Серебряные нити

психологический и психоаналитический форум
Прямой эфир в 21:00
Текущее время: 21 фев 2020, 09:27

Часовой пояс: UTC + 3 часа




Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 368 ]  Пред.  1 ... 21, 22, 23, 24, 25
Автор Сообщение
 Заголовок сообщения: Re: Познай себя
Непрочитанное сообщениеДобавлено: 23 июл 2019, 12:44 
Не в сети

Зарегистрирован: 13 авг 2016, 12:55
Сообщения: 1089
Александр Белинский писал(а):
например я хочу с любовью подавлять женщину,а она из любви ко мне не желает подавляться,то есть получается любовный конфликт или конфликт интересов?

Ишь, хитрый (например) Александр…
Хочет не любить, а с любовью подавлять…
ПолучИте конфликт и всё сопутствующее ему.


Вернуться к началу
 Профиль  
Ответить с цитатой  
 Заголовок сообщения: Re: Познай себя
Непрочитанное сообщениеДобавлено: 23 июл 2019, 12:56 
Не в сети
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 07 янв 2016, 12:05
Сообщения: 2285
Откуда: г Озёрск. чел.обл.
Елена Март писал(а):
Александр Белинский писал(а):
например я хочу с любовью подавлять женщину,а она из любви ко мне не желает подавляться,то есть получается любовный конфликт или конфликт интересов?

Ишь, хитрый (например) Александр…
Хочет не любить, а с любовью подавлять…
ПолучИте конфликт и всё сопутствующее ему.

а вы тоже хитрая,не желая углубляться в конкретнй процесс отношений-говорите (с любовью)-у нас был преподаватель-так на вопрос-как это?-он отвечал:молча! :-):

_________________
представление всех членов людей,как единого организма,а себя как часть этого организма,то на душе становится спокойно и весело.


Вернуться к началу
 Профиль  
Ответить с цитатой  
 Заголовок сообщения: Re: Познай себя
Непрочитанное сообщениеДобавлено: 23 июл 2019, 13:02 
Не в сети

Зарегистрирован: 13 авг 2016, 12:55
Сообщения: 1089
Александр Белинский писал(а):
а вы тоже хитрая,не желая углубляться в конкретнй процесс отношений-говорите (с любовью)

Это вы свои хотелки называете конкретным процессом отношений?


Вернуться к началу
 Профиль  
Ответить с цитатой  
 Заголовок сообщения: Re: Познай себя
Непрочитанное сообщениеДобавлено: 23 июл 2019, 14:02 
Не в сети
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 07 янв 2016, 12:05
Сообщения: 2285
Откуда: г Озёрск. чел.обл.
Елена Март писал(а):
Александр Белинский писал(а):
а вы тоже хитрая,не желая углубляться в конкретнй процесс отношений-говорите (с любовью)

Это вы свои хотелки называете конкретным процессом отношений?

я предлагаю конкретные стили отношений 1.авторитарный.2.демократический .вы же предлагаете любовный стиль,то есть как вы объясните женщинам ратующим за равноправие полов-вы не правы:так как необходимо использовать любовный стиль отношений-а они вас спросят -а как это раскладвается на какие составляющие,установки,пожелания,правила и.т.п.,а мужины могут сказать а как же учитывать разные качества женщин и мужин?

_________________
представление всех членов людей,как единого организма,а себя как часть этого организма,то на душе становится спокойно и весело.


Вернуться к началу
 Профиль  
Ответить с цитатой  
 Заголовок сообщения: Re: Познай себя
Непрочитанное сообщениеДобавлено: 23 июл 2019, 14:16 
Не в сети
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 07 янв 2016, 12:05
Сообщения: 2285
Откуда: г Озёрск. чел.обл.
Какими могут быть отношения между мужчиной и женщиной?
Отношения между мужчиной и женщиной
В современном мире отношения между полами всё больше занимают психологов. Какие чувства для пары конструктивны, какие разрушительны и как их отличить — об этом сегодня подробно в статье. Что такое отношения: определение понятия Виды и формы любовных отношений между мужчиной и женщиной: классификация Полигамные Полиамурные Деструктивные Совместимость между мужчиной и женщиной Что такое отношения: определение понятия- Отношения — это союз двух личностей, связанных чувствами и эмоциями. Образование симбиоза продиктовано привязанностью, увлечённостью, необходимостью друг в друге. Отношения могут строиться на любви, ненависти, расчёте. Между двумя людьми может присутствовать или отсутствовать взаимность. В любом случае это взаимодействие двух людей, закреплённое традициями, обычаями, нравственными соображениями или государством (супружество). Между мужчиной и женщиной возможно несколько вариантов общения: дружеское; любовное; супружеское; свободные отношения, не связанные условностями. Знаете ли вы? Симпатия или антипатия между мужчиной и женщиной зарождается после четырёх минут, проведённых вместе. Виды и формы любовных отношений между мужчиной и женщиной: классификация Форма, в которую облекается связь, может зависеть от многих факторов. Традиционно любовный союз плавно перетекает в заключение брачного союза. При наличии уважения и готовности нести ответственность за вторую половину у обоих партнёров союз будет созидательным. Отношения могут формироваться под влиянием детских комплексов или пережитых травм, тогда, скорее всего, связь будет носить деструктивный характер. Полигамные Полигамия согласно переводу с греческого языка означает форму супружества, где у одного из партнёров несколько жён/мужей. Отсюда вытекает различие по типам: многожёнство называют полигинией, многомужество — полиандрией. Ранее, на заре человечества, в средние века полигамия оправдывалась особыми обстоятельствами: военные потери, сократившие численность мужчин; восстановление численности населения после эпидемий; слепое следование религиозным догмам и прочее. Сегодня следует вспомнить о том, что, имея сознание и интеллект, человек живёт, руководствуясь ними, а не половыми инстинктами. Важно! Полигамный союз, по мнению психологов, — отголосок неуверенности в себе, способ самоутвердиться. Супружеские Супружество — это модель отношений, построенная на долгосрочности связи, ответственности друг за друга. Создание семьи в традиционном понимании подразумевает продолжение рода, совместное воспитание детей, ведение быта. Союз обычно освящается религиозно и/или подчёркивается юридическими нормами. Основа супружества в идеале — это любовь, выросшая из духовной и эмоциональной близости, подкреплённая физической потребностью друг в друге. Однако браки могут заключаться и по расчёту, чаще всего меркантильному: например, один из партнёров ищет финансовой стабильности или брак ради объединения бизнеса. В любом случае долгосрочность союза зависит от уважения партнёров друг к другу, готовности идти на уступки, нести ответственность. Читайте подробнее о психологии отношений с женатым мужчиной. Болезненной психологи считают форму супружества, где основа — это созависимость. В такой паре возможны две модели поведения зависимого партнёра: Первая — гиперопека над любимым человеком, часто заключается в тотальном контроле и попыткой переделать под себя. «Опекун» старается контролировать все сферы деятельности опекаемого: работу, дружеские отношения. Он/она постоянно подчёркивает свою значимость, утверждая, что без его/её поддержки партнёр не сможет, что он/она лучше знает, с кем нужно общаться и как поступать, при этом искренне считая, что это высшее проявление любви и заботы с его/её стороны. Вторая модель поведения — «спасатель» и «жертва». Чаще всего встречается в семьях, где один из пары зависим от каких-либо пороков, среди которых алкоголизм, наркомания или игромания. «Спасатель» замыкается на решении проблем любимого человека, бывает, что терпит побои (чаще женщина), оскорбления, издевательства, при этом оправдывая такое поведение болезнью или слабостью партнёра. По мнению психологов, здесь налицо попытка самоутверждения в желании стать кому-то нужным. Корень проблемы обычно в недолюбленности в детстве: постоянная критика; отсутствие внимания (чаще всего к старшему ребёнку); установка на то, что уважение и любовь нужно заслужить; акцент на самопожертвовании (ради ближнего нужно терпеть). Важно! Если в созависимых отношениях модели «спасатель и жертва» спасаемый вдруг избавляется от пагубной зависимости (бросает пить, спускать деньги в казино), то пара распадается: им нечего больше предложить друг другу. Паразитолог: "Если на груди, шее или на подмышках папилломы, срочно перестаньте... Читать далее Полиамурные Полиамория (полиамурность) близка по значению к полигамии. Эта система отношений допускает множественные связи, но с несколькими отличиями: это может быть союз нескольких партнёров вне брака или же союз нескольких полигамных семей; в полиаморном союзе нет разделения на многожёнство или многомужество. Сторонники таких союзов во главу угла ставят лояльность, уважение, отсутствие ревности и прочих разрушительных эмоций. В таких «семьях» чувство собственности отвергается как деструктивное, все партнёры принимают важные решения сообща, учитывая интересы и потребности каждого. Деструктивные Брак из совместной жизни может превратиться в сосуществование двух абсолютно разных людей. Разрушительная связь между мужчиной и женщиной характеризуется такими факторами: частые конфликты; отсутствие взаимопонимания и готовности к компромиссам; неготовность вместе строить планы на будущее; отсутствие взаимных интересов; полное равнодушие одного из партнёров или обоих. Для деструктивной связи характерны некоторые формы отношений: финансовая зависимость одного из пары. Рано или поздно при отсутствии малейшей симпатии появляется потребность возместить отсутствие физической и душевной пустоты; созависимость — в такой связи нет никакого будущего, нет совместного развития, основой союза является болезненная привязанность одного из пары; тирания — желание полного подчинения себе партнёра, тотальный контроль. Отличие от созависмости в присутствии насилия со стороны тирана — как психологического, так и физического. Узнайте, в чем причина и как бороться с мужской ревностью. Совместимость между мужчиной и женщиной Пара, в которой присутствует принятие друг друга на равных, где есть духовная и интеллектуальная заинтересованность друг в друге, будет вместе развиваться. Совместимость пары основывается на физических и духовных, эмоциональных потребностях. Совпадение интересов в моделировании отношений — это главное условие гармоничного союза. Итак, рассмотрим виды совместимости: Безусловно, гармоничная пара — та, где роли «лидер» и «ведомый» распределены с согласия обоих (не путать с тиранией или созависимостью). В таком союзе нет болезненного подчинения или желания подчинять — речь о продуктивном соглашении, например, доверие опыту партнёра. Совместимость характеров проявляется в способности уступать или гасить зарождающийся конфликт, в умении проявлять терпимость, в готовности услышать мнение и последовать ему. Немаловажным является умение правильно распределить обязанности между супругами в быту, поскольку чаще всего именно он становится камнем преткновения в союзе двух людей. Поиск взаимовыгодного решения по ведению домашних дел, воспитанию детей или решению финансовых вопросов объединяет пару. Гармония присуща союзам, в которых пару объединяют общее дело, интересы и увлечения. Люди в таком союзе не ищут отдыха друг от друга, объединённые духовно и эмоционально, — наоборот, свои переживания или стремления они спешат обсудить с близким человеком, а не выплеснуть на стороне. Важный аспект отношений пары — это физическая совместимость. Подразумевает под собой совпадение темперамента, сексуальных потребностей и предпочтений, готовность обсуждать и удовлетворять потребности друг друга. Знаете ли вы? По мнению британских сексологов, пара, у которой резкое различие в биоритмах (сова – жаворонок), чаще всего испытывает дискомфорт в отношениях и со временем распадается. Человек — социальное существо, ему необходимы внимание, любовь и забота. Выбирая партнёра, близкого по духу, уровню интеллектуально развития и приятного физически, люди повышают возможность создать конструктивный и длительный союз.

Source: https://lifegid.com/bok/3927-otnosheniy ... hinoy.html
© Lifegid.com
Свернуть

_________________
представление всех членов людей,как единого организма,а себя как часть этого организма,то на душе становится спокойно и весело.


Вернуться к началу
 Профиль  
Ответить с цитатой  
 Заголовок сообщения: Re: Познай себя
Непрочитанное сообщениеДобавлено: 23 июл 2019, 18:49 
Не в сети

Зарегистрирован: 13 авг 2016, 12:55
Сообщения: 1089
Димитрий Штерн писал(а):
Слово "подавление" не обязательно следует понимать негативно. Считается. что подавлять личность - это плохо, это же насилие над ней, но это так, если понимать под личностью нечто позитивное. А если воспитание подавляет пороки некой личности, чем плохо?

Так, воспитание для этого и существует - подавлять (искоренять) пороки личности. Но, не саму личность.
Православие говорит - С Богом личность расцветает, без Него гибнет.


Вернуться к началу
 Профиль  
Ответить с цитатой  
 Заголовок сообщения: Re: Познай себя
Непрочитанное сообщениеДобавлено: 23 июл 2019, 20:04 
Не в сети

Зарегистрирован: 23 июл 2019, 10:04
Сообщения: 141
Цитата:
Так, воспитание для этого и существует - подавлять (искоренять) пороки личности. Но, не саму личность.


Боюсь, что в нравственном воспитании, которое есть сочетание императивов с запретами (ценностей и антиценностей), и личности человека тоже достаётся, постольку поскольку она отождествляла себя с некоторыми пороками. Это конечно не искоренение личности, но её, скажем так, коррекция в соответствие с идеалами культуры. Которые личность человека облагораживают.


Вернуться к началу
 Профиль  
Ответить с цитатой  
 Заголовок сообщения: Re: Познай себя
Непрочитанное сообщениеДобавлено: 19 фев 2020, 10:15 
Не в сети
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 07 янв 2016, 12:05
Сообщения: 2285
Откуда: г Озёрск. чел.обл.
Отдел третий
ПРОИСХОЖДЕНИЕ СУЖДЕНИЙ. РАЗЛИЧИЕ АНАЛИТИЧЕСКИХ И СИНТЕТИЧЕСКИХ СУЖДЕНИЙ
Текст книги "Логика. Том 1. Учение о суждении, понятии и выводе"
Автор книги: Христоф Зигварт
Жанр: Философия, Наука и Образование
Текущая страница: 10 (всего у книги 38 страниц)

Отдел третий
ПРОИСХОЖДЕНИЕ СУЖДЕНИЙ. РАЗЛИЧИЕ АНАЛИТИЧЕСКИХ И СИНТЕТИЧЕСКИХ СУЖДЕНИЙ
§ 18. Непосредственные и опосредствованные, аналитические и синтетические суждения
Непосредственные суждения суть те, которые предполагают только связанные в них представления, чтобы соединить их как субъект и предикат с сознанием значимости. Посредственные, или опосредствованные, суждения суть те, которые нуждаются для этого еще в дальнейшей предпосылке.

Кантовское различение аналитических и синтетических суждений касается лишь отношения предиката к обозначенному служащим в качестве субъекта словом понятию, которое принимается как данное. Оно не применяется Кантом к тем суждениям, в которых субъект является единичным наглядным представлением. Все суждения отношения должны затем, с кантовской точки зрения, рассматриваться как синтетические суждения, хотя они и покоятся на анализе данного сложного представления.


1. Если после анализа функции, в каких выполняется простое суждение, мы поставим вопрос о происхождении суждения, то вопрос этот будет касаться не происхождения тех представлений, которые связывают суждение, – ни тех, что являются субъектом, ни тех, что являются предикатом. Напротив, там, где мы говорим лишь об анализе фактического акта суждения, мы предполагаем их данными. Но вопрос касается лишь генезиса самого акта суждения, и притом с обеих его сторон, т. е. как со стороны объединения в единство субъекта и предиката, так и со стороны сознания его объективной значимости.

Генезис этот может быть непосредственным или посредственным. Непосредственным он является тогда, когда само суждение, чтобы быть выполненным с сознанием объективной значимости, не предполагает ничего иного, кроме связанных в нем представлений субъекта и предиката. Посредственным генезис является тогда, когда это выполнение становится возможным благодаря привхождению других предпосылок; так, взаимоотношение между субъектом и предикатом совместно с мыслью об их единстве в форме суждения вообще может нуждаться еще в известном посредстве; или же сознание их объективной значимости должно во всяком случае заимствоваться из какого-либо иного источника. То, что создает объединение в одно целое субъекта и предиката, назовем предварительно основанием суждения. В таком случае непосредственным суждением будет то, основание которого заключается в самих связанных представлениях как таковых. Посредственным же суждением будет то, основание которого заключается в этих представлениях совместно с чем-либо другим. В то же время здесь возможно одно из двух – или указанное посредство вообще впервые создает отношение между субъектом и предикатом, так как оно приводит к вопросу «есть ли А В»; или же оно, помимо того, дает вместе с тем и ответ на этот вопрос, и ручается за достоверность значимости суждения «А есть В».



Если основание должно заключаться лишь в самих связанных суждением представлениях, то согласно сказанному выше их отношение должно быть таковым, чтобы выраженное в суждении единство могло познаваться непосредственно. При суждении наименования я без дальнейшего посредства сознаю совпадение настоящего и воспроизведенного представления, которое обозначено выражающим предикат словом. Если я говорю: «это ель», – то в настоящем наглядном представлении я нахожу именно то, что совпадает с общим представлением ели. В непосредственных суждениях о свойствах и деятельностях соответствующее предикату представление есть составная часть представления, служащего субъектом. Когда я разлагаю это последнее и подчеркиваю здесь какой-либо определенный элемент, например цвет, то я познаю его сходным с каким-либо знакомым цветом. Опять-таки мне не требуется ничего, кроме данного сложного представления субъекта, чтобы открыть в нем соответствующую предикату составную часть.

В суждениях отношения разложение служащего субъектом представления не может, конечно, само по себе давать совпадающего с предикатом элемента. Я могу как угодно вертеть и переворачивать представление о стоящей передо мною лампе, но я не могу найти в нем того, что лампа стоит слева от письменного прибора. Но теперь мне дано содержащее в себе два объекта и их отношение – сложное наглядное представление. Я разлагаю его на его элементы и тем самым получаю суждение, для которого не требуется ничего, кроме связанных в нем представлений; данное сложное представление есть основание для утверждения «лампа стоит слева от письменного прибора».

Все непосредственные суждения являются, следовательно, необходимо аналитическими – если аналитические суждения суть такие, которые соединяют лишь элементы, добытые путем сравнения и анализа данного представления. В них, следовательно, как в суждениях наименования и в суждениях о свойствах и деятельностях, содержание предиката уже сопредставляется в субъекте; или, как в суждениях отношения, субъект и предикат вместе с их отношением являют собой лишь составные части данного комплексного представления. А синтетическими в таком случае должны были бы быть суждения, полученные путем умозаключения, а также те, которые вообще нуждаются в основании, лежащем вне данных представлений, для того чтобы осуществить синтез суждения.


2. То, что все непосредственные суждения в этом смысле суть аналитические, – это отнюдь не противоречит сущности суждения: быть σύν εσις νοημάτων. Ибо анализ или разложение есть лишь подготовление к акту суждения, но не самый этот акт. Акт суждения, напротив, создает единство различных элементов (ср. § 8, 1).


3. Введенное Кантом словоупотребление мешает, однако, применять без дальнейших рассуждений термины «аналитический» и «синтетический» в указанном выше смысле. Ибо указанное выше различение непосредственных и опосредствованных суждений стоит на существенно иной почве, нежели кантовское различение аналитических и синтетических суждений. Ведь для первого различения все сводится исключительно к данному генезису суждения в совершающем акте суждения субъекте – безразлично, возникло суждение непосредственно или посредственно, путем разложения или соединения. И грамматическое выражение суждения обыкновенно ничего не в состоянии сказать нам об этом генезисе. Тогда как Кант прежде всего опирается на предпосылку определенного, выраженного в понятии значения тех слов, которые выступают в качестве субъектов.

«Во всех суждениях, – говорит он в известном месте „Критики чистого разума“[16], – в которых мыслится отношение субъекта к предикату, это отношение может быть двояким. Или предикат В принадлежит субъекту А как нечто содержащееся (в скрытой форме) в этом понятии А, или же В находится вне понятия А, хотя и стоит в связи с ним. В первом случае я называю суждение аналитическим, а во втором – синтетическим. Следовательно, аналитический характер имеют те суждения (утвердительные), в которых связь предиката с субъектом мыслится вследствие тождества, а те суждения, в которых эта связь мыслится без тождества, должны называться синтетическими. Первые можно было бы также называть поясняющими, а вторые – расширяющими, так как первые своим предикатом ничего не присоединяют к понятию субъекта, а только разлагают его путем анализа на части, которые уже мыслились в нем (хотя и в смутной форме), между тем как последние присоединяют к понятию субъекта предикат, который вовсе не находился в нем и не мог бы быть извлечен из него никаким анализом. Например, если я говорю: „Все тела протяженны“, – то это суждение аналитическое. В самом деле, мне незачем выходить за пределы понятия, соединяемого мною со словом «тело», чтобы найти, что протяжение связано с ним, мне нужно только расчленить это понятие, т. е. дать себе отчет в многообразии, всегда мыслимом в нем, чтобы найти в нем этот предикат; следовательно, это аналитическое суждение. Наоборот, если я говорю: „Все тела тяжелы“, – то этот предикат есть нечто иное, чем то содержание, которое я мыслю в простом понятии тела вообще. Следовательно, присоединение такого предиката дает синтетическое суждение».



Именно поэтому, добавляют Пролегомены § 2, б, все аналитические суждения суть также суждения a priori, хотя понятия их суть эмпирические; например, «золото есть желтый металл». Ибо для того чтобы знать это, я не нуждаюсь ни в каком дальнейшем опыте, кроме моего понятия о золоте, которое заключало бы в себе, что это тело есть желтое и металл; именно это и составляет мое понятие.

«Эмпирические суждения как таковые, – продолжает Кант во втором издании, – все имеют синтетический характер. В самом деле, было бы нелепо основывать аналитические суждения на опыте, так как, высказывая эти суждения, я вовсе не должен выходить за пределы своего понятия и, следовательно, не нуждаюсь в свидетельстве опыта. Суждение, что тела протяженны, устанавливается a priori и вовсе не есть суждение опыта. Раньше, чем приступить к опыту, я имею все условия для своего суждения уже в этом понятии, из которого мне остается только извлечь предикат согласно закону противоречия, и благодаря этому я в то же время могу сознавать необходимость этого суждения, которая никоим образом не могла бы быть указана опытом. Наоборот, в понятие тела вообще я вовсе не включаю предикат тяжести, однако этим понятием обозначается предмет опыта через некоторую часть опыта, к которой я могу, следовательно, присоединить другие части того же самого опыта, сверх тех, какие находятся в первом понятии. Но вслед за этим я расширяю свое знание, и, обращаясь к опыту, от которого я отвлек это понятие тела, я нахожу, что с вышеуказанными признаками всегда связана также тяжесть, и таким образом, присоединяю синтетически этот признак к понятию тела как его предикат. Следовательно, возможность синтеза предиката тяжести с понятием тела основывается на опыте, так как оба эти понятия, хотя одно из них и не содержится в другом, тем не менее не принадлежат друг к другу, хотя бы лишь случайным образом, как части одного целого, именно опыта, который есть не что иное, как синтетическое соединение наглядных представлений».

Мы подробно привели эти места, так как важно отдать себе ясный отчет о тех предпосылках, на которых покоится это различение. Прежде всего Кант – согласно традиционному пониманию суждения – имеет в виду исключительно понятие, которое обозначается выражающим субъект словом и которое конституирует значение последнего. Вопрос в том, есть предикат один из тех признаков, которые я мыслю в понятии субъекта, «хотя и в смутной форме», или же он еще не содержится в этом понятии, как я его именно мыслю. Точно так же в частном суждении «некоторые тела тяжелы», которое употребляется в Пролегоменах в качестве примера, вместо общего суждения, употребляемого в «Критике чистого разума», речь идет лишь о том, что предикат «тяжелый»«действительно не мыслится в общем понятии тела». Кант предполагает при этом в избранных им примерах, что понятие отвлечено из опыта, но оно составляет лишь часть опыта об этом предмете, или, как он выражается в первом издании, оно обозначает полный опыт через его часть. Тут содержится двоякое: во-первых, что понятие образовано путем отвлечения; что его признаки, следовательно (как общие признаки того отличного, от чего они отвлечены), уже фиксированы; а затем что речь идет не об исчерпывающем понятии предмета опыта, а о чисто субъективном образовании, и в силу случайных для сущности вещи причин часть признаков, действительно присущих определенному классу вещей, объединяется в этом субъективном образовании и применяется для обозначения этого класса вещей. Таким образом, лишь на основании фактически общезначимого или предполагаемого общезначимым значения слова «тело» можно сказать, что суждение «все тела протяженны» есть аналитическое, а другое – синтетическое.



Что Кант считает при этом случайным для эмпирических понятий, какие именно признаки употребляются для конституирования такого понятия – это с несомненностью вытекает из соображений, развитых в учении о методе (с. 728 и сл. первого издания). Там доказывается, что в эмпирической области дефиниций в строгом смысле вовсе нет, так как никогда не могут быть исчерпаны все признаки, присущие предмету, например золоту или воде, и следовательно, никогда не может быть выполнено требование совершенной полноты дефиниции. В свои понятия мы всегда включаем лишь столько признаков, сколько необходимо для различения предметов. Никогда не может быть уверенности в том, что один раз мы не мыслим под словом, обозначающим тот же самый предмет, больше признаков, в другой раз – меньше. Мнимые дефиниции суть лишь словесные определения, номинальные дефиниции. С этим согласуются также §§ 99-106 кантовской «Логики».

Если Кант, следовательно, считает суждение «все тела притяженны» аналитическим, а суждение «все тела тяжелы» признает синтетическим, то он может предполагать лишь фактически общезначимую номинальную дефиницию. Против этого прежде всего направлена критика Шлейермахера, в которой (Dial. § 308, с. 264) различие аналитических и синтетических суждений признается лишь относительным, ибо понятие всегда находится в состоянии становления. То же самое суждение («лед тает») может быть аналитическим, если в понятие льда было уже включено его возникновение и исчезновение благодаря определенным условиям температуры; оно может быть синтетическим, если этого еще не было сделано. Разница, следовательно, свидетельствует лишь о различном состоянии образования понятий. В применении к кантовскому примеру это значит: прежде чем я делаю опыт, дающий мне право построить суждение «все тела тяжелы», я образовал уже понятие тела лишь при помощи признаков протяженности и т. д. Но после того как я уже проделал опыт, я могу и должен включить в понятие тела признак тяжести, чтобы выразить точный опыт. И мое суждение «все тела тяжелы» является теперь аналитическим. Я могу теперь приступить с этим понятием к дальнейшему опыту; например, я могу сказать, что все тела электрические, все тела теплы. Если бы мое понятие было выражением полного познания, что, конечно, было бы возможно лишь при завершении знания вообще, то все суждения этого вида были бы аналитическими.

Эта критика совершенно правильна с точки зрения собственных рассуждений Канта. Есть ли суждение об эмпирических предметах аналитическое или нет – никогда нельзя решить этого, если я не знаю того смысла, какой рассуждающий связывает со словом, служащим субъектом; если я не знаю совокупности тех признаков, какие он объединяет в нем на этой определенной стадии образования понятия. Но слово может прогрессировать от одного значения к другому благодаря синтетическому суждению. Суждение это – чего не следует упускать из виду – есть результат индуктивного умозаключения, ибо лишь это последнее в состоянии дать обоснование общему суждению, выведенному из опыта; но именно поэтому (как настойчиво подчеркивает учение о методе) суждение это не есть необходимое и аподиктическое. Ненадежность эта отпадает при математических понятиях, но только потому, что они созданы преднамеренно и заключают в себе произвольный синтез.



Если суждение само по себе должно рассматриваться как аналитическое, то в этом случае, очевидно, предполагается, что нет никаких субъективных различий между теми понятиями, какие различные люди могут связывать с одним и тем же словом. Следовательно, если предположить совершенно определенное и замкнутое значение слов, то могут быть такие суждения, которые несомненно суть аналитические. В этом случае они бывают даны вместе с признанным значением слова. Кантовский пример строго правилен, если предполагается, что со словом «тело» всякий всегда связывает признак «протяженный», но никогда не связывает с этим признака «тяжелый».

Но таким образом ясно, что благодаря этому отпадает всякий мотив, который мог бы разумным образом побудить меня высказывать такие суждения, так как они сплошь суть самоочевиднейшие истины, которые никому ничего не говорят. Кому охота пробавляться такого рода суждениями, как «все треугольники треугольны», «все четырехугольники четырехугольны»? Аналитическое в этом смысле суждение может высказываться всегда лишь для того, кто находится в опасности позабыть значение слова, или кто склонен бывает мыслить признаки понятия лишь «в смутной форме», или склонен расширять понятие за его пределы и т. д., т. е. для кого, строго говоря, суждение не является уже аналитическим. Ибо до тех пор, пока он сам мыслит признаки в смутной форме, он не в состоянии еще совершать акта суждения. Таким образом, аналитические в этом смысле суждения сами собой приводят к тем, которые указывают несведущему непонятное значение слова, которые в своем утверждении касаются уже не мыслимого, а только слов. Строго аналитическими они являются лишь для того, кто овладел языком. Но кто еще изучает язык, тот совершает синтетические суждения, причем судит он не на основании своего собственного знания, а на основании веры в высказывание другого.


4. Но эти соображения одинаково как у Канта, так и у Шлейермахера ничего не говорят еще о том, как именно обстоит дело с теми суждениями, которые не подпадают под указанную предпосылку Именно потому не подпадают, что субъекты их вовсе не суть понятия и из грамматического обозначения вовсе нельзя определить, какое представление имеет тот, кто совершает акт суждения; ведь тут высказывается нечто не о содержании представления в его всеобщности, представления, обозначенного выражающим субъект словом, а о конкретной вещи, и последняя хотя и подпадает под общее понятие, но, как единичная и конкретная, она не может вполне обозначаться выражающим субъект словом31. Но такой характер носят все действительные и первоначальные эмпирические суждения. Свой опыт мы делаем на единичном, синтез в синтетическом суждении «все тела тяжелы» обусловлен суждениями, субъектами которых являются определенные тела; в последней инстанции он обусловлен единичным восприятием и наблюдением. Представим себе тот процесс, который лежит в основе какого-либо суждения о восприятии, например «эта роза желтая», «эта жидкость кислая» и т. д. Если обратить внимание на слова и их значение, то вполне очевидно, что тут имеется налицо синтез. Ибо из понятия розы не вытекает, что она должна быть желтой; из понятия жидкости не вытекает, что она должна быть кислой; и в значении «эта» – что выражает простое отношение – нет ничего такого, откуда можно было бы извлечь нечто. Но тут и речи даже нет о значении слов, всегда являющихся общими. «Эта роза» есть обозначение конкретной вещи, которая лишь весьма несовершенно может обозначаться словом в своей конкретной обособленности. «Эта» имеет своей функцией лишь преднести при помощи указательного местоимения присутствующему то наглядное представление, которое вовсе не выражено словами; и эта наглядная вещь есть субъект моего суждения, о котором я высказываю, что он желт.

Я мог бы довольствоваться тем, чтобы сказать: «Это есть желтое»; субъект, о котором я сужу, был бы тот же самый, но он был бы выражен в языке лишь еще менее определенно. Когда я говорю: «Эта роза желтая», – то здесь собственно заключается двоякое суждение. Во-первых, суждение наименования «эта роза»; при помощи этого суждения наименования я подвел свое конкретное представление под общий образ; по своей форме, по своему строению и т. д. конкретное наглядное представление совпадает для меня с общим образом. Но это суждение наименования высказывается лишь мимоходом; оно проявляется не как таковое, а лишь в своем результате, в выражающем субъекте слов, при помощи которого я обозначаю эту вещь.

Но само данное суждение высказывает, что то, что я называю розой, есть желтое. На каком основании? Не на основании синтеза между «розой» и «желтым», а на основании анализа моего наглядного представления, в котором в нераздельном единстве с формой и строением дан также и желтый цвет. Один элемент моего наглядного представления тождествен с тем, что я называю желтым, и именно это я приписываю целому в своем суждении о свойствах.

Или точнее говоря, если описать процесс с самого начала, в своем наглядном представлении я прежде всего заметил те элементы, благодаря которым оно совпадает с общим образом розы, – отсюда наименование субъекта; я заметил здесь затем дальнейший элемент, который еще не выражен при помощи наименования, – отсюда суждение.

Конечно, отношение понятий «роза» и «желтый» имеет при этом значение. Если бы «желтый» аналитически содержалось в «розе», как «белый» в снеге или «холодный» во льду, – то вообще у меня не было бы никакого мотива настойчиво утверждать это. Вместе с наименованием «роза» было бы выражено уже и это. Но так как этого нет, то для того, чтобы вполне описать свое наглядное представление, я должен к обозначению «роза» присоединить еще предикат «желтый». И тот, кто слышит, например, в описании мое суждение, – тот совершает синтез: к тому образу, какой пробуждает в нем слово «роза», он присоединяет особую определенность цвета. Но я, совершающий акт суждения, – я попросту подверг анализу свое представление, служащее субъектом.

Но другой пример: «эта жидкость кислая». Разве здесь не происходит синтеза? Конечно, происходит, но до суждения, а не благодаря суждению. Пример этот отличается от предыдущего тем, что здесь сталкиваются различные чувства. Есть ли нечто жидкость или нет – я обыкновенно различаю это при помощи глаз. Предположенное суждение наименования движется, следовательно, среди чистых зрительных представлений. Теперь я пробую жидкость на язык и открываю ее кислый вкус; я высказываю свое восприятие в суждении «эта жидкость кислая». Чтобы иметь возможность высказать суждение, я должен был уже отнести свое вкусовое ощущение к тому же самому объекту, который мне был знаком благодаря зрению. Я должен быть уверен, что то, чего касается мой язык, есть то же самое, что я до этого видал в стакане. Иначе у меня не будет для предиката «кислый» никакого субъекта и я не могу совершить акта суждения, я не могу отнести предикат «кислый» к субъекту «жидкость», я не могу высказать это отношение в суждении о свойствах. Мое суждение анализирует, следовательно, ту комбинацию, которая образует собой процесс восприятия. Но функция отношения вкусового ощущения к его объекту есть отличные от функции суждения. Первые функции, выраженные в суждении, гласит: «То, что имеет кислый вкус, есть то же самое, что раньше я видал как жидкость». Вторая функция гласит: «Эта жидкость имеет свойство быть кислой». Прежде чем иметь возможность предицировать кислый вкус, я должен был уже узнать его на жидкости и в жидкости.


5. Вернемся к кантовскому примеру. Если приглядеться точнее, то тут имеется достаточное, хотя самим Кантом нигде не указанное основание, которое давало ему право считать синтетическим суждение «все тела тяжелы». Только основание это кроется не в понятии «тело», а в сущности предиката. Строго говоря, «тяжелый» есть предикат, выражающий отношение; он касается не того, чем является тело само по себе, как могущий быть изолированным предмет моего наглядного представления и моего мышления; а того, чем он является в отношении к другим телам. Суждение «все тела протяженны» имеет совершенно то же значение и по отношению к всякому отдельному телу, хотя бы я мыслил его единым в мире. Суждение «все тела тяжелы» выражает отношение всякого отдельного тела ко всем другим и не может, следовательно, еще заключаться в «понятии тела вообще».

Если это, как я думаю, наряду с историческим влиянием со стороны старой картезианской дефиниции тела, является скрытым основанием для того (берем избранный пример), по-видимому, немотированного различения Канта, то отсюда падает также некоторый свет и на его синтетические суждения a priori, ибо даваемые им примеры таковых все суть суждения отношения. То, что (7 + 5 = 12) – это есть суждение отношения о тех числах, которые выражены (7 + 5) и 12; суждение утверждает и к равенство. Предикат «равно В», само собой разумеется, никогда не может сам по себе заключаться и сомыслиться в субъекте А, он не может быть открыт путем анализа последнего, так как кроме представления об А нужно также представление о В, чтобы вообще его мыслить. Совершенно правильно, что в выражении (7 + 5) не заключается аналитически равенства с 12, а оно открывается лишь путем действительного сложения, путем перехода к числу, которое на 5 больше, нежели 7. Суждение вообще возможно лишь тогда, когда выполнено сложение и тем дано два сравнимых числовых выражения. Но оно является затем аналитическим, поскольку наглядное представление о равном числе единиц, тем или иным способом добытых, дает основание для суждения. Не в самом акте суждения совершается выход за пределы представления (7 + 5), а в том, что предшествует суждению и впервые делает возможным сравнение; раз последнее возможно, суждение является простым анализом данного отношения. То же следует сказать и о геометрическом примере Канта, что прямая линия есть кратчайшее расстояние между двумя точками. «Кратчайшее расстояние» есть точно так же предикат отношения, который сам по себе может еще не заключаться в представлении о прямой линии; он предполагает сравнение с другими линиями. Но представление о прямой линии никогда невозможно в наглядном представлении без пространства, в котором она проведена и которое наряду с ней может заключать в себе другие линии. И то сложное наглядное представление, какое прямая линия являет собой среди других соединяющих те же точки линий, есть то самое, что лежит в основе суждения и что анализируется в нем. Но таким образом, поскольку эти «синтетические суждения a priori» непосредственны, они поистине суть аналитические суждения, ибо в них дело идет ведь не об объяснении понятия, выраженного означающим субъект словом, а о комплексном объекте, который хотя и обозначается отчасти выражающим субъект словом, но помимо субъекта суждения заключает в себе еще нечто другое. В том, что не обозначено выражающим субъект словом, кроется основание суждения.

Об основоположении причинности мы должны будем сказать ниже.


6. Кантовское различение суждений на аналитические и синтетические в области эмпирических понятий касается суждений с совершенно различными субъектами; тем самым оно затрагивает различное основание их значимости. Его аналитические суждения суть такие, в которых объясняется лишь содержание так или иначе фиксированного в слове понятия, безо всякого отношения к представленному в наглядном представлении сущему. Его синтетические суждения предполагают наглядное представление и синтетическую связь наглядных представлений в опыте. Их субъекты суть вещи, которые подпадают под слово, но обозначаются им лишь неполно. Первые суть объяснительные суждения, последние – суждения описательные.

Итак, мы убедились в том, что анализ имеет место также и в суждениях восприятия; но это анализ не понятия, а анализ наглядного представления, который стал возможен, конечно, лишь благодаря синтезу, но не тому, что выполняется в суждении, а тому синтезу, что предшествует суждению. Раз это так, то с этой точки зрения нужно рассмотреть также и кантовское утверждение, что в аналитических суждениях связь субъекта и предиката мыслится благодаря тождеству, а в синтетических не благодаря тождеству. Выше мы показали непригодность термина «тождество». Но здесь мы будем его применять. И вот оказывается, что нельзя понять, каким образом какое-либо (утвердительное) суждение могло бы высказываться без тождества, т. е. без сознания единства субъекта и предиката. Суждение восприятия ставит свой предикат в то же отношение к своему субъекту, как и суждение о понятии. А то, что в эмпирическом суждении не мыслится никакое тождество, – это справедливо лишь тогда, когда имеется в виду не собственный субъект эмпирического суждения, а значение того слова, которым он обозначается, или же если понятие тождества ограничивается областью одних только понятий, что является произвольным.

Но Кант прав в том отношении, что значимость его аналитических и его синтетических суждений a posteriori имеет различное основание. Первые предполагают лишь привычку связывать с известным словом определенные представления; они нуждаются, следовательно, лишь в постоянстве представлений и в согласии относительно словоупотребления, чтобы всегда вновь и вновь совершаться. У последних же конечным основанием значимости служит индивидуальный факт наглядного представления, который как таковой даже не может стать общим достоянием. Необходимость тех суждений покоится на так или иначе созданном составе наших общих представлений; необходимость последних основывается на законах, по которым из ощущений мы образуем представления о единичном с сознанием их объективной реальности. И здесь вновь появляется то различие в значении суждения, с которым мы познакомились выше, изучая двусмысленный характер связки. В суждениях, какие Кант называет аналитическими, вовсе нет речи о бытии их субъектов; в тех же, какие он называет синтетическими, служащее субъектом слово обозначает «предметы возможного опыта». https://iknigi.net/avtor-hristof-zigvar ... ge-10.html
Свернуть

_________________
представление всех членов людей,как единого организма,а себя как часть этого организма,то на душе становится спокойно и весело.


Вернуться к началу
 Профиль  
Ответить с цитатой  
Показать сообщения за:  Поле сортировки  
Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 368 ]  Пред.  1 ... 21, 22, 23, 24, 25

Часовой пояс: UTC + 3 часа


Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 1


Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете добавлять вложения

Найти:
Перейти:  
POWERED_BY
Русская поддержка phpBB
[ Time : 0.063s | 19 Queries | GZIP : On ]