Встречи    |   

Метафизика 6. Безумие

Метафизика 6. Безумие
А.Г. Данилин Опубликовано 22.01.2013 5-ая часть доступна только в расшифровке http://serebniti.ru/2013/01/metafizika-5/ https://twitter.com/serebniti Задать вопрос доктору можно на форуме http://serebniti.ru/forum/ Вопросы и предложения: alexandr@serebniti.ru

Метафизика 6. Безумие

Лекция №6  «Безумие»

Слово «безумие», о котором я хотел сегодня поговорить, имеет в культуре очень противоречивое значение. Правда? Ну, я напомню вам, наизусть не помню, в общем, когда-то мы все в школе проходили: «Господа! Если к правде святой Мир дороги найти не умеет», кто дальше помнит? Не помните?


«Господа! Если к правде святой
Мир дороги найти не умеет —
Честь безумцу, который навеет
Человечеству сон золотой!

По безумным блуждая дорогам,
Нам безумец открыл Новый Свет;
Нам безумец дал Новый завет —
Ибо этот безумец был богом.
Если б завтра земли нашей путь
Осветить наше солнце забыло —
Завтра ж целый бы мир осветила
Мысль безумца какого-нибудь!»

Есть такое отношение к безумию в культуре. Правда? Вот представьте себе, что делать, скажем, мне – психиатру, который читает в Нагорной проповеди слова, извините, если ошибаюсь, «кто скажет брату своему: «рака», подлежит суду; а кто скажет: «безумец», тот подлежит геенне огненной».

«А Я говорю вам, что всякий, гневающийся на брата своего напрасно, подлежит суду; кто же скажет брату своему: «рака», подлежит синедриону; а кто скажет: «безумный», подлежит геенне огненной» (Мф 5:22)

А я принадлежу к профессии, изначально, со школьной скамьи, то, что называется, от которой все требуют подтверждения безумия, то есть диагноза. Стало быть, в общем, как-то по изначальному определению мы все должны отправиться в геенну огненную, автоматом, добровольно и без всякого принуждения. И это на самом деле очень интересный парадокс, потому что, что же всё-таки такое безумие? Это болезнь? И какое безумие имеет ввиду по сути своей оба Завета – и Ветхий и Новый.

Ну, например, тут конечно надо двигаться в первую голову в сторону апостола Павла, которого так интересовало это слово, и который определял, — это ясно, все помнят:

«Никто не обольщай самого себя. Если кто из вас думает быть мудрым в веке сем, тот будь безумным, чтобы быть мудрым» (1Кор 3:18) — это ЭТО безумие имеет в виду Беранже. Правда? Стихи Беранже я читал, — не помню, сказал я или нет.

Но меня больше из того же послания к Коринфянам всегда волновала другая фраза или две фразы:

«Не обратил ли Бог мудрость мира сего в безумие» (1Кор 1:20)
«ибо мудрость мира сего есть безумие пред богом» (1Кор 3:19)

А что она означает, эта фраза? В ней же не расшифровывается, ни что такое «мудрость мира сего», и что такое «безумие пред богом». Можем мы её как-нибудь понять в рамках того, что мы обсуждали с вами на предыдущих лекциях, как вы думаете?

Ну, мы же с вами, в общем, отчасти от мира сего, правда? Что такое «мудрость мира сего» ? Какими словами мы её называем обычно? Почему многих так раздражают не то что наши лекции по метафизике, а вообще разговоры о метафизике. Нет, не раздражают? Ну, потому что люди говорят: это не имеет отношение к жизни, к реальной; это всё глупости; это всё не для жизни.

По всей видимости, под словами «мудрость мира сего» мы в первую очередь имеем в виду некоторый практицизм, правда? Ещё эту же самую мудрость, называют технологиями власти, например. И вообще всевозможными всяческими технологиями манипуляции, продаж и так далее и т.п.

«Мудрость мира сего» — это, без всякого сомнения, во все времена – мудрость чисто практическая, попробуйте придумать что-нибудь другое. В чём еще может быть «мудрость сего мира», да? Ну, там например, искусство выбирать нужную марку автомобиля – это мудрость практическая, нужная в повседневной жизни. А скажем, искусство искать психологическую или метафизическую истину – это не нужные в практическом смысле вещи. Поэтому, в общем, во все времена подавляющее большинство людей они и не интересовали. Можете какими-то своими словами подбирать свои представления о «мудрости мира сего».
Стало быть, что всё-таки имеет в виду Новый Завет и апостол Павел под безумием? «Кто думает быть мудрым в веке сем, тот будь безумным». Что за безумие имеется в виду?

Зал: Практицизм.

А.Г.: Нет, всё наоборот. Практицизм он называет мудростью века сего (а в предыдущей цитате мудростью мира сего).

А  безумием он что называет?

Зал: Непрактичность, наверно.

А.Г.: Что же такое, ну почему же? В некотором смысле у нас есть представление о ‘супер непрактичности ‘, как называются такие святые, супер непрактичные?

Зал: Юродивые.

А.Г.: Юродивые, конечно. Да если хотите, юродивость это некоторая полярность, прямая полярность, именно потому она и святая, хотя, в общем, о ней существуют спорные мнения, как среди ортодоксальной церкви, так и среди моих коллег, — не стану скрывать. Во всяком случае, если хотите, может быть о юродивости стоит поговорить на отдельной лекции, потому что время у нас будет. Тем не менее, так это и называлось, правда? Во все времена – со времён Платона, если я не ошибаюсь, священнобезумие, священной одержимостью, одержимостью духом. Собственно говоря, ну вряд ли апостол Павел, в том числе, хотел сказать, что все должны быть одержимые, хотя в том же послании к Коринфянам, если вы внимательно почитаете, то найдёте очень много самых разных вещей, которые у нас сегодня сочтут ярко антисоциальными. Их предпочитают не вспоминать, да? Поскольку Павел предлагал отказываться истинному христианину и от ценности семьи в том числе. И писал и говорил, что в жизни это не имеет никакого значения. Но я сейчас не про это. Конечно мало вероятно, что Павел призывал к юродивости всех. А к чему он призывал? Что такое безумие?
Смотрите, чтобы нам с вами просто не запутаться. Потому что я сейчас говорю,- давайте такое безумие называть «священное» безумие, хотя у апостола Павла оно просто безумием и называется.

Зал: Неистовство, …

А.Г.: Неистовство, да.
Что имел в виду апостол Павел?

Зал: Под священным безумием?

А.Г.: Под безумием, у него же нет понятия «священное безумие», неистовство.
Он находится в постоянного Бого-общения, слушает голос Бога и делает то, что ему говорит Бог, да? Собственно, жизнь его посвящена тому, чтоб учиться, общаться с Богом, и, к сожалению величайшему, это состояние мои коллеги всегда считали настоящим безумием, подлинным. И поэтому мне было всегда внутренне так важно немножечко разобраться в этих понятиях. Но не думайте, я совершенно не собираюсь читать теоретическую лекцию на эту тему, потому что она получится очень сложной. И когда я думал сегодня о том, как же всё-таки объяснить, что является настоящим безумием, ну не мог же Христос и апостол Павел отрицать существование безумия не священного. Ну, во все времена дети рождались слабоумными, правда? Христос изгонял бесов из одержимых ими, то есть всё-таки не всякое беснование — совершенно явно — можно описать как священное. Так как же подобраться к мысли о том, а что такое не священное безумие? Ведь смотрите, апостол Павел, переставляя эти понятия местами, мудрость или норму – ну, мудрость, это же в некотором смысле идеал, правда? Идеал нормы. То есть собственно, наиболее нормальный человек мудр, да? В житейском смысле эта мудрость позволяет ему справляться с неприятностями, неурядицами мира сего.
Так что же такое другое безумие? И есть ли оно? Фактически, если смотреть с моей стороны на это всё Первое послание к Коринфянам, то окажется вот какая вещь, по сути. Апостол Павел говорит, что нормой является священно безумие, христианина нормой. А мудрость является сумасшествием. Но чтобы не путаться, понимаете, о чём я говорю? Он же утверждает именно это, давайте я еще раз прочту,

«ибо мудрость мира сего есть безумие пред богом» (1Кор 3:19).

Значит, безумие перед богом есть норма. А мудрость мира сего есть – если хотите – психическая болезнь. Понятно, о чём я говорю? Я просто переиначиваю апостола Павла на свой, как бы, лад.
В чём же это история выражается и проявляется? Ну, мы же только сказали с вами в начале беседы, что мы с вами люди от мира сего. И что, ну вроде бы, я думаю, что ни один из нас, в таком законченном виде, я только в самом начале этого долгого пути, сумасшедшим себя не считает. Давайте называть болезнь «сумасшествием» , просто чтобы не путаться в словах. И «Безумие» , – у Павла.

.                                                                     ???

Когда я думал, как это объяснить, и что для примера можно рассказать, у меня почему-то в голове (ну, разные вещи всплывают), в голове у меня всплыл Андрей Платонов с его «ЧЕВЕНГУРОМ».

Поднимите руки, кто читал, хотя бы в школе? Три человека есть. Почему не читали? Те, кто давно учился, «Чевенгура» проходить никак не могли, это точно. Ну вспоминайте, кто читал, чего происходит в «Чевенгуре». Это что такое вообще за роман, он о чём, кто-нибудь помнит? Роман этот совершенно потрясающий, очень страшный. Для меня вообще, если честно, нет на свете писателя страшнее, чем Платонов. Я его и до сих пор боюсь. Я не верю людям, которые говорят, что они любят Платонова, Платонова на мой взгляд любить нельзя, им можно только мучиться. Потому что для меня это в общем страшные по своей правдивости переживания человеческие. Ну, я не очень готов был, к тому, что прямо так никто не знал о чем «Чевенгур». В общем, это такая история – утопия. Про то, как одиннадцать пролетариев и двенадцатая общая жена приходят в некий город под названием «Чевенгур», маленький. Очень жестоко и спокойно отстреливают буржуев. Просто, платоновский язык вообще ни на что не похож – ну примерно, так, цитирую:

«Буржуев в Чевенгуре перебили прочно, честно, и даже загробная жизнь их не могла порадовать, потому что после тела у них была простреляна душа». Душа была у них простреляна буквально.

«–Очисть мне город от гнетущего элемента! – приказал Чепурный.
– Можно, – послушался Пиюся. Он собрался перебить в Чевенгуре всех жителей, с чем облегченно согласился Чепурный.
– Ты понимаешь – это будет добрей! – уговаривал он Пиюсю. – Иначе, брат, весь народ помрет на переходных ступенях. И потом, буржуи теперь все равно не люди… Вот ты и вспомни: раз есть пролетариат, то к чему ж буржуазия? Им же всё равно не жить. Это прямо некрасиво!

«Чепурный и Пиюся решили дополнительно застраховать буржуев от продления жизни» (А.Г.: имеется ввиду загробной), «они подзарядили наганы и каждому лежачему имущему человеку – в последовательном порядке – прострелили сбоку горло – через желёзки».

Ну, это очень древнее поверье, согласно которому душа живёт в горле. И в общем, даже верили, что человек даже может её видеть при определённых обстоятельствах в виде змейки такой особой. Вспомнил я, конечно же, «Чевенгур» потому что здесь существует такое явное противопоставление, во первых, это общинное христианство, поскольку 12 апостолов, и вообще тогдашней платоновской позиции. И кроме всего прочего, здесь существует мощное противопоставление тому, что мы называем партиципацией (фр. participation) по Леви-Брюлю. Вот на самом деле, весь остальной «Чевенгур» до того, как они буржуев перебили, они занимаются поисками коммунизма. Причём поисками коммунизма они занимаются сугубо – обратите внимание — в теле. Буквально, в теле.

Вот, по словам Копенкина, — коммунизм надо спускать из идеи в тело вооруженной рукой,
«Спускай себе коммунизм из идеи в тело – вооруженной рукой!»
Дванов: «коммунизм живёт вещественным чувством в каждом теле»
Или вот, например, замечательно:
«Разве в теле Якова Титыча удержится коммунизм, когда он такой тощий?» ,- это размышляет Пиюся.

А вот Луй говорит Гопнеру, — коммунизм ведь застрял в теле у меня, от него никуда не денешься. «Коммунизм ведь теперь в теле у меня – от него не денешься»

И поэтому, самое главное, что происходит в «Чевенгуре», это их постоянный внутренний такой контакт, попытка – она страшна тем, что она какая-то абсолютно для них естественная, потому что идею коммунизма они не понимают, они не понимают о чем речь, они пытаются обнаружить её нерассудочно, пытаются её почувствовать. А для этого надо буквально слиться телами.
Единственное такое фантастическое допущение в этой утопии – они каким-то образом, для пространства романа абсолютно естественным – обретают способность двигать дома. То есть вот они разрушили улицы и все дома, они их носили. Вот они умеют носить дома. И они их носили, и всё это в конечном итоге стало единым тесным конгломератом, то есть город стал похож на такой муравейник из кучи домов, который они пытались слить всё время друг с другом, смешать. Поэтому коммунизм как физическое, вещественное такое начало становится, смотрите, «пока коммунизм, — говорит Копенкин,- не стал ещё промежуточным веществом между туловищами пролетариев». То есть коммунизм это такое вещество, которое должно эти туловища объединить, склеить в какое-то единое целое. На что это похоже?

Вот видите, Александр Дванов представлял «голые жалкие туловища этих людей единственным существом социализма». Да и вообще там полно телесности, которая, в силу того, что их одиннадцать, и она, конечно, пропахла вся гомосексуальными отношениями, но они в действительности совершенно асексуальные. Это не потребность в какого-то сексуального сближения, её там можно только угадать. А это именно потребность сближения, слипания тел в такой единый вязкий комок, потому что в этом едином вязком комке должен проявиться коммунизм как связующая жидкость, и они её выделить из себя пытаются. Между прочим, работать они не хотят. Потому что они там говорят, что работать буржуи должны, на самом деле то. И это мысль такая незаметная, но очень пролетарская, в действительности. Кто победил, тот и не работает, в общем. Такая простая, очевидная совершенно мысль.

«вечером Дванов и Копенкин встали и поцеловались среди дороги, и обоим стало бессмысленно стыдно». «Пожилой большевик Жеев, потолстевший благодаря гражданской войне, подошел к фаэтону и поцеловал Прокофия в его засохшие губы».

«После Прокофия (ремарка А.Г.: после поцелуев) Кирей приник к Груше пониже горла и понюхал оттуда хранящуюся жизнь и слабый запах глубокого тепла. В любое время желания счастья Кирей мог и Грушино тепло, и ее скопившееся тело получить внутрь своего туловища и почувствовать затем покой смысла жизни».
Очень со многими это происходит.

«Кто иной подарил бы ему то, чего не жалела Груша, и что мог пожалеть для нее Кирей? Наоборот, его всегда теперь мучила совестливая забота о том, что он недодает Груше пищи и задерживает ее экипировку платьем. Себя Кирей уже не считал дорогим человеком, потому что самые лучшие, самые скрытые и нежные части его тела навсегда перешли внутрь Груши».

Что происходит, на что это похоже? Ничего не напоминает? Всё-таки христианская тема наших лекций.

Зал: Соборность

А.Г.: Соборность напоминает. Чем напоминает?
Послание к Ефесянам того же апостола Павла «Церковь есть тело Христово» «и все покорил под ноги Его, и поставил Его выше всего, главою Церкви, которая есть Тело Его, полнота Наполняющего все во всем» (1: 22-23)

«Ныне радуюсь в страданиях моих за вас и восполняю недостаток в плоти моей скорбей Христовых за Тело Его, которое есть Церковь» (Послание к Колоссянам Святого Апостола Павла 1:24)
Церковь собственно говоря есть совокупность верующих, которые составляют тело Христово. И опять к Коринфенам, «мы многие одно тело» (1Кор 10: 17 ) — мы многие составляем одно тело во Христе.
«Ибо, как тело одно, но имеет многие члены, и все члены одного тела, хотя их и много, составляют одно тело, — так и Христос» (1Кор 12:12)
«Ибо, как в одном теле у нас много членов, но не у всех членов одно и то же дело, так мы, многие, составляем одно тело во Христе, а порознь один для другого члены» (Рим12:4-5)
«Тело же не из одного члена, но из многих» (1Кор 12:14)
«И вы тело Христово а порознь члены» (1Кор 12:27)

В чём разница? Чем кончается «Чевенгур» вы наверно знаете.

Все, желая проникнуть друг в друга, в конечном итоге друг друга убивают. Я уж не стану туда погружаться. Но выясняется что есть способ объединения тел. Он за пределами жизни, за пределами коммунизма. В итоге выясняется, — ну так это не сказано – что коммунизм есть смерть. При этом из статьи Платонова 1920 года, которая называлась «Христос и мы», вот цитата. Звучит это так: «пролетариат – сын отчаяния, полон гнева и огня мщения. И этот гнев выше всякой небесной любви, ибо он только родит царство Христа на земле. Наши пулемёты на фронтах куда выше евангельских слов».

Это не пародия на коммунизм. Это Платонов на самом деле так чувствовал. Но так как он умел быть честным в своих чувствах и потому, между прочим, это одна из причин по которой он являлся и является типичным таким писателем, которого очень любят анализировать психиатры. Сумасшедший ли он был или нет, он видел своих двойников, писал об этом жене, ну, в общем, есть чего рассказать о Платонове. Но сейчас не об этом. Я сейчас о том, давайте попробуем почувствовать: в чём разница между вот этим коммунизмом «Чевенгура» и Церковью как телом Христовым.

Более того, конечно есть общее между Евхаристией и вот этим поиском коммунизма платоновскими героями, потому что это, — да?- одна кровь, которую мы пьём, которая пробуждается во всех. И одно тело, которое мы едим. А «Чевенгур» это роман, если хотите — я упрощаю, конечно, но – о буквальном поедании телами друг друга. В чём разница, в чем отличие? Между прочим, я считаю, что для нашей страны этот вопрос себе, конечно, мало кто задает, но радикальный ведь вопрос, важный невероятно. Потому что, вне всякого сомнения, хотим мы этого или нет, но герои Платонова убивают других людей и медленно сходят с ума, правда? Никто из них, по всей видимости, не был ни гомосексуалистом, у каждого из них своя история, — я сейчас не буду об этом пересказывать, ну всё как бы похоже на историю апостолов. Конечно, написаны тома и тома исследований литературоведческих. А есть ещё, — даже не знаю, как его назвать, какой-то растительно-естественный язык Платонова, который с одной стороны, можно ложками кушать, а с другой стороны, который запутывает и сводит с ума. Но дело то ведь не в этом. Дело в том, что герои то всё равно сходят с ума. В чём разница между церковью и «Чевенгуром»?

Зал: Противоположность.

А.Г.: В чем она, эта противоположность? Мы хотим тело Христово, они ищут в своих телах коммунизм.
Зал: Коммунизм — сатана.

А.Г.: Что такое сатана? Был ли Карл Маркс сатаной? Да и вообще, мы же с вами обсуждаем святые вещи, которые, слава Богу, связаны, например, с Григорием Нисским, и которые очевидны. Ну хорошо, можно там дискутировать о сатане, проблема в том, что не может быть у Бога – Христос же Бог – равного противника. Тогда иначе у нас получается другая религия, не единобожие, а дву-божие. Не может этого быть, и всё. Не там сатана

Я же всё-таки, не забывайте, я же всё-таки не священник. Священник может пользоваться такого рода понятием, я – не очень. Поскольку я же светский лектор, врач. Мне бы суть понять – хотите психологическую, хотите философскую. Это наверно священник имеет право сказать: сатана, я – нет. Ни желания не имею, и права тоже.
Они абсолютно исключают метафизику. Речь идет ровно о том, о чём мы с вами говорим на всех этих лекциях. Они пытаются обнаружить в себе некую абстрактную идею. Что они пытаются с этой идеей сделать?
Зал: Обожествить?

А.Г.: Они не пытаются её обожествить. Они делают в «Чевенгуре» всё возможное и не возможное – в прямом смысле этого слова – чтобы её материализовать, воплотить в теле, а она там не воплощается. Потому что эта идея коммунизма это метафизическая идея, она тесно связана с той же самой идеей церкви, и без неё существовать не может как отдельное тело.
У нас есть один режиссёр театральный – очень известный режиссёр, поэтому я называть его не буду. Он своих актёров – и в некоторых случаях ему это удалось благополучно, поскольку ко мне потом на приём попадали (один) – суть эксперимента заключается в том, что актёры у него закрываются в медитации и там они должны внутри себя искать театр. Никакого ужаса, так с виду и ничего плохого-то нету, но есть проблемы. Внутри у человека не может быть театра, там его нет. Театр это что такое, изначально, по происхождению своему?

Зал: Мистерия.

А.Г.: Мистерия религиозная, конечно. Античный театр – это религиозная мистерия и все формы древнего театра – это собственно, есть форма богослужения – разным богам, я сейчас не об этом. А театра в европейском понимании конца 18 – 19 века нет внутри человека, там есть мистерия. Внутри человека есть сказка, есть миф, есть Бог. Но некоторого театра с его драматургией, сценографией, в общем, с его светскими практическими материальными законами не может быть внутри человека.

Он (режиссер) собирает в итоге «Чевенгур». Я не знаю, понимает ли он это сам, думаю, что нет. Но он собирает «Чевенгур», потому что большая часть актёров этого не выдерживает и просто уходит. А те, кто остаются, составляют что-то вроде секты такой. Они в совершенно рабской зависимости от режиссёра, именно этого многие и не выдерживают. Имеется в виду, что ну вот вся жизнь должна быть построена в аскезе и в обнаружении в себе внутреннего театра. Вы не подумайте, что это какой-то момент осуждения.

.                                                                     ???

На мой взгляд, самое главное, понимание некоторых чрезвычайно важных граней. Я ведь уже как-то рассказывал, грани эти какие?

У физики – своё место. У метафизики своё. А опыт наш социализма – я почему о «Чевенгуре» и обо всём этом вообще – потому что, мне кажется, очень важно понять: весь Ветхий Завет там Яхве рефреном особенно в Торе Пятикнижие Моисеевом непрестанно повторяет одну и ту же фразу: «Я Бог твой Исаака и Иакова, помни, что и ты тоже был в рабстве египетском, и Я вывел тебя из него».

Мы вот тоже никак понимать не хотим, что мы тоже были в рабстве египетском, только-только начинаем из этого рабства выбираться. Суть ведь того, что мы называем материализмом, заключается в том, что мы считаем реальным только то, что существует в области физики. И считаем сумасшедшими всех тех, кто считает, что кроме физики существует что-то ещё, хотя понятно, что квантовая физика 20 века вполне убедительно доказала, что в действительности, как только мы переходим на уровень микромира реальность перестаёт быть реальной. Ни один из философов так и не смог ответить ни на один вопрос, что же всё-таки такое реальность? Поскольку параметры реальности это точно такой же вопрос веры, как и любые другие параметры человеческой жизни. Мы эмпирически договариваемся, что практично, что непрактично, что реально, что нереально. И дальше следуем вот приблизительно этой вере. Но это всего-навсего набор общих разговоров. Мы с вами изначально по ходу лекции говорили, что физика и метафизика это два близнеца, два равноправных партнёра. Люблю очень пользоваться понятиями реальность и нереальность. Если внимательно читать Платонова, то выяснится: безумие (сумасшествие) наступает тогда, когда человек отрицая метафизику, полностью отрицает нереальность. Пытается воплотить любой ценой образы своего воображения в реальность.

Что делает Маркса сатаной? Или безумцем? Капитал? Ну, вообще можно «обзавидоваться» тому безумцу, который напишет такую работу экономическую как Капитал, во многом определившую судьбы цивилизации. Легко сказать, конечно, но разве это делает его сумасшедшим? А что делает его безумцем? Сатанистом? — есть такие версии. Он в детстве баловался сатанистскими стишками. У нас же никогда не выходило полное собрание сочинений Маркса. Это известный ещё из нашей литературы диссидентской факт.

 .                                                                     ???

Давайте я попробую рассказать ещё одну замечательную историю, тоже непростую.
Я отчасти рассказывал её по радио. Вошла через кризис или революцию. Историю, связанную с теорией множеств, — теорию, которую создал немецкий математик, еврей по происхождению Георг Кантор,- между прочим, родившийся совершенно случайно, но никогда здесь не живший, в 1845 году в Санкт-Петербурге. Тут его мама родила, и они тут же уехали в Германию. Кантор доказал, что множество всех натуральных чисел и множество всех вещественных чисел имеют разное количество элементов. Первое определение множества Кантор дал в 1883 году в одном из частных писем. Он написал:

«Под «многообразием» или «множеством» я понимаю всякое многое, что можно осмыслить как единое, то есть всякую совокупность определенных элементов, которое может быть связано в единое целое с помощью закона. И таким образом, я думаю, что множество это нечто родственное платоновскому понятию эйдос или идея».

Фактически Кантор определил множество как совокупность реальных или цифровых математических объектов, обладающих определенными свойствами и имеющих какое-то название, какое-то имя. К похожим идеям ещё до появления работ Кантора пришёл замечательный русский математик Николай Васильевич Бугаев, который занимался теорией чисел и математическим анализом. Это конец 19 века, но только в России. И создание московской знаменитой математической школы. Сейчас по этой истории написаны уже книги, поэтому перескажу её очень коротко.

Николай Васильевич Бугаев, кстати говоря, был одним из основателей Московского психологического общества. Первый в России написал статью, посвященную психологии свободы воли, это была не модная в России тема никогда. И связывал, между прочим, свободу воли с разрывными функциями в математике, которыми он занимался. Непосредственными учениками и продолжателями дела Бугаева, которые учились на его кафедре, были Дмитрий Федорович Егоров, один из самых известных позднее советских математиков и Павел Александрович Флоренский. Кроме того, наверно все знают, что сыном и студентом математика профессора Бугаева был Андрей Николаевич Бугаев, который позднее взял псевдоним Андрей Белый и стал одним из основателей русского символизма. Знаете, да? Ну, вот эта загадочная история кафедры, не стану погружать вас очень глубоко, но смысл идеи заключается в том, что для того, чтобы математическое множество приобрело некоторую реальность, в том числе для того, чтобы с ним можно было проводить математические операции, оно должно быть названо, то есть должно получить имя.

С кафедры Николая Васильевича Бугаева берет начало русское интеллигентское имяславие. На самом деле, там, где сейчас факультет журналистики на Маховой, там был математический факультет, события проходили там. И там же была самая известная в Москве церковь имяславия, где имяславцы могли уединяться и придаваться своим практикам. Хотите, зайдите на сайт программы, я сделал несколько передач про эту историю. Но я вот что хочу рассказать. Павел Флоренский, позднее священник Отец Павел, его ученик и последователь, и тайный священник уже в советское время имяславческой церкви философ Алексей Фёдорович Лосев верили, что определенные повторения Имени Бога давали возможность человеку войти в его множество, стать частью множества по имени Иисус Христос.

Я не буду рассказывать сегодня как они это делали, что в результате получилось, хотя это одна из самых интересных духовных историй российских вообще. Там было ещё много фигур, Дмитрий Егоров, позднее Николай Лузин, студенческое общество из которых вышло много имяславцев, а много не имяславцев. Такая знаменитая «Лузитания» была, в которой родилась великая, правда великая, советская математика. Так вот, Павел Флоренский в психологической практике и его последователи, он быстро стал священником и, например, Николай Лузин стал его духовным сыном, в общем, там была своя система отношений. Но я не о них. Я просто хочу, чтобы вы поняли, какие иногда материки скрываются за тем, с чем мы не знакомы колоссально.

Я рассказываю об этом, потому что и Флоренский и Лузин и Лосев были религиозными людьми. Андрей Николаевич Бугаев – Белый религиозным человеком не был. И, по всей видимости, мы смело можем предполагать, что он был убеждён в некотором роде, — тогда такого не говорили, это было его тайной, что он был убеждён в том, что именование множеств имеет МАГИЧЕСКУЮ функцию и что именуя некоторые абстрактные сущности, которые существуют в человеческом воображении, человек может ВОПЛОТИТЬ ИХ В РЕАЛЬНОСТЬ.
Вот что писал Андрей Белый: «Именуя объект, я тем самым утверждаю его существование».

А Николай Лузин писал: «Кажется, что всё есть мечта, игра с символами. Тем не менее, приводит к великому».
Есть как бы две формы игры с символами, обратите внимание.

Павел Флоренский и Алексей Лосев были в высшей степени непростыми людьми и мыслителями. Однако, вот при всей бесконечной сложности, противоречивости и просто каким-то невероятным объёмом деятельности Отца Павла Флоренского, (кажется, что нет такой интеллектуальной области от инженерии до химии, где бы он не оставил какого-то заметного рубца, какой-то новизны), его считали человеком не от мира сего, некоторые посмеивались над ним. В общем, я никогда не слышал, чтобы Флоренского называли сумасшедшим. Точно также и Алексей Фёдорович Лосев, который умудрился при советской власти всего-навсего один раз немного сидеть, — ну правда, всего-то три года, и не в самые страшные времена. И был чуть ли не единственным человеком, которому можно было при советской власти писать по философии и мифологии. Создавать базу, позволяющую проводить философский анализ мифа вообще и античности в частности, в общем, просто колоссальный пласт работ был им сделан, я бы сказал абсолютно идеалистических. Ну, там и «кивоки» были, конечно, понятно, все писали в предисловии цитаты из классиков марксизма-ленинизма. И тоже, я никогда в жизни ни от кого не слышал, что Лосев был сумасшедший. А вот с Бугаевым всё было как-то гораздо сложнее. Вот Марина Цветаева вспоминает слова своей дочери об Андрее Белом. «Анастасия говорила так: он настоящий сумасшедший. Разве вы не видите, что он всё время глядит на невидимого врага?»

Психоанализ тогда был в большой моде и Ходасевич, увлекавшийся психоанализом, говорил, что у Белого тяжелый нереализованный Эдипов-комплекс. А вот русский философ, замечательный, кстати, и забытый,- Фёдор Степун интересовался работами Блейлера по шизофрении. И поэтому считал, что поведение Белого это аутизм.

Вот что он пишет. «Белый всю свою творческую жизнь прожил в сосредоточении на своём «Я». Он описывал панорамы собственного сознания. Признаки и теневые фигуры, с которыми всю жизнь боролся поэт – это всё разные голоса и подголоски. Всё разные угрожающие ему срывы и загибы собственного «Я», которые он невольно объективировал и с которыми расправлялся под масками своих в большинстве случаев совершенно мнимых врагов».

Описывая последнюю встречу с Белым, Степун вспоминает, как для того чтобы почувствовать собственного двойника Белый использовал зеркало. «Главное, что осталось от разговора – это память о том, что разговаривая с нами, Белый ни на минуту не отрывался от зеркала. Сначала, проходя мимо него, бросал в него долгие внимательные взоры, а потом уже откровенным образом сел перед ним и разговаривал с нами, находясь всё время в мимическом общении со своим отражением. В эти минуты все ответы мне становились всего лишь репликами в сторону. Главный разговор был явно сосредоточен на диалоге Белого со своим двойником в зеркале»

Но, тем не менее, скажите, пожалуйста, кто-нибудь из вас когда-нибудь слышал про сумасшествие Андрея Белого? Ну, скажем так, не специалисты? Есть такая, позорная, впрочем, наука, которая называется патографией и которая, со времён Ломброзо, выносит диагнозы гениям. Не наука, конечно, а такое психиатрическое хобби. Когда по результатам творчества или жизни врачи обсуждают, чем же всё-таки был болен человек. И то, даже в этой науке, в общем, все эти истории с Андреем Белым начали всплывать только в самое последнее время. Смотрите, на этом примере, в общем, тоже можно понять и почувствовать, что происходит. Андрей Белый под влиянием отца, теории множеств, пришёл к выводу, что он может создавать сущности, именуя их. Он создавал их, с ними воевал и боролся, но многие пытливые взгляды это замечали. Однако, не пытливые, не заинтересованные в близком общении с Белым людям, люди этого вовсе не замечали. Никому не приходило в голову его лечить.

Что происходило с Белым? Что-то похожее, прав Ходасевич, и описывал Блейер под названием аутизм. Шизофрения это раскол чревного разума, появление второго «Я». Со вторым «Я» есть знаменитое — цитата из «Чевенгура» (Это то, что они в себе обнаруживали в результате поисков коммунизма, — вернёмся на секунду)

«Через два дня Александр вспомнил, зачем он живет и куда послан. Но в человеке еще живет маленький зритель — он не участвует ни в поступках, ни в страдании — он всегда хладнокровен и одинаков. Его служба — это видеть и быть свидетелем, но он без права голоса в жизни человека и неизвестно, зачем он одиноко существует.

Пока Дванов в беспамятстве ехал и шел, этот зритель в нем все видел, хотя ни разу не предупредил и не помог. Он жил параллельно Дванову, но Двановым не был. Он существовал как бы мертвым братом человека
…    Это евнух души человека»

Потрясающие у него образы, хотя их безумно трудно читать. Я сейчас не буду рассказывать, не хочу переходить на психиатрический язык, или даже психологический. Герои «Чевенгура», мы с вами это сказали, сходят с ума. А что позволяет, скажем так, остаться на грани Андрею Белому? Смотрите, он, в сущности, делает то же самое, только опираясь на математические теории своего отца, математические же теории всегда были странными, правда? Что он делает? Он называет какие-то сущности, которые мечутся у него в голове, и считает что при этом они у него становятся реальными. И начинает общаться с ними. Что его спасало-то?

Зал: Творчество.

А.Г.: Что он делал?

Зал: Он выводил это из себя

А.Г.:  Он выводил это из себя, но куда?

 

Смотрите, существует огромная разница – он выводил это не в реальность, а в текст. Свои знаменитые романы, начиная с «Петербурга», роман-преследование, романы о том, как человеческое начало преследуется какими-то другими, правда? Очень может быть, что это позволяло ему избавляться от призраков – в зеркале. Смотрите, он пытался воплотить в реальность какие-то образы, давал имена, но для того, чтобы написать роман. А не для того, чтобы воплотить их вот в ТЕЛО окружающей реальности, впихнуть туда. И поэтому «Капитал» гениальная книга, несомненно. А «Манифест коммунистической партии», которое Фёдор Тютчев, будучи старшим цензором, запретил переводить на русский язык в России – это безумие. Потому что это призыв к немедленному воплощению в реальность теории, изложенной в «Капитале».

Я рассказываю, наверно, об очень непростых вещах. Но, на мой взгляд, вещи эти имеют абсолютно непосредственное отношение и к христианству и к культуре, по той простой причине, что, например, без Флоренского и Лосева, без имяславцев, русское христианство, в общем, мыслить в высшей степени трудно. Это — чистая правда. Но я не только про это, ведь всё то, что я рассказываю, на примерах, в общем, уже ставших классической литературой, можно проследить в нашей жизни уже проще и гораздо буквальнее, и это, в общем, для меня не каждодневное – наверно, я буду преувеличивать , но очень частая проблема.

.                                                                     ???

Вот, скажем, включаю канал ТВ-3, случайным образом, занимаясь, как это сейчас правильно называется – запингом, (я не успеваю смотреть телевизор, надо кнопки переключать), вижу там крупное лицо молодого человека, написано «директор психологического центра». Он рассказывает про иерархию чертей. И о том, как эту иерархию можно проследить в этом мире. Понимаете, человек ведь образ и подобие Божие, правда? Стало быть, вот чего он решит воплотить в реальности, любой ценой, ТО же он в реальности и воплотит. Даже если это будет безумием, типа «Манифеста коммунистической партии». Мы ведь с вами же сейчас, когда обсуждали Платонова – это только один из вариантов воплощения, причём очень честный вариант. Когда писатель вот это возможное воплощение в реальности пытался сам додумывать и дочувствовать до конца – что же такое этот самый коммунизм. Я честно вам скажу – не стал смотреть я дальше это интервью с директором психологического центра.

Зал: Там каждый день такое.

А.Г.: Там каждый день такое, я это понимаю. Я про то, что я легко представляю себе, что из, например, миллиона зрителей телеканала существует, как это положено, 5% людей с неустойчивой психикой, которые начнут отслеживать, какое отношение иерархия чертей имеет к их жизни. И зря вы смеётесь. Обнаружат это, и ещё начнут убивать тех людей, у которых этих чертей скопилось очень много. А ещё кто-то благодаря рекламе придёт на приём к этому директору психологического центра. И там его ещё убедят в том, где и как нужно искать чертей.

Я из 90-х годов помню, я собирал особо безумные инструкции такого рода — у меня лежит серьёзная брошюра, страниц 150, наверно, о том, как надо видеть приведений и духов, которые скрываются повсюду. Там рисунки – как надо скосить глаза, чтобы увидеть духа на автомобиле и как его оттуда прогнать, чтобы он не дай Бог не прицепился. В действительности, ничего смешного в этом нет. Потому что те безумные люди, которые сходили с ума во время медитаций, во время занятий, так называемых психологических групп, — типа, например, всё ещё действующей «Ритмологии». Такое, совершенно безвредное название, которое, собственно говоря, всё о том же, — о воплощении некоторых сущностей, которые занимаются всё той же операцией, что и Андрей Белый – именованием множеств. И если ты это множество как-то для себя назвал, математическое – выделил, то они вдруг начинают для тебя превращаться в реальность. Человек верящий, что на разных предметах, в разных конструкциях, в разных зданиях сидят и охотятся на людей разные бесы, обязательно будет видеть этих бесов, считать их частью реальности и реагировать на них.

.                                                                     ???

Мы физически не успеем сегодня заняться всем литературным пространством и всеми возможными дефинициями. Однако, обратите внимание, всегда при разговоре о «Чёрном монахе» вспоминаю: Миф о Зевсе и Семеле.

Помните такую историю? Помните, в чём она заключалась? Зевс выбрал себе очередную любовницу, любовница эта была земной царицей, звали её Семела, и он приходил к ней в образе мужчины, и они занимались любовью, и вообще всё у них было хорошо. Но до тех пор, естественно, пока об этом как всегда не пронюхала ревнивая Гера, богиня всё-таки. Поэтому счастье у них было недолгим. И тогда Гера приняла вид, — не помню, по-моему, базарной торговки, которая принесла Семеле драгоценную ткань и сказала, что вообще-то Зевс был любовником Адонаи. Вот перед ней-то он являлся во всём своём царственном божественном обличии, как бы мы сказали в силе и славе. А ей он показываться, видимо, не хочет, потому что, наверно, не считает её достойной. Семела попросила Зевса – дай мне увидеть, с кем сплю. Зевс – справедливости ради – отговаривал её как мог. Но и любил, спасу нет. И отказаться не мог. И когда она его совсем достала своими просьбами, он явился ей во всей своей силе и славе, и сгорела она тут же. Есть в этом тайный смысл, о котором мы говорили. Есть в православии, но что-то давно я не слышал, и по сей день именуется духовным пьянством.

Чего хотела Семела, она же не просто хотела увидеть любимого в подлинном образе. Чему она завидовала? Тому, что кому-то он показался, а ей нет. Значит, она не имеет над ним полной власти, над Зевсом. Есть некая претензия, в том числе и у «Чёрного монаха» в его собственных отношениях с Богом, над этим, мне кажется, немножко издевается Чехов, который всегда немножко издевается. В этом его безумие, в том, что он как бы замкнут в своих отношениях с Богом, вот они там тусуются вдвоём, сады сажают, им хорошо, а до других людей дела нет. Сами понимаете, я же это предельно упрощаю. Бог приходил к Семеле, как равный.

.                                                                     ???

Флоренский и имяславцы очень дорогие, близкие мне внутренне люди. Хотели быть частью божественного множества. Они не пытались стяжать Бога для себя, они хотели почувствовать себя частичкой, и говорят, что им это удавалось. Но не это самое главное. Самое главное ведь в том, что существуют некоторые законы – не хочу их называть божественными, поскольку божественные законы неведомы. Немножко проще говорить о законах метафизики. Ну, например, человеческая попытка немедленного воплощения в реальности некоторых идей грозит безумием, как личным, так и социальным. Человек смотрит по ТВ3 на директора психологического центра, и говорит – во, теперь всё понятно. Вот же они, черти мне мешали, от этого я, например, и пью. И это значит, что он сошёл с ума, потому что эта вот ясность и есть безумие, поскольку она наполняет непознанное — метафизику конкретным материальным содержанием из привычной человеку реальности. (Маленький, черненький и с хвостом. Только чтобы на меня не перепрыгивали).

Зал: То есть дал название?

А.Г.: Конечно, да, но не просто название. Название дал другой. А человек начинает воплощать это в своей реальности. Смотрите, это и есть «мудрость мира сего» из апостола Павла. Хочу вернуться к тому, с чего начал. Что такое «мудрость мира сего» или практичность? Этих разговоров о непознанном, о метафизике — слушать не хочу. А я хочу конкретно: черти, духи. Вот эта попытка свести всю мудрость к «мудрости мира сего» только к одной лишь физике – она по апостолу Павлу и есть подлинное сумасшествие или «мудрость мира сего», когда мы сводим всё к этой «мудрости», никакая другая нас не интересует. То, что делают герои «Чевенгура» — они некую идею пытаются ощутить, нащупать буквально, в прямом смысле этого слова, самом материальном. Если рядом нет людей – щупают вещи. Кто-то говорит там, я хотел бы быть паровозом, и каждое утро обнимать паровоз, потому что чувствую тогда его силу. Такое очевидное для нас качество. Но им насыщена вся жизнь. Только в нём смысл. В чём суть этого эксперимента двенадцати «апостолов коммунизма» в «Чевенгуре»? Нащупать любой ценой друг в друге, выдрать друг из друга буквально, вынуть из черепов, скажут в конце романа «реальность коммунизма». Достать его оттуда любой ценой.

.                                                                     ???

Что я хочу сказать в этом смысле важного? Существует некоторый закон воплощения разных, в том числе и гениальных, типа «Капитала» Карла Маркса в человеческую реальность. Это закон некоторой временной задержки. Тексты Кьеркегора лежат 100 лет всеми забытые и никому не нужные, вдруг, в них находят предшественника мышления философов первой половины 20 века, предшественника экзистенциализма. И Кьеркегор становится одним из важнейших философов 20 века, хотя жил в 19-м.

Идея человеческая не может быть сразу, немедленно воплощена в реальности. Почему? Да потому что она эту реальность разрушает немедленно. Все идеи, более или менее значимые для человечества воплощаются с некоторой временной задержкой, а если они воплощаются немедленно, они оборачиваются безумием, в том числе безумием революции.

Каков же единственный способ воплощения тех идей, которые почувствовал человек? Мы об этом говорили с вами прошлый раз и сегодня. И поэтому я начинаю с Платонова, Белого. Это текст. Текст это совершенно особая форма воплощения – это прозрачное воплощение. Как вообще любое художественное произведение или произведение искусства.

Помните, мы говорили в прошлый раз, что раз человек «соль земли», то главной его деятельностью является предание вкуса жизни. Творчество, творческое разнообразие. Воплощение идеи в искусстве лишено вот этого физического компонента власти, если вы помните предыдущие лекции. Искусство – если оно искусство, не может стремиться к власти. А если оно стремится к власти, то оно, в общем, не искусство, а идеология. Правда? Это разные вещи. И поэтому Белый не стал христианином, в отличие от других учеников профессора Бугаева (возможно вопреки папе – это, в общем, совершенно нормальное отношение детей и отцов). Ведь Флоренский, Егоров не были же детьми Бугаева. Он пытался именовать свои множества, создавать сущности, но не сошёл с ума, потому что выплёскивал их на станицы романа. Хотя конечно, некоторую странность ему эта игра с сущностями, которые он именовал внутри себя и пытался почувствовать в реальности, несомненно, придавала. Но это была такая внутренняя игра, ею дело ограничивалось, потому что выплёскивалось в творчество.

Ну и конечно, это я для простоты именую продукт творчества текстом. На самом деле, таким продуктом может быть всё, что угодно. Всё тот же посаженный сад, построенный дом, макет, схема, техническая модель, математическое уравнение. Ведь построенный дом, собранная библиотека (сказал я себе) никаким образом не программируют, например, судьбу детей, на которых направлено наше творчество. Они могут воспользоваться всем этим, могут понять наше послание, но это вовсе не обязательно. Как только родители пытаются, ПРАВДА, добиться от своих детей, чтобы они были именно такими, какими он их задумал, не дети, но родитель сходит с ума. Никогда не замечали? Он пытается выполнить невозможное. Он пытается вылепить свободное существо.

Это не значит, что мы не должны лепить своих детей, это значит, что чётко поставленные нами задачи почти никогда, или точнее говоря никогда в полном объёме не могут быть выполнены, потому что мы не программисты. Эта попытка, сама по себе из ощущений, которые человек получает из области метафизического, можно извлечь только соль – поэзию, живопись, текст. Если мы пытаемся из этих своих ощущений извлекать реальность и создавать реальность, мы получаем безумие, то есть галлюцинацию.

На самом деле, есть довольно много людей, которые склонны, ну скажем так, отрицать существование метафизики или Бога. Или активно всё это не любить. Но проблема заключается в том, что чисто прагматического или рационального или конкретного мышления самого по себе не существует. И оно очень быстро превращается в безумие. Если у нас нету вот этой самой загадочной метафизики, мы с вами не то что стихи (стихи мы с вами точно читать не сможем, потому что они превратятся в сплошную белиберду), мы никакого текста прочесть не сможем, по той простой причине, что каждый текст, особенно русский текст, полон аллюзий и намёков, эмоциональных оттенков, которые в тексте прямо не написаны – которые мы каким-то образом, через общее для культуры чувствуем. А это метафизический компонент. Никаким рациональным мышлением его не объяснишь.

Слова это не система кубиков, которые прилеплены друг к другу. Вот в чём загадка изречения апостола Павла. Мудрость, накопленная миром сем, не в состоянии объяснить самых важных вещей – того, что с нами случается, того, что написано в книге, и самое главное, как мы это понимаем.

.                                                                     ???

 

Я одним из типичных примеров очень часто пользуюсь. Ученица Юнга Мария-Луиза фон Франц вспоминает в своих лекциях хироманта. Вот волею судеб, я когда это читал, я смеялся потому что у меня в жизни был точно такой же хиромант, точнее хиромантка. А суть истории заключается в том, что Луиза фон Франц встретилась с блестящим хиромантом, который посмотрев на её руку долгое достаточно время, абсолютно точно рассказал ей – профессору психологии – по крайней мере, о тех событиях, которые были у неё в прошлом (двое детей от первого брака, от второго брака нет детей, хирургическая операция в какую-то дату определённую на том самом органе…, я всего не очень точно помню) и тогда она, которая всю жизнь следом за Юнгом всю жизнь занималась совпадениями, предсказаниями, синхроннистичностью старалась с ним подружиться и стала его допрашивать, как он это делает. И он ей однажды признался, что периодически количество переходит в качество. И это уже признание моей хиромантки, это она так назвала, потому что наша советская диалектика. Что она имела в виду? Она имела в виду, что когда ты очень долго и очень упорно пытаешься в чём-то разобраться, то количество информации, которое ты знаешь, становится настолько велико, что ты просто физически не можешь ими пользоваться.

Есть у нас очень много учебников, книжек по искусству читать мимику и жесты, как это называется «искусство чтения тела». Их читало страшно много народу. Но никто не умеет этим пользоваться – ни у нас, ни в Америке. Их все с удовольствием читают, но никто не пользуется. Почему? Да потому что существует слишком много деталей мимики, интерпретацию которых надо одновременно держать в голове. Да? А человек, как вы помните, в памяти больше 7 подробностей вообще практически физически удержать не может, одномоментно.  А, конечно, в реальной мимике и жестикуляции в разговоре их гораздо больше. И она – хиромант Марии-Луизы и мой хиромант пытались объяснить одно и то же, что когда ты перегружаешь – обязательное условие – перегружаешь себя информацией о человеке, то тебе вдруг открываются знания о нём, — ниоткуда, ни из миллионов интерпретаций одних и тех же линий, которые описали за долгие века хироманты всего мира. А у тебя рука является своеобразным триггером, ты пытаешься включить у себя в «башке» всю эту кучу информации, глядя на руку, происходит перегрузка и вдруг человек начинает чувствовать другого.

Это, на самом деле, настолько частое переживание, что мы его не замечаем и не относим это ни к метафизике. Когда на грани физической усталости, на грани этого самого схождения с ума – в бытовом смысле, когда идёт страшная эмоциональная перегрузка с разных сторон, у человека вдруг открывается ясное понимание того, что происходит. И уже ничего ему объяснять не надо и не объяснишь.

.                                                                     ???

Коллективное бессознательное это просто понятие Юнга, которое с моей точки зрения, он, чтобы остаться психологом в середине 20 века, просто заменял понятие Бог. Из его последователей советую вам, если вам интересно, почитайте Джеймса Холлиса, потому что это самый близкий к моим разговорам человек, из современных, его книги можно свободно купить в книжных магазинах.

Почему? Потому что все, начиная со времен Платона, знали, что в этом коллективном бессознательном существуют свои точки идей. Да? Я уже использовал это понятие. Еще раз. Я понимаю, что я говорю о проблемах, волнующих меня профессионально. Вся проблема заключается в том, если человек говорит, вот эти черти мои галлюцинации – не важно, кем вызванные – есть абсолютная реальность – он безумен.

Почему он безумен? Да по той простой причине, что он тем самым пытается отрицать метафизику, вот все те ощущения, о которых мы сейчас говорим, Бога, он все свои ощущения пытается воплотить в этой плотной реальности. Вот это я хочу, чтобы вы почувствовали. А воплощать их можно только в произведении искусства, в тексте. На самом деле – это не моя мысль, Валентины – («мысль относительно сказки») – поход к гадалке успокаивает тревогу, правда? Человек тревожится за своё будущее, это нормальное чувство и он хочет это своё будущее узнать. А правда хочет?

Зал: Хочет узнать хорошее будущее.

А.Г.: Что такое хорошее будущее? Не хотим плохого узнавать, что такое хорошее будущее? Это сказка. Человек хочет сказки с хорошим концом. Он идёт к гадалке, к психоаналитику, психотерапевту, чтобы тот на каком-то своём языке рассказал ему сказку, повесть, роман обо мне, поскольку у меня самого не хватает уверенности в том, что я сам могу создать творческое произведение из себя, из своей жизни. Я иду к другому, чтобы мне придумали сценарий, чего со мной было на самом деле и чего всё это значит.

Может ли это, то, что расскажет гениальный психоаналитик, гадалка оказаться абсолютной правдой? Только в одном случае – если человек захочет это всё воплотить буквально в реальность. И кончится это, как правило, если не безумием, то бедой – совершенно точно. Потому что, это на самом деле был всего лишь текст психотерапевта или гадалки. По причине того, что абсолютной истиной о себе обладает только сам человек, иначе у нас не будет свободы.

Как только человек сможет понять – я надеюсь, что он никогда этого не сможет – как устроена эта самая метафизика, он лишится свободы. Поскольку им можно будет управлять. Поэтому эта область принципиально не может быть познана, она лишит человека человеческого. Я вам могу сказать, что это не моя мыль, мысль другого видного юнгианского аналитика, который сказал то же самое, что мне сегодня говорила Валя. Что любой психиатрический диагноз это, в сущности, миф, рассказанный врачом о человеке. Название, которое дальше после того, ка этот диагноз поставлен, врач вместе с пациентом начинают воплощать в реальность. Пациент ведёт себя как сумасшедший, а врач лечит, давая таблетки, чтобы человек не вёл себя как сумасшедший. Это не смешной процесс. Он происходит каждый день на наших глазах, ровно потому что есть ощущение, что другой реальности не существует.

Само по себе заболевание это некоторый текст, который мы, так как не хотим писать на бумаге или в уме, или на картине – мы его пишем в собственном теле. Я надеюсь, что я когда-нибудь напишу на эту тему книжку.

Пожалуй, остаётся добавить только одно, что если вы обратите внимание, то вот эти воплощения всяких разных метафизических знаков в реальности мы называем суевериями. Да? В общем, чёрная кошка, как правило, невиновата, что она чёрная. Это наша реакция на неё. Поэтому, это же ведь один из главных принципов любви человека и Бога, о которой, между прочим, не только Новый Завет, но и Ветхий, конечно, тоже. В этом принципе вовсе не обязательно, чтобы то, что мы чувствуем, немедленно, прямо сейчас возникло в реальности, как Зевс перед глазами Семелы. Всякому воплощению своё время. А мы, на мой взгляд, должны стремиться воплотить это в прозрачном виде. В текстах, во всяком случае, в произведениях собственного творчества.

Записала Nika

Просмотров: 43

Комментарии к записи (21)

  1. Анна #

    Потрясающе, статья класс!! Благодарю!

  2. Миша #

    «Вселенная — это многообразие в единстве». Оноре де Бальзак)

  3. Владимир #

    Еще раз об «острове» (радиоэфир 07.02.13 23-15)…

    1. admin #

      об эфире нужно комментировать на форуме.

  4. Василий #

    Александр Геннадьевич, можно ли попасть на ваши встречи? Послушать, принять участие, пообщаться, можно ли? Где расписание? :)

  5. Владимир #

    In Mу Mind, господа. Физика подошла к limit и вплотную к метафизике. В последней нет материализма и необходимости выживания. 21.12.12 ожидался переход в нее, да слишком много оказалось желающих, но не выстрадавших и не заслуживших его. Кладбище-не метафора, куда уж материальнее. Однако через него идет процесс дематериализации. Вопрос в допустимом катализаторе перехода.

  6. Вадим #

    Все очень просто. Не надо материализовывать метафору. Из этой абстракции можно извлечь только чувства.
    Сегодня время научных вопросов, идей, которые формируют цели и задачи, вполне достижимые и реализуемые.
    Всему свое время.
    Вопросы метафизики, философии опасны во времена, требующие, с необходимостью, решения материальных задач по выживанию человечества.

  7. Владимир #

    Что тут о безумии мудрить? Кладбище, как прелюдия к Страшному Суду, — есть мера всех вещей и место встречи физики и метафизики. «Котик» Туркина назначила Ионычу свидание на кладбище, а тот увидел на нем лишь «нагих женщин» и впал к скуку, т.к. «Котик» не дала, вместо того, чтобы поволочиться на ее маменькой. Понятно, что Ионыча «среда заела», так ведь ионычей в России 90% и всем им пора отправиться туда, ну, да, на кладбище.

  8. Зануда #

    48-я минута. Я только хочу сказать, что вещественное число (real number) на русском лучше называть действительным. Это любое число (с произвольным количеством знаков после запятой) кроме чисел с 9-кой в периоде.
    0.7, 9.8, число пи….
    К множеству «вещей» вещественные числа отношения не имеют. Множество «вещей», в общепринятом смысле этого слова счетно (равномощно множеству натуральных чисел).

  9. Владимир #

    Из метафизики в физику через музыку и пение. Да, певица С. Брайтман берет ноту «си» в третьей октаве. Известно, что прочность голосовых связок человека меньше в 1000 раз прочности струны скрипки. У Н. Паганини струна разрывалась на этой ноте и на этой октаве, т.е. на частоте около 1400 Гц. Следовательно, голосовые связки у певицы должны разрываться, как струны, но этого не происходит. Да и не могут голосовые связки генерировать такую частоту. Следовательно, она только избранное по неизвестному критерию передаточное звено. Вопрос в том, осознает ли она себя в таком качестве? Ее явное желание отправиться путешествовать в 2015 г. в Космос понятно-она летит домой. Такая трансляция свидетельствует о том, что через музыку и пение из метафизики можно вернуться в физику, как через «кротовую» нору. Не мы к ним, а они к нам. Это меняет дело, господа, и дает доступный язык общения с ушедшими из физического мира родными и близкими.

  10. Владимир #

    К ночному эфиру 31.01.13 Данилина о символе «остров». Господа! Что тут мудрить? Остров — это символ идеального мира порядка и гармонии, царство бессмертия и рай Девы Марии. А проще — изолированное множество. Не прорваться в это царство путем «разрыва» физического бытия. Небольшое цунами — и нет острова. Наталье С.: нельзя сканировать область метафизики музыкой и пением (= модулированные волны) — отражаться не от чего. Как же тут, Наталья С., пол-ночи не спать — это эстрогенное цунами. Позвольте, прекрасная Наталья С., вашу ручку поцеловать. Только кладбище — реальный символ и путь в метафизику. Кстати, что за музыка и певица были 29.01.13 в 23-15? Действительно, С.Брайтман? Метафизика, что тут мудрить — это дорожный знак «кирпич» — запрещено, господа.

  11. Наталья с. #

    Не мудрствуя всяко-разно,поделюсь о своём впечатлении.Давно не было такой качественной,продуманной и необычной передачи.И музыка,музыка.Волшебное действие её заставило пол-ночи не спать и искать С.Брайтман и слушать.Хорошо!

    1. Владимир #

      Действительно, Наталья С., С.Брайтман «берет» ноту «си» в третьей октаве в Time To Say Goodbye. Таких певиц в мире три. Вероятно, положительная часть души имеет спектр колебаний около названной ноты (основной тон сопрано 200 — 1050 Гц). У С.Брайтман колоратурное сопрано (1390 Гц, длина волны 0,25 м). Чтобы хотя бы взглянуть в область метафизики, необходимы СВЧ (сверхвысокие частоты) или даже КВЧ (крайневысокие частоты). Ваши ощущения обусловлены резонансом частоты Вашей души с частотой 1390 Гц. Носитель такого сопрано — Богиня, а потому время сказать до свидания.

  12. Владимир #

    Господин Данилин! Браво. Балуете Вы ночного слушателя музыкальными вставками. Та, которая прозвучала 29.01.13, вызывает сомнение в ее земном происхождении — к тому ее сингулярные аккорды. Будьте добры сообщить на сайте группу, ансамбль, оперу, певицу и пр. данные по идентификации.

  13. Владимир #

    Полноте, господа, что мудрить с этой метафизикой! Известно, что тело связано с душой «серебряными нитями». Данилин мастерски применяет прием в виде прекрасной музыки-пения и бердяевско-соловьевского много-пустословия, правда, не все певички берут ноту «си» в третьей октаве. Женская часть аудитории от этой комбинации проливает слезы умиления, достигая одновременно и экстаза, и оргазма. Этого недостаточно. Давайте, господа, согласимся, что путь в метафизику лежит через кладбище. Кто страждет в метафизику без очереди, попросите Господа разорвать «серебряные нити» и вам быстро покажут и метафизику, и Кузькину мать.

  14. Владимир #

    Что особенно мудрить? Лемма: «безумие=1/гениальность» легко обоснуема. Частный случай: «безумие=гениальность». Все наше бытие — это, господа, платоновский котлован. Очень многие хотели конца Света 21.12.12 и интуитивно безразлично были готовы к нему. Совокупность людей — это канторовская пыль. Все безумцы, маттоиды и гении случайным образом брошены на ось (стрелу) времени, не знают ни прошлого, ни настоящего, ни будущего. Такова реальность и никакой метафизики.

  15. quagga #

    То есть, человек не может ничего сделать сам. Человек может только постепенно умалять долю СВОЕГО, долю СЕБЯ в замысле, в замысле, опирающемся на ЕГО желания, ЕГО чувства, ЕГО понимания- пока замысел не станет чистым настолько, что воплотится сам собой, что его воплощение станет возможным? Для этого требуется время и другие люди.

  16. Владимир #

    Что тут мудрить? Безумие = 1/ гениальность. Пример: Сталин = 1/ Платонов. Т.е. Платонов — гений, Сталин — безумец. Между ними — масса маттоидов. Между тем, у Платонова стыд и проституция рядом идут. Безумцы, маттоиды и гении образуют множество, названные элементы которого связаны числами Фибоначчи.

  17. Владимир #

    Что тут мудрить? Безумие = 1/ гениальность. Пример: Сталин = 1/ Платонов. Т.е. Платонов — гений, Сталин — безумец. Между ними — масса маттоидов. Между тем, у Планова стыд и проституция рядом идут.

    1. quagga #

      Человек не может что-то сделать САМ. Человек может только, опираясь на СВОИ мысли, СВОИ чувства, уменьшать долю СЕБЯ в своем замысле, до тех пор, пока воплощение замысла не станет возможным..

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

«Серебряные нити»