Видеоблог    |   

Cадизм у чиновников

Данилин А.Г. садизм у чиновников
кто такие чиновники и чем они от нас с вами отличаются, если отличаются вообще. https://twitter.com/serebniti Задать вопрос доктору можно на форуме http://serebniti.ru/forum/ Вопросы и предложения: alexandr@serebniti.ru Апостол Петр об иерархии власти. Причина современных проблем у чиновников: разрушение древней властной вертикали. Э. Фромм о заболеваниях чиновников: профессиональная импотенция и бюрократический садизм, которые проявляются через компенсаторное насилие. Главный путь перерождения — некомпетентность в своей деятельности. Культурологические способы лечения этих заболеваний. Связь данной проблемы с взятками и психологический вариант их решения.

Данилин А.Г. садизм у чиновников

А.Г.: Доброй ночи. Доброй ночи всем, кто слушает программу “Серебряные нити”.
На непопулярную или популярную тему предложил я поговорить сегодня: о психологии того, накапливающего численность, класса людей, который мы сегодня называем начальством. Передача у нас короткая, поэтому о самом главном: чем же все-таки наш нынешний начальник, чиновник, или бюрократ отличается от обычного человека или просто от человека, да и отличается ли вообще? В чем особенности его души и в чем, самое главное, проблемы душ наших начальников? Загадочное магическое слово, слово “должность”. Я при должности, что это значит в переводе на нормальный человеческий язык?

Обычно в этом случае цитируют апостола Павла. Я предпочитаю Первое Послание апостола Петра. Цитирую:
“Итак, будьте покорны всякому человеческому начальству для Господа. Царю ли, как верховной власти, правителям ли, как от Него посылаемым для наказания преступников и для поощрения делающих добро. Ибо такова есть Воля Божья, чтобы мы, делая добро, заграждали уста невежеству безумных людей, как свободные, не как употребляющие свободу для прикрытия зла, но как рабы Божьи”.

Татьяна: Добрый вечер. Уже ничего не добавишь. Все, что я хотела сказать, уже сказано.
А.Г.: То есть вот Вы про апостола Петра тоже хотели. Жалко, что я сам начал говорить.
Татьяна: Да. Я воцерковленная, поэтому в основном я опираюсь…
А.Г.: Татьяна, что же делать? Вот прямо сразу спрошу… Ну воцерковленные мы, да… ну делать-то что? Значит подчиняться?
Татьяна: Вот, я сейчас на пенсии. Я никогда не подчинялась, потому что вот…
А.Г.: А вот теперь на пенсии воцерковилась и стала подчиняться?…
Татьяна: А вот дочь теперь моя работает и я смотрю,… это кошмар какой-то. Они озверевают, вот эти молодые, одержимые сребролюбием вот этим вот безумным, патологическим. И дорываются они до вот этой возможности: вытирать ноги о своих подчиненных.
А.Г.: А как же быть с воцековлением?
Татьяна: Дочь моя воцерковленный человек и служит под началом одноклассницы, которая тоже воцерковлена…
А.Г.: … ну и что?
Татьяна: … ну это, это, это вообще….
А.Г.: Оторви и брось…
Татьяна: … это кошмар какой-то,… издевается на работе на всю катушку…
А.Г.: Кошмар… Хорошо бы нам, конечно, определиться бы с этим. Что же такое мы имеем в виду под этим кошмаром. Ну, мы сегодня обязательно попробуем.
Я просто сразу хочу сказать для того, чтобы тут не возникало каких-то сложностей безумных. И именно поэтому цитирую апостола Петра. Проблема в том, что на самом деле начальникам,… они очень любят ссылаться и на апостола Павла, и на апостола Петра,… делать это бесполезно вот почему. Апостол Петр четко указывает иерархию авторитетов: сначала Бог, потом царь, а потом правитель, который послан царем и никем больше. Вот эта система авторитетов, которой надо подчиняться. Эта иерархия давным-давно разрушена. И разрушена, прежде всего, наверное, где-то с самого верха. Поскольку для того, чтобы быть начальником, уже очень много, наверное, столетий не нужно иметь в сердце Бога. Поэтому внутри разрушенной иерархии, к сожалению, начальники и мы, в общем, равны. И поэтому иногда и нам нужно, как сказал апостол Петр, очень четко и очень красиво: “заграждать уста невежеству безумных людей”. И не использовать свободу и Священное Писание для прикрытия зла.
Нужно научиться понимать, что слова эти имеют отношение к временам, когда иерархия: Бог, царь, правитель, сохранялась.
Я просто знаю, что у нас очень много христианских слушателей. Эти вопросы все равно возникнут, поэтому с них и начинаю. Спасибо, Татьяна.
Татьяна: Знаете, одну секунду, большое спасибо. Недавно получила я книгу с диском,… тащусь…
А.Г.: Правда. Спасибо.
Татьяна: Пишите дальше. Жду.
А.Г.: Да. Пытаюсь. Работаю каждый день. Как быстро получится, не знаю.

Максим: Я знаю, что Вы доктор… наук? или доктор медицинских наук?…
А.Г.: Нет. Я не доктор медицинских наук, я просто доктор.
Максим: Да?
А.Г.: Да.
Максим: Можно узнать какая специальность. Вы доктор чего?
А.Г.: Я психиатр. Я говорю об этом в каждой передаче.
Максим: Я просто часто слушаю, но редко конкретно специальность узнаю.

А.Г.: Эрих Фромм, человек, один из величайших философов от психологии в 20-ом веке и духовный лидер франкфуртской социологической школы, которую я считаю крайне важной для нас сегодня, потому что это постмарксистская или неомарксистская школа, сказал: главной опасностью для человечества является не изверг или садист, а нормальный человек, наделенный необычайной властью.

Так вот, Эрих Фромм впервые описал заболевания начальства. Эти заболевания называются: профессиональная импотенция и бюрократический садизм. Проявляются через насилие, которое Фромм назвал компенсаторным. Вот вслушайтесь. Чуть-чуть сложноватое определение, но все-таки понять их можно.

“Под компенсаторным насилием, — писал Фромм, — я понимаю насилие, которое служит импотенту заменой продуктивной или профессиональной деятельности”. Продолжаю цитату. “Человек не выносит пассивности. Присущая нам активность заставляет нас преобразовывать и изменять мир, а не только самому преобразовываться и изменяться. Деятельность возникает из способности человека направлять свою волю на определенную цель и работать до тех пор, пока цель не будет достигнута. Его способность применять силы по направлению к цели и является подлинной человеческой потенцией. А сексуальная потенция есть лишь отдельная форма этой потенции человека к проявлению своей активности. Если человек из-за слабости, страха и главным образом, в системе бюрократии, из-за собственной некомпетентности не в состоянии действовать, он страдает и в ответ на собственное страдание начинает вместо профессиональной деятельности угнетать собственных сотрудников”.

Фромм определял подобную тенденцию в жизни человеческой, как бюрократический садизм или некрофилию, влечение к мертвым. Но конечно, в легких случаях бюрократического садизма дело не доходит до подлинного насилия и кровопролития. Чиновник, который заболел садизмом, начинает заменять свою профессиональную деятельность тем, что называется у нас сейчас жестким контролем над подчиненными. Вот что Фромм писал, продолжаю, о сущности бюрократического садизма: “В близком родстве с насилием, — цитирую, — находится побуждение полностью и абсолютно поставить под свой контроль живое существо. Это побуждение на самом деле и составляет сущность садизма. Желание причинить другому боль не является существом садиста. Все его формы, которые мы можем наблюдать, делают наиболее существенным импульс полностью подчинить другого человека своей власти, сделать его беспомощным объектом собственной воли. Эту мысль можно выразить иначе: цель садизма и бюрократического садизма в первую очередь заключается в том, чтобы сделать человека, сотрудника вещью, превратив живое в нечто неживое. Поскольку живое через полное и абсолютное подчинение теряет главное свойство жизни — свободу”.
Вот то о чем говорила Валентина Федоровна.

И главный путь перерождения, когда человек, будучи профессиональным начальником, в своей деятельности некомпетентен, у него остается один единственный выход: угнетать других, не давать им заниматься профессиональной деятельностью, ровно с одной единственной целью: для того, чтобы они не мешали ему заниматься тем, что он считает главным, подлинной целью. Ну например, осваивать бюджет, выколачивать взятки из бизнесменов и т.д. и т.п. Для всего для этого вот эти сотрудники, бизнесмены должны потерять свойства человеческие, живые, свойства свободы. Они должны стать вещами, которые послушны садисту-бюрократу. В этом главная сущность перерождения. И, между прочим, в силу того, что это не медицинские термины, точно также, как использованные гениальным Михаилом из Новосибирска, термины Маркузе, это термины культурологические, которыми может пользоваться каждый из нас. Ну например, письмо или какое-то сообщение о том, что у человека развивается бюрократический садизм, в общем, иногда производит как раз нужную и вполне неожиданную встряску, которая что-то меняет, какие-то вещи начинают двигаться новым путем.

Я все-таки склонен пока думать, что чиновник – это мы. Это трансформация просто обычного человека, даже вовсе не Шарикова и не Швондера, хотя подчеркиваю, они тоже есть. Это трансформация, которая ведет к появлению этой серой расы. Просто на удивление… ровно тогда, когда чиновник покидает свой пост, он вдруг становится обратно нормальным человеком. А некоторым это удается просто даже в свободное от работы время, ну скажем в дружеской компании.

Все гораздо сложнее. Никогда не надо забывать, что садизм, даже бюрократический, – это болезнь, и поэтому иногда,… ну это просто один из путей, который я могу, как психолог описать,… что иногда таких людей, в общем, надо силами всего коллектива пытаться лечить. И иногда знаете, удивительное дело, такого рода неожиданные мнения, помогают. Поскольку на всё привычное они прекрасно умеют отписываться бумажками. Иногда очень простыми и вовсе не соответствующими запросу, который им давали. Ну это опять же свойство все того же чиновника.

Конечно, это понятие очень тесно связано с понятием взятки. С точки зрения психологии целеполагания, вот о которой мы говорили,… о том, что на самом деле проблема просто в том, что человек совершенно иную цель преследует,… мне кажется, что с этой точки зрения психологической,… боже меня упаси, делать какие-то политические предложения, я понимаю, что это нереально,… но вообще говоря, конечно с точки зрения целеполагания,… если бы место взятки заменила благодарность и эта благодарность была официально разрешена… Ну например, в том случае, если вместо взятки за отвод земли под строительство какого-нибудь торгового центра, чиновник подписывает с бизнесменом контракт, который сводится к тому, что после того, как объект будет построен и сдан в эксплуатацию, чиновник получит определенную сумму, не ограниченную.

Тогда все становится на место, потому что у чиновника и бизнесмена цель становится одна: сдать этот объект в эксплуатацию. И чиновник тогда не сможет, получив взятку, немедленно уволиться со службы, и тихо развести руками. И он будет как бы принужден, хотя бы временно, выполнять цель. Ну и естественно будет платить с этой суммы налоги и хоть что-то достанется,… не знаю,… государству или налогоплательщикам. Во всяком случае, это мысль, вокруг которой очень хотелось бы подумать.

Захотите, продолжим этот разговор.

Записала Селена.

Просмотров: 15

Комментарии к записи (3)

  1. крыгл #

    С. Публилий
    Виноватый боится закона, невиновный — судьбы.

  2. Она #

    Кому пришла такая странная идея
    Вдруг визуальным сделать царство Берендея?
    Не для того ль, чтоб арьергардом взгляда
    Усилить власть голосового авангарда…)))

  3. helga #

    Спасибо!

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

«Серебряные нити»