли полностью пережить опыт этой встречи, а потом откройте глаза и обязательно, когда передача кончится, опишите или нарисуйте это в вашей тетради.

Музыка.

Результаты полученного вами опыта от этих простеньких упражнений варьирует от абсурдных и комических до преображающих жизнь навсегда. Образы, возникающие в этих упражнениях, пробуждают структуру вечности внутри нас, оживляют ее и активизируют, сегодня, после того, как закончится эфир, не анализируйте того, что вы запишите, услышите или увидите, сделайте так, чтобы вы могли вспомнить это завтра или через несколько дней, только тогда, и то, может быть и не сразу, вы сможете почувствовать значение для вас того опыта, который только что проделали.
А сейчас мы попробуем сделать с вами еще одно упражнение, попробуем встретиться с вашей вечностью в лице мастера-наставника, мы делали много таких упражнений в наших разнообразных тренинговых циклах, мастер-наставник в вашем воображении — это живое подтверждение того, что каждый задаваемый нами вопрос имеет ответ в глубинах нашей души, и способ выпустить этот ответ знает наша вечность, и есть способ продвижения нашей души вверх без страха по отношению к вечности, но с чувством доверия к ней.
Я поучу вас решить любые задачи. Например, выберите какой-нибудь навык или умение, которое вы бы хотели вспомнить и улучшить. Например, рисовать. Все мы неплохо рисовали когда-то в детстве, потом забыли об этом. Или вы вспомните навык игры в теннис или плаванья, тогда его лучше запомнить, а сделать потом, когда вы окажетесь рядом с плавательным бассейном или теннисным кортом, хотя этот опыт также хорошо будет работать, если вы сделаете это сейчас, но результат будет не так нагляден и не так поразителен, мне хочется, чтобы вы удивились, осознавая вечность в себе. Представьте себе: вы лежите на дне маленькой лодочки. Она несет вас в океан, покачиваясь на волнах. Океан сверкает подобно миллионам драгоценных камней на солнце, вы чувствуете себя расслабленно и лениво, волны несут вас все дальше и дальше, вы замечаете, что лодка начинает вращаться и погружаться в воду, но при этом никакого страха вы не испытываете, лишь удивление и любопытство ведет вас. Вы оказываетесь как будто в водовороте, который вращает и опускает, вращает и опускает вас все глубже и глубже в океан, но вода не смыкается над вами, вы видите, как она поднимается, чудный водный круг, над которым вы видите небо, вы в тоннеле кружащейся воды, и вы продолжаете вращаться и опускаться, вращаться и опускаться, наконец вы чувствуете легкий толчок и оказываетесь на дне океана. Выбравшись из лодки, вы видите на дне океана круглую бронзовую дверную ручку и дергаете ее, с нее опадает песок, и дверь открывается. За дверью находится каменный колодец, который ведет в в царство, расположенное под океанским дном. Вы спускаетесь по лестнице, ведуще вниз и вниз, все глубже, ниже дна океана, наконец, лестница кончается, и вы попадаете в большую пещеру, полную чудесных сталактитов и сталагмитов. Вы проходите сквозь нее, восхищаясь ее великолепием и попадаете в последний каменный коридор, вы идете к широкой дубовой двери, на которой написано: «Комната мастера», вы входите в эту комнату и обнаруживаете, что она проникнута духом и присутствием вашего мастерства, войдя в комнату, вы сразу же чувствуете себя лучше, здесь огромное количество возможностей, это комната мастера, кто бы он ни был, это ваш мастер-наставник, и сейчас он готов дать вам глубокие и действенные наставления, чтобы улучшить ваше мастерство. Мастер-наставник может общаться с вами словами или без слов, урок может быть дан помощью чувств или ощущений, мастер-наставник может обучить вас новым навыкам или улучшить старые, он может быть торжественным или веселым; в любом случае его уроки будут невероятно сжатыми, невероятно глубокими и эффективными, и вы почувствуете себя невыразимо легче и свободнее, также спонтанно приобретете уверенность в том, что умелец внутри вас растет и развивается, преодолевая все ограничения и схемы, сейчас у вас будет примерно две минуты объективного времени, но вы будете использовать иное временное измерение, за эти две минуты пройдут часы, дни, недели, а курс обучения у мастера-наставника вы пройдете целиком.

Музыка.

Вы теперь полностью усвоили весь урок, поблагодарите мастера-наставника за помощь, и когда вы будете благодарить, вы заметите, что где-то с потолка комнаты на вас будет струиться свет, это свет посвящения вас в умельцы, если хотите, подойдите и встаньте под этот свет, он закрепит ваши когда-то утраченные знания, и этот свет через пламя свечи, горящей на ваших столах, втянет вас и вернет домой, умение стало естественной частью вас, вы стали умельцем, я сейчас скажу «спокойной ночи», а вы встанете и сделаете то дело или воспользуетесь тем навыком, который казался вам забытым. Спокойной ночи!


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Занятие 21.
Непрочитанное сообщениеДобавлено: 30 ноя 2017, 12:14 
Не в сети
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 04 авг 2017, 12:14
Сообщения: 49
Откуда: Сыктывкар
Занятие 21.

Доброй ночи! Доброй ночи всем, кто набрался терпения и слушает цикл наших тренинговых передач людях и чакрах. Мы с вами пытаемся вместе рассуждать и находить черты разных личностей, которые, как росток спрятан в центре луковицы, прячутся под нашей внешней оболочкой. Мы с вами дошли до шестой чакры, до аджны, до лотоса власти, расположенной чуть выше бровей посередине лба. Всего два лепестка у этого кристалла, и, наверное, это символ нахождения наверху, в самой высшей точки нашего стремления к вечности. Существуют ли люди шестой чакры, их характеры, проблемы, болезни, с этой чакрой связанные. «Но ведь это высшие люди,— скажет внимательный радиослушатель, — какие у них могут быть проблемы?». Вот как характеризовал личность этого плана Рама Кришна:
Цитата:
Когда разум достигает шестого лотоса, человек днем и ночью становится свидетелем божественных откровений, но даже после этого остается слабое осознание своего Я, увидев проявление единого, человек, можно сказать, сходит с ума от счастья и стремится стать единым с этой всепроникающей божественностью, но не может достичь этого. Это можно сравнить со светом лампы за стеклом: человеку кажется, что он вот-вот коснется света, но разделяющее их стекло этому препятствует.

Вот в чем вся беда: для того, чтобы видеть этот свет за стеклом, чтобы чувствовать эту тонкую преграду между тобой и Богом, тобой и вечностью, человек должен внутренне с детства знать, что этот свет существует, он должен стремиться к нему. Что делать нам с вами, людям, которых от света отделяет не хрупкое стекло лампы, как сказал Рама Кришна, а чугунная перегородка, что если эту лампу из чугуна только сквозь маленькие дырочки, и то неуверенно можно увидеть какие-то признаки того, что внутри есть свет?

Музыка

Если вы задумаетесь, то легко поймете то, о чем я говорю: портрет человека, которого описал Рама Кришна в нашей с вами реальности и повседневности подавляющее большинство будет считать шизофреником, более того, это просто разные системы языка, ели мы называем такого человека шизофреником или шизоидом, или аутистом, то он таковым и становится просто в силу того, что нужна колоссальная смелость и колоссальное мужество, чтобы думать совсем не так и чувствовать совсем не так, как подавляющее большинство твоих соплеменников; думать, чувствовать и не считать это безумием. Представляете, как это трудно?
Но вот другая цитата, из Мейстера Экхарта:
Цитата:
Писания говорят о человеческих существах, что есть внешний человек и еще рука об руку с ним человек внутренний, внешнему человеку принадлежит все то, что зависит от души, но, соединяется с плотью и пропитан ею, и совместная деятельность нескольких членов тела, таких как глаз, ухо, язык, рука и т.д. Писания говорят обо всем этом как о внешнем человеке, ветхом человеке, земном человеке, внешней личности как о слуге или враге; в каждом из нас внутри пребывает другая личность, внутренний человек, которого Писания называют новым человеком, небесным человеком, юной личностью, другом или господином.

Две личности: одна внешняя, реальная, конкретная, а другая — юная, трепетная, которая способна чувствовать свою вечную жизнь, Бога... А если человек себе внутренне запрещает слова «вечность», «Бог», если они кажутся ему смешными, не произойдет ли торжественного и мучительного разрыва, схизиса между этими двумя началами в человеке, а ведь именно схизис и есть основа новой, только в начале 20 века сформулированной болезни под названием «шизофрения». В веке 19 этого слова не было, я все чаще и чаще думаю, что, может, когда не было этого слова, не было и самой болезни?
Впрочем, об этом речь еще впереди, но людей, обращенных в себя с легкой руки Е. Блейера, автора слова «шизофрения», психологи, психиатры привыкли называть «аутистами» или даже «страдающими аутизмом». Некая толика аутизма присуща каждому человеку, это всего-навсего слово, означающее уход в себя, свои переживания от внешнего мира. Конечно, такое определение очень широко, ведь формы и степени ухода человека от действительности могут быть совершенно различными. Психологически это свойство присуще каждому человеку, оно заключается хотя бы в том, что человек воспринимает мир и видит в окружающих то, что предопределено его деятельностью. У каждого есть свои увлечения, свой профессиональный взгляд на мир, у каждого есть свои страхи, комплексы, иллюзии; индивидуальность, которая является нашим главным инструментом, заполнена разными переживаниями: завистью, застарелыми обидами, конформизмом, потребностью в самообмане, знаниями, теориями; все это погружает нас в некую схему или капсулу, из которых очень трудно выбраться. В жизни мы, не называя аутизмом, очень часто характеризуем человека как склонного к одиночеству или к закрытости. Ощущение закрытости — это склонность человека легко и непринужденно общаться, не впуская человека в душу, утаивая от них что-то сокровенное, может хорошее, может плохое. Вообще, мы с вами не умеем доверять, все чувствуем риск, когда выходим из бастионов своей закрытости, в общем, это все входит в понятие «аутизм». Бывает аутизм болезненный, как раз и описанный Блейером — это непроницаемая стена между человеком и миром, когда мысли и чувства человека полностью теряют всякие направляющие векторы здравого смысла и опираются лишь на собственные ассоциации, то есть его ассоциации текут, никак не согласуясь с реальностью, ведомые лишь принципом достижения удовольствия. Однако бывает совершенно другой аутизм, это когда у человека страдают навыки общения с внешним миром, при раннем детском аутизме у ребенка не развиваются глубокие предпосылки общения, человек не способен собрать, интегрировать окружающий мир в какой-то понятной для себя целостности, и поэтому прячется в себя, ограждаясь набором ритуалов, живет как будто за стеклянной стеной. Люди пугают его своей непредсказуемостью и тем, что могут посягать на его личную территорию, такой человек или ребенок совершенно не выносит пристального взгляда себе в глаза, сильных раздражителей, прикосновений, даже при менее грубом, так называемом «коммуникативном» аутизме человека вовсе нельзя назвать чужаком, марсианином, но мы как бы чувствуем, что он не умеет эмоционально реагировать на наши чувства и не умеет адекватно выражать собственные мысли и чувства другому человеку.
Человек при выраженности этих особенностей (слабость чувствования другого человека, слабая эмоциональная выразительность, сниженные эмоциональные привязанности, сниженная или отсутствующая житейская интуиция) производит некое впечатление странноватой «вещи в себе», «непонятно, про что это он молчит», так говорят о нем знакомые, если же он заговорит, его странность и непохожесть на других еще сильнее бросаются в глаза.
Очень многие психиатры, которые пытаются описать шизоидный характер, часто всецело фиксируются на таком виде аутизма, однако именно отечественная психиатрия, даже мои коллеги, пыталась ввести новую характеристику личности, протянув руку совершенно иным теориям души. В отличие от почти диагноза, который звучит в слове «аутизм», М. Е. Бурно и психиатры и психотерапевты его школы решили внести термин «аутичности», разрешая себе толковать «аутистическое» несколько в ином преломлении, нежели трактует его Блейер, не просто как стремление спрятаться от внешнего мира в мир внутренний, например, с помощью галлюцинаций, бреда, нелогичного мышления, а «как природную склонность, наступающую нередко лишь с годами чувствовать движения своей души более менее самостоятельными от тела, то есть независимыми от тела своим происхождением; чувствовать душу свою самособойной, а (именно так на русский язык переводится «аутистический» — прим. А. Д.) самособойной частицей изначального вечного Духа, правящего миром, чувствовать себя больше или меньше во власти Духа, различными словами обозначается Дух: он зовется Богом, истиной, гармонией, красотой, смыслом, творчеством, вечным разумом, вечной личностью, целью, абсолютным принципом, единым, нерушимым». Именно отечественные психиатры впервые в истории этой медицинской науки решили предположить, что в ядре шизоидного или аутистического характера лежит то, что мы описываем как свойство шестой чакры — ощущение себя частичкой Духа. «Конечно, — пишет профессор Полоно, — аутичность всегда предполагает известный отрыв от реальности, она создает предпосылки для чувства первичности Духа, из которого вырастает идеалистическое мироощущение, понятие «аутистичность», в отличие от понятия «аутизм», характеризует не только сферу общения между людьми, сколько особенность, богатство и утонченность внутреннего мира человека». То есть это впечатление внешней замкнутости, причиной которой является не какой-то дефект болезни, расстройства навыков общения, а то, что мы в быту называем творческой мечтательностью или просто творческим уединением.
«Необходимо отметить, — пишет ученик М. В. Бурно Владимир Волков, — что шизоидный характер часто неотделим от духовных и философских поисков». Я думаю, что при этой цитате огромное количество радиослушателей глубоко почувствовали, что и слушать-то наши тренинговые программы. Наверное, под силу только шизоидам. Шизоидный характер часто неотделим от духовных и философских поисков, суть аутистичности — философско-одухотворенной «да», суть аутистичности — в способности отрешаться от непосредственной реальности, в которую мы погружены, так, что в этой отрешенной реальности из далекой глубины начинают проступать тайные письмена, к ним шизоид начинает подбирать ключ, который находит где-то очень глубоко в сокровищницах своей души: он стирает налет второстепенности, шелуху малозначимых подробностей, его взору открывается более широкое, панорамное видение мира. Как вечный лейтмотив в идеалистических построениях звучит реальный мир — только покрывало, срывая которое обретаешь всю полноту реальности той самой глубже и помимо которой уже ничего нет, ту самую, что не происходит из чего-то иного, но происходит из себя же самой, а все остальное — из нее».
Вы только задумайтесь, дорогие слушатели тренинговых программ «Серебряные нити», российские психиатры пишут: «эта реальность, эта высшая реальность и есть аутистичность с большой буквы, если аутистичность и есть самособойность (это всего-навсего перевод термина — прим. А. Д), то эта реальность и есть высшая самособойность, завершенная и завершаемая сама собой осуществленная и сама в себе живущая гармония, для верующего шизоида, — пишет М. Е. Бурно, — это Бог, для неверующего — что-то, что Бога заменяет, аутистическая душа живет под знаком поиска высшей гармонии, и мука такого человека завершить свою аутистичность, замкнуть ее гармонией».
Самособойность по своей внутренней логике требует возврата к истоку. Суть духовного поиска шизоида — это стремление к замкнутости, даже еще точнее, замкнутости, которую созидает и несет в себе зрелый шизоид, замкнутость в таком контексте становится стилем, строем душевной жизни, а не атрибутом внешнего имиджа, это волшебный сияющий миг, когда кладется последний камень, и все здание оживает ослепительной красотой. В тоже время существует очень много внешне замкнутых людей, которые, конечно, не знают этой волшебной работы, М. Бурно пишет: «эти люди аутичны, а не аутистичны», но я думаю, может, есть очень много аутичных людей, то есть людей, страдающих болезненным оттенком этого самого дара,которым просто никто не объяснил, что же это такое — внутренняя волшебная работа».
«В зависимости от особенностей аутистичность можно сравнить с замкОм, — писал Марк Евгеньевич, — если она схематична, груба, малоталантлива, зАмком — если она величественна, сложна, многоярусна, интеллектуальна или небом, если она, прорываясь сквозь все ограничения, растворяется в бесконечности». Но вот что я хочу сказать — аутистичность замкА, возможно, связана с тем, что нет человека, который хочет подобрать к этому замку ключ, аутистичность зАмка, возможно, связана с тем, что сквозь его крышу не видно неба, когда мы говорим об аутистичности неба, то имеем ли мы право вообще использовать этот термин?
По мере восхождения мысли человек, которого психиатры привыкли называть «шизоидом», поднимается, отрываясь от реальности все выше и выше к вершинам Духа, по мере этого восхождения мысль отталкивается уже не от фактов жизни, которые остались далеко внизу, а сама от себя, одно понятие переходит в другое, в третье, между ними возникает сложная мыслительная игра, мысль все более очищается от аромата земной реальности и входит в разряженный воздух царства чистых понятий. Способность мышления к саморазвитию внутри самого себя составляет его аутистическую или шизоидную сущность. Одна из замечательных книг Г. Гессе, как вы помните, называется «Игра в бисер», автор имел в виду сложнейшую игру высокими отвлеченными понятиями. Такое мышление развивается не по велению фантазии, а руководствуясь неким чувством, самое привычное название для которого есть «интуиция», которая лежит где-то глубже, чем лежат эмоции, шизоид ощущает себя не капризным ребенком, а слугой Невидимого, в его душе есть внутренний голос, указующий перст, нарастающий зов, прислушиваясь к которому работает математик, верит верующий, толкует проблемы болезни настоящий психоаналитик, творят художники, поэты и философы, это и есть интуиция, это голос источника, который находится внутри верующего, это еще и доверие и любовь к этому источнику.
Критерием истинности подобного мышления выступает внутренняя гармония самой мысли, ее завершенность, чем выше поднимается шизоид в своем духовном восхождении, тем более совершенная гармония ему открывается. На определенной ступени подъема происходит качественный скачок: шизоид ощущает, что произошел прорыв к духовному первоисточнику, что он к нему ближе, чем к земле, поэтому, если со словом «аутизм» ассоциируется закрытость, недостаточность, дефектность, то со словом «аутистичность» теперь и в отечественной психиатрии должны бы ассоциироваться богатство души, открытость внешнему, способность жить в царстве отвлеченных понятий. Внутреннее ощущение первородства духа над материей, обретение неземной гармонией, причащенность к ней собственной души может быть чувство ее бессмертия.

Музыка.

У аутистичности и аутизма есть один общий признак: это отрыв от реальности, это как бы общее условие и того и другого, но почему-то при аутизме нередко открываются ворота психопаталогии, а при аутистичности отрыв от реальности — это необходимое условие для поиска гармонии во внеземном. Психиатры назвали аутистичностью то, что христиане назвали боговдохновенностью душевных и мистических переживаний. Есть огромное количество людей, которые неспособны уловить эту боговдохновенность, вы только задумайтесь, если человек не может разрешить себе быть шизоидом, если он не может разрешить себе отрыв от реальности, потому что считает это безумием и сумасшествием, что, если лампа Рама Кришны, сквозь стекло которой мы смотрим на свет Бога, — чугунная? Конечно, возможны очень легкие пути, вовсе не обязательно все аутистичные личности идут к вершине духа, кто-то останавливается на той или иной ступени и занимается не метафизикой, мистикой или богословием, а математикой, символической поэзией, теоретической физикой, глубинным психоанализом, психолингвистикой и бесконечно многим другим. Конечно, не всякая аутистичность несет на себе оттенок возвышенного, нередко она проявляется в гораздо более скромных формах и выступает как известная самостоятельность и независимость Я от влияния внешних влияний и событий. Немало таких людей спасаются от собственной боговдохновенности просто примитивными рассуждениями, любовью к переливанию понятий из пустого в порожнее, можно попробовать заменить чувство боговдохновенности, например, самым обычным резонерством. Нечто похожее описывал Владимир Набоков, который вспоминал гоголевских мужиков, которые без всякой практической надобности и пользы для себя резонерски предаются рассуждениям о том, доедет ли колесо до Москвы или до Казани. Набоков пишет: «фантазия бесценна лишь тогда, когда она бесцельна, размышления двух мужиков не основаны ни на чем осязаемом и не приводят ни к каким ощутимым результатам, но так рождается философия и поэзия».
Поэтому вот здесь, на грани шестой чакры, вершины духа, могут скатываться и к величию, и к уродству, и направление этого движения будет связано с тем, умеет ли человек доверять проснувшимся в нем голосам вечности, или он только защищается от них и защищается яростно.
Спасибо за то, что были с нами, спокойной ночи!

Музыка.


Последний раз редактировалось Valeri 30 ноя 2017, 14:31, всего редактировалось 1 раз.

Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Занятие 22.
Непрочитанное сообщениеДобавлено: 30 ноя 2017, 12:19 
Не в сети
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 04 авг 2017, 12:14
Сообщения: 49
Откуда: Сыктывкар
Занятие 22.

Доброй ночи всем, кто нас слышит на нашем тренинговом цикле об уровнях существования человеческой личности. Сборник учебных историй Дзен, который называется «Железная флейта, или сто коанов дзен» открывается такой краткой историей: «Однажды Манджушри стоял перед воротами, когда Будда воззвал к нему: «Манджушри, Манджушри, почему ты не входишь?». «Я не вижу ничего по свою сторону ворот, зачем мне входить», — отвечал Манджушри».
Коаны — это парадоксальные диалоги, которые использовались последователями чань-дзен буддизма как практические методы пробуждения истинной природы человека. Практика коанов требует полной самоотверженности и увлечения всего нашего существа без оговорок, без удержания чего-либо, за что может цепляться наше эго, наши взгляды, схемы, наша энергия защиты. Коан можно сравнить с доверчивым прыжком в бездонную пропасть, в бездну нашего собственного сознания, которое простирается далеко за пределы узкого круга эгоцентрического мира иллюзий.
Сборник называется «Железная флейта». Обычно флейта делалась в Китае из бамбука с мундштуком и несколькими отверстиями для пальцев, но есть и флейты дзен, они представляют собой сплошной железный стержень, на котором нет ни мундштука, ни отверстий для пальцев. Музыкант, трудом разбирающийся в нотной грамоте, не может играть на этом инструменте дзен, но как писал составитель сборника Генро: «тот, кто умеет играть на арфе без струн, может также легко играть на этой флейте без мундштука, и луна проплывает над соснами и ночная веранда холодна, когда древний звук сходит с пальцев, и слезы появляются у тех, кто слышит эту вечную мелодию. Музыка дзен чужда сентиментальности, и никогда не начинай играть, пока тебя не будет сопровождать великий звук, пока ты его не услышишь». Сиатсу, китайский мастер дзен конца Х века нашей эры.
Истории дзен являются проблемами жизни, темами для размышлений.«Манджушри, Манджушри, почему ты не входишь?». «Я не вижу ничего по свою сторону ворот, зачем мне входить», — отвечал Манджушри. Человек еще молод и глуп, он обучается двойственности вместо единства, о котором учит религия, из-за своих иллюзий человек часто сам строит себе ворота и только затем начинает рассматривать, что же находится снаружи от этих ворот. Он чувствует, обаняет, ощущает вкус и думает, исходя из своей эгоистической точки зрения, он рассуждает о всемирном братстве людей, но даже помыслить не может себе его принципов, он ничего не видит интересного в этой реальности, он все уже познал, он циничен и мудр, и зачем ему входить в другую реальность, которая кажется ему аутичной, шизоидной? Только вот в чем вся беда: ворота и Будда там, за воротами, дверь и Христос там, за дверью все равно существует, и если твой дух поднимается вверх, а не падает вниз, ты все равно чувствуешь присутствие этих ворот, запахи, вкусы и звуки, которые приходят к тебе из вечности. Человек должен рано или поздно научиться жить в том самом мире гармонии, в которую стремится личность аутистическая, личность шестой чакры, но сперва он должен научиться жить хотя бы в мире разума по эту сторону ворот. Наверно, поэтому мне кажется таким важным повстречать Манджушри лицом к лицу в наши дни, он как будто говорит: «я не вижу ничего по свою сторону ворот, зачем мне входить», ну а где же эти ворота и где вы сами, дорогие радиослушатели, снаружи от ворот или внутри их?

Музыка.

Нужно ли входить в эти ворота? Мы с вами можем довольно легко проверить, возможно это для нас или нет. Как мы с вами обычно рассматриваем предмет, например, картину, выставленную в музее? Мы скользим по ней глазами, выделяем верх-низ, право-лево, краску, детали, потом пытаемся все это сначала разделенное собрать воедино в каком-то интеллектуальном и эмоциональном впечатлении от картины. Но как вы помните, можно не только наблюдать предмет, можно и созерцать его, постаравшись хотя бы краем глаза прикоснуться к той сущности, которая объединяет вашу вечность и вечность этого предмета, объекта для созерцания , хотя бы той самой свечи, которая стоит перед вами.
Возьмите ее или какой-нибудь рисунок и начните двигать его чуть-чуть вправо-влево, вперед-назад буквально на несколько градусов, пока вы не почувствуйте себя нехорошо. Да, не удивляйтесь, вход в ворота не всегда приятен, даже чаще всего по внутренним ощущениям неприятен, это же ведь попытка преодолеть схемы того, что такое наше Я. Поэтому искать вход в ворота или эту дверь, которая и является шестой чакрой, нужно там, где не очень хорошо, двигайте рисунок или свечу до тех пор, пока вы не почувствуйте, что в теле появилась скованность, а дыхание не начало чуть-чуть замирать. У многих людей в этот миг учащается сердцебиение, а руки становятся влажными. Это говорит о том, что вы нашли удачную для созерцания дистанцию и ракурс. Этот миг напряжения, когда руки становятся влажными, а дыхание замирает, не волнуйтесь, будет краток: через 5-10 секунд напряжение в теле сменяется расслаблением мышц, дыхание восстанавливается, сердцебиение прекращается и исчезает избыточная влажность рук, наступает следующая и самая важная фаза созерцания: вы объединяетесь с объектом, на который смотрите. Вы объединяйтесь с объектом, на который смотрите. Это тоже незначительное, но знакомое нам по музеям ощущение, наш взгляд как будто прилипает к объекту, окружающая обстановка, кухня или комната куда-то уплывают, человеку хочется занять какую-то новую расслабленную позицию, и когда вы занимаете ее, появляется ощущение странной связи между вашими глазами и объектом, это как будто та самая взыскомая нами серебряная нить. Объект созерцания и созерцатель начинают двигаться навстречу друг другу, со стороны видно, как созерцатель покачивается вперед и затем отклоняется назад, это означает, что соединение произошло. В психотерапии мы называем такое явление просто «наездом», ни в коем случае не пугайтесь и не ослабляйте внимание, это кажущееся движение созерцателя и объекта созерцания навстречу друг другу длится недолго, приблизительно 1-2 секунды, в эти две секунды ни в коем случае нельзя ослаблять внимание, надо сконцентрироваться на том, что происходит. Как только вы почувствуете, что объект надвигается на вас, у вас появляется удивительное свойство — вы способны ускорять или замедлять скорость наезда, концентрация внимания замедляет наезд вплоть до его остановки, ослабление внимания увеличивает скорость наезда до такой степени, что он может оказаться незамеченным. Если вы не стали ослаблять внимание, то тело все больше и больше расслабляется, а посторонние объекты, запахи, звуки куда-то уходят, и вместе с тем в вашем теле появляется ощущение удивительной легкости, гармонии, тишины, как будто стопы оторвались от земли, между ногами и землей возникла воздушная подушка. В этой блаженной легкости прислушайтесь — это самое важное — вдруг возникает состояние безмолвного вопроса, этот вопрос вызывает новую концентрацию внимания, и наезд останавливается. Как только вопрос возник или хотя бы ощущение этого вопроса, резко расширяется поле обзора и увеличивается четкость и глубина созерцаемой картинки. Фокус внимания будто обретает свободу движения, и созерцаемая картинка или свеча вдруг оживают и открывают целые фильмы ваших собственных видений. Вместе с этими фильмами приходит осознание ответа на это безмолвное порой вопрошание: ответ осознается сам по себе, в движении или просмотре этого фильма или приходящих из глубины вашего сознания волн, запахов или из услышанной вам мелодии. После того, как вы осознали этот ответ, сознание еще больше расширяется, вдруг возникает продолжение наезда: созерцаемый объект движется к созерцателю, созерцатель начинает физически осязать его всем телом и пространством вокруг тела и, наконец, он растворяется в объекте созерцания.
Этот объект в результате простой вашей концентрации внимания, доверия и уважения к нему как к равному партнеру в этом процессе, въезжает внутрь созерцателя и начинает в нас с вами что-то менять. Сначала вы ощущаете, как объект меняет свои размеры, вращается или кувыркается внутри вас, а затем занимает какое-то определенное место внутри души, и это состояние, близкое к экстазу или восторгу, в которое можно войти и выйти практически в любой момент. Если вы сейчас кратко делали это, то вы заметили, что остатки осознания предыдущей своей жизни ощущаются как тонкая нить, проходящая сквозь тело от головы к ногам. Потеря этой нити на самом деле не страшна, а приведет вас к глубокому сну.
Эти техники в разных культурах описываются по-разному, однако сейчас я предложил вам, потому что с помощью этого упражнения можно осознать, на каком этапе доверия к собственной вечности вы находитесь, например: если вам достаточно словесного определения, что все это безумие и какая-то фантастическая чушь, а вы сами не пробовали это сделать, значит вы — человек первой чакры. Если внутри вас все ухает, и вам хочется сделать это упражнение, но вы его не делайте, потому что чтобы его сделать, вам нужно присутствие кого-то другого, потому что неинтересно делать, если человек, находящийся рядом, не видит, какая вы умная, мистически заинтересованная или глубокомыслящая дама или мужчина, и тогда вы принадлежите к кругу людей второй чакры. Если вы смотрите на картинку и никак не можете понять, зачем же вам нужно двигать ее туда-сюда, взад-вперед, и в конце концов вы начинаете на нее, уважая ее и нашу программу, просто привычно смотреть и думать «ну вот, у меня ничего не получается», скорее всего, вы — человек третьей чакры. Если вы остановились на фазе наезда, и как только объект двинулся к вам, вы не смогли продолжать, потому что начали плакать, или внутри вас все взволновалось до такой степени, что вы отложили картинку, то вы — человек четвертой чакры. Если вас испугал безмолвный вопрос, поднявшийся из глубины души, и вы отвернули картинку и сам себе сказали, что это полный бред, и что я хочу вызвать у вас галлюцинации, то вы — человек пятой чакры. А если вы радостно и доверчиво почувствовали, как прекрасно это слияние, увидели чудесные картинки, смогли почувствовать ответ на свой вопрос, скорее всего, вы стремительно движетесь к шестой.

Музыка.

Только теперь мы с вами можем попробовать понять, каким же образом разные люди используют ту самую энергию заблуждения, о которой мы говорили в самых первых передачах нашего цикла, каким же образом разные по форме волны защищаются от моря бесконечности внутри себя. Мы с вами можем попробовать пощупать всю лестницу действий энергий человеческих заблуждений. Мы с вами уже поняли, наверно, что энергия заблуждения — это и есть те титанические, порой психические силы, которые человек тратит на то, чтобы забыть о существовании вечности внутри собственной личности. В психологии эти энергии описаны разными авторами достаточно давно, они называются «механизмами психологических защит». Мы с вами имеем дело с тем маленьким отрезком культуры, в котором само существование Бога и пребывание в вечности Бога, Космического сознания, Логоса, находится под запретом. Подавляющее большинство людей, которые утверждают, что верят во что-то, верят в это теоретически, просто потому что это модно. Человек от рождения чувствует присутствие этой вечности в себе, но он очень часто ошибается, принимает вечность за что-то иное.
Так, например, люди первой чакры принимают за вечность окружающий мир, у них вообще нет ощущения, что есть иная реальность, кроме реальности нашего двора, подъезда, города, страны, телевизора, и тогда человек, который боится ощущения вечности в себе, начинает бояться окружающего мира, не замечая этого, он приписывает миру свойства Бога: внешний мир становится для него тем самым морем, в котором волна так боится раствориться. Человек не доверяет реальности и даже не пытается с ней взаимодействовать. Вместо этого он выхватывает из реальности некоторые ее фрагменты, которые рассматривает как судьбоносные знаки, мы называем такие фрагменты реальности, например, приметами. Фрагменты внешнего мира начинают рассматриваться таким человеком как символ его бытия, человек как бы выхватывает от мира по кусочку и присваивает их себе, и из таких кусочков складывает между собой и внешним миром непробиваемую стену, в психологии такой механизм защиты и получил название «изоляции», человек как бы изолирует сам себя от других из кусочков суеверий, символов, примет, обрядов и многого другого, что кажется ему нестрашным.
Люди второй и третьей чакры продолжают тратить свою энергию таким же образом, но эти люди умеют вообще не задумываться о событиях или фактах, которые не соответствуют их концепции мира, их системе примет и суеверий, психологи говорят, что главным механизмом защиты таких людей является вытеснение, они тратят свою энергию, чтобы вытеснить из сознания то, что кажется им неприятным или не соответствующим их взглядам. А главное, людям второй и третьей чакры не нравится, когда их не любят, или, как кажется им самим, не уделяют достаточного внимания. Они не умеют видеть себя со стороны, а неприятные им факты или люди просто забываются или превращаются в симптомы бесконечного множества всевозможных соматических заболеваний.
Люди четвертой чакры открываются миру, но это люди сердечно чувствующие и, не ощущая вечности в себе и продолжая ощущать мир как люди первой чакры, приписывая миру свойства Бога, начинают переживать события, которые не имеют к ним никакого отношения, как свои личные, внутренние, душевные катастрофы. Подобный механизм психологической защиты называется интроекцией, перенесением реальности в себя. Состояние души, которое напрямую связано с интроекцией, в медицине получило наименование «депрессия» — это ощущение, что ты виноват в том, в чем ты никак виноват быть не можешь. Когда человек устает чувствовать себя ответственным за судьбы мира, он начинает отвергать внешний мир во имя своих внутренних ощущений и переживаний, он пытается погрузиться в себя и перестать взаимодействовать с реальностью, например, с помощью полученных им теоретических знаний. Такой механизм мы называем отрицанием, о состоянии, ему сопутствующем, мы говорили в предыдущей передаче, это и есть аутизм, который встречается в том числе и при всяком разном концептуальном бреде, будь то бред ревности или сектанские религиозные формы бреда. Но без притока чувств из внешнего мира деятельность человеческой души, замкнутой самое на себя и отрицающей существование вечности становится совсем бессмысленной. Вечность ведь все равно реализуется через нас в этом мире. В результате полного отрицания внешнего мира, попытке не реагировать на него, человек начинает путать внешнее и внутреннее, он переживает свои внутренние мнения и ощущения наоборот, как внешнюю реальность. Такой механизм защиты получил название в психологии как проекция. Мы с вами разбирали наиболее типичный пример болезненно проекции, это бред ревности. Конечно, это крайний случай, но каждый из нас очень часто переживает свое мнение о другом человеке как некую объективность и реагирует в результате не на подлинный смысл поступков ближнего своего, а сам на себя, на свои взгляды, теории и идеалы, имеющие отношение к этому другому человеку. Проекция обусловлена тем, что, когда мы отрицаем вечность, мы отрицаем ее не только в себе, но и в этом, другом человеке. С помощью своих теоретических проекций от вечности научился защищаться целый социальный класс людей, мы называем его интеллигенцией. Это люди, которые склонны накапливать информацию, некоторую часть которой они начинают считать для себя истинной и пытаются применить ее для якобы объективной оценки окружающего мира и других людей, считая, что им известна истина. Чем заканчивается такое бытие человека, которые убежден в том, что он один знает истину, мы с вами хорошо знаем на своем социальном опыте.

Музыка.

На самом деле использование этого самого чувства истины для объективного оценивания окружающего мира и людей мало чем отличаются от действий параноика, который, исходя из своей собственной теории, ревнует и сводит с ума, например, свою жену. На уровне шестой чакры все становится еще сложнее. Человек не может уклониться от океана вечности, хочет того он или нет, у него есть дар входить в ворота и слышать голос Будды, но существует только два способа входить в эти ворота, не используя понятия «Бога» или «вечности». Человек должен прийти к выводу, что эти голоса являются частью внешней реальности, мира, который нас окружает, и описать знакомые ему ощущения с помощью терминов того же мира внешней реальности. Человек будет приписывать отзвуки вечности, которые слышит или чувствует, знакомым ему по теоретическим построениям предикаты. Например, он будет считать голоса или какие-то принципиально новые ощущения, возникающие у него в душе, принадлежащими не ему самому и не его вечности, а телепатам, которые ведут психотронную войну со всем миром. Он будет приписывать их в рамках своего разумения то секте черных магов, то зеленым человечкам, прилетающим на тарелках. Человек будет предавать своим ощущениям свойства объектов внешнего мира и называть их теми словами, которые находятся в рамках его рациональных знаний. Такой способ защиты получил название «проективной идентификации».
Наконец, конечно, есть и второй путь — внутреннее ощущения и чувства в результате глухой чугунной защиты от света, который человек все равно продолжает ощущать пусть даже через мелкие дырки, его новые ощущения, чувства могут окончательно внутри его сознания превратиться в объекты внешнего мира, то есть они станут галлюцинациями, неотличимыми от внешней реальности, это тоже механизм психической защиты, который в психологии называют экстраекцией. На уровне шестой чакры для человека, который не знает ни слова Бог, ни слова вечность, океан вечности, переливающийся в его сознании, становится особенно опасным. Недаром же психиатрия занимается только двумя последними видами защиты, которые объединяются для врача в одно понятие «психоз». Если у нас нет способов помочь человеку, который чувствует что-то, для чего в нашей культуре нет названия, нам будет спокойнее просто объявить его сумасшедшим, не пытаясь дать ему возможность разобраться, где светит подлинный свет, а где существует его мучительная защита от этого света. А если мы не умеем всему этому учить, то нет ничего удивительного в том, что лишь очень немногим творцам, тем самым людям, которые создают интеллигенции пищу для ее словесных и рациональных защит удается не прослыть безумцами внутри человеческой культуры, которая убила богов и уничтожила саму возможность чувствовать себя волнами на поверхности океана вечности.
Спокойной ночи!


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Занятие 23.
Непрочитанное сообщениеДобавлено: 30 ноя 2017, 12:29 
Не в сети
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 04 авг 2017, 12:14
Сообщения: 49
Откуда: Сыктывкар
Занятие 23.

Доброй ночи всем, кто хочет дождаться окончания путешествия воздушного шарика души по лестнице из ее образов — чакр, образов, которые снятся душе или которую душа воображает как саму себя, на самом деле, она является лишь волной на берегу океана вечности.
В 37-м коане сборника «Железная флейта» есть еще одна странная история под названием «Святость Суфейна».
Цитата:
Монах как-то спросил Суфейна:
Как достичь святости?
Суфейн ответил:
Даже самый невинный младенец не сможет сделать этого.
Если он забудет себя, - снова спросил монах, - Может ли он достичь святости?
Он может сделать это тогда, когда она сама коснется его, - ответил Суфейн.
Тогда, продолжал монах, что происходит с ним?
Пчела никогда не возвращается в покинутый улей, - последовал ответ.

Существует другой коан для иллюстрации этой истории.
Цитата:
Ученик спросил своего учителя:
Что такое дзен?
Дзен — это тсин, — ответил учитель, — А тсин это такое китайское слово, обозначающее близких родственников (отца, мать и очень хорошо знакомых родных людей, друзей), как прилагательное он означает «хорошо известное, знакомое», а как глагол он означает «любить, хорошо знать и понимать».

Монах в этой истории стремился достичь святости, как суфий стремится в стихах к своей возлюбленной, через которую ему открывается Бог, отношение монаха достаточно наивно, но он должен выйти из своей башни, сделанной из слоновой кости. Суфий может ощутить свою возлюбленную, а настоящий буддист рано или поздно почувствует святость. Пчела никогда не возвращается в покинутый улей, святость — это и есть абсолютная и полная свобода быть волной, на лице океана вечности принимать любые формы, концентрироваться, чтобы стать совсем другим, расслабляться, чтобы чувствовать себя самим океаном, умирать и возрождаться вновь и в любых видах и формах; пчела никогда не возвращается в покинутый улей, как солнечное созвездие пересекает небеса, так и сознание монаха дзен вечно продолжается, не присоединяется ни к чему и не становится ничем, потому что оно стало океаном.
Психология изучает психические явления, гносеология обсуждает теорию познания, но они только тени разума, формы волн, но не сам разум. Когда человек учится ощущать сам разум, его поиски, повествует притча, немедленно прекращаются: он достигает святости и становится не привязанным ни к чему, забыв все сроки и даже свою собственную самоотверженность, чтобы стать пчелой в новом улее свободы, его жизнь становится дзен, или тсин — любовью, или океаном. Мы с вами можем попробовать это ощутить в одном старинном упражнении в воображении.
Я всегда предлагаю для того, чтобы почувствовать, что такое человек седьмой чакры, или абсолютно святой, или Будда, представить себе, что чувствует летучая рыба, когда она выпрыгивает из воды, из текучей, сдавливающей и ограничивающей ее стихии и медленно парит в стихии воздуха, созерцая внизу, в морской пучине копошащихся своих соплеменниц, она видит и представителей отличной от нее жизни, иного сознания, птиц, парящих рядом, которые имеют совсем другие цели, людей, которые копошатся на корабле, странном деревянном или железном огромном животном, плывущем по телу океана. Попробуйте себе представить это, куда она летит, что она чувствует, ведь даже возвращаясь в родные глубины, глубины давления, ответственности и привязанности, она несет в себе частицу этого волшебного переживания, которое заставляет ее вновь и вновь подниматься к поверхности, взлетать, вновь и вновь обретать прекрасное чувство свободы полета. Может быть, от этого чувства свободы полета летучей рыбы, живущей большую часть времени в океанских глубинах под гнетом давления и стаи, поэтому нам так часто снятся сны о полете?..

Музыка.

Если мы захотим устранить чугунную оболочку нашей лампы неведения и сделать ее вновь стеклянной, почувствовать, что вечность от рождения сопричастна самому слову «человеческая душа», то препятствие вновь станет стеклянным, как во времена Рама Кришны, и наш Бог и мы сами взорвемся светом. Подлинным светом, единым светом вне именования форм, вне мышления и ощущения и даже вне концепции бытия и небытия, ибо, если следовать по пути нашего тренингового цикла, то какими бы заблуждениями мы не страдали и как бы не защищались от ощущения вечности, этим самым подлинным светом все равно каждый из нас взорвется однажды в миг смерти, даже наши слова о бытии и небытии теряют всякое свое значение.
«Пребывающая в Господе душа, — сказал Мейстрим Экхарт, — не имеет ничего общего ни с чем и являет собой ничто, чем бы это ничто ни было. В душе есть нечто столь родственное Господу, что она едина и несоединима».
Санкскритское понятие «ниргуна брахман» — лишенный каких-либо качеств абсолют указывает на сознание человека седьмой чакры. Этот лотос получил название «сахасрара» — тысячелепестковый, он обращен цветком вниз,его цветок как бы обнимает сверху, с небес человеческую голову и источает нектароподобные лучи, горящие ярче света луны. В его центре ослепительный как вспышка молнии, находится последний треугольник, а в этом треугольнике, надежно укрытая и труднодоступная, спрятана великая и сверкающая пустота, которой служат все боги, какие бы имена они не носили. Даже блоха в той форме, в какой она пребывает в Господе, величественнее самого высочайшего из всех ангелов, так, во всяком случае, утверждал Экхарт.
Однажды в раю Беатриче, образ, благодаря которому Дант узрел божественные сферы, указывает ему на райское видение: «
Цитата:
Единый миг мне больше бездны стал, чем двадцать пять веков затеи смелой, когда Нептун тень Арга увидал. Так разум мой взирал, оцепенелый, восхищен, пристален и недвижим, и, созерцаньем опламенелый, в том свете дух становится таким, что лишь к нему стремится неизменно, не отвращаясь к зрелищам иным. Затем, что все, что сердцу вожделенно, все благо в Нем, и вне Его лучей порочно то, что в Нем всесовершенно, отныне будет речь моя скудней, хоть и немного помню я, чем слово младенца, льнущего к сосцам груди, не то чтоб свыше одного простого обличия тут свет живой вмещал, он все такой, как в каждый миг былого, но потому что взор во мне крепчал, единый облик, так как я при этом менялся сам, Себя во мне менял, я увидал, объят высоким светом и в ясную глубинность погружен, три равноемких круга, разных цветом, один другим казался окружен. Как бы ирида от ириды встала, а третьей пламенем от них рожден. О, если б слово мысль мою вмещало, хоть бы пред тем, что взор увидел в нем. Мысль такова, что мало молвить, мало! О, вечный свет, который лишь Собой излит и постижим и постигая постигнутый лелеет образ Свой. Круговорот, который, возникая, в тебе сиял как отраженный свет, когда б его я обозрел вдоль края, внутри окрашенный все в тот же цвет явил мне как бы наши очертанья, и взор мой жадно был к нему воздет, как геометр, напрягший все старанья, чтобы, измерив круг, схватить умом искомого не может основанья — таков я был при новом диве том, хотел постичь, как сочетаны были лицо и круг в сиянии своем». (Данте. Рай. 23-94-138 в пер. Лозинского).

«И в ясную глубинность погружен, три равноемких круга, разных цветом» — Данте видел лотос сахасрары и сияние Творца в его центре. Разные культуры и сколь близкие откровения воображения!

Музыка.

Однако очень много, может быть, менее знакомых нашей культуре чувств вмещает понятие лотоса, что же такое этот лотос, спускающийся к нам из глубин вечности? Говоря словами Генриха Циммера, лотос, поднимаясь из глубин воды и расстилая свои лепестки по поверхности, становится прекрасным свидетельством существования и плодородия дна, его внешний вид является прямым доказательством жизнеподдерживающей силы той самой бездны, которая питает все сущее. Вот почему богиня лотос, Камала или Падма, становится подходящей супругой, Шакти для Вишну, а Вишну — это олицетворение самих космических вод бескрайнего океана той мыслящей жидкой субстанции жизни, из которого возникает все многообразие явлений, элементов Вселенной, в которой им всем, как и нам всем, когда-нибудь предстоит раствориться.
Лотос — это та же самая спящая богиня-Вселенная в образе розы начала цикла мировых эпох, это Афродита или скорбная Аута Уильяма Блейка, она поднимается из воды, сама богиня поднимается ли опускается к нам на цветке лотоса, богиню в форме лотоса Падму изображали в Индии восседающей на троне, приподнимающей в правой руке еще один лотос, она опирается правой ногой на лотос, исполняющей роль подставки для ног. Лоно богини Падмы представляет собой пространство: ее сердце — биение времени, ее жизнь — космическое сновидение, отражением которого является жизнь каждого из нас, а ее очарование — это притягательная сила не этого, а другого берега жизни. Скажем коротко, в привычном нам смысле, Падма, Лотос или Ева, или, скорее, Ева, уже ставшая матерью не только всего человечества, но и всего сущего, ставшая матерью камней и деревьев, зверей, птиц и рыб, Солнца, Луны и звезд, как в христианском обряде крещения, когда новый человек, внутренний человек рождается вновь из вод, оказывается благословенным свыше в материнском лоне источника. В индийском представлении о богине-Лотосе, о богине-природе, восстающей из начального океана, возвышенные духовные сферы одаряют ее вторым (?) рождения, и это одна из самых древних и, может быть, забытых вер: способность Лотоса-богини возрождаться вновь и вновь, всплывать из бездны в миг, когда захочет это ее непостижимая воля, эта вера, наверное, и есть наша надежда на то, что там, за барьером вспышки смерти нас ждет добрая богиня-женщина, богиня-мать, Падма, Дева Мария ,в сущности, какая разница, как назвать эту нашу надежду.

Музыка.

Очень трудно продолжать этот разговор, в буддизме, например, на Лотосе восседает верховный Будда, который представляет собой основу, сущность, опору и действительность всех существ и всего сущего, надлежащий способ мыслить о Нем, как это не парадоксально звучит, вообще не мыслить, ибо любое мышление так или иначе защитно, оно ограничено иллюзиями, концепциями, категориями, законами грамматики. А то, что называется высшим Буддой или Телом Законе, пребывает вне любых категорий, даже вне понятие бытие и небытие. А над тем лотосом, на котором восседает Высочайший Будда, расположен еще один перевернутый лотос, точно такой же, какой расположен над каждым из нас, и это, как ни странно, является знаком и осознанием опоры, надежды на купол небесный, в котором мы все пребываем.
На практике в действительности наше сознание замутнено концепциями, а лотос, на котором мы восседаем, точнее говоря, лотос, в который мы сами себя заключили, лотос наших концепций, лотос нашего воображения оказывается не столько перевернутым, сколько нераскрытым, а порой и сильно поврежденным по причине ограниченности нашего разума и вызванных этой ограниченностью надежд и страхов, желаний и опасений, придающих форму нашим несовершенным жизням. «Если бы врата восприятия были чисты, — писал Уильям Блейк в «Бракосочетании неба и ада», — любой предмет казался бы человеку таким, какой он есть — бесконечным, но человек замкнут в себе и видит все сущее сквозь узкие щели своей пещеры».
Другой японский учитель дзен 17-18 веков писал, что «сама эта земля — чистая страна лотосов, само это тело — это тело Будды». Можно сравнить это со словами, которые в «Евангелии от Фомы» вложены в уста Иисуса: «Царствие Отца распространяется по земле, и люди не видят его». В «Уллисе» Д. Джойс высказывает ту же мысль, когда, наблюдая отраженное в зеркале своего искусства слово «дох» показывает его оборотной стороной, словом «гот». Перевернутый лотос сахасрары указывает на образ феноменального мира как перевернутое отражение божественных форм в посреднике нашего отражаемого разума, этот образ является бесконечно древним, может, само его имя, вечность и бесконечность, не требует комментариев.

Музыка.

В этом лотосе тысячи лепестков и бесконечность свойств, монах никогда не вернется в улей, потому что он может принять форму любой пчелы. Мы всегда удивляемся, то, что мы похожи на луковицу, почти как Шрек. То, что для нас является удивительным открытием — нахождение множества разных планов внутри нас самих. Вот что писал Ошо: «иногда Будда говорит с нами так, как если бы он был телом, он говорит «Ананда, я хочу пить, пожалуйста, принеси мне воды». Но ведь он же дух, дух никогда не жаждет, жажду чувствует тело, и Христу, который был Богом, ведь понадобилось пропитанная водой губка. Ананда может подумать, что тело духовного нет, это только имя и форма, всего лишь только мыльный пузырек, так как же он может захотеть пить? Но на следующий день Будда говорит Ананде: «я вовсе не рожден, и поэтому никогда не умру», и Ананда склоняется в непонимании, это создает трудность для слушателя, слушатель думает, что в знании существование изменится, но на самом деле существование не меняется от того, что ты знаешь, меняется только его форма. Когда Будда говорит, что он хочет пить, он говорит, что только его тело хочет пить, что это тело, которое есть пузырек имени и формы, хочет пить, и что если не дать ему воды, то оно скоро распадется. Трудность в том, что слушающий Будду человек не в состоянии различить, с какого плана, с какого уровня, с какого лотоса приходит то или иное изречение.
Си мон Ли написал книгу «Градация величин», он утверждал, чем более велик человек, тем более он живет в различных планах в одно и то же время, он должен будет говорить с уровня тех людей, которых он встречает, иначе беседа становится бесполезной.
Цитата:
«Если Будда заговорит с вами со своего высочайшего уровня, то это будет бесполезно, в основном, случается так, что этот тип людей принимают за сумасшедших, — пишет Ошо, — причина в том, что то, что они говорят, выглядит так, будто это сказано сумасшедшим; для того, чтобы говорить с высшего уровня, они должны будут опуститься вниз, опуститься на уровень, где вы можете их понимать, тогда они не будут выглядеть сумасшедшими. Но тогда они должны иметь способность говорить с такого количества разных уровней, сколько существует их среди людей, которые пришли их слушать. Множество людей, с которыми говорил Будда, придут к нему в виде зеркала, эти зеркала создали свои образы Будды, и эти образы соответствуют поверхности зеркал: выпуклое зеркало расширяет изображение, а вытянутое укорачивает его. Образ должен соответствовать зеркалу, если бы это было не так, зеркала были бы неудовлетворительны. Вот почему утверждение человека, подобного Будде, проходит через много различных уровней. Иногда в каждом утверждении есть столько же уровней, сколько чакр. Человек, подобный Будде, начинает говорить, он делает это со своего уровня и заканчивает на уровне, где находитесь вы, он долго путешествует так даже в одном предложении, потому что, начиная говорить, он находится на своем уровне, он начинает с великой надеждой на вас, а затем он должен понемногу уменьшить свои надежды и в последних утверждениях достигнуть вашего уровня. Его уровень и ваш уровень представляют собой два глубоких подразделения, но это не значит, что они очень далеки и различны, их различие между морем и волной: море иногда волнуется, но волна никогда не может существовать без моря. Бесформенность может существовать без форм, но не может быть формы без бесформы».
Поэтому когда мы слушаем афоризм или мудрые мысли, давайте слушать их как волну, которая рождается где-то в седьмом лотосе, лотосе, который несмотря на всю гряз, поддерживает нас, лотосе, которому нет ни описания ни формы, но есть мудрость, которая вечно звучит в нас сама по себе, стоит только немного прислушаться.
Спасибо тем героям, которые выслушали весь цикл наших программ. Спокойной ночи, до новых встреч.

Музыка.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
Показать сообщения за:  Поле сортировки  
Начать новую тему Эта тема закрыта, вы не можете редактировать и оставлять сообщения в ней.  [ Сообщений: 27 ]  Пред.  1, 2

Часовой пояс: UTC + 3 часа


Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 1


Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете добавлять вложения

Найти:
Перейти:  
POWERED_BY
Русская поддержка phpBB
[ Time : 0.066s | 18 Queries | GZIP : On ]