Серебряные нити

психологический и психоаналитический форум
Прямой эфир в 21:00
Текущее время: 26 янв 2020, 02:51

Часовой пояс: UTC + 3 часа




Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 230 ]  Пред.  1 ... 12, 13, 14, 15, 16
Автор Сообщение
Непрочитанное сообщениеДобавлено: 25 дек 2019, 09:58 
Не в сети
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 07 янв 2016, 12:05
Сообщения: 2256
Откуда: г Озёрск. чел.обл.
ерия «Классическая учебная книга»

Автор предисловия Е.Д. Хомская


Эта книга, издаваемая к 100-летию со дня рождения А. Р. Лурия, предназначена для студентов в качестве учебного пособия еще самим автором. Она построена как учебный курс, в котором кратко излагается содержание нейропсихологии как учебной дисциплины. Автор подробно анализирует психологическую структуру и мозговые механизмы отдельных психических процессов - восприятия, произвольных движений и действий, внимания, памяти, речи, мышления. Раскрывает популярную сегодня среди нейропсихологов и клиницистов модель трех основных блоков мозга, в которой реализованы представления автора о целостном характере деятельности мозга при осуществлении психических процессов и об основных типах их нарушений.

Может быть интересна нейропсихологам разных поколений, а также медикам - невропатологам, нейрохирургам, психиатрам. https://e-libra.ru/read/517120-osnovy-n ... ogii.html# Ольга Сварник: "Что происходит в мозге?" https://www.youtube.com/watch?v=MIdkYb9BguA Поиски разума в мозге: что такое память и сознание https://www.youtube.com/watch?v=6d_GGogZzr8

_________________
представление всех членов людей,как единого организма,а себя как часть этого организма,то на душе становится спокойно и весело.


Вернуться к началу
 Профиль  
Ответить с цитатой  
Непрочитанное сообщениеДобавлено: 31 дек 2019, 11:29 
Не в сети
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 07 янв 2016, 12:05
Сообщения: 2256
Откуда: г Озёрск. чел.обл.
Взаимодействие осознаваемого и автоматического мышления Как следует строить взаимодействие(общие принципы или конкретные),то есть что следует осознавать,когда осознавать.

А так же построение своего мышления в автоматиеском режиме.

Построение алгоритма взаимодействия между осознаваемым и автоматическим мышлением.


При этом следует помнить,что автоматическое мышление-это ранее уже известный и осознанный алгоритм каких либо действий,навыков,мыслей,а не каких либо неизвестных...
Сознание, подсознание и регуляция поведения
До сих пор мы рассматривали эти два центральных — для дан­ной книги (а может, и в жизни любого человека) — психологических феномена в информационном аспекте. Мы посмотрели, как хранит­ся информация в сознании и в подсознании, как она перемещается между ними, каковы могут быть источники этой информации. Но есть у этих феноменов и регулятивный аспект. Как мы уже убедились при анализе примеров в предыдущих разделах (вспомните "радост­ную встречу" и "вежливую встречу"), поведением управляет либо на­ше сознание (и тогда мы в каждый момент времени осознаем — зна­ем — каждое действие), либо наше подсознание (когда действия сле­дуют друг за другом без поэтапного их регулирования сознанием, т.е. автоматически).


Но в этой связи возникает вопрос: насколько важно знать, чем определяется (допустим, в какой-то конкретный момент беседы) по­ведение нашего собеседника — его сознанием или его подсознанием?

— Как же не важно?! Одно дело, когда своим поведением он мне что-то преднамеренно демонстрирует, а сам при этом думает по-другому, и иное дело — когда непроизвольно, значит, без воле­вого усилия показаться лучше, чем есть на самом деле, значит, ис­кренне!

Весьма интересная реплика. Правда ли, что сознание нашего партнера может нас обмануть, а подсознание всегда искренне? Ведь если это так, тогда важнее знать подсознание партнера, а вовсе не его сознание. Вывод, могущий серьезно изменить взгляды на роль созна­ния человека! Посмотрим.

Для начала попытаемся выяснить, как формируются те програм­мы, которые находятся в подсознании и которые запускаются созна­нием (а ведь иногда они "запускаются" и сами, без участия сознания).

Ну отдернул руку от горячего, тут все ясно: это врожденная ре­акция, т.е. безусловный рефлекс. (То же — сужение зрачков на яркий свет, увеличение адреналина в крови, когда нам угрожает опасность и надо защищаться. Кстати, при этом у человека поджимаются и на­прягаются губы, а подбородок чуть опускается к груди. Все это — биологические реакции, т.е. наследственное.)

А вот шофер вдавил педаль тормоза до упора при аварийной си­туации — это делает не каждый сидящий в автомобиле, а только тот, кто специально этому обучался: опасность — нога на тормоз, опас­ность — нога на тормоз... Так вырабатывается навык — автоматизи­рованное действие при определенном типе ситуации. Это условный рефлекс. Это и привычка, это и стереотип (стереотипные дейст­вия — одинаковые действия). Когда человек действует по стереоти­пу, по привычке, по условному рефлексу, т.е. автоматически, без по­этапного сознательного контроля, то это означает, что у него для та­ких ситуаций выработалась связь: ситуация — действие. Связь эта, разумеется,вероятностная: тем вероятнее при данной ситуации бу­дут данные действия, чем чаще до того они встречались. Тогда эти действия будут чаще всего отражатьименно такую ситуацию, а сле­довательно, именно такие чувства, переживания, установки, психи­ческие состояния, которые порождаются данной ситуацией. Посему действия автоматизированные (на "автопилоте") всегда с большой вероятностью отражают именно данный тип ситуации, а следова­тельно, только данное психическое состояние. Отсюда и ответ на во­прос: действительно ли поступок на "автопилоте" отражает истинное душевное состояние человека? Да, истинное (если это на "автопило­те"), ибо выработана условная связь (сложная, разумеется, не то что павловский условный рефлекс) между этой ситуацией и таким дейст­вием. Если же действия на "автопилоте" обусловлены врожденным рефлексом (безусловным), то тогда тем более эти действия отражают только данную ситуацию, только данное психическое (психофизио­логическое, физиологическое) состояние.

Следовательно, действия по программе, находящейся в подсоз­нании, т.е. действия на "автопилоте", действительно отражают то, что характерно для поведения данного человека в таких-то ситуаци­ях. Вот почему так валено уметь "читать" те действия, поступки, которые сознанием не контролируются.

Таким образом, подсознание ("в чистом виде"), отражающее ха­рактерное в человеке, тем самым завоевывает авторитет искреннего, правдивого, реального. В то время как сознание так охарактеризо­вать не представляется возможным, ибо сознанию "принадлежат" следующие высказывания (пусть не вслух, пусть про себя): "Я заста­влю себя улыбнуться", "Я ему скажу, что все прекрасно", "Пусть он подумает, что я всегда так..." и т.п. Это, конечно, не значит, что соз­нательно то, что неискренне. Но неискренне в поведении, поступках то, что идет от сознания. Подсознательное поведение неискренним быть не может, поскольку оно, как мы показали, отражает характер­ное в человеке. Другой вопрос — не может ли сознание повлиять на подсознание, нельзя ли вполне сознательно (преднамеренно) предъ­явить не ту "автоматику", которая выработалась за долгие годы, а ту, которую "надо"?

5 3. ФРЕЙД: "ЧЕЛОВЕК - НЕ ХОЗЯИН В СОБСТВЕННОМ ДОМЕ". ИЛИ ВСЕ-ТАКИ ХОЗЯИН?

Вначале — небольшое отступление.

Как мы уже отмечали, родоначальником учения о бессознатель­ном был великий Зигмунд Фрейд. Однако здесь мы не будем изла­гать ни его теорию о бессознательном, ни учение о психоанализе хо­тя бы по той причине, что их понимание требует предварительной психологической подготовки. К сожалению, в нашей стране имя Фрейда до недавнего времени если и упоминалось, то лишь в контек­сте: "Фрейдизм — буржуазное учение (а значит — плохое) биологизаторского направления". Но истинные ценности рано или поздно будут приняты людьми. И настанет время, когда в вузах будут изу­чать теорию Фрейда не только будущие педагоги или врачи, но и ин­женеры, для которых психоаналитик не будет марсианином. Все это будет, мы же с Вами пока лишь приближаемся к пониманию роли и места как подсознания, так и сознания в жизни человека.

3. Фрейд в одной из своих работ по этому поводу писал: "Созна­тельная умственная жизнь представляет собой лишь довольно незна­чительную часть бессознательной душевной жизни"12.

И здесь же: "Тончайший анализ, острейшее наблюдение способ­ны обнаружить лишь малое количество сознательных моментов ду­шевной жизни"13. Эти слова 3. Фрейда теперь не кажутся преувели­чением, ибо, как утверждал родоначальник психоанализа, «"в психи­ческой жизни человека всегда присутствует "другой"»14, хотя "для большинства философски образованных людей идея психики, кото­рая к тому же и бессознательна, настолько непонятна, что она кажет­ся им абсурдной и отвергается простой логикой"15, логикой "вуль­гарного материализма". Добавим от себя: логикой, на которой вос­питывались многие поколения советских людей и которая, как мы видим, ниспровергается элементарной практикой поведения.

Итак, теперь мы знаем, кто же этот "другой" в нашем "я". И главный вопрос: можем ли мы (наше сознание) им управлять. Хозя­ин ли человек в собственном доме?

Ваш партнер ведет с Вами беседу, говорит Вам (и показывает) одно,а, допустим, на самом деле его отношение совершенно другое.

Истинное отношение проявляется через поведенческие акты, кото­рые детерминированы как сознанием, так и подсознанием (преиму­щественно последним). Мы узнаем отношение человека, читая его поведенческие акты (оценивая их, анализируя). Но вот человек пы­тается скрыть от нас свое истинное отношение. Значит, он должен скрыть (не проявлять вовсе) и те поведенческие акты, которые идут из подсознания (заменить программу "неприятная беседа" програм­мой "радостная встреча"). Возможно ли это?

Если возможно, тогда мы никогда не узнаем его истинное отно­шение. Если невозможно, тогда мы обнаружим рассогласование ме­жду тем, что он нам говорит ("О! Это очень интересно!"), и теми по­веденческими актами, которые идут из подсознания, отражая его ис­тинное отношение ("Какая же все-таки это ерунда!").

"Прочитать мысли собеседника"— это и есть попытка обнару­жить это рассогласование между его сознанием и его подсознанием, между сознательными поведенческими актами и подсознательными пове­денческими актами. Вот почему для нас так важен вопрос: можно ли управлять теми поведенческими актами, которые идут из подсозна­ния? Можно ли так "сыграть" радостную встречу, чтобы все поведен­ческие акты, отражающие истинное отношение ("Он — неприятный человек"), были заторможены, а проявлялись только те поведенче­ские акты, которые характерны для "радостной встречи"?

6. КАК ПАРТНЕР МОЖЕТ НАС ОБМАНУТЬ, ИЛИ МОЖНО ЛИ УПРАВЛЯТЬ СВОИМ ПОДСОЗНАНИЕМ?

— Ну конечно же, можно. Вот великие актеры — на сцене или в кино — они даже плачут, хотя на самом-то деле им совсем не боль­но, не горько!

12Фрейд 3. Избранное. Кн. 1. М., 1990. С. 6.

13Там же.

14Там же. С. 3.

15Там же. С. 69

Действительно, некоторые великие актеры могут так сыграть роль, что мы не почувствуем фальши, т.е. все поведенческие акты актера будут полностью совпадать с состоянием героя, будет полная конгруэнтность, т.е. соответствие между поведением и состоянием. "Он как бы живет жизнью своего героя", — говорят про игру тако­го актера. Все верно. Кроме "как бы". Настоящий актер не играет, не имитирует, а в действительности переживает (чувствует, ощуща­ет) то состояние героя, которое описано в сценарии. И чтобы запла­кать от горя, он должен вспомнить себя (свои ощущения) в горе (а в этом ему "помогают", допустим исполнением печальной мело­дии). Актер вспоминает свои ощущения, когда он сам испытывал печаль, горе. Это и есть "вхождение в образ". Для этого нужно: а) время, чтобы все это вспомнить, перенести себя в ту ситуацию, по­чувствовать ее, и б) чтобы в прошлом жизненном опыте актера бы­ло нечто подобное.

Попробуйте сыграть: Вы один на плоту в бескрайнем море, про­изошло кораблекрушение. Вы никогда не переживали кораблекру­шения и одиночества в открытом море? Не переживали. Тогда Вам придется вспомнить свое состояние, когда однажды в жизни Вас все покинули, все отвернулись от Вас, а Вы были в беде. И такого не бы­ло? И у Вас всегда было полно друзей, и они никогда Вас не предава­ли, и Вы никогда не испытывали чувства горького одиночества? То­гда Вы не сможете блестяще сыграть роль потерпевшего кораблекру­шение и оказавшегося на плоту в открытом море. Ибо Вы не сможе­те запустить программу поведения "горькое одиночество". И тогда такой герой — не Ваше амплуа! Зато (ведь у Вас масса друзей) Вы мо­жете блестяще сыграть "любимца публики" или "своего парня" в компании друзей. Ведь таких программ поведения у Вас множество.

Амплуа актера — это соответствие программ поведения героя стереотипным поведенческим актам актера (его личности).

— Но ведь величие актера как раз и заключается в том, что он, как говорят, может сыграть разнохарактерных героев!

Верно, так говорят. Тогда давайте возьмем для примера какого-нибудь великого отечественного актера. Ну например, И. Смокту­новского, который потряс в свое время публику своим Гамлетом (1964), а затем своим Деточкиным (1966). Первый — принц дат­ский, второй — человек, который крал автомобили (просто вор). 'Пусть восторжествует справедливость на земле!" Кому подходят эти слова — Гамлету или Деточкину? Оказывается, и тому, и другому! Деточкин — это тот же Гамлет, который борется с пороком челове­ка, для которого справедливость — высшая ценность. По духу они — братья. И Смоктуновский им, вероятно, тоже брат, во всяком случае, он переживал это. Ну а что общего у князя Мышкина (в бле­стящем исполнении И. Смоктуновского) с Гамлетом и Деточкиным? Глубочайшая порядочность и честность, которые выражены у всех троих в большей мере, чем у людей, окружавших Гамлета, Деточкина, Мышкина. И это — амплуа И. Смоктуновского. Но известна и попытка И. Смоктуновского сыграть Ленина. Но ведь Ленин совсем не Гамлет и не Деточкин. Поведение Ленина детерминировано сов­сем другими программами. Печать глухо отозвалась на эту неудачу великого актера. А теперь представляете себе И. Смоктуновского в роли Бармалея ("Айболит-66" — блестящая игра Р. Быкова): "Да ес­ли я захочу, я за два дня всех счастливыми сделаю! А кто не захочет, того в бараний рог!"? Нет, Гамлет не может "в бараний рог". Такой комедийный герой — не амплуа И. Смоктуновского, как и князь Мышкин — не амплуа талантливого Р. Быкова.

Итак, великие актеры не играют, а реализуют свои программы поведения (из своего опыта, своего характера) в сценарии, написан­ном автором. Сыграйте то, что Вы никогда не переживали сами. И будет фальшь, точнее, зритель обнаружит рассогласование между Вашими сознательными поведенческими актами и Вашими подсоз­нательными поведенческими актами, ибо последние не будут соот­ветствовать программе поведения героя (такой программы у Вас нет, ибо Вы это никогда не переживали).

Итак, если Ваш партнер пожелает Вам показать совсем иное от­ношение, чем то, которое он испытывает на самом деле, то он дол­жен "войти в роль", т.е. вспомнить все свои ощущения, пережива­ния, например "радостной встречи". А для этого ему нужно будет представить, что перед ним не Вы со своей идеей, а его старый и до­рогой приятель. А для этого нужно вспомнить и пережить. А для этого нужно время на подготовку, время и энергетические затраты. (Рассказывают, что, когда один русский князь ехал в ставку к хану за получением ярлыка на очередное княжение, он всю дорогу повто­рял, что нужно полюбить этого хана, и не только его самого, но и его близких. За несколько месяцев пути он вжился в эту роль, тем более что переживание любви, уважения князю было знакомо.) Но это сложно и требует больших затрат, да и определенного умения вспоминать свои ощущения. В обычной повседневной практике Ваш партнер по деловому общению, скорее всего, не будет прибе­гать к этому приему длительной перестройки программ своего по­ведения. Пожалуй, он выберет другой путь — не перестройки, а "путь контроля".

— Просто надо взять себя в руки и контролировать свое поведе­ние.

Действительно, чего, казалось бы, проще — контролировать свои поведенческие акты, запрещая сознанием те, которые проявляют не­желательное, хотя и истинное, отношение?

А Вы, уважаемый оппонент, точно знаете, через какие пове­денческие акты может проявляться негативное отношение?

Знаю: нахмуренные брови, "стальная интонация", еще...

А все ли поведенческие акты Вы перечислили? А вот, напри­мер, этот акт, о котором Вы ничего не сказали, — он ведь тоже сви­детельствует о негативном отношении...

Ладно. То, что Вы точно не знаете сейчас всех поведенческих ак­тов, которые проявляют программу "неприятная беседа", — это пол­беды.

Предположим даже, что Вы их все знаете. И теперь, ведя разго­вор с партнером, Вы должны постоянно контролировать свои пове­денческие акты. "Постоянно контролировать" — значит анализиро­вать каждый свой жест, каждое слово, каждый поведенческий акт. "Постоянно контролировать" — значит постоянно думать об этом. Но тогда Вы не сможете анализировать информацию, поступающую к Вам извне, в частности от Вашего собеседника. Ибо Ваше сознание будет занято другой информацией — информацией о своих поведен­ческих актах. Значит, Вы партнера не слышите. Кроме того, анализи­руя, контролируя каждый свой поведенческий акт, Вы, естественно, будете выглядеть так, как человек, впервые оказавшийся на дипло­матическом приеме, — не знает, где сесть, как стать. "Посмотрите, какой он скованный" — значит, его сознание занято анализом пове­дения своего тела, анализом своих слов, действий. А это как мини­мум настораживает: если он не первый раз ведет подобные перегово­ры, а держится так скованно, значит, что-то пытается скрыть. А что — ясно, конечно же, обратное тому, что показывает. Прочитали? Прочитали. Пусть и не все, но главное — есть второе дно у Вашего партнера.

Но опытные "переговорщики" и об этом знают: если ты ведешь себя скованно, тебе будут меньше верить. Надо вести себя естествен­но (значит, на "автопилоте"). Тогда — опять же — вживаться в роль"? Нет, есть еще один путь.

'Ты знаешь, — говорю я своему приятелю, — когда ты чем-то недоволен, это очень просто определить: у тебя при этом выпячива­ется нижняя губа". — "Правда? А я не замечал. Вот спасибо16, надо от этой привычки избавиться". И знаете, избавился, путем трениров­ки, правда, длительной: каждый раз, когда он "ловил" себя на этой мимике, он себя наказывал. Ну точно так, как мы отучаем детей дер­жать руки в карманах, вытирать нос рукавом, а не платком и т.п. А на нашем языке — это формированиепрограммы запретов прежних программ действий. "Быть сдержанным в своих движениях, действиях"

— это значит свести к минимуму количество поведенческих ак­тов, а значит, свести к минимуму информацию о своем состоянии, о своих отношениях, установках. А это достигается путем длительной тренировки. Посмотрите на поведение опытных профессионалов-ди­пломатов: их внешние поведенческие акты минимизированы и в то же время нет ощущения, что они "скованны" (мыслями о том, что­бы не сделать лишнее движение, не выдать себя каким-либо жестом). Работает автоматическаяпрограмма запрета, и нет необходимости думать об этом ежеминутно.

Итак, мы рассмотрели три способа, с помощью которых Ваш партнер может ввести Вас в заблуждение относительно его истинных установок:

предъявить иную программу поведения через "вшивание в образ" человека, испытывающего иные чувства. Но — необходима тщатель­ная подготовка ("вживание", "прочувствование"), что требует дли­тельного времени и определенных усилий (абольшинство людей, с которыми Вы будете иметь дело, не станут тратить столько времени на "такие пустяки", да и актерскими даннымибольшинство из них обладать не будут);

сознательно контролировать каждый свой поведенческий акт во время беседы. Но этому могут препятствовать: а) скованность и неес­тественность поведения и б) практическая невозможность анализиро­вать информацию, идущую от Вас. Тоже путь малоперспективный;

Понятно, за что "спасибо"? Раньше его нижняя губа "выдавала" его мысли, >ДИ читали" его недовольное отношение по ней. А теперь он знает, как это про­является.

сформировать программу запретов, т.е. минимизировать свои поведенческие акты в отличие от второго варианта, — на уровне подсознания. Но необходима предварительная длительная трениров­ка, т.е. специальное обучение-формирование стереотипа поведения "минимум внешних действий". Можно, конечно, усвоить это мето­дом гипнопедагогики, но для повседневной практики это пока лишь теоретическая возможность. Точно такая же возможность есть, если мы обратимся к обучению поведению йогов (рис. 3): это люди, для которых практически не существует границы между сознательными и бессознательными действиями, которые могут совершенно осоз­нанно управлять не только своей автоматикой, не только своим те­лом, но и физиологическими и даже биохимическими процессами, протекающими в нем. Для них лозунг "Учитесь властвовать собой" реализован в полной мере.

Ну а для нас, обычных людей, для Вашего партнера по деловой беседе? Он не йог, он обычный коммерсант, сотрудник, начальник, подчиненный. И при встрече с врагом его пальцы невольно сжима­ются в кулак (обычная реакция для обыкновенных людей при встре­че с явным агрессором), а подбородок опускается к груди... И все это помимо воли (работает программа подсознания), не говоря уж о повышении адреналина в крови (до йогов — далеко). Равно как и при встрече с другом его тело выполняет движения, действия, каждое из которых не зажато сознанием.

Да, человек, обычный человек — не хозяин в собственном доме. Или, точнее, хозяин, но лишь отчасти — он может волевым усили­ем заставить себя, допустим, не думать, или разомкнуть скрещенные на груди руки, или запретить себе недовольное высказывание. Но все это — лишь на короткое время, ибо в эти моменты его сознание не­способно рождать новые идеи или анализировать идеи собеседника. (Однажды Ваш покорный слуга, зная за собой грех — большое коли­чество движений при чтении лекций, — решил "взять себя в руки", а точнее, читать лекцию, стоя у стола, держась руками за его крыш­ку. И я не смог читать лекцию, ибо все время думал только об од­ном — как бы не оторвать руки от крышки стола. Короче говоря, че­рез пять минут я вынужден был отказаться от этого "эксперимен­та — и все сразу встало на свои места: речь стала плавной, движе­ния — естественными и никакого напряжения.)

В результате получается, что если Ваш партнер не обучался в специальных школах, если он не осваивал систему Станиславского в те­атральном институте, то ему будет весьма и весьма трудно не прояв­ить через неосознаваемые поведенческие реакции свое истинное отношение. Таким образом, контролировать подсознательные программы поведения практически невозможно. А отсюда вывод: если



Рис. 3. Кто хозяин 6 собстбенном доме?!

мы будем знать, какой программе ("радостная встреча", "неприят­ный собеседник", "я не согласен", "я готов"...) принадлежит тот или иной неконтролируемый сознанием поведенческий акт, то тогда мы действительно сможем прочитать мысли собеседника, выявить его истинное отношение, его действительный настрой, и все это — не на интуиции ("Чувствую, что что-то в его поведении не то..."), а впол­не осознанно ("Да, понятно, что это вовсе не так, как он говорит, до­статочно посмотреть на...").

Ну хорошо, это-то понятно, не все Станиславские или Штир­лицы. И не все, кстати, йоги, о которых Вы не упомянули в этой свя­зи, а они, говорят, над собой вообще чудеса делают — могут даже сердце остановить, а потом "воскреснуть". Но согласен, обычный че­ловек не властен над собой в этом смысле, или, как говорит Ваша на­ука, не может преднамеренно управлять подсознанием. Но так ли уж это важно? Поясню: часто ли это подсознание руководит нами? Мо­жет, мы "стреляем из пушки по воробьям"? А если заформализовать эту мысль (как Вы привыкли это делать в науке), то насколько акту­альна роль подсознания в жизни простого человека?

По поводу Вашего иронического отношения к науке — это, может быть, Вы и зря, а вот сама мысль действительно ценная. В са­мом деле, как чаще строится наше поведение в обыденной, повсе­дневной практике — на "автопилоте" или в режиме "ручного управ­ления"?

7. ВСЯ ЖИЗНЬ - НА "АВТОПИЛОТЕ"? - ИЛИ КАК ПОДСОЗНАНИЕ НАС ВЫДАЕТ

Давайте проанализируем Ваш обычный рабочий день.

Утром Вас разбудил звонок будильника. Еще не открывая глаза, Вы протянули руку и нажали на кнопку. Затем встали и, протирая гла­за, прошли в ванную комнату. Весь Ваш утренний туалет, все Ваши действия в этот период времени — на "автопилоте", ибо Вы не заду­мывались, в какой последовательности чистить зубы, умываться, оде­ваться. (Правда, когда Вы находитесь в командировке, тут Вы часто включаете сознание: где лежит мыло, где кран с горячей водой, а до­ма все происходит автоматически.) Затем Вы завтракаете, причем то­же на "автопилоте", не задумываясь, где сесть, в какую руку взять вил­ку, как пользоваться салфеткой. Затем Вы отправляетесь на свою ра­боту. И опять Вы не думаете: где, на какой транспорт сесть, где пере­сесть, куда повернуть, где перейти... Все отработано "до автоматизма".

— А знаете, я вчера ехал на работу на "ручном управлении". Рей­совый автобус сломался, и мне пришлось добираться троллейбусом, потом с пересадкой на метро... И знаете, мне, конечно, все время приходилось думать, где выйти, где перейти...

Хороший пример, показывающий, что мы переходим на "ручное управление" в ситуациях нестандартных, необычных.

Затем Вы пришли на работу (обратите внимание: до сих пор при­мерно на 90% Ваши действия, поступки были на "автопилоте"). И на работе все привычно: Вы входите в аудиторию, чтобы читать лек­цию, которую Вы много раз читали своим слушателям. И многие разделы этой лекции Вы читаете на "автопилоте", а Ваше сознание контролирует поведение (реакции) аудитории. (Помните ситуацию: "Я разговариваю с ним, а сам все думаю..."?) Или Вы садитесь за свой стол и начинаете анализировать поступившие бумаги по сложивше­муся уже стереотипу: вот эту (как обычно) подписали, вот эту оче­редную "инструкцию" — под сукно, вот эту — а вот это что-то но­венькое... интересно, это что же они задумали?! Любопытно. Тут на­до подумать. И Вы переходите на "ручное управление"... Вошел Ваш референт, поздоровался. Ваша реакция на его появление привычная (на "автопилоте"). Входит посетитель, человек незнакомый, неиз­вестно, что он хочет (а если стандартная жалоба, то есть и стандарт­ный ответ), — и на "ручное управление"... А затем обед — на "авто­пилоте" (если только ваша столовая не закрылась на ремонт, и Вам не пришлось ломать голову, где сегодня пообедать), после рабочего Дня — домой (на "автопилоте"), далее ужин, газеты, телевизор (все на автопилоте").

Итак, оказывается, мы переходим на "ручное управление" в сво­ем поведении только тогда, когда сталкиваемся с нестандартной си­туацией, необычной, редкой... Ночью в темном переулке Вас остана­вливает какой-то громила, весь в татуировке, и протягивает Вам... Цветы, дарит, значит. Вам дарили когда-нибудь цветы? Да, и у Вас есть готовая программа поведения в такой ситуации. Вам встречался когда-нибудь ночью подобный тип? Возможно, да, во всяком случае, у Вас уже есть программа, как вести себя при встрече темной ночью с громилой. Но он дарит Вам цветы! Такого еще не было, и нет готовой программы. И мы переходим на "ручное управление", т.е. начинаем предварительно обдумывать каждое свое действие.

Но незнакомая ситуация может быть и в Вашем кабинете, когда беседуете с человеком, которого Вы не знаете, или если речь идет о вещах, в которых Вы еще не разобрались. (Кстати, когда Вы разберетесь в ситуации, Вы включите "автопилот", освободив свое сознание для чего-то другого, например для контроля за стандартностью ситуации — не изменится ли она.)

Итак, сознание управляет нашими поведенческими актами (фор­мирует программу действий) только в ситуациях нестандартных, не­типичных. И тогда возникает вопрос: в нашей жизни, обычной жиз­ни, каких ситуаций больше — стандартных, типичных, обычных или необычных? Ответ очевиден — в обычной жизни чаще встречаются обычные ситуации. Отсюда и ответ на вопрос: по какой программе строится наше поведение чаще — по автоматической или конструи­руемой сознанием? Ясно, чаще — на "автопилоте" (вспомните свой вчерашний день, если, конечно, он был не из ряда вон выходящий).

4-А.Ю.Панасюк


Итак, в жизни люди чаще строят свое поведение на неосознавае­мом уровне. А это значит, что в обычных, знакомых ситуациях их поведение типичное, характерное для них, и отражает то, что чаще всего и проявляется в их поведении. И если мы научимся читать эти неосознаваемые движения, действия, поступки, то можем узнать то, что характерно для данного человека.

А теперь — наше очередное резюме.

Прочитать мысли собеседника — это попытка обнаружить рассогласование между его сознательными поведенческими актами и подсознательными поведенческими актами.

Замена естественных реакций искусственными, т.е. попытка "играть роль" требует специальной техники "вхождения в образ ге­роя", владения "системой Станиславского". Этот способ для многих обычных людей трудно осуществим.

Попытка скрыть естественные поведенческие акты с помощью постоянного контроля сознанием за их проявлением затрудняет осознанную переработку поступающей извне информации, что про­является в "скованности" поведения.

4.Стремление выработать автоматическую программу запретов — минимизировать поведенческие акты — сопряжено с длительными тренировками, что может быть осуществимо в профессиональных школах.

5.В итоге человеку трудно полностью подчинить свое поведение своему сознанию, свои поведенческие акты своей воле. Отсюда: прочитать мысли собеседника возможно, если уметь интерпретировать значение тех поведенческих актов, которые в обычных условиях люди не контролируют своим сознанием, поскольку они детерминированы их подсознанием. Попробуем в него заглянуть. Но прежде...

Но прежде попытайтесь ответить себе на несколько следующих вопросов.

Вы хотите научиться быть "проницательным человеком"? (Пока оставим в стороне вопрос: сможете — не сможете; здесь вопрос иной: хотите — не хотите?)

Вы хотите научиться распознавать характер людей буквально за несколько минут деловой беседы?

Вы хотите научиться распознавать истинные намерения Вашего партнера по общению?

Вы хотите научиться читать то, что в подсознании Вашего собе­седника, а не то, что у него "на языке"?

Вы хотите научиться психологической диагностике подсознания собеседника?

Если "нет" ("не хочу учиться"), но есть желание прочитать эту книжку — тогда пропустите несколько страниц и продолжайте ее читать со второй части.

Но если хотите научиться — тогда будем учиться. А учиться — это и "воспринимать", и "усваивать", и "закреплять", и "контролиро­вать" и т.п. — все из области педагогики. Без учета ее принципов учиться невозможно. Следовательно, если хотите учиться — давай­те учиться. А автор, рассчитывая на такого читателя, готов ему по­мочь не только дополнительной информацией, но и практическим делом.

Для этого он потрудился и составил для такого читателя двенад­цать своеобразных уроков-тренингов. Суть их: Вашему вниманию будут предложены специальные вопросы-задания. Это — во-пер­вых. Во-вторых, чтобы Вам было легче отвечать, вместе с каждым вопросом Вам будет предложено и несколько ответов, и Вам останет­ся лишь выбрать один из них (или несколько — как будет оговоре­но). И все. А затем, если захотите, конечно, можете сравнить свой выбор с тем, что изложено в приложении, — там приводятся эти от­веты (в виде ключа). И если Вы туда заглянете, потом, после ответа на все вопросы данного раздела, то сможете вычислить степень сов­падения и даже выставить отметку — нет, не себе, а, разумеется, ав­тору, ибо вообще-то отметки следует ставить "преподавателю", а не "ученику", поскольку все зависит от того, сумел ли "преподаватель" донести до "ученика" свою мысль, сумел ли замотивировать, сумел ли сказать на его "языке". Так что смело выставляйте автору "двойки", если Ваши ответы совпали с ключом только на 20—40%17, "тройки", если совпали на 40— 60%. А если хотите ему поставить" хорошо" или даже "отлично", то постарайтесь, чтобы было 60—-80% совпадений или и того больше. Автору, правда, будет приятно.

17'Проценты Вам тоже вычислять не нужно — они уже вычислены с учетом ко-чества совпавших решений.

4*

Ну а если серьезно, то, выполняя задания уроков-тренингов, Вы, во-первых, невольно будете повторять ключевые моменты раздела (они и отражены в виде вопросов). А во-вторых, прочитывая каж­дый вопрос, Вы, еще не читая ответы, уже будете благодаря Вашей ассоциативной памяти восстанавливать целевые куски, эпизоды, что, безусловно, облегчит Вам выбор того ответа, который не расхо­дится с позицией психологической науки (читайте — с жизнью, ибо психология отражает саму реальность — психику людей). Как види­те, даже не стараясь дать "правильный ответ", а только прочитав во­просы и ответы, Вы уже невольно (вот еще один пример работы подсознания) будете повторять. А повторение, повторные фикса­ции, сами знаете, как важны для практического применения знаний в оперативной обстановке. Мы же в жизни, в реальной ситуации — один на один с собеседником! И надо сразу вспомнить, надо сразу использовать!

Итак, сейчас у Вас есть несколько вариантов Ваших дальнейших действий: а) просто прочитать эту книгу, пропустив уроки-тренинги (и тоже будет польза: прочитанные слова влияют не только на изме­нение сознания); б) прочитать вопросы и ответы к ним, не утруждая себя поиском приемлемых ответов (и опять же польза: воспроизве­дение в памяти ключевых моментов раздела); в) попытаться поис­кать приемлемые ответы (польза столь интенсивной интеллектуаль­ной работы очевидна); г) сравнить свои решения с ключом и выста­вить автору "отметку" за четкость изложения данного раздела (тут польза только для автора, если, конечно, Вы сможете как-то ему со­общить об этих оценках по каждому разделу).

Итак, если Вы хотите "выжать" из потраченного на чтение этой книги времени максимум пользы — Вашему вниманию предлагает­ся первый урок-тренинг. Пожалуйста, возьмите карандаш и обведи­те кружком (как это обычно делают при ответах на социологические анкеты) выбранные Вами ответы.

И еще. Если при выборе ответа Вам иногда будет казаться, что верный ответ "до наивности прост", то учтите возникающее перед автором обстоятельство: Вы-то легко все освоили, и неверные отве­ты для Вас очевидны. Но за Вами идет другой читатель, у которого с этим могут быть некоторые проблемы. Учитывайте не только себя, но и того, кто идет вслед за Вами... Поэтому не удивляйтесь некото­рым очень легким решениям. Впрочем, иногда и Вам, может быть, придется не очень легко, значит, какой-то раздел автор прописал недостаточно четко либо во время чтения этого раздела Вам помешала Ваша кошка или еще что-то. Ну а если, опять же, серьезно, то, пожалуйста, не переходите к следующему вопросу, не выбрав ответ, а предыдущий, ибо в следующем может быть подсказка. Впрочем, можно и подглядывать — в тексты раздела. Итак...

1.Проходя по аллее, он автоматически приподнял над собой низко висящую ветку, а не пригнулся под ней. Программа этих действий, находящаяся в подсознании, свидетельствует, что он, скорее сего:

а)смелый;

б)вспыльчивый;

в)умный;

г)напористый;

д) нерешительный (выберите два ответа, опираясь пока на свою интуицию).

2.Ваш партнер высказал негативное отношение к Вашей идее, может ли это быть вызвано не самой идеей?

а)Уверен, что чаще всего это связано не с межличностными отношениями партнеров, а с проблемами восприятия самой идеи.

б)Согласен, нередко это связано с негативным отношением к личности партнера, излагающего эту идею.

в)Нет, если идея действительно стоящая, ее принятию не поме­шают никакие отношения

(выберите один ответ).

3.В тексте были приведены два примера встречи: "радостная встреча" и "вежливая встреча". Чем по существу эти поведенческие акты отличались?

а)Степенью контроля сознанием своих действий.

б)Степенью воспитанности.

в)Степенью внимательности к партнеру (выберите один ответ).

4."Я сделал это автоматически", т.е.:

а)осознанно;

б)непроизвольно;

в)бессознательно;

г)преднамеренно (выберите два ответа).

5.Почему в обычной жизни поведение на "автопилоте" чаще, ем на ручном управлении"? Для ответа достаточно использоватьодно слово из вопроса. Это слово:

а) "жизнь";

б)"обычно";

в)"поведение".

6."Он растерялся в этой ситуации". На профессиональном языке психологов это значит:

а)у него не было стандартной программы в сознании;

б)у него не было стандартной программы в подсознании;

в)он просто не знал, как себя вести (выберите один ответ).

7.Поведение на "автопилоте" — это поведение:

а)по программе, формируемой в сознании;

б)по программе, находящейся в подсознании;

в)вполне осознанное (выберите один ответ).

8.Поведение на "ручном управлении" — это поведение:

а)по программе, формируемой в сознании;

б)по программе, находящейся в подсознании;

в)неосознанное (выберите один ответ).

9.«Вчера я ехал на работу на "ручном управлении"». На языке психологии это значит:

а)сломался стереотип;

б)не было готового стереотипа маршрута;

в)не было программы в сознании;

г)не было программы в подсознании (исключите один неверный ответ, отметьте его).

10.3. Фрейд сказал: "Человек — не хозяин в собственном доме".На языке психологии это значит:

а)человек не может управлять своим сознанием;

б)человек не может управлять своим подсознанием;

в)поведение человека чаще управляется не им самим, а случайными факторами;

г)поведение человека чаще управляется не подсознанием, а сознанием;

д)поведение человека чаще управляется не сознанием, а подсознанием

(выберите два ответа).

11.Почему в командировках люди устают больше, чем при таком же объеме работы дома?

а)Мало стереотипных ситуаций.

б)Все-таки много приходится работать.

в)Много такой информации, которую трудно переработать.

г) Меньше условий для реализации программ подсознания (выберите два ответа).

12."Прочитать скрываемые собеседником мысли" — значит выявить рассогласование:

а)между тем, что он хочет показать (намеренно), и тем, что он делает на самом деле;

б)между его желанием и сознанием;

в)между его сознанием и подсознанием;

г)между его желанием и возможностями (выберите два ответа).

13.Какую роль может блестяще сыграть даже самый посредственный актер?

а)Если очень постараться — любую.

б)Ту, что ему близка по складу его характера.

в)Любую роль в любимой пьесе.

г)Самого себя.

д)По принципу противоположности самому себе.

е) Никакую (выберите два ответа).

14.Великий И. Смоктуновский блестяще сыграл таких далеких друг от друга и в историческом, и в социальном плане героев, как князь Мышкин, Деточкин, Гамлет, но, по мнению критиков, не спра­вился с ролью Ленина. Почему ему удались одни роли и не удалась роль Ленина?

а)Ленин — сложная, противоречивая натура.

б)Мышкин, Деточкин и Гамлет имеют нечто общее, что их отличает от характера Ленина.

в)Мышкин, Деточкин и Гамлет — герои более сложные, чем Ленин.

г) У.И. Смоктуновского было (в его характере) нечто такое, что больше роднило не с характером Ленина, а с характерами таких разных героев, как князь Мышкин, автомобильный вор Деточкин, принц датский Гамлет.

д) И. Смоктуновский блестяще сыграл этих трех героев по принципу противоположности своей натуре. Ленин не был ему близок по характеру, но и не был ему противоположен (выберите один ответ).

15.Теоретически возможны три способа контроля сознания над сознанием. В приведенном ниже перечне найдите лишний, который невозможен даже теоретически:

а)волевым усилием запретить проявление любых программ своего подсознания;

б)волевым усилием регулировать каждый свой поведенческий акт;

в)волевым усилием минимизировать свои поведенческие акты;

г)через вживание в образ показать несуществующую программу подсознания.

А вот теперь попробуем поближе познакомиться с подсознанием. Заглянем в этот мир.
https://studfile.net/preview/6224089/page:9/
Свернуть

_________________
представление всех членов людей,как единого организма,а себя как часть этого организма,то на душе становится спокойно и весело.


Вернуться к началу
 Профиль  
Ответить с цитатой  
Непрочитанное сообщениеДобавлено: 07 янв 2020, 20:39 
Не в сети
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 07 янв 2016, 12:05
Сообщения: 2256
Откуда: г Озёрск. чел.обл.
Аристотель. О душе. Аудиокнига. https://www.youtube.com/watch?v=R9XLDKCsDnk

_________________
представление всех членов людей,как единого организма,а себя как часть этого организма,то на душе становится спокойно и весело.


Вернуться к началу
 Профиль  
Ответить с цитатой  
Непрочитанное сообщениеДобавлено: 23 янв 2020, 21:01 
Не в сети
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 07 янв 2016, 12:05
Сообщения: 2256
Откуда: г Озёрск. чел.обл.
Как научиться контролировать свои эмоции: 4 сильных упражнения и 5 ошибок
От автора: Чтобы не попадать в различные неприятные ситуации, не мучиться от истощения сил и не совершать опасных жизненных ошибок, важно уметь владеть собой и, в первую очередь, контролировать свои эмоции. С помощью простых и эффективных упражнений вы сможете сделать это буквально за неделю!
Как научиться контролировать свои эмоции 4 сильных упражнения и 5 ошибок

Один из ключевых признаков свободной и цельной личности, хозяина своей жизни – это высокая степень спонтанности и произвольности в управлении собственными эмоциями. Человек же зажатый, неуверенный в себе, «забитый» обществом, выражает эмоции только в качестве реакции на различные внешние раздражители. Он как марионетка «дергает ручками и ножками» тогда, когда на него оказывается соответствующее управляющее воздействие.

Разумеется, такой человек не может похвастаться, что живет качественной и полноценной жизнью, поскольку он над своей жизнью просто не властвует. Любая «плохая» новость, любые неодобрительные чужие слова тут же выбивают его из «колеи» и чтобы вновь войти в стабильное эмоциональное состояние ему требуется время. Поэтому для того, чтобы действительно получать от жизни удовольствие требуется научиться контролировать свои эмоции.



Что из себя представляют наши эмоции
Относительно эмоций крайне важно понимать, что они – это проявление нашей биоэнергетики. Это такая же наша естественная составляющая, как кровь или лимфа. С помощью эмоций мы взаимодействуем с окружающей реальностью, получаем от неё сигналы, составляем свои представления, принимаем решения. Люди, которые в результате травмы мозга, лишались способности испытывать эмоции вместе с ними лишались и возможности сделать выбор на основе тех или иных субъективных предпочтений. Логика им в этом деле никак не помогала.

Эмоциональность, способность испытывать и переживать разные эмоциональные тона делает нас живыми и полноценными существами. Любая эффективная коммуникация между людьми требует эмоций, эмоционального отклика. Созидательный творческий труд также невозможен, если человек не в состоянии испытывать интерес, увлеченность, азарт, воодушевление и etc.

Иными словами, без эмоций нам никуда. Вопрос только в том, что является «управляющим центром» в нашей жизни – эмоции или разум. Эмоции можно обмануть, подсунув нам вкусную («насыщенную сахаром»), но вредную и даже опасную «еду», но разум, вооруженный способностью анализировать и сопоставлять факты, обмануть сложнее. А разум, использующий возможности эмоций, обмануть практически невозможно.

Важно понимать, что эмоции энергетически сильнее разума и даже разумные, осознанные люди, попав под влияние сильной эмоции (ненависти, гнева, страха, жажды наживы, зависти, похоти, обиды и пр.) начинают совершать необдуманные, нерациональные поступки о которых впоследствии горько сожалеют. А всё потому, что не научились в свое время грамотно управлять своими эмоциями.



Типичные ошибки при контроле над эмоциями
Для того, чтобы как следует владеть своими эмоциями важно избегать ошибок, которые совершают люди под влиянием глупых суждений и заблуждений, почерпнутых на популярных сайтах у некомпетентных блоггеров.

Ошибка #1

Первая, самая типичная и распространенная ошибка в управлении эмоциями – это их блокировка. То есть, если я испытываю эмоцию, которую в данный момент не хочу испытывать, то мне надо крикнуть ей «стоп!» и загнать «обратно в ангар». Ничего хорошо из этого не выйдет. К естественному стрессу вы добавите стресс от подавления эмоции, который ударит по организму, а вдобавок вышибете себя из реальности и получите от этого разные проблемы.

Ошибка #2

Вторя ошибка – это «асфальтировать яму с радиоактивными отходами». Это когда поверх негативной эмоции (гнева, ярости, злобы, отчаяния) вы натягиваете фальшивую и лицемерную «улыбку» позитивного настроения. В которое на самом деле не верите. Потому что это просто идея, которую вам внушили разнообразные «гуру личностного роста». Опять же лишний стресс, который бьет по организму.

Ошибка #3

Следующая ошибка – это попустительствовать своим эмоциям. Орать, когда ты в гневе. Скукоживаться, когда тебе страшно. Замыкаться в себе, когда ты в апатии. Биться, как ребенок, в истерике. И так далее и тому подобное. Критичного в таком поведении для организма ничего нет, но подобная безответственность в деле контроля собственных эмоций может выйти вам боком. Как минимум, вас перестанут воспринимать всерьез.

Ошибка #4

Четвертая ошибка – это перекладывать на эмоции всю ответственность за происходящее в своей жизни, оправдывать свои слова или поступки теми или иными чувствами. Дескать, «не виноват я – бес попутал» (был злой, уставший, невыспавшийся и пр.). Это приводит к тому, что человек, даже считая, что он владеет собой, начинает легко идти на поводу своих эмоций.

Ошибка #5

Последняя ошибка – это стремиться во что бы то ни стало всё время пребывать в позитивном эмоциональном состоянии («позитивно мыслить») путем «накручивания» себя. Заставлять себя быть приветливым, казаться жизнерадостным, веселым и так далее. И искренне верить, что так оно и есть. Таким образом вы выдаете из реальности в розовую виртуальность и начнете жестоко биться о «жесткие грани» жизни, которые перестанете видеть. Плюс очень быстро себя истощите энергетически.



Базовые упражнения
Для того, чтобы избежать этих ошибок и научиться контролировать свои эмоции начните делать простые, но необыкновенно действенные упражнения. Делайте их регулярно, если рассчитываете получить существенный эффект.

Упражнение №1 – «Идентификация».

Суть этого упражнения состоит в том, чтобы понимать какую именно эмоцию вы в данный конкретный момент времени испытываете. Злость или обиду, страх или азарт, чистая это эмоция или смешанная.

Поскольку главное в контроле эмоции – это наблюдение за ними, то, чтобы качественно наблюдать эмоции, их необходимо различать. Чтобы понимать какие бывают эмоции воспользуйтесь таблицей эмоциональных состояний.

Само упражнение достаточно простое – начните наблюдать за собой и, заметив изменение в эмоциональном фоне, просто спросите себя «что это?». Спрашивайте до тех пор, пока у вас не сформулируется конкретный ответ.

Упражнение №2 – «Перевод в тело»

Поскольку любые эмоции так или иначе проецируются на тело, то управляя или каким-либо образом манипулируя с телом, мы можем контролировать эмоцию. Суть упражнения заключается в том, что, почувствовав, как в вас закипает какая-то неприятная эмоциями, вы переводите ее мысленно в какой-то участок тела (например, в кулак), который что есть силы сначала напрягаете, а потом расслабляете. И так несколько раз. Пока не отпустит.

Другой вариант – что есть силы напрячь мышцу и держать напряжение столь долго, насколько хватит сил, пока мышца сама не начнет расслабляться.

Упражнение №3 «Вдох-выдох»

При возникновении бурной, сильной, буквально захватывающей вас эмоции сознательно отследить и остановить её обычному человеку практически невозможно. Резко вспылил и тут же накричал на близкого человека, а только потом, с ужасом, понял, что на самом деле наделал.

Единственный выход тут – это автоматический рефлекс, который будет сразу же блокировать негативную эмоцию при ее всплеске. Этот рефлекс должен состоять в глубоком вдохе и медленном выдохе. Его надо выработать у себя. (например, при помощи «Русской системы самодисциплины»). Рефлекс вырабатывается регулярной тренировкой, т.е. регулярным выполнением следующего упражнения – реактивируете какой-нибудь негатив (например, вспоминаете как вас обругал начальник), и тут же делаете глубокий вдох и медленный выход. И так несколько раз в день на протяжении 3 месяцев. После этого вы будете делать это всё на автомате.

Упражнение №4 «Виртуальная игра»

Любое переживание включает в себя не только саму эмоцию, сопутствующее ей телесное ощущение и мысли (приятные либо не очень), но и картинку (смутную или отчетливую, символическую или реальную, связанную с прошлым опытом или ассоциацию). Благодаря этому мы можем контролировать и воздействовать на эмоцию через некий образ.

Для этого визуализируйте эмоцию, установите её размер, форму, цвет, вес, плотность и начните с тем, что получится, играться – попробуйте изменить цвет, или форму, или размер. Можете визуализировать её в виде жидкости и переливать из стакана в стакан.



«Высшая лига» в управлении эмоциями
Отличие обычного человека от действительно продвинутого Мастера, владеющего собой, состоит в том, что Мастер способен не только управлять всем своим эмоциональным спектром и фоновыми состояниями, но и произвольно создавать, испытывать любые эмоции. Испытывать радость, умиротворение, печаль, легкую грусть, безмятежность, страсть и так далее. Тогда КОГДА хочет и СТОЛЬКО сколько хочет.

Разумеется, как и любое настоящее мастерство, достижение такой степени произвольности – это не неделя, не месяц и даже не год плотной работы над собой. Это длительная практика, в которой, как и в любом другом виде деятельности, требуется 4 ключевых элемента: желание, усердие, эффективная методика и грамотный наставник. Если первые два у вас есть – вы реально хотите стать свободным и счастливым человеком и готовы работать над этим – то тогда вы можете прийти ко мне в личный коучинг, чтобы получить высококлассные техники и профессиональное наставничеств https://www.b17.ru/article/124750/
Свернуть
отрывок из произведения Куприна,яма:Трудно бывает только новичкам, которые еще не наловчились, не вошли в особенное чувство темпа. И не так трудно ловить арбуз, как суметь бросить его.

Платонов хорошо помнил свои первые прошлогодние опыты. Какая ругань, ядовитая, насмешливая, грубая, посыпалась на него, когда на третьем или на четвертом разе он зазевался и замедлил передачу: два арбуза, не брошенные в такт, с сочным хрустом разбились о мостовую, а окончательно растерявшийся Платонов уронил и тот, который держал в руках. На первый раз к нему отнеслись мягко, на второй же день за каждую ошибку стали вычитать с него по пяти копеек за арбуз из общей дележки. В следующий раз, когда это случилось, ему пригрозили без всякого расчета сейчас же вышвырнуть его из партии. Платонов и теперь еще помнил, как внезапная злоба охватила его: «Ах, так? черт вас побери! – подумал он. – Чтобы я еще стал жалеть ваши арбузы! Так вот нате, нате!..» Эта вспышка как будто мгновенно помогла ему. Он небрежно ловил арбузы, так же небрежно их перебрасывал и, к своему удивлению, вдруг почувствовал, что именно теперь-то он весь со своими мускулами, зрением и дыханием вошел в настоящий пульс работы, и понял, что самым главным было вовсе не думать о том, что арбуз представляет собой какую-то стоимость, и тогда все идет хорошо. Когда он, наконец, совсем овладел этим искусством, то долгое время оно служило для него своего рода приятной и занимательной атлетической игрой. Но и это прошло. Он дошел, наконец, до того, что стал чувствовать себя безвольным, механически движущимся колесом общей машины, состоявшей из пяти человек, и бесконечной цепи летящих арбузов.

Теперь он был вторым номером. Наклоняясь ритмически вниз, он, не глядя, принимал в обе руки холодный, упругий, тяжелый арбуз, раскачивал его вправо и, тоже почти не глядя или глядя только краем глаза, швырял его вниз и сейчас же опять нагибался за следующим арбузом. И ухо его улавливало в это время, как чмок-чмок… чмок-чмок… шлепались в руках пойманные арбузы, и тотчас же нагибался вниз и опять бросал, с шумом выдыхая из себя воздух – гхе… гхе…

Сегодняшняя работа была очень выгодной: их артель, состоявшая из сорока человек, взялась благодаря большой спешке за работу не поденно, а сдельно, по-подводно. Старосте – огромному, могучему полтавцу Заворотному удалось чрезвычайно ловко обойти хозяина, человека молодого и, должно быть, еще не очень опытного. Хозяин, правда, спохватился позднее и хотел переменить условия, но ему вовремя отсоветовали опытные бахчевники. «Бросьте. Убьют», – сказали ему просто и твердо. Вот из-за этой-то удачи каждый член артели зарабатывал теперь до четырех рублей в сутки. Все они работали с необыкновенным усердием, даже с какой-то яростью, и если бы возможно было измерить каким-нибудь прибором работу каждого из них, то, наверно, по количеству сделанных пудо-футов она равнялась бы рабочему дню большого воронежского битюга.

Однако Заворотный и этим был недоволен – он все поторапливал и поторапливал своих хлопцев. В нем говорило профессиональное честолюбие: он хотел довести ежедневный заработок каждого члена артели до пяти рублей на рыло. И весело, с необычайной легкостью мелькали от пристани до подводы, вертясь и сверкая, мокрые зеленые и белые арбузы, и слышались их сочные всплески о привычные ладони.

Но вот в порту на землечерпательной машине раздался длинный гудок. Ему отозвался другой, третий на реке, еще несколько на берегу, и долго они ревели вместе с мощным разноголосым хором.

– Ба-а-а-ст-а-а! – хрипло и густо, точь-в-точь как паровозный гудок, заревел Заворотный.

И вот последние чмок-чмок – и работа мгновенно остановилась.

Вы замечали,что наш мозг в точности выполняет наши целевые установки,можно даже жить не сознавая их,но они есть и работают из подсознания,при желании можно по поведению человека определить его целевые установки.

Вывод:если вас не удовлетворяет, своё психологическое самочувствие,ищите с помощью логики свои целевые установки,найдя их необходимо их скорректировать согласно адекватным целям и установкам,далее изменив целевые установки,необходимо с ними сжиться,привыкнуть,и ими руководствоваться-далее они обретут статус привычки-переходящие в характер-тогда и пожнёш счастливую судьбу!

_________________
представление всех членов людей,как единого организма,а себя как часть этого организма,то на душе становится спокойно и весело.


Вернуться к началу
 Профиль  
Ответить с цитатой  
Непрочитанное сообщениеДобавлено: 25 янв 2020, 09:41 
Не в сети
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 07 янв 2016, 12:05
Сообщения: 2256
Откуда: г Озёрск. чел.обл.
Закон противоречия
Закон противоречия касается отношения положительного суждения к его отрицанию и выражает сущность и значение отрицания; он гласит, что оба суждения, «А есть В» и «А не есть В», не могут быть в одно и то же время истинными. Тем самым он высказывает нечто существенно отличное, нежели обычно так называемое principium contradictionis (А не есть non-А), которое касается отношения предиката к его субъекту и запрещает, чтобы предикат был противоположен субъекту.

Отношение положительного суждения к его отрицанию (производным образом также и пара заключающихся в этом отношении суждений) называется ?????????, contradictio; они противоречиво противоположны друг другу (??????????? ???????? ai, contradictorie oppositum esse).

1. Такое же смешение, как относительно тождества и противоположности, наблюдается и относительно так называемого principium contradictionis. Аристотель формулирует его в известном месте44 таким образом: «Невозможно чтобы то же самое в одно и то же время принадлежало и не принадлежало тому же самому в том же самом отношении… Это самое достоверное из всех основоположений… ибо невозможно, чтобы кто-либо принимал, что то же самое есть и не есть (как некоторые думают, что Гераклит говорит это; ибо не необходимо, чтобы кто-либо действительно принимал то, что он говорит)… Всякий, кто приводит какое-либо доказательство, сводит его поэтому к этому положению как последнему; ибо по природе он есть принцип также для всех других аксиом».

Тем самым, следовательно, сказано: суждение «А есть В» и суждение «А не есть В» не могут быть в одно и то же время истинными; кто утверждает суждение «А не есть В», тот должен признать ложным суждение «А есть В», и кто утверждает суждение «А есть В», тот признает ложным суждение «А не есть В».

2. Этим по существу не дано ничего, кроме объяснения значения отрицания; объяснение это излагает сущность и смысл отрицания в таком положении, которое само, впрочем, не может быть высказано без отрицания и поэтому имеет лишь ту ценность, что доводит до сознания того, кто употребляет отрицание, его собственную деятельность. Кто с «не» связывает тот же самый смысл, какой связывают с этим все, тот может, конечно, на словах в одно и то же время сказать: «А есть В» и «А не есть В»; но он не может верить в это и серьезно его утверждать. Или он может, конечно, словами породить видимость, словно то и другое в одно и то же время истинно, но лишь тем, что слова он употребляет в различном смысле или говорит о различных временах. Поэтому Аристотель и ограждает так предусмотрительно свое положение определениями «в одно и то же время» и «в том же самом отношении».



Тест: Почему вас не любят деньги?
Поскольку отрицание коренится лишь в выходящем за пределы сущего движении нашего мышления, которое пытается соединить друг с другом также и несоединимое, и поскольку ложность коренится не в вещах, а лишь в человеческом мнении, – постольку аристотелевский принцип может касаться прямо и непосредственно лишь природы нашего мышления. Об этом свидетельствует также и обоснование, ибо невозможно, чтобы кто-либо принимал, что то же самое в одно и то же время есть и не есть; на это указывает дальнейшее рассуждение (Metaph., IV, 4), что те, которые говорят, возможно-де, чтобы то же самое было и не было, и возможно-де верить в это, вообще уничтожают возможность мышления и взаимопонимания. Ибо это покоится на том, что всякое слово обозначает нечто определенное и говорящий продолжает оставаться при этом значении и не уничтожает его вновь45.

3. Если таков смысл, в каком Аристотель понимал свой принцип противоречия, то ясно также, что должно быть его положительной оборотной стороной – именно положение, что всякий, кто утверждает нечто с сознанием, утверждает именно то, что он утверждает; что его речь должна иметь неизменный смысл, так как иначе он в действительности не сказал бы ничего, если бы в то время, как он мыслит и говорит, у него подменивался иной смысл; это должно значить: что я написал, то я написал, что я говорю, то я говорю. Но ясно, что этим может подразумеваться лишь дополнение к тому, что выше мы назвали постоянством представлений; это есть однозначность акта суждения. Если аристотелевскому основоположению противопоставлять в качестве его положительной оборотной стороны принцип тождества, то именно эта однозначность акта суждения должна была бы образовать его содержание. Но однозначность эта доходит до сознания лишь из отвержения одновременного акта утверждения и отрицания, она не говорит ничего такого, чего не говорил бы также и закон противоречия. Вполне естественно, следовательно, что Аристотель выдвигает в качестве принципа один лишь закон противоречия, а его положительную сторону он выражает лишь случайно46. Долгое время под principium identitatis и понимался аристотелевский закон противоречия.

4. То, что позднейшая логика, в особенности Лейбниц и Кант47, установила как principium contradictionis в формуле «А не есть non-А», – это по своему смыслу и применению совершенно отлично от аристотелевского положения. Положение Аристотеля касается отношения утвердительного и отрицательного суждения, у него одно суждение противоречит другому; позднейшее положение касается отношения субъекта и предиката в одном-единственном суждении, предикат противоречит субъекту Аристотель признает одно суждение ложным, если другое истинно; позднейшие авторы признают суждение само по себе и абсолютно ложным, так как предикат противоречит субъекту Позднейшие авторы хотят такого принципа, из которого истинность известных положений могла бы познаваться сама собой; из аристотелевского принципа непосредственно следует не истинность или ложность какого-либо положения, а лишь невозможность одновременно признавать истинным утверждение и отрицание.

Таким образом, полемика Канта против Аристотеля есть удар по воздуху. У него основоположение гласит[18]: «Ни одной вещи не принадлежит предикат, противоречащий ей». Оно есть общий, хотя только отрицательный критерий всякой истины; оно имеет значение по отношению ко всем познаниям вообще, независимо от их содержания, и говорит, что противоречие уничтожает их полностью; правда, оно не обеспечивает еще в общем истинности положения, ибо суждение, даже будучи свободным от внутреннего противоречия, может, однако, быть ложным и лишенным основания; но из него все же можно сделать и положительное применение, чтобы познать истину. Ибо если суждение является аналитическим, безразлично, отрицательное или утвердительное оно, его истинность может быть всегда и вполне познана на основании закона противоречия. Ибо противоположное тому, что уже кроется и мыслится как понятие в познании объекта, во всякое время с полным правом отрицается, а само понятие необходимо утверждается относительно объекта, так как противоположное ему противоречило бы объекту.

На основании этого Кант затем осуждает формулу «невозможно, чтобы нечто в одно и то же время было и не было»; именно она заключает в себе синтез, который примешан к ней благодаря неосмотрительности и безо всякой нужды. Положение подчинено условию времени и как бы говорит: «Вещь А, которая есть нечто = В не может в одно и то же время быть non-В но в разное время она может, конечно, быть и тем и другим (как В, так и non-В)». «Однако закон противоречия, как чисто логическое основоположение, не может быть ограничен в своем значении условиями времени, поэтому такая формула совершенно не соответствует его цели.» Это недоразумение возникает просто вследствие того, что исходит из синтетических суждений; в одном предикат (например, «необразованный») синтетически соединен с субъектом («человек»), и таким образом возникает противоречие, если в то же самое время субъекту приписывается противоположный предикат («образованный»); но противоречие получается между одним предикатом и другим, а не между предикатом и субъектом. Но если сказать: «Всякий необразованный человек необразован», – то отрицательное суждение явствует из принципа противоречия, без присоединения условия «в то же самое время». В этом же смысле выводит принцип противоречия и логика Канта.

Не требуется долгого рассуждения, что Кант говорит о чем-то совершенно ином, нежели это имелось в виду первоначальным законом противоречия. Как Лейбниц делил истины на необходимые и фактические и для каждого из обоих этих классов устанавливал особый принцип их истинности: для необходимых, которые, в конце концов, все суть так называемые тождественные суждения, закон противоречия, для фактических – закон достаточного основания, – точно так же поступает и Кант со своими обоими классами аналитических и синтетических суждений; он ищет принципа для истинности аналитических суждений. Но аналитические суждения всегда имеют дело только с субъектами, которые суть понятия, и они говорят о том, что мыслится в них как понятиях – тем самым совершенно независимо от времени; предикат аналитического суждения всегда уже содержится в понятии, которое образует его субъект. Закон противоречия в кантовском смысле гласит теперь: «ни одному понятию не может приписываться такой предикат, который ему противоречит». Поскольку затем и другие суждения выражают свой субъект с помощью понятия («этот человек образованный» содержит уже познание объекта через понятие «человек»), постольку и к ним находит себе применение закон, что они уничтожали бы себя самих, если бы хотели приписывать субъекту предикат, противоречащий тому понятию, под которым он находится. Что это значит, противоречит понятию и может ли быть обоснован на этом противоречии общий логический принцип – это будет исследовано ниже. Но прежде всего ясно, что на основании этих предпосылок Кант имел, конечно, полное право исключить из своего принципа определение времени. Однако когда он обвиняет аристотелевскую формулу в ошибке на том основании, что она содержит в себе «в то же самое время», то происходит это в силу его собственной ошибки: именно что Аристотель хочет будто бы сказать то же самое, что и он. Ибо Аристотель хочет ведь наложить запрет не на противоречие между двумя предикатами, но на противоречие между утверждением и отрицанием того же самого предиката.

5. Тут с полным основанием ставят вопрос: как это возможно, однако, что два столь различных положения, как аристотелевское и кантовское, в большинстве случаев рассматриваются как один и тот же основной закон человеческого мышления? и разве нет между ними никакой связи? Само собою разумеется. Обыкновенный закон противоречия хочет дать правило, на основании которого может испытываться значимость отрицательных суждений. Ввиду того что отрицание в большинстве случаев покоится на том, что субъект исключает предикат, и благодаря ошибочному мнению, что это отношение несовместимости покоится будто бы регрессивно опять-таки на отрицании, – в силу этого общезначимые отрицания и должны будто бы сводиться к противоречию. Но именно поэтому формула и вертится в кругу.

Что может это, однако, означать: предикат В противоречит субъекту А? Положение, приписывающее предикат В субъекту А, заключает в себе противоречие? Противоречие не может возникнуть иным путем, кроме того что суждение, приписывающее этот предикат В субъекту А, противоречит (если и не прямо установленному, то все же предположенному) суждению, которое отвергает этот предикат В относительно субъекта А. И раз последнее суждение (А не есть В) принимается как само собой разумеющееся или как известное из какого-либо иного источника, то противоречие уничтожает, конечно, первое суждение и притом согласно положению Аристотеля, что оба они не могут быть в одно и то же время истинными. Почему суждение в примере Канта «необразованный человек есть образованный» является противоречием? Потому, что предикат «образованный» приписывается субъекту, относительно которого суждение, заключающееся implicite в его обозначении посредством служащего субъектом слова «необразованный человек», утверждало, что он не образован. Оно может быть, следовательно, сведено к двум суждениям: «X образованный» и «тот же самый X необразованный». Эти два суждения утверждаются относительно первого суждения, и поэтому оно заключает в себе противоречие, и поэтому оно ложно, т. е. ложно, что тот же самый является образованным и необразованным; и если верно, что он необразован, то ложно, что он образованный.

Противоречие может, следовательно, возникнуть лишь постольку, поскольку в субъекте уже implicite высказано суждение. Это случается, конечно, у аналитических суждений, какие имеет в виду Кант, и у тех суждений, какие обыкновенно и рассматривает только школьная логика. Кантовские аналитические суждения, как мы выше видели, возможны лишь при предположении таких понятий, которые фиксированы единогласно, т. е. при предположении общезначимых суждений относительно значения слов, которые говорят, что «тело» означает то же, что «протяженная вещь»; представление, обозначенное словом «тело», содержит в себе представление «протяженности». Если я говорю: «все тела протяженны», – то это означает, следовательно, следующее: «все, что я называю телом, я должен называть также и протяженным»; в обозначении какого-либо X телом заключается сужение «Х протяженно». Если же я говорю: «тело непротяженно» или даже: «это тело непротяженно», – то я имею противоречие: «это протяженно и это непротяженно»; и так как абсолютно неизменно, что то, что есть тело, является протяженным, то противоположное необходимо ложно.

Постольку противостоят друг другу утверждение и отрицание «А есть В» и «А не есть В». Однако теперь вместо противоречащих суждений выступают противоречиво противоположные предикаты «А есть В» и «А есть non-В», если «А есть В» истинно, то «А есть non-В» ложно.

Только при этих предпосылках может иметь место противоречие между предикатом и субъектом; и только при этой предпосылке, что образование понятия непогрешимо и обозначение слов абсолютно неизменно, и что там, где дело идет о единичном, подведение единичного под понятие точно так же непогрешимо, – лишь в этом случае из противоречия между предикатом и понятием субъекта может быть познана ложность суждения. Но, конечно, пока дело идет только о субъективных образованиях, какие Кант кладет в основу своих аналитических суждений, постольку нельзя оспаривать, что понятие легко может быть образовано, что легко соединить в нем отдельные признаки и сказать, что тело есть протяженная вещь. Теперь суждение «тела протяженны» означает то же, что «протяженное протяженно»; я имею лишь, как устанавливает Гоббс, уравнения между значениями слов, произвольно созданными. Это уже уловка, если я говорю: «все тела протяженны». Ибо тем самым я тайком предполагаю, что мое понятие может применяться к возможным вещам и что в каждом отдельном случае я могу наверное осуществить это применение. Лишь так это «все» имеет смысл. Тут совершенно нет речи о том, чтобы относительно того, что я называю телом, я мог сказать больше, нежели заключается уже в наименовании. Все суждения становятся тождественными, т. е. лишенными смысла и пустыми.

Но именно к этому примыкает теперь формула «А не есть non-А» как выражение principium contradictionis. Предполагая, что все истинные суждения должны сводиться к «А есть А» и что в этом, в готовой системе понятий, в которой только и движется наше мышление и познавание, мы имеем абсолютный масштаб истины, она и сводит противоречие между предикатом и его субъектом к этой последней формуле. Эта формула терпит теперь умаление прежде всего относительно своего ???????? non-?. Правда, можно было бы попытаться путем разъяснения устранить это последнее. Можно, исходя из так называемого закона тождества «А есть А», установить суждение «Ложно, что А не есть А» именно потому, что это противоречит истинному суждению «А есть А»; можно затем путем небольшого насилия над языком сократить это в суждение «Non [A non est А]»; тогда определенное А всегда является субъектом и отрицается, что относительного этого А как предиката можно высказывать отрицание; равным образом формула могла бы иметь смысл, если А брать как знак суждения. Но это так не разумелось; non-? вводится вполне серьезно, противоречивая противоположность понятий вместо противоречия суждений; и теперь non-? нельзя утверждать относительно А. И вот, с известных точек зрения, можно было бы удовольствоваться non-А и формулу можно было бы признать теоретически правильной; беда только в том, что на практике она непригодна к употреблению. Даже если говорить, что «золото есть не-золото», «зеленое есть не-зеленое», «бытие есть небытие», – даже при такой оголенной форме противоречие нелегко обнаруживается перед нами. В большинстве случаев мы должны открывать его за скрывающими его покровами. Если бы только было так легко установить, какие определения, когда дано А, подпадают под non-? и поэтому противоречат А!

И вот теперь оказывается, что principium contradictionis совершенно так же, как оракул, оставляет нас без совета тогда, когда мы спрашиваем, чего именно нельзя утверждать относительно А. Ибо если бы мы ограничились тем, что А как понятие содержит-де признаки а, b, с, d, что ему, следовательно, нельзя приписывать non-а, non-b, non-c, non-d, то затруднительное положение non-? лишь усугубляется. И если остановиться на том, что нельзя-де отрицать а, b, с, d, то это ведь и есть аристотелевское основоположение в применении к суждениям, значимость которых уже известна.

Но общей формулы, на основании которой без дальнейших рассуждений можно было бы решить, что противоположно субъекту, – такой формулы уже потому не может быть для кантовской логики, что понятия наши, согласно прямому учению Канта, обыкновенно обозначают сущность своих предметов лишь через часть опыта о них. Из того, следовательно, что нечто не содержится в понятии, никогда нельзя узнать, что оно не принадлежит самой вещи; из того, что оно не противоречит понятию, никогда не следует, что оно не противоречит самой вещи. Это также фикция, что все отношения между понятиями мы знаем будто бы на основании противоположности и исключения.

Поэтому одно только аристотелевское основоположение является верховным, совершенно безусловным и ко всякому нашему акту суждения применимым принципом, ибо оно касается лишь того, что мы знаем, функции акта отрицания, а не относится только к суждениям, субъектами которых являются понятия; ибо, далее, поскольку мы вообще знаем отношения противоположности и несовместимости понятий, оно содержит в себе основание, из-за которого понятию нельзя приписывать исключаемый им предикат.

Но обычное principium contradictionis может лишь сказать: суждение ложно, если его предикат несовместим с определением субъекта, и поэтому оно может запрещать приписывать не совместимый с ним предикат. Тем самым оно предполагает уже знание того, что несовместимо, и поэтому не может быть безусловным верховным принципом, который сам по себе был бы достаточен для обоснования ложности суждения (и тем самым, далее, на основании закона исключенного третьего, истинности его противоречивой https://fil.wikireading.ru/94320
Свернуть

_________________
представление всех членов людей,как единого организма,а себя как часть этого организма,то на душе становится спокойно и весело.


Вернуться к началу
 Профиль  
Ответить с цитатой  
Показать сообщения за:  Поле сортировки  
Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 230 ]  Пред.  1 ... 12, 13, 14, 15, 16

Часовой пояс: UTC + 3 часа


Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 6


Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете добавлять вложения

Найти:
Перейти:  
cron
POWERED_BY
Русская поддержка phpBB
[ Time : 0.061s | 19 Queries | GZIP : On ]