Серебряные нити

психологический и психоаналитический форум
Прямой эфир в 21:00
Текущее время: 22 июн 2017, 23:28

Часовой пояс: UTC + 3 часа




Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 21 ]  Пред.  1, 2
Автор Сообщение
 Заголовок сообщения: Re: Тексты видеоэфиров
Непрочитанное сообщениеДобавлено: 27 апр 2017, 17:35 
Не в сети
Администратор
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 26 фев 2010, 01:48
Сообщения: 440
Откуда: Тула
Отлично.


Вернуться к началу
 Профиль  
Ответить с цитатой  
 Заголовок сообщения: Re: Тексты видеоэфиров
Непрочитанное сообщениеДобавлено: 29 апр 2017, 17:55 
Не в сети
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 04 апр 2016, 17:08
Сообщения: 191
Откуда: Москва
Принцесса Мононоке
Дата эфира: 25 Октября 2016, Вторник 21:00
Психологическое значение аниме-фильма "Принцесса мстительных духов" Хаяо Миядзаки
краткая версия с сайта serebniti
Добрый вечер. Ну вот мы и поехали ))). Скайп serebniti. Не нужно просить о том, чтобы вас добавили. Просто звоните и всё. Напрямую. Мы (я) сразу увидим ваш звонок.

Надо сказать, что принцесса Мононоке стала для меня одним из любимых анимационных фильмов.

Вот эти духи кадамы, появление которых в лесу, как сказано в анимационной ленте, показывает, что лес здоров, тоже, между прочим, совершенно потрясающие, пусть и молчаливые образы.

Вепрь, точнее говоря, черви, которые делают его оборотнем, хватают Аситаку за руку и на ней остаются следы. Эти следы оборотня должны очень быстро проесть его тело до костей, как скажет ему шаманка племени. Не помню, как правильно называлась такая ведунья в Японии. И поэтому он должен уйти. Должен уйти в поисках своей судьбы и в поисках, возможно, родственников этого вепря тех краев, откуда прибежал вепрь, для того, чтобы, возможно, понять главную проблему фильма: откуда взялось проклятье. По-моему, это очень простой вопрос. Что такое проклятье, которое прожгло руку Аситаки и оставило вечные следы и должно сжечь его до кости.

Фильм не столько о мести, сколько об агрессии как таковой, о её происхождении, о том, что она убивает душу. И в частности, речь идет, наверное, о двух вещах: о желании спокойной жизни и о желании приобрести магические силы. Вот пишет Андрей Баркалов на Ютубе: «Удивительно, как проклятье могло прилипнуть к, вобщем, миролюбивому воину». Тут есть довольно много разных странностей.

Есть у меня тайное подозрение, что Аситака, собственно говоря, - это ровно тот человек, которого правильно называть словом интеллигент. Он будет пытаться любой ценой устраивать мирные переговоры. Вообще на самом деле, это мы привыкли, что интеллигент – это человек с высшим образованием, а дальше начинают делиться кто либерал – кто не либерал. Сейчас не об этом. Я сейчас о том, что в некотором классическом русском смысле этого слова, скажем для конца XIX - начала XX века интеллигентом был не человек с высшим образованием, интеллигентом был маргинал – человек, принципиально не согласный ни с монархизмом, ни с демократическим движением, ни с какими-то экономическими формами, а пытающийся доказывать какую-то свою истину.

С точки зрения родной деревни он (Аситака) маргинализируется и, по всей видимости, навсегда, потому что, если кто-то помнит фильм, то в конце фильма он говорит, что он поселится около городка, около плавильни, которую строит Эбоси. И не пойдет ни жить в лес, где живет Сан, которую он полюбит, ни пойдет в город, в эту плавильню, в этот зарождающийся производственный центр, ни вернется в собственную деревню, а будет жить один где-то там на границе между лесом и городом. То есть он, собственно говоря, в конце и заявит о себе, как о маргинале, не желающем присоединяться ни к одной из группировок, которые действуют внутри фильма. А там еще есть воинственные самураи, там еще есть посланцы императора, которые пытаются добыть голову бога Леса.

Аситака – это молодой человек, который принципиально не согласен ни с одной из действующих в Японии группировок (из тех, которые нам доступны в пространстве фильма). Одновременно готов общаться со всеми. Но пока не готов почувствовать себя в какой-то общности. Вобщем, в этом шаманском действии колдуньи, когда она его фактически отправляет из племени в поисках судьбы, есть явные фразы о том, что он может заразить жителей деревни, что это опасно, те они его маргинализируют. И в конечном итоге, он, проходя через средневековую Японию, чувствует себя, по всей видимости, совершенно иным человеком.

Например, о роли русской интеллигенции. Особенно историки-классики, то есть зарубежные историки первой половины XX века, когда они говорят о роли интеллигенции в Октябрьской революции, то они имеют в виду роль агрессивных маргиналов. Они хотели немедленных перемен, чтобы мир изменился прямо сейчас, пока они живы и поэтому они действовали революционным путём. Для Аситаки эта самая агрессия – болезнь, он её отчетливо ощущает, как болезнь. Хотя на протяжении всего фильма он пытается разным способами бороться с агрессией, с червями агрессии, проедающими до костей, которые он получил, как болезнь, которой его заразил лесной дух, вепрь, правда, защищая себя, но, тем не менее, вполне себе злобно.

Так, абсолютно по-японски – страшненькая сцена. Потом Аситака скажет себе: «Это не я действовал, это моя рука. Она как-то сама». Опять это какой-то очень знакомый мотив. Очень часто, когда человек совершает агрессивный акт, он говорит: «Это не я, это бес попутал, это у меня руки били сами собой, действовали автоматически». Разница между людьми, которые так говорят, и Аситакой заключается в том, что он это ощущает, как болезнь в себе, а значит, пытается с ней бороться всеми способами, пытается бороться с ней, как со страданием.

Локусы действия фильма: лес, плавильня, Эбоси, деревня Аситаки, ну и где-то там существующий император, который хочет добыть голову Лесного бога. Главные герои фильма хотят жить спокойно, они хотят жить спокойной и привычной жизнью. Они не хотят, чтобы в их укладе что-нибудь менялось, и поэтому... Там, помните, в первых сценах подчеркнуто, как вепрь пересекает некую границу деревни. И это граница покоя. Наверное, того самого покоя, которого мы ищем. В фильме - ну это тоже все знают, это общее место - практически нет в строгом смысле этого слова отрицательных героев, кроме, пожалуй, самураев, которые агрессивны по природе своей. Они пытаются захватить плавильню, в том числе подлым образом, когда Эбоси уходит в лес за головой бога Леса.

Прекрасная принцесса леса, женский вариант Маугли, девушка Сан, в которую явно влюбляется Аситака, хочет, чтобы лес, бог Леса жил спокойно и чтобы лес не трогали люди. Хозяйка плавильни, Эбоси - в высшей степени мудрая женщина. Она вроде бы хочет, чтобы ей не мешал лес, развивать свою плавильню, торговать, правда, оружием. Она пытается защищать женщин, не верит мужчинам. Там все время проходят междометия - наверное, правильные, между прочим, по отношению к нашему полу - о том, что разве можно верить мужчине, доверять самые ответственные участки боя, плавки металлов можно только женщинам. Обратите внимание, это мужчина - режиссер и сценарист - делал фильм, честно признаваясь в этом.

Чем больше у человека желания жить спокойно, жить чем-то, что называется простым счастьем, жить так, чтобы ничего не менялось, чтобы мир был окончательно сформирован, и чтобы цели и смыслы были понятны раз и навсегда, чем выше это желание стагнации, тем более грозные силы начинают вторгаться с разных сторон, тем страшнее вдруг становится жизнь. Если кто-нибудь обратил внимание, в начале фильма жители деревни как бы так даже с ленцой работают, всё спокойно, и тут вторгается абсолютное чудовище, страшный вепрь. Мне кажется, что мы как-то подходим к этой границе, потому что наше желание жить просто, наша боязнь изменений – социальных, в первую очередь - подходит где-то к границе катастрофы, к вторжению вепря. Позволю себе предположить, что, по всей видимости, какие-то такие же психологические процессы происходят в арабских странах, потому что (в этих странах наблюдается) желание стагнации и, самое главное, (желание) обнаружить и уничтожить врага, который эту привычную жизнь портит. Я в данном случае совершенно не собираюсь обсуждать кто прав, кто виноват. Я именно про психологическую ситуацию. Чем больше люди хотят запереться у себя в банке, как-то законопатиться, тем больше агрессии они неожиданно получают извне.

И это какое-то моё ощущение с 90-ых годов, когда я в первый раз посмотрел «Принцессу Мононоке». И тут все, если вы посмотрите фильм или посмотрели фильм, то все, собственно, об этом. Волки хотят жить своей привычной жизнью. Но они хоть отчасти понимают, что Сан, эта девочка, воспитанная волками, может что-то изменить. Волчица-мама сквозь зубы скажет Аситаке, что Сан не волчица, к сожалению. Она волчицей стать не смогла и человеком тоже никогда не станет, и поэтому, наверное, она может что-то в лесу изменить. Но она должна оставаться в лесу. Сан там и останется после всех событий фильма. Желающий или живущий исключительно ради стабильности всё больше и больше - чем больше уровень стабильности, которой он хочет, тем больше - начинает обращать внимание на разные факторы, этой его стабильности мешающие.

Может быть, вы помните конфликт между плавильней Эбоси и обезьянами, которые будут жаловаться волкам и Сан, что они, обезьяны, сажают деревья для того, чтобы увеличить лес, а люди эти деревья уничтожают, потому что им надо плавить металл, потому что им надо добывать руду. Не существует никакой возможности договориться, потому что обезьяны хотят сажать деревья, а люди хотят из-под них добывать руду. И это абсолютно непримиримая позиция, хотя на самом деле, как вы понимаете, она примиримая. В первую очередь, наверное, люди услышали эту формулу Маугли, которая приходит мне на ум всегда, вот эту волшебную формулу: «Мы с тобой одной крови – ты и я». И, помните, у Киплинга эта формула для зверей была волшебная, и они прекращали охоту друг на друга, когда эта формула произносилась. А люди не понимали, о чем это они, о чем это Маугли вообще говорит. Анна13 я абсолютно согласен, тематически на эту тему разве что Малыш.

Дело не в обречённости, не в принципиальной недостижимости некоторой стабильности - стабильность, наверное, в том или ином смысле достижима на какое-то количество десятилетий. Стабильность всегда относительна, это понятно. Дело именно в прямой пропорциональной (зависимости): чем больше человек хочет законопатиться в бочку и сделать так, чтобы ничего не менялось, тем больше он слышит враждебных шумов, атак на эту бочку, которых на самом деле не существует. Дело в том, что стабильность превращается в идею-фикс, в паранойю стабильности, если хотите.

И девочке Сан, которая умеет любить (потому что она любит лес, понимает и чувствует его), обезьянам, волкам, самому богу Леса даже не приходит в голову каким-то образом договориться с Эбоси, которая, на самом деле, приютила прокаженных. Она использовала их талант для создания оружия. Не побоялась этого. Она поддерживает новаторов. Даже более того, она в некотором смысле строит вполне гуманную, вполне человечную цивилизацию, что для тех времен было тотально несвойственно, как вы понимаете. И это подчеркнуто. Продавать на сторону оружие и поддерживать крайне гуманистические порядки у себя – возможно, сегодня многие сегодня это считают мудростью. Я тоже не считаю это мудростью. Но, по крайней мере, Эбоси (как впрочем, и Сан) несмотря на всю, я бы сказал, неагрессивность (она совершенно неагрессивная), несмотря на всю авторитарность, во-первых, она принимает у себя явного маргинала Аситаку, совершенно не принимая в расчет агрессивные мнения мужчин по этому поводу. «В фильме, конечно, не показаны», - пишет raven1981: «использование руды для изготовления плуга или просто гвоздя». Но это, наверно, подчеркнуто так. Сами решайте мудро это, просто умно или не умно совсем.

Мне это очень напоминает горячо мной любимый в юности роман, вошедший, как сейчас помню, в 24-ый том библиотеки зарубежной фантастики, в котором в том числе впервые была опубликована и сказка Стругацких «Понедельник начинается в субботу». Он назывался «Неукротимая планета». Это был первый роман, еще до «Крысы из нержавеющей стали». Он принес Гарри Гаррисону бешеную популярность на Западе и у нас. Я не знаю, помните ли вы этот роман. Там, по-моему, 2 романа и 1 рассказ из цикла «Мир смерти». Продолжение мне совершенно не понравилось, а вот «Неукротимую планету» я люблю, потому что в ней содержится абсолютно гениальная идея. Некий межзвездный авантюрист, шулер и игрок - главный герой попадает на планету, на которой люди невероятно, фантастически вооружены какими-то выскакивающими пистолетами, которые производят только оружие, то есть ситуация очень похожа на жизнь Эбоси, между прочим. И которые просто блистательные и невероятные бойцы, потому что их город окружен стеной, а за этой стеной, конечно, непробиваемой, бог знает какой, а за стеной лес. Из этого леса на город, постоянно пытаясь его уничтожить, наступают чудовища. Чудовища эти трансформируются, они становятся всё более и более злыми, они порастают броней, они порастают наборами зубов, бронебойными всякими бивнями. И только прилетевшему на планету и влюбленному в одну из инопланетянок главному герою романа однажды приходит в голову невозможная мысль, он пролезает в лес и делает он это, как Эбоси. То есть совершенно он не верит в то, что лес может быть полон только злобными чудовищами. И – о чудо! – они его не трогают. Да-да-да, Анна13, это именно аромат юности и поэтому этот сюжет я помню до сих пор.

Почему я пересказываю? Потому что я просто убежден, что неукротимой планетой пахнет принцесса Мононоке. Смысл вот в чём. Я уже почти всё главное рассказал. Там потрясающие боевиковые подробности. Вобщем, если кто не читал – почитайте. Небольшая такая вещь, замечательная. Вдруг выясняется, что эти животные обладают телепатическими способностями. Они чувствуют отношение людей к себе и ведут себя так, как люди ожидают. Оттого, что люди ожидают, что они станут чудовищами, они будут всё более и более агрессивно нападать и, в конце концов, стена падет. И когда это вдруг становится понятно, главному герою удается любимую свою, потом какое-то количество жителей убедить попробовать: всё равно стена не выдерживает, всё равно всех съедят, ну значит уж что теперь-то? Что терять? Можно попробовать выйти и попробовать отнестись к чудовищам как-то с нежностью. И вдруг эти животные становятся почти ручными, начинают тереться, начинают помогать. Вся ситуация меняется. Конечно, понятно, что весь город сразу изменить свое отношение к этим животным не может, что из кого-то «прёт» ярость, что какие-то происходят срывы. Но в целом вдруг всё меняется.

И я хочу сказать, что в этом смысле Гарри Гаррисон и Миядзаки – пророки, потому что они показывают эту самую телепатическую взаимно нарастающую ярость, которая не позволяет почувствовать, что «мы с тобой одной крови – ты и я». Ну не позволяет. Это происходит с мудрой по отношениям к людям Эбоси, мудрой правительницей, которую очень сложно надо было шантажировать. Но, тем не менее, она идет помогать в добывании головы духа Леса. Опять же мудрые и честные кабаны - не могу этого, к сожалению, сказать про обезьян, потому что они сплошь агрессивные - мудрые и честные кабаны, вепри не могут, ну просто они не в состоянии почувствовать, что человек может быть хорошим. Хотя, справедливости ради, этот самый маргинал - интеллигент Аситака, которого никто не понимает, подчеркиваю, никто, включая Сан, с которой у него намечаются какие-то отношения, и который кричит (кто-то писал у нас на форуме, в том числе), несмотря опять же на его болезнь, как Эбоси приняла прокаженных - Аситака к ней относится с глубочайшим почтением и он уверен, что она способна понять. И вобщем, так это и происходит, в конце концов, она верит ему, а не кому-то другому.

Он всё время хочет, чтобы Сан и Эбоси встретились. Встретились и поговорили, потому что, конечно, возможность взаимопонимания существует, потому что мы же люди. Но глаза закрыты. Каждый видит сучек в глазу брата своего, а бревна в своём глазу замечать не желает. И это самое страшное, потому что это приводит к всё время нарастающей взаимной агрессии.

По крайней мере, как-то похоже душу рисовали северо-американские индейцы и многие древние культуры считали, что душа – это такой вот червь, который живет где-то под ключицами и иногда человек может его видеть. Эбоси пытается уничтожить то, чего она не может понять. Это для неё непостижимо, а потому враждебно. Помните? Это бог Жизни, ставший богом Смерти. Это её, Эбоси, собственная душа гибнет, как гибнет, собственно говоря, в это время всё, что она построила: плавильня, деревня. Понятно, что это в принципе можно восстановить. Жизнь леса, которую она погубила, жизнь одухотворённого бессознательного восстановить уже нельзя. Точнее говоря, он, конечно, вырастет снова, и я думаю, что бог Смерти станет опять богом Жизни, оживёт. Это фильм о том, как мы разрушаем себя, ненавидя то, что мы не понимаем, как мы это отторгаем, и на самом деле, в результате всё равно разрушаем сами себя практически неминуемо. Эбоси говорит очень важную и для себя, для характеристики персонажа, и для нас фразу, что надо бы этот лес упорядочить. Ну упорядочить: развести, разделить на квадраты, провести мелиорацию, развернуть реки вспять. Это ведь то, что она пытается сделать своей жизнью. Она пытается всё упорядочить. Это же естественное человеческое желание. А в жизни этих абсолютно непонятных ей духов в лесу она себя не видит. Она не видит какой-то тайной и невероятно важной человеческой стороны. Стороны, на самом деле, божественно прекрасной, потому что Аситака же видит в этом вепре и других вепрях, которых он встречает, нечто абсолютно прекрасное. И мы с вами это видим.

Елена Март пишет: «А нам до сих пор неочевидно, что мы не успеем воспитывать детей. Мы их портим. Они трусливы, дезориентированы во взрослой жизни. Мы стараемся, чтобы им было хорошо, а не чтобы они были хорошими». Это вот ровно то же самое ограничение. Мы стараемся как-то попроще, создать для детей свой замкнутый мирок. Чем более он замкнутый, тем больше конфликтов этот мирок ждёт в будущем. Они как-бы притягивают конфликты. Надо искать, конечно же, баланс. И когда смотришь великую анимацию, хорошо бы вот так сесть, и как я вот готовлю записки, и написать для себя, для себя! что мы по этому поводу думаем. Или у нас на форуме это дело написать. Я хочу закончить на этом сегодня.

Вот просят у меня «Порко Россо» Миядзаки «взять». Давайте мы сначала на психологические, важные, экзистенциальные темы поговорим, а потом вернёмся к аниме, потому что я ещё обожаю «Рыбку Поньо на утёсе». Поэтому мы можем дальше продолжить разговор о Миядзаки. Спрашивают: «А разве самоконтроль Аситаки над агрессией не достоин уважения?» Достоин, конечно. Он же главный герой фильма, значит, Миядзаки всё-таки его уважает. Уважает именно эту его позицию, пусть она и безнадёжная и оставляет его в одиночестве. Как собственно, и всех, кто эту позицию занимал раньше. Будучи уверенным, что если свести вместе Эбоси и Сан, то они просто не смогут не полюбить друг друга, потому что они одной крови. И они ведь действительно одной крови. Вот что удивительно! Они же внутренне схожи, если задуматься. Помните, мы это много раз формулировали, говоря о том, человек предпочитает думать о различиях, а не о сходстве. Так проще и удобнее, потому что если думаешь о сходстве, то как-бы теряешь себя, своё лицо. Поэтому мы предпочитаем думать, чем другие отличаются от нас, а вот чувствовать сходство мы не умеем и не хотим. Наверное, это и есть неумение любить. Вобщем, наверное, этому нужно учиться. Спасибо вам больше за то, что вы пришли. В следующий вторник поговорим о самолюбии и смирении, о том, зачем эти чувства нужны человеку и как учиться в них искать баланс. Спасибо всем большущее. Спокойной ночи.
Свернуть

_________________
Кто знает, что открыл бы Колумб, не попадись ему на пути Америка.
Станислав Ежи Лец


Вернуться к началу
 Профиль  
Ответить с цитатой  
 Заголовок сообщения: Re: Тексты видеоэфиров
Непрочитанное сообщениеДобавлено: 13 май 2017, 21:46 
Не в сети
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 04 апр 2016, 17:08
Сообщения: 191
Откуда: Москва
О долге и совести
9 Мая, Вторник 2017
14 минут
Есть, да? Появился? Добрый вечер. Всех с праздником. Кто-то написал мне, что мы все должны чувствовать себя победителями. Кто-то пишет, что нет. Говорите, люди, ладно? Разрешите всех поздравить ещё раз с праздником, с днем Победы и сказать, что очень трудно говорить в этот день. И может быть, хорошо, что нас не так много в эфире. Мы сможем снова поговорить о каких-то словах, которые больше, чем человек, и которые, конечно, были тогда, во время Великой Отечественной войны. В первую очередь, это слово «долг». Замечательное двузначное слово «долг».

Я говорил, что кто-то написал мне сегодня, что мы все в этот день должны чувствовать себя победителями. Я вспомнил разговор, наверное, 1969-го года. Мне было 9 лет. Сейчас трудно себе это представить. Я тогда отмахнулся от этого разговора, а сейчас понимаю, что, может быть, сделал это зря. И не вспоминал этот разговор много лет зря. Потому что дело было на лавочке на Тверском бульваре. Ко мне, сидящему на лавочке около песочницы и махающему ногой, подсел безногий инвалид войны, тяжело вздохнул и спросил, а где воевал мой дедушка. И тогда я сказал, что оба моих дедушки сгинули в первые два года войны и никому неизвестно, где они похоронены, и что с ними вообще стало, потому что не приходило никаких извещений. Никогда. Во многие семьи, не только к нам. И он тяжело вздохнул и сказал: «Ну тогда ты пораженец». Я сказал: «Почему пораженец?» Он сказал: «Знаешь, когда у тебя нет никого, кто дошел до победы, то ты пораженец». Встал он и ушёл. И я подумал, что, может быть, я правда пораженец и всегда почему-то остаюсь на стороне не врагов, конечно, но проигравших, давайте скажем так. Почему то. Вы простите меня, я когда неделю не разговариваю, мне разговаривать всё труднее и труднее, и я боюсь камеры. Ну не боюсь так уж до судорог, но не люблю я её. Сегодня, только сегодня мне почему-то болезненно вспомнился этот странный давний разговор. Чувство долга.

Наверное, сначала не о войне, а может быть, о классике что ли? Впервые эту проблему, как понимаю её я, в русской классической литературе поставил Николай Лесков в маленьком и практически документальном рассказе, который называется «Человек на часах». Не подумайте, что «Человек на час». Скажите мне честно, кто-нибудь помнит этот рассказ? Кто-нибудь вообще читал Лескова? Помнит кто-нибудь, нет? Ну, хорошо, я попробую эту историю вспомнить. Она очень короткая. Зимою около Крещения в 1839-ом году в Петербурге была сильная оттепель. Лёд на Неве таял, то бишь наводнение, пусть и не очень тяжелое. Часовой, солдат Измайловского полка Постников, стоя в карауле у нынешнего Иорданского подъезда услыхал, что в полынье кричит и молит о помощи человек. Постников очень долго колебался, потому что право покидать место караула по уставу не имел. Не выдержав, он сбежал к реке и при помощи ружья помог утопающему выбраться. Пока солдат думал, кому передать полностью мокрого и дрожащего человека - пьяненького, надо сказать, - на набережную как раз выехали сани офицера придворной инвалидной команды. Постников быстро вернулся на пост, а офицер взял человека с собой и отвёз его в Съезжий дом, назвав себя спасителем.

Но в дворцовой караульне заметили то, что Постников покинул караул. Его тут же сменили и отправили к офицеру Миллерову. Опасаясь, что об этой истории доложат государю, как потом и вышло, командир попросил помощи у офицера Свиньина. Надо сказать, что всё это реальные фамилии и реальные исторические личности. Свиньин, распорядившись посадить Постникова в карцер, отправился к обер-полицмейстеру Кокошкину. Узнав о случившемся, Кокошкин учинил допрос и вызвал к себе инвалидного офицера и спасённого. Выяснилось, что свидетелей происшествия не было. Инвалидный офицер, который выдал себя за спасителя, был награждён медалью «За спасение погибавших». Постникову Свиньин определил наказание: 200 розог. Там есть интересная деталь, замечательная совершенно: когда Свиньин определял наказание, он сказал, чтобы секли молодые солдаты, потому что старые солдаты могут своего беречь и бить не очень больно. Ну вот и вся, собственно, история.

Постникова навестил Свиньин лично и принёс ему награду: фунт сахара и четверть фунта чаю. И солдат до слёз был благодарен офицеру, потому что, сидя три дня в карцере, он ожидал гораздо худшего, а двести розог были, ну - почти - привычным наказанием. Особенно по сравнению с тем, что его могло ждать по приговору военного суда. Ну вот, узнал эту историю Владыка и заключил: «Воину претерпеть за свой подвиг унижение и раны может быть гораздо полезнее, чем превозноситься знаком». Вот такая вот история, извините. Рассказик маленький, вы его даже после эфира сможете прочесть. Уж простите меня, во мне пропал школьный преподаватель литературы, потому что я всё норовлю потребовать, чтобы люди помнили хотя бы что-то из школьной программы.

Рассказ совершенно поразителен, потому что, несмотря на незначительность события, в нем задействованы все: от государя-императора, дворец которого сторожил рядовой, до Владыки, обер-полицмейстера, старшего офицера и рядовых, как молодых, так и старых. Получается этакий срез российского общества и в нём всё сделано абсолютно правильно, как всегда делается, как делается и до сих пор. Виновник происшествия, который спас человека, получает умеренное наказание и незначительный подарок. Все остальные действуют в связи каждый со своим чувством долга. И вопрос школьного учителя, пропавшего, он всё время один и тот же: скажите мне, дорогие мои, в чём заключается чувство долга? В том, чтобы выполнять устав караульной службы, в конце концов? Вы попробуйте сказать, что этого делать не надо. Или в спасении утопающего пьяницы, который, вобщем, в результате помутился рассудком, так как не помнит, кто его спасал, зачем и почему. И это в действительности по большому счету, в отношении чувства долга никакого значения не имеет.

У меня ещё есть сцена порки такая. Это Герасимовские иллюстрации к Лескову, классические русские иллюстрации.
Свернуть

_________________
Кто знает, что открыл бы Колумб, не попадись ему на пути Америка.
Станислав Ежи Лец


Вернуться к началу
 Профиль  
Ответить с цитатой  
 Заголовок сообщения: Re: Тексты видеоэфиров
Непрочитанное сообщениеДобавлено: 15 май 2017, 21:50 
Не в сети
народный корреспондент
народный корреспондент
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 26 фев 2010, 20:07
Сообщения: 3555
Откуда: Ульяновск
Фильм “Остров проклятых”
(видеоэфир от 27.04.2017 г)

https://serebniti.ru/airs/2017-04-27/

Часть 1.
Есть. Это хорошо.
Видите у меня тут множество записок сумасшедшего, потому что фильм огромный и для меня, наверное, он очень специфический. Но, тем не менее, я считаю его, для себя, сугубо субъективно, одним из лучших фильмов 21 века. И вот почему.

Как-то мы измельчали, на мой взгляд. Ну правда, ну вот очень многое, как мне кажется, из мира, в котором мы живем, ушло. И в частности, не знаю, согласитесь ли вы со мной или нет, из него ушла трагедия. Не трагизм жизни, а трагедия как античный жанр и один из главных жанров драмы по Аристотелю. Трагедия, как трагическое отношение к человеку. Мне кажется нужно сначала понять, что такое трагедия. И может быть понять способы, с помощью которых мы от этой самой трагедии бежим.
В действительности, если вдуматься, все очень просто. Потому что трагедия – это жанр естественного и глубокого уважения к человеческой личности. И театр, и кинематограф мучительно измельчал. Нет, конечно, и там, и там есть исключения, мы просто сейчас конечно не будем этого обсуждать. Но есть у трагедии, классической трагедии, такая незаметная сторона. Нотку трагедии, нотку трагичности создает, наверное, уважение к человеку, глубокое уважение к трагическому герою.
Трагедия – это вера в важность человеческой личности. Это просто другая сторона, если хотите, этой веры. Нет трагического масштаба действа и нет уважения к человеку. Царь Эдип по неведению совершает преступление и у него точно также между прочим как у героя фильма “Остров проклятых” переворачивается взгляд на жизнь и на самого себя. Потому что он ослепляет себя, что символически передает его уход в глубины собственного Я. Отказ от внешнего мира и уход к самому себе.
Что касается каких-то моих ассоциаций, пока еще не с фильмом, я туда даже еще и не пришел, то Артур Миллер в предисловии к пьесе “Смерть коммивояжера” писал именно об этом. Там он писал:
“Трагический герой – это тот, кто готов положить свою жизнь в случае необходимости, чтобы добиться лишь одного – чувства собственного достоинства”.
И если вы с этой стороны взгляните на царя Эдипа, то вы увидите, что это так. Он отказывается от царства, вырезает себе глаза и уходит жить в Колону, в священную рощу, полный чувства собственного достоинства. И возможно поэтому я считаю, что действительно фильмов-трагедий, в которых вскрывается вот это самое человеческое достоинство, существует очень мало. И … опять … я возможно это немного преувеличиваю, но на мой взгляд Мартину Скорсезе, который конечно великий режиссер и один из немногих оставшихся в живых классиков кинематографа, это удалось, потому что его Тедди, в исполнении Леонардо Ди Каприо действительно герой какой-то современной трагедии. Именно так я этот фильм и ощущаю, как одну из немногих трагедий на экране.

Я не буду говорить ни о чем, ни об операторской работе, ни о там отсылках самого Скорсезе к Фэнси, к “Головокружению” Хичкока… Мы же не об этом, а мы о том, что если фильм цепляет, а он, несомненно, цепляет, то там вот этот трагический катарсис. Если мы, между прочим, лишаемся трагедии, то мы лишаемся и катарсиса. Там вот этот трагический катарсис в конце, когда ровно как в царе Эдипе, все события переворачиваются на 360°. И с одной стороны, это блестящий прием триллера. А с другой стороны, видите, это ведь тысячелетиями существующий классический прием трагедии. И мы просто смотрим современное кино и нам не приходит в голову задумываться о Софокле, об Эсхиле, об Агамемноне, об Оресте. Ну в общем, мне все время очень хочется туда уйти, но я понимаю, что не интересно.

Но что такое классическая трагедия? Вот Король Лир переворачивает свой мир на 360°, Макбет … Не знаю, не знаю как, но правда, если написать “Остров проклятых” и поставить жанр “трагедия”, никто наверное смотреть не будет.
Вот этот блестящий прием в кинематографе практически никогда не использовался. Казалось, что и в литературе тоже. Но на самом деле это не то, чтобы он не использовался. Это просто мы забыли о том, что существует в драматургии такой жанр: классическая трагедия. Поэтому, наверное, все современные постановки Эдипа, я уж не хочу называть конкретные примеры, они пытаются сгладить трагедию. Я очень люблю театр Вахтангова и Римаса Туминаса, но его Эдип, сам Эдип, ну по крайней мере актер играет жалкого такого мелкого человечка, ничего не понимающего. А на самом деле Эдип трагический герой. И он оказывает уважение к судьбе. И единственное, что он может сделать, это то, что он делает, для того, чтобы сохранить собственное достоинство.
И что такое вот это самое достоинство вместе с трагедией, и что такое это самое уважение к человеку и к его судьбе, мы в какой-то момент истории, по всей видимости, понимать перестали.
Хорошо, договорились, 4ubaka, на 180°, наверное вы правы. Хотя, хотя в общем надо сказать, что двигается в том же направлении…
И надо сказать роман Денниса Лихейна, который вышел в 2010 году, тоже совсем недавно, и его сценарная адаптация, которую мы видели на экране и которая конечно сделала роман куда более популярным, до фильма он популярен не был, это попытка передать современную трагедию.

Вы помните. Да? Маршалы США Эдвард Дэниелс и его напарник Чак Оул приезжают на остров проклятых расследовать исчезновение детоубийцы Рэйчел Соландо, которая сбежала из Эшклиффа, лечебницы для душевнобольных на острове Шаттер. 42 пациента находятся в обычных корпусах, а еще 24 особо опасных внутри бывшего военного форта, переоборудованного в третий корпус лечебницы. Так вот, сама структура острова сразу отсылает конечно же к каждому из нас. Потому что одинокий остров – это с точки зрения Юнга, один из самых традиционных образов человеческой личности. И существующий в нем треугольник… смотрите, корпус А – мужской корпус, корпус В – женский корпус и корпус С – корпус для особо опасных, представляют собой этакий внутренний треугольник психической энергии и ее восхождение.
Мужское и женское начало в отдельном человеке, взаимодействуя и сталкиваясь, они должны нас вести к чему-то высшему. И так как форт на острове – это форт, где содержатся особо опасные насильники и убийцы, то соответственно как бы показывает Скорсезе, что … куда направлена наша энергия и жизненная сила в 1955 году, когда происходят события фильма, да может быть и сейчас?… к насилию. Не считаем ли мы максимальным проявлением себя те или иные формы насилия по отношению к другому человеку? В том числе насилия, само собой понятно, не только физического, но и психологического. Все время носится этот круг не столько физического, сколько психологического насилия. В него как бы замкнут треугольник энергии. Кажется, что нет другого выхода.
И когда они, Тедди и Чак, въезжают на грузовике на остров там появляется маленькая надпись, которую может быть вы не заметили, почти как эти знаменитые надписи на въезде в нацистские концлагеря. Только там написано: Помните, мы тоже жили, любили и смеялись. И это ведь то, что можно написать на могиле каждого из нас, потому что иногда трудно написать что-то большее. Сразу появляется ощущение, что остров – это место в которое как бы заключен, заточен внутренний мир современного человека. Ведь и роман, и фильм писались и ставились уже в 21 веке в 2000-х годах, для нас с вами.

Почему-то у меня сегодня картинки все пропадают и я не знаю с чего начать. То ли я их как-то неправильно загрузил. Ну ладно тогда не сердитесь, какие откроются, такие и откроются.
Кстати, Skype включен и я был бы очень вам благодарен, если те, кто смотрел фильм, позвонят и все-таки подумают вместе со мной, о чем же он.

Так вот … с самого начала все очень странно. У Тедди непрекращающиеся головные боли и его тяготит не только исчезновение Рэйчел Соландо из запертой палаты, но и странное исчезновение доктора Лестера Шина, который, вроде как, был лечащим врачом Рейчел, но уехал в отпуск с острова. Его непрерывно тяготят воспоминания о погибшей в пожаре жене Долорес, о немецком концентрационном лагере Дахау, в освобождении которого он принимал участие в 45-ом году. Там есть сцена расстрела охранников Дахау американскими солдатами. Под влиянием того, что они там увидели, они просто молча вывели охранников, т.е. не вывели, а прямо там же, в их помещениях, их расстреляли. Это подлинная история. Но вроде как сам Тедди в этом не участвовал.

Изображение

А я хочу сказать, что на самом деле, конечно, вдохновил Скорсезе и возможно и автора романа, остров Повеглия. Это южно-венецианская лагуна, остров недалеко от Венеции и он действительно остров проклятых, потому и посещаемый призраками, потому что в 1348, если не ошибаюсь, году жители покинули остров, спасаясь от бубонной чумы, которая свирепствовала тогда в Венеции. И, как и другие маленькие необитаемые острова, Повеглия конечно использовался потом для изоляции жертв болезни. И конечно их там жгли. И все это придало острову мрачную славу. Там погибло огромное количество людей, поэтому он конечно чаще других посещался призраками.
Но это еще не все. Потому что в конце 19 века тут открылись две психиатрические лечебницы. И сохранилась легенда, что один из докторов ставил там на пациентах странные эксперименты, в результате которых однажды он сам спрыгнул с колокольни при больнице.
Где-то, по-моему, у меня даже была фотография этой колокольни.

Изображение

Ну не совсем то. Она чуть дальше эта колокольня.
Ну вот и говорят, что звон этой колокольни до сих пор периодически слышен, хотя колокола там несколько десятков лет нет как нету. И последним учреждением острова был частный санаторий для психических больных, который закрылся в 75 году. Так что это действительно такое место, которое вдохновляло, вне всякого сомнения, наших режиссера и постановщика.

Так вот в животном состоянии, не в животном, но в общем, как ни странно даже безумный маньяк, психически больной преступник по имени Джордж Нойс, там, на этом острове, все-таки не животное. И вообще, тут многое имеет отношение к нашим разговорам о безумии, о психиатрической помощи. Но на самом деле речь же идет об очень странных и действительно трагических вещах. Потому что речь идет о том, что такое наша реальность и как мы ее воспринимаем?
Свернуть

Часть 2.
В центре этого треугольника, где, между прочим, обратите внимание, тоже действуют три психиатра: доктор Лестер Шин, главный врач лечебницы Коули и немецкий врач, который непосредственно занимается психофармакологией и лоботомией, доктор Джеремайя Нэринг, немец, которого играет Макс фон Сюдов, который ну наверное красуется. Один из легендарнейших европейских актеров.
Так вот. В чем проблема? Проблема в том, что Тедди и Оул Чак начинают расследовать дело, беседовать с пациентами. И пациенты эти, наверное, в какой-то такой максимальной степени все время указывают на нас, на те самые простые вопросы бытия. Им конечно трудно, пациентам. Но, тем не менее, говорят они свободно и говорят они афоризмами. Все это происходит, между прочим, под любимую музыку доктора Джеремайя Нэринга (Макса фон Сюдова) под Малера, и в частности под квартет Малера для фортепьяно и струнных ля минор. Тедди сразу ощущает и видит, как под эту музыку кружатся в воздухе листы бумаги после стрельбы по охранникам концлагеря. И в воздухе все время кружится вопрос, вот этот самый один и тот же вопрос: Что допустимо для человека и что недопустимо? Что он может перенести и чего он на самом деле перенести не может?
Тедди, следователь, спрашивает нормальную миссис Кэнс: “Вы же выглядите как нормальная женщина. Что же вы-то тут делаете?” И она его и спросит: “Ну видимо надо научиться понимать что нормально а что ненормально”. По той простой причине, что … А что делать с мужем, если он пьет, регулярно тебя бьет, да еще и трахает все, что движется вокруг? Как бы вы ответили на этот вопрос, уважаемые участники сегодняшнего разговора? Простите, что я какой-то медленный. Я расстраиваюсь, что картинки не открываются.
Так вот. Что с ним надо делать? … да зарубить топором. И это нормальное дело. Собственно говоря, это иногда болезненно напоминает рассуждения пациентов, которые сидят и общаются со следователями.
Помните, там есть еще один пациент, который говорит что про Рэйчел Соландо, которая исчезла. Он говорит: “Ну она же ведь утопила своих детей. Газом надо травить таких людей”. И то же самое я могу спросить: А что с ними надо делать?
Ну как-то совершено логично и железно у этого пациента, который, между прочим, порезал в цветную капусту лицо своей горничной, изуродовав ее до неузнаваемости, он тут же начинает говорить, что и жуликов надо газом травить, и ниггеров надо газом травить. И вдруг передергивает, потому что ты попадаешься на эту простейшую евгенику, которая вдруг возникает перед твоими глазами. А ведь еще не прошло 10 лет с момента освобождения Бухенвальда и Дахау. Может быть эти сумасшедшие люди – это как раз и есть люди, утратившие ощущение трагедии?

Куда там, – пишут здесь, – что ей надо было уйти.

Ну надо бы, конечно, да. Только ей и в голову это не пришло, потому что уйти – это нечто трагичное. Это какое-то такое трагичное действо. Действо, связанное с глубоким самоуважением и действо, связанное, в общем, и с уважением к мужу тоже. Правда? к другому человеку пусть даже совершенно оскотинившемуся. Ну веди себя как хочешь, но только не со мной. Смотрите, мы по кругу возвращаемся к одним и тем же темам. Я наверное взялся обсуждать поэтому этот неподъемный фильм сегодня.
Уйти можно от чувства собственного достоинства, пусть и ощущая себя трагическим героем,… лишившись при этом квартиры, власти над тем же самым пьющим и бьющим мужем. А убить – это значит показать собственную власть и значимость. Убить можно только исходя из той самой обиды, о которой мы говорили. Они все смертельно обиженные. Ими ведет энергия обиды. Я думал, что хоть кто-нибудь из тех, кто нас смотрит, в общем, это напишет.

Что такое: в своем глазу бревна не видит?
Вот pit пишет: Это не только преступники, а все.

Но ведь это действительно так. Всех травить газом. Ну у нас принято говорить: расстрелять. Так было привычнее.

Молли пишет: В состоянии аффекта, наверное, можно и убить.

Так вот, состояние аффекта возникает от очень глубокой обиды, от мгновенной утраты собственной значимости или от кажущейся утраты собственной значимости. А уйти можно из уважения к себе и к нему тоже.
И вот сидит пациент и кричит: всех надо травить газом. Ниггеров, слабоумных. Почему? Ну потому что так легче всего почувствовать собственное превосходство над ниггерами, слабоумными, но не собственное достоинство, потому что его можно взять только из уважения к другому человеку. И это что-то естественное, что трагически потерялось.

Raven пишет, что история фильма вызвана реальным проектом “Блюберд” – программа контроля над разумом.

Ну в действительности нет конечно. Конечно нет, потому что ни о каком особом контроле над разумом в фильме-то речь не идет.

Если уж говорить, о чем фильм в частности, то 1954-55 годы были избраны не случайно, потому что в 1950 году как средство борьбы с послеоперационным шоком был создан препарат хлорпромазин, широко известный у нас под названием аминазин. А в Америке ровно в 1955 году он начал распространяться под названием торазин, которое звучит в фильме. И в 55 году американская фирма SKF продала этот препарат на 75 миллионов долларов. А к 1964 году 50 миллионов человек по всему миру принимали то, что в частности называлось в Америке “психиатрическим аспирином”. Ну вот и хлорпромазин или торазин стал родоначальником целого семейства антипсихотических препаратов, которые назвали нейролептиками. Я туда сейчас не пойду, но в общем надо вам сказать, что до эпохи торазина все было не лучше, потому что если говорить о методах психиатрии, которые использовались во время Второй Мировой войны и во время Первой Мировой войны, то в общем мы начнем говорить, правда, о самой настоящей инквизиции. Я сейчас об этом даже говорить не буду.

На самом деле на острове в модели фильма использовалась запрещенная ныне, а очень модная тогда трансорбитальная лоботомия. Над веком под бровями вводился скальпель и отсекались лобные доли от остального мозга, что в общем в большинстве случаев приводило к тихому слабоумию, а в отдельных случаях слабоумию агрессивному. Ну тогда уже не помогало ничего. И, в общем, особого контроля над разумом и всяких разных спецпроектов в фильме абсолютно нет, на мой взгляд. Поэтому может быть отсылки к каким-то проектам существуют,… но я еще раз говорю, на мой взгляд – это такая отдельная тема огромная, такого рода спецпроекты по контролю над разумом, потому что она связана с нашей собственной теорией заговоров, которая, как мне кажется, отчасти пародируется в фильме. Что такое теория заговоров? Ну по сути это и есть создание некой особой субъективной реальности, реальности знаковой, доходящей до прямого бреда. Поэтому для меня в фильме гораздо более архитипические следы, потому что это некоторая абсолютно наша жизнь.

Ну я пытаюсь конечно все время пересказывать что-то. Но я хочу сказать, что вы помните прекрасно, что Тедди ведет расследование. Потом на острове начинается ураган, который становится причиной легкого бунта пациентов и отрезает окончательно все доступы к материку. Кроме того, мне очень нравится эта метафора, в клинике 66 пациентов, что тоже, наверное, является намеком на число дьявола. А Тедди ищет 67-го пациента… немножко все время путаюсь в именах. Вы не путаетесь? … пироманьяка, поджигателя Эндрю Леддиса, виновника смерти Долорес. Тедди объясняет напарнику, что хочет его найти, но его явно прячут, потому что 66 человек в больнице, а он ищет 67-го. И ищет он себя. Правда? как выясняется потом, что Эндрю Леддис и есть Тедди Дэниелс.
Он ищет себя, как мы. У нас в голове множество мыслей и мы порой под влиянием общества ведем себя как разные личности. Ассаджиоли описал субличности, которые бродят у нас внутри по этому треугольнику между, как сказал бы Юнг, Анимой, Анимусом и Самостью. Вторая Мировая война как будто нарушила что-то и все начинает сводиться к вот этой Самости как разрешению себе агрессии или насилия. И никакого другого способа показать собственную значимость не находится. Наверное потому, что забыта вот эта самая трагедия, вот это самое слово “достоинство”.

Рэйчел Соландо обнаруживают. Женщина принимает Тедди за своего погибшего мужа. В кабинете доктора Коули Тедди становится дурно. Он проводит полную кошмаров ночь в корпусе для санитаров, где ему все время мерещится… (все фотографии подготовил, так обидно)… где ему мерещится все время Дахау.

Может попробовать все-таки? Боюсь, что никто нам уже не поможет. Ну ладно. Мне последнее время пишут, что передачи все интересные. Ну должен я провести одну какую-то неинтересную, без картинок. Вот. Нет, видите, Дахау, может к счастью, тоже исчезает у меня. Не держатся. А столько времени искал скриншоты. Просто беда. Простите меня, пожалуйста, за мое ворчание.

Ну так вот … Тедди пробирается по скалам к маяку, начиная подозревать в каком-то заговоре своего напарника Чака. Затем он видит труп Чака под утесом. Там ничего не находит. Но в пещере над утесом он встречает настоящую Рэйчер Соландо, никогда не возвращавшуюся в руки врачей. Рейчел была сама одним из врачей лечебницы. Однако ее попытка сказать миру правду, как раз о тех самых экспериментах по контролю за поведением людей, обратило ее из врача в узницу этого острова.
Но вот еще раз. Никакой особой информации об экспериментах за контролем над сознанием она не рассказывает. А рассказывает она о том, что в самой лечебнице пациентов пичкают торазином. А на маяке проводят операции лоботомии, опустошающие память и превращающие пациентов в обезличенных призраков. И там она скажет те самые заветные слова о том, что у нацистов были евреи в концлагерях, у Советов были узники ГУЛАГа, а у нас в современном мире остались психические больные. Это люди, над которыми можно ставить какие угодно эксперименты. А еще она скажет, что … вот это самое важное… что после того, как тебя назовут психически больным, любые твои формы выражения протеста будут приняты за симптомы все той же болезни. И избавиться от этого не удастся никогда. И это кривая логика психиатрии, субъективной диагностики в психиатрии. Я много об этом говорил и поэтому не хочу на этом застревать.
Со скал Тедди заберет охранник, который скажет ему: “Бог любит насилие”. Тедди ответит: “Бог дал нам мораль”. А охранник скажет: “Никакой морали нет. Есть только вопрос: кто из нас двоих сильнее: я или ты”. Вот вам и современный человек, который может быть так прямо, как может высказать ее охранник или вертухай больному, зная о его беспомощности, пусть и относительной перед собой,… так прямо ее не высказывают, но она ведь где-то внутри и есть основа энергии современного цинизма, того, что упорно пробивается вместо любви. Доказательство того, что я сильнее, придает некоторый смысл существованию. И только оно, оно и гонит вперед и вперед огромное количество людей по миру.
Свернуть

Часть 3.
Некоторое противодействие двух докторов: доктора Нэринга и доктора Коули, видимо создает в этой конкретной лечебнице определенный баланс сил. Потому что дальше Тедди добирается до маяка. Там все и переворачивается. Выясняется, что в действительности он Эндрю Леддис, тот самый 67-ой пациент клиники, что он находится в клинике уже два года после убийства собственной жены и что его напарник Чак на самом деле это лечащий врач Лестер Шин. Пациентка Рэйчел Соландо была убитой женой Эндрю Долорес. Имеется в виду, что она играла роль убитой жены Эндрю. И что их имена представляют собой анаграммы. Доктор Коули показывает эти анаграммы, написанные на доске. Эдвард Дэниелс – Эндрю Леддис и Рэйчел Соландо – Долорес Ченел. И все происходящие на острове события были инсценировкой, призванной вырвать Эндрю из его выдуманного мира, из его субъективной реальности в мир настоящий. И в результате Эндрю снова переживает забытую трагедию: смерть троих детей и жены. Выясняется, что его жена несколько раз совершала попытки самоубийства. Была пироманьяком. Она сожгла их квартиру. И наконец в приступе безумия, неизвестны нам ее мотивы, она утопила троих детей. И этого не выдержал герой войны Эндрю Леддис, который ее зарезал.
Ну и дальше в самом конце герой пытается показать всем, что он выздоравливает, соглашается со всем, что говорит врач. Но Коули напоминает ему, что прозрение это было уже не первым и утром Эндрю, беседуя с бывшем Чаком, т.е. с доктором Шином, снова обещает напарнику сбежать с острова. И Шин покачиванием головы показывает Коули, что состояние не улучшилось, и его уводят санитары для проведения лоботомии. Вовсе не на маяк, надо сказать, уводят. Последними словами Эндрю становится вопрос, тоже знаменитый вопрос из фильма: Что же лучше – жить монстром или умереть человеком?

Что-то ужасает меня в этом фильме и то, что меня ужасает – это снова образ острова, как образ современного человека. Ну всякие разные психологические технологии, изучение психотехник вместо чувств, отношения вместо чувств, как мы говорили в прошлой передаче. Действительно такое ощущение, что у нас внутри живут три психиатра, составляющие второй треугольник, направленный вниз. Мы как бы пытаемся надеть на себя рамку технологического контроля. И вот эти рамки технологического контроля они тоже служат чем-то вместо достоинства.

Что такое маяк на острове? Ну конечно же символически это место связи с другими островами, с кораблями, которые связывают острова друг с другом. Маяк – это то, что видно в человеке издалека. В конце концов, маяк – это та самая красота и достоинство острова. Он пуст и зловещ. Мы пытаемся передоверить некоторым рассудочным технологиям управление собой и перестаем чувствовать. Может быть это подлинное безумие?
Я надеюсь, что есть и среди вас, и среди нас множество счастливых людей, которым этого не довелось пережить, но то, что происходит с Тедди-Эндрю, которого блестяще как всегда играет Ди Каприо... Но даже Ди Каприо в этом смысле поразителен. Я не знаю, я не большой специалист по мужской красоте. Это вы мне скажите, насколько он хорош. Но на самом деле, мне кажется, его невероятная популярность в кино последних десятилетий это не красота, а его способность играть обычного человека, человека с улицы, который каким-то образом поднимается и ощущается до трагических масштабов. Т.е. Ди Каприо способен или обладает вот этим внутренним чувством трагичности, которое я считаю чувством человеческого достоинства.

Переворот (хорошо, 4ubaka) на 180° трагедии – это переворот нашей памяти. И в общем, достаточно стандартный переворот, потому что мы время от времени сталкиваемся с разрушением субъективных миров, которые мы построили.
Я, герой войны, освободитель Дахау, маршал, охотящийся за преступниками, не мог убить свою жену, которую безумно любил, даже несмотря на то, что она убила детей. Я этого сделать не мог. И эта фраза как бы выбрасывает из жизни два года, оставляя Леддиса в той субъективной реальности, в которой он по-прежнему не потерял собственного человеческого достоинства.
Это не раздвоение личности. Я много раз называл такие события маленькой смертью. Они происходят тогда, когда привычный взгляд человека на мир вдруг внезапно и до основания разрушается. Когда любимый человек изменяет и уходит, какие-то реперные точки надежды (правда?), направленные нами на него, вдруг рушатся и вместе с ними рушится наша самооценка. Падает куда-то на пол и там бьется. Это именно его, чувство собственного достоинства, нужно восстановить. Когда близкий человек умирает, когда внезапно увольняют с работы, на которой ты проработал много лет. Ну правда же, мы говорим, для того, чтобы жить дальше, надо забыть. Внутренние правильные доктора и внешние доктора иногда считают по-другому, что нужно все до конца осознать. Но это очень больно. Правда, больно. И мы не хотим. А уже эта трагедия софокловских масштабов. Да. Вот эта трагедия военного, полицейского, искренне считающего, что он стоит на стороне добра, практически видевшего, как его жена утопила троих детей, это трагедия, которая, наверное, оправдывает его безумие. И его попытку, вот эту страшную и мучительную попытку забыть, выкинуть из головы эти два года и продолжать жить так, как он жил до этой трагедии. И конечно же то, что он не хочет отказываться от этой субъективной реальности и готов в общем на психическую смерть, которой в 90% случаев оказывалась лоботомия, это шаг, ну почти царя Эдипа. Правда? … по ослеплению себя. Мы чаще на такое не способны. Ведь он же… вряд ли он читал Софокла, но он же собирается жить в каком-то совершенно ином качестве, в качестве не совсем человека. Он жертвует себя монстра себе человеку. Для него это кажется путем остаться человеком, подлинным человеком.

Фильм все время тыкает, как мне кажется не проблемы манипуляции, а если хотите проблемы самоманипуляции. Он все время спрашивает: это правда фильм о виртуальной реальности? Он все время как будто спрашивает: а из чего соткана наша собственная субъективная реальность? какая призма стоит у нас перед глазами? Если эта реальность соткана из вытесненных обид и неосознанных желаний, которые мы по определению считаем неосуществимыми.
Фильм называется между прочим “Shutter Island”. А первый шутер – это на самом деле тип компьютерных игр. Первый шутер был создан в Гонконге и ныне уже давно забыт. Это как раз была игра про призраков, которые врывались в повседневную реальность и их нужно было уничтожать.
Персонажи фильма – это персонажи шутера какой-то такой нашей внутренней игры не просто в агрессию, как главный источник силы, в осуждение, как главный источник силы. В форте старинном ничего другого заперто быть не может. Форт, военный форт – это инструмент насилия, которое мы не можем никак до конца пережить, потому что, ну смотрите, нас всякими этими патриотическими лозунгами и призывами непрерывно зовут к обиде на Украину, на Европу, на Америку уж и подавно. К чему зовут-то? Ну в общем к тому, чтобы мы ощутили насилие как единственный выход, войну как единственный выход. И для охранника, который помогает Тедди уехать со скал, в общем конечно никакого другого выхода просто и не существует.

Доктор Джон Коули – манипулятор. Он выстраивает психологические стратегии, которые, в общем, ни в чем не превосходят современное НЛП. Да и более того на фоне двух лет аминазина такая игра есть, правда, попытка помощи, попытка помощи Тедди. Надо его возвращать в реальность? или нет? в этом ведь главный вопрос. Нас с вами нужно возвращать в реальность? нужно, чтобы мы что-то учились чувствовать, понимать про самих себя и про окружающих нас людей? или лучше, если на глаза надеты розовые очки?
Манипулятор, манипулятор. Ну да, страшный доктор Коули, он отменяет торазин и пытается помочь Эндрю очнуться, в общем, понимая, что тот герой войны.
Доктор Джеремайя Нэринг (Макс фон Сюдов), ну почти как больной, который кричит про газовые камеры. Все очень просто. Совершил преступление – торазин и трансорбитальная лоботомия. И в общем, по большому счет, нечего тут обсуждать. Он в этих спорах не участвует, только голосует, там мы видели собрание, голосует в одну сторону.
Если хотите во внутреннем психическом мире, доктор Коули – это манипулятор в нас. Выбрать лучшую стратегию кнутом и пряником, построить какую-то психологическую игру, научиться этому в интернете.
Доктор Джеремайя Нэринг – это напиться и забыться. Какую бы таблеточку принять, чтобы успокоиться и уснуть. И в этом кстати говоря страшная беда не только торазина и не только всех остальных нейролептиков, но и психофармакологии вообще. При приеме торазина Эндрю Ледис практически два года спал. Они у него, в том числе, и химически выпали из жизни. Коули отменил торазин, структура мысли и структура личности осталась той же самой. Ничего не изменилось. Успокоительные препараты не могут менять мысли и мнения человека – вот в чем дело. Настроение, психическую активность, внимание – да. А мысли – нет. Тем более такие мучительные мысли, такую мучительную попытку как-то оправдать себя. С другой стороны, это ведь героическая попытка. Еще раз говорю, как у царя Эдипа. Он же не умирает, не кончает жизнь самоубийством. Он собирается как-то жить дальше вместе с этим чувством вины. И сам очень хочет, чтобы ему отрезали эти мысли.
Третий доктор Лестер Шин – это соглашатель. У него есть два руководителя, доктор Коули и доктор Нэринг, а он согласен с позициями каждого из них. Вот вам и три, ну если не главных, то очень важных для нас персонажа внутреннего мира. Один в поисках волшебной палочки – какую бы таблеточку принять. Другой в поисках достижения власти с помощью манипуляций. А третий соглашается со всеми мнениями, потому что не имеет своего собственного. Я их называю: алкоголик, соглашатель и манипулятор. Все они, так или иначе, психиатры, потому что психология нынче в моде и является областью, в том числе, и карьерных интересов. И эти два треугольника из внутренних персонажей: мужского корпуса психбольницы, женского корпуса психбольницы и корпуса насилия, являются всем содержанием острова. А слабоумие, которое получит Эндрю после трансорбитальной лоботомии, оказывается счастьем. Маяк пуст и никому не нужен. К нему больше не прибывают корабли.

Как было бы хорошо, если бы мы это почувствовали. По-моему фильм так здорово смотреть, потому что в нем все время узнаешь какую-то изнанку себя, но не чувствуешь. Вот когда начинаешь называть, начинаешь понимать, что происходит.

Да, rocket. Чувство вины ведет к наказанию или еще к одному преступлению, ослеплению Эдипа или лоботомии как в фильме.

Потому ЭШК эти препараты и оскотинивают. Причина заключается в том, что она тогда же, между прочим, тогда же в начале 60-х годов, когда 50 миллионов человек принимало “психиатрический аспирин”, то бишь торазин, аминазин. Я уж не говорю о том, что довольно быстро выяснилось, что этот препарат хлорированный. От него мгновенно отщепляется активный хлор, сразу после попадания в желудок. И в общем он очень здорово сокращает жизнь.
Но дело не в этом. Дело в том, что искусственную психическую анестезию они вызвать могут. А вот изменения мыслей, мировоззрения, изменения той самой субъективной реальности, как вы видите в фильме – нет. И выясняется, что все равно приходится действовать как-то самому, все это понимая в том числе с помощью, в общем, на мой взгляд, абсолютно блестящего кино. Это один из лучших фильмов Скорсезе, с моей субъективной точки зрения.

Ну вот как бы и все. Я думаю, так как все равно у нас идет по понедельникам и 1 мая, напоминаю участникам группы, будет в Москве очный тренинг на тему: “Как найти себя”, то может быть мы заочно давайте в ближайший вторник,… тем более как-то и вот эти приближающиеся праздники тоже ведь требуют этого разговора… Давайте мы с вами 2 мая, (да, правильно?), в следующий вторник поговорим, а что такое на самом деле человеческое достоинство? Что это такое, что сохраняется в Эндрю Леддисе, несмотря на все то, что с ним произошло. Это почти неуловимо, но говорить об этом, как мне кажется, очень нужно.
Что такое человеческое достоинство, люди? И на чем оно зиждется? – вот такую предлагаю тему на вторник.

Простите меня. Сегодня было скучно, мучительно, потому что я потерял все картинки. Виноват. И в общем как-то очень трудно говорить о кино монологом. Было бы лучше, если бы вы звонили. Хорошо?

Спасибо, что вы все-таки заходите к нам на огонек. Без вас мне было бы совсем грустно.
Спасибо вам, люди!
Свернуть


Вернуться к началу
 Профиль  
Ответить с цитатой  
 Заголовок сообщения: Re: Тексты видеоэфиров
Непрочитанное сообщениеДобавлено: 28 май 2017, 02:33 
Не в сети
Стенографист!)
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 03 окт 2010, 20:11
Сообщения: 792
Откуда: Челябинская область
Выпуск СН от 2014 года про ЕГЭ. Не видеоэфир, но в «Текстах программ» просмотров очень мало, а тема актуальная.


У вас нет необходимых прав для просмотра вложений в этом сообщении.


Вернуться к началу
 Профиль  
Ответить с цитатой  
 Заголовок сообщения: Re: Тексты видеоэфиров
Непрочитанное сообщениеДобавлено: 30 май 2017, 17:27 
Не в сети
народный корреспондент
народный корреспондент
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 26 фев 2010, 20:07
Сообщения: 3555
Откуда: Ульяновск
Слово и душа.
(видеоэфир от 11.05.2017 г)

https://serebniti.ru/airs/2017-05-11/


Вернуться к началу
 Профиль  
Ответить с цитатой  
Показать сообщения за:  Поле сортировки  
Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 21 ]  Пред.  1, 2

Часовой пояс: UTC + 3 часа


Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 2


Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете добавлять вложения

Найти:
Перейти:  
POWERED_BY
Русская поддержка phpBB
[ Time : 0.042s | 22 Queries | GZIP : On ]