Встречи    |   

Главные проблемы наркологии. Конференция в НАРЦ.

Главные проблемы наркологии. Конференция в НАРЦ.
Доктор А.Г. Данилин в целом о происходящем в наркологии под руководством Е.А Брюна. https://twitter.com/serebniti Задать вопрос доктору можно на форуме http://serebniti.ru/forum/ Вопросы и предложения: alexandr@serebniti.ru http://serebniti.ru/2013/11/glavnye_problemy_v_narkologii/

Главные проблемы наркологии. Конференция в НАРЦ.

Участники конференции:

Борис Валентинович Крупнов (ведет заседание): заместитель начальника исследовательского центра ФСКН.
Александр Альбертович Шабанов: исполнительный директор НАРЦ (Национальной Ассоциации Реабилитационных центров).
Ирина Петровна Кутепова: руководитель Центра Индивидуальных Реабилитационных Программ НАРЦ.
Данилин Александр Геннадиевич (докладчик), психиатр-нарколог, радиоведущий, писатель.

Борис Валентинович: Момент, который нам тоже часто приводят в критическом плане, почему вы все время говорите про реабилитацию и ресоциализацию, когда надо говорить про первичную профилактику. Легче предотвратить, чем потом человека спасать. На что мы тоже говорим: ну вы понимаете, что люди наркозависимые, употребляющие наркотики – это, в общем, мощнейший фактор на самом деле наркотизации населения в целом. Если  с этим не будем работать, то мы никак здесь не переломим. Ну нам тоже говорят, что в общем тут ваша точка зрения малопрофессиональна и так далее. Я специально с этого начал для того.
Александр Геннадиевич: Я попробую объяснить, откуда берется эта точка зрения.
Борис Валентинович: Поскольку у нас здесь записан уже как докладчик Данилин Александр Геннадиевич, известный нарколог и медийная даже фигура и в средствах массовой информации появляющаяся. У него записана тема как “Проблемы и тупики государственной наркологии”. Но я немножко пошире наверно сформулировал. И  я думаю, что мы предоставим ему слово. Может быть он ответит на часть тех вопросов, которые я поставил. Ну и соответственно новые поставит перед нами вопросы.

Александр Геннадиевич: Ну кто-то знает кто я такой, кто-то не знает. Евгений Алексеевич Брюн во времена наших хороших взаимоотношений как-то назвал меня внутренним эмигрантом. Поэтому конечно знают меня не все и я два слова расскажу.

Я тридцать лет проработал в 17-ой больнице. 25 лет из них заведовал отделением. Сегодня ровно неделя как я фактически уволен. Меня сократили. У меня было реабилитационное отделение. Это мои пострадавшие сотрудники. Сократили меня по причине критики, которую я высказывал, в общем, только в сети YouTube на самом деле.

Но  это одна сторона только моей жизни. На самом деле стороны эти две, потому что по вечерам вот уже ровно 10 лет… меня сократили замечательно, потому что  двенадцатого ноября у меня 10 лет радиопередачи, которую я веду на радио России и которую многие ваши пациенты слушают, между прочим, и 14 ноября 25 лет как я заведую отделением, поэтому меня сократили точно 13-го. Очень удачно. Меня это даже радует отчасти.

И кроме того в конце 90-х годов  я написал первую с женой, часть с женой,  часть один, первую такую антинаркотическую серию книг о наркотиках. Там была книжка “Как спасти детей от наркотиков” там были книжки “Героин”, “Марихуана”, ”Кокаин”, “Первитин” актуальные тогда наркотики. Читают их тоже до сих пор. Вышла и книжка “ЛСД”. Наделала много шума. Теперь эта книжка есть в продаже, но заканчивается. Продали очередные 10 тысяч.  Называется она теперь “Человек зависимый”. Я специально не стал писать addictivus, а написал servus, чтобы дать понять, что это не обязательная точка зрения и неофициальная.

Программа моя абсолютно сознательно позиционируется как программа психотерапевта в прямом эфире и занимаюсь я там самыми разными вопросами. Сегодня вечером мы будем говорить о том, что такое терпимость. В следующую среду о том, что такое конформность и кое еще о каких видах. Я потом расскажу, потому что они вам всем могут пригодиться.

После той наркотической серии я еще написал десяток книг. И все  они могут являться для вас практическими пособиями по реабилитационной работе. Совершенно не обязательными,…  никаких и никакого инструктажа. Если позволите, я чуть позже это дело прокомментирую и объясню, про что я.

У программы есть большой сайт. Там есть все наше видео. Там есть видео очень разного свойства, в том числе и посвященные зависимостям. Ну  вообще это видео психотерапевта, как сейчас говорят, в  первую очередь экзистенциальной ориентации. Я именно так ориентирован как психотерапевт.

Так что мы с Юлией Евгеньевной последний месяц работаем в государственной наркологии. Но пока работаем, поэтому можем, наверное, отвечать на вопросы.

 

Мне кажется, здесь есть путаница буквально в трех соснах. И  я попробую объяснить что происходит с моей точки зрения, субъективной.

Государственная наркология была создана как последний вариант советских трудовых лагерей. Она была изначально принудительной по своему смыслу. Я пришел в нее в 83-ем году, у меня долго выпадали шары из глаз оттого, что это все называлась медициной.

Многие знают, наверное, наши больные в три смены работали на ЗИЛе. И это в совокупности называлась лечением. Но как ни странно на тот момент было абсолютно оправдано. И оправданно в первую очередь потому, что существовало право на труд в конституции и статья уголовная о тунеядстве. И в общем, чем плодить уголовников в те годы из пьющих безработных, шляющихся по улицам, ну или фактически безработных, в общем даже был некоторый резон поступать именно так.  Я сейчас подчеркиваю, я не про ЛТП, это отдельная система МВД, а  про то, что представляла собой наркология изначально.

Я хочу вам сказать, чтобы не читать лекцию,… я могу на любые вопросы ответить, потому что я прошел через всю наркологию. Психология врача, в первую очередь врача, я не про начальство, ни на йоту не изменилась. Врач, отчасти справедливо, считает, что ему должны предоставить больного и заставить его лечиться.  Все странные слова, которые произносят наркологи, исходят из одной тоже не менее странной вещи во многом чисто отечественной – это представление о шизофрении Андрея Владимировича Снежневского фактически как о едином  психозе.  Ну надо сказать что в группу шизофрении с годами у нас занесли всё абсолютно: и панические атаки, и даже в некоторых случаях некоторые формы отчетливой эпилепсии. И вы очень удивитесь, но даже если находят органические изменения мозга на энцефаллограмме, то в НИИ  психического здоровья вам скажут: видите, тут же есть вот изменения органические, значит это шизофрения. Ну психиатры понимают, что это откровенный бред, потому что либо шизофрения, либо есть органические изменения. И опять всё это связано с желанием организовать наркологию по принудительному принципу. Это желание в общем должно быть во многом знакомое каждому из вас. Очень хочется иногда. Поэтому Евгений Алексеевич Брюн, собственно говоря, пропихивает ничем не обоснованную и как бы разнесенную в пух и прах теорию зависимостей, любых, как третьего эндогенного заболевания или бредового психоза.

Я хочу, чтобы вы понимали, зачем это нужно, потому что именно из этого исходит целый ряд слов, которые вы слышите на совещаниях и т.д. и т.п. Суть всего-навсего заключаются все в той же самой принудительности. Если больной, если человек зависимый страдает психозом, то он не контролирует себя. Значит его должны контролировать другие, в первую очередь конечно психиатры и наркологи. Вот очень кратко вся суть борьбы.  Скептические улыбочки, которые относятся к вам и к нам тоже, потому что… я же тоже пытался реабилитацией заниматься, хотя ну, в общем, в условиях государственной клиники….

Сейчас объясню, почему не по вине, отнюдь не по вине начальства, это не возможно… Я пытаюсь объяснить, что суть-то на самом деле сводится только к одному, на вас щурят глазки, потому что:… ну как же, да это же больные бредовые, с психозами, а вы хотите их реабилитировать, на что я сейчас уже не могу так сказать уверенно, а вот в начале 90-х годов в середине 90-х годов я всегда говорил: но вы знаете, господа, даже если брать земляничные поляны, ЛСД с психозами и с моделями психозов, эпидемии героина среди хиппи, которая выкосила половину хиппи, то если бы вы в конце девяностых годов, сейчас может поколение сменилось, пришли в американский парламент, (они об этом откровенно говорили и писали), то половина парламента вспоминало бы те молодые годы на земляничных полянах,  с травкой, ЛСД и опиатами.

 

В чем же дело? И я тоже хочу, чтобы вы это понимали, потому что говорить об этом негде. Трибуны, какой-то официальной у меня нет и теперь неизвестно будет ли она. Ну трибуна журналиста останется конечно, и писать-говорить я буду, и вам буду помогать, если захотите, всячески. Но я хочу, чтобы те, кто отвечает за эту работу, поняли, что происходит.

Это называется разными словами, но весь мир, я не имею в виду споров психиатрии ЮАР и даже я могу исключить психиатрию Чехии, ну в общем есть исключения, но в подавляющем большинстве случаев вся наша проблема входит в понятие  культурально-обусловленного невроза навязчивых состояний или навязчивого развития. Сегодня в НКБ  10 нет такого понятия и вместо него существует понятие обсессивно-компульсивный синдром или обсессивно-компульсивный невроз.  Но, тем не менее, это понятие отчасти тоже нам годится.

Проблема сложная, потому что на самом деле, когда мы говорим о навязчивых состояниях, то мы и говорим фактически о способах человеческой самоидентификации. Но чтобы было понятно, поле, которое открывается при этом… ну скажем все, что написал Фрейд, по его собственному мнению написано о навязчивости. Т.е. он считал, что он занимается исключительно этим неврозом. Следом за ним то же самое утверждал и Юнг. И, в общем, вся мировая психология, весь психоанализ, вся экзистенциальная  психиатрия возникла на изучение вот этого самого невроза навязчивых состояний.

Что такое невроз навязчивых состояний? Не буду сейчас, потому что об этом нужно говорить и писать серьезно. Вот этой вот псевдо-шезофринологии надо что-то противопоставлять для того, чтобы у вас в первую очередь, господа, у вас была база для ответов на подобные вопросы. Потому что если мы говорим о Фрейде, о синдроме навязчивых состояний, то мы уходим от клиники психозов, где можно лечить исключительно нейролептиками, к проблеме воспитания,  ну если хотите психотерапии, потому что  те самые парламентарии американские 90-х годов на самом деле смогли найти разные способы перевоспитания.

 

Есть и четко понятная причина, по которой мы все хотим, пытаемся объявить это психозом. И эту причину, если вы по-хорошему, правда думаете на наши темы, вы тоже должны понимать. И понимаете. Каждый из вас и я страдаю массой навязчивостей на самом деле и массой зависимостей. Вот сейчас я расстанусь с Юлией Евгеньевной и буду плакать, потому что это мой помощник-психолог. Как я без нее теперь буду работать? Не знаю. Вот разве что в Ставрополь заберет нас на пару).

Наша психиатрия, и наркология, и вообще какие-то такие всякие инстанции исходят из размышления о том, что человек может жить только одним рациональным сознанием или только одним прагматическим разумом. А больше ему ничего не нужно.

Откуда взялось понятие бессознательного? Да потому, что человек в жизни вообще очень мало пользуются рациональным разумом. В основном все решения мы принимаем иррационально. И  если мы сейчас начнем обсуждать, как же мы оказались в этой нашей безнадежной ситуации, то выяснится, что большинство из нас оказалось тут вполне иррациональным путем, а не по трезвому и здравому размышлению. Поскольку, если даже вы пришли в реабилиталогию через энтузиазм, то само это слово, и вот Валентина Дмитриевна,  которая культуролог, она не даст соврать, само это слово у Платона,  обозначало дух, одержимость духом энтузиазма – абсолютно иррациональное начало.

Когда человек испытывает пустоту, экзистенциальный вакуум, неудовлетворенность жизнью, неспособность к самопознанию, все это компенсируется его бессознательным. Какими-то иррациональными свойствами нашего разума. И все знают, что они существуют.  Ну например если мы устали от размышлений на работе, то… сейчас уже даже скоро будет опасно признавать, опасно… что мы придем домой, выпьем рюмку хорошего коньяка или выкурим трубочку например. Ужас, ужас. Но, тем не менее, без этого человек не может жить, потому что без этого он начинает тихо сходить с ума.  Разум,  сознание компенсируется бессознательным. Это  очень просто. На самом деле это очень подробно описывал и Фрейд, и Юнг.  Юнг, например, говорит, что в душе каждой женщины есть образ мужчины. Он называется анимус у Юнга. А в душе каждого мужчины образ женщины. Она называется анима. Они нужны для компенсации по той простой причине, что если их не будет, то мужчина не сможет общаться с женщиной. Это будут две совершенно разные вселенные. Да. Для того чтобы общаться с женщиной, мне нужно иметь образ женщины у себя в душе. Этот образ иррационален, потому что я мужчина.

Вот  когда иррациональное начало запрещается, и это, в общем, не мной придуманный факт, в мире появляются иррациональные химические всевозможные вещества или иррациональное занятия. Их,  между прочим, очень много, не только  выпивка. Ну там коллекционирование марок, как и любое коллекционирование, вполне иррационально и неразумно. Влюбленность – это приступ безумия, несомненно. Как бы  и она абсолютно иррациональна и никогда не соответствует законам общества,  ну никогда. Вот если мы признаём существование такой необходимости в иррациональных особых состояниях сознания у человека, вот тогда мы получаем наркологию. Почему?

 

Я привез пару книжек, но я не смогу вам подарить, ибо у меня остался только один экземпляр и я его оставлю для Юрия Васильевича, если позволите. Вот, во втором издании (это уже не книжка про ЛСД) есть вот такая табличка, где я попробовал, пользуясь знаменитой пирамидой Маслоу описать следующую вещь. Любой наркотик — это попытка подменены определенного иррационального эмоционального состояния, которые необходимы человеку. Ну  например,… я не буду все рассказывать.

Я расскажу что скажем героин и приход героиновый – это  вне всякого сомнения инфантильная модель оргазма. Ну вспомните, кто имел опыт, кто слышал:…теплая волна разливается по телу, расслабляя мышцы, потом начинает отходить или отползать разум.  Ну это же инфантильный оргазм. Поэтому героиновые наркоманы не нуждаются в сексе. У них есть, часто есть партнеры. Они нуждаются в дружбе, в любви, но без сексуальных отношений обходятся совершенно спокойно. Вы это знаете, наверное.

Марихуана заменитель или подмена, симулятор общения. Общение доставляет нам тоже вполне иррациональное удовольствие. Мы же не только по делу общаемся. Правда. У нас есть некоторый момент душевного обмена.  Марихуана, как вы знаете, наркотик групповой, коллективный.  И  в одиночку хорошие голландские шишки курить опасно. Я имею ввиду гашиш, потому что бывают плохие трипы. Не очень часто, но бывают. В одиночку гашиш способен вызывать тревогу, ощущение нехватки чего-то, и всякие разные импульсивные поступки. Почему? Потому что гашишу нужен партнер. Это подмена общения. Народ собирается в тусовку. Он собирается в тусовку сегодня по внешнему виду. Я когда-то поражался все. Для  меня, человека когда-то близкого к среде хиппи (никогда не был в системе, просто друзей было много) было удивительно, что например какие-нибудь готы… представляете, готикой занимаются средневековой и тайной соборов… вообще на самом деле ничем не занимаются. Это только внешняя форма, прикид, внешний вид. Ну вот они собираются в тусовку и им нужно как-то общаться. А вы знаете, господа, без алкоголя и марихуаны этого не получится. Они не знают о чем говорить. Они не умеют искать внутренний смысл этих  даже самых своих одежд или этой самой своей музыки. Заполняется пустота. И марихуана дает ощущение, что мы замечательно тепло пообщались. Хотя кроме двух-трех глупостей мы могли не сказать друг другу ни слова, могли и вообще молчать. Я прошу прощения для тех, кто все это знает, потому что я уже наскучил.

 

Я пытаюсь объяснить. Первое, что нужно все-таки реабилитологам, я в этом убежден, это понятная психологическая концепция пропаганды. То, что я сейчас рассказываю, на мой взгляд, это понятный метод пропаганды, который кстати говоря позволяет очень о многих вещах говорить, потому что из нашей культуры исчезло самопознание. И в наших реабилитационных центрах, как мне кажется, вполне может оказываться помощь не только лицам с  химической зависимостью. И чем больше, этот мое субъективное мнение, вы способы и виды своей психологической помощи будете расширять, чем меньше вы будете говорить только о наркоманах, тем больше людей к вам абсолютно свободно добровольно и бесплатно или платно будет обращаться.

Опыт в этом отношении есть колоссальный. Берёте любой психологический, семейный психотерапевтический центр, спрашиваете их. Они нам говорят: к нам полным-полно идет наркоманов. Я объясню почему. Мы же их не спрашиваем, врачи,… вы, я надеюсь, спрашиваете,… ну надеюсь. Но на самом деле, если их спросить, то выяснится, что больными алкоголизмом или наркоманией они себя считать не готовы. Мы называем это анозогнозией. Но на самом деле они готовы считать себя людьми с психологическими проблемами и даже с неврозами. Психологический тупик? Да. Бессмысленность жизни? Да. Неудовлетворенность  мамой, работой и всем чем… женой? Да. Наркоман? Нет.  Почему? Ну  это же очевидная вещь.

Ну действительно я полностью согласен с Ивановым и в общем понимаете… ну мало того, что принудительная наркология сейчас неактуальна. Я надеюсь, что все-таки никто не допустит такого нарушения конституции. И потом, понимаете, это становится смертельно опасно по той простой причине, что  видите, смотрите даже я уже расширяю понятия. Я делаю это спокойно, потому что я говорю о психологии, о психология самоидентификации. Грубо говоря, если я люблю автомобили, я автомобилист. Это вид зависимости. Если я люблю женщин, я бабник.  Это ведь зависимость. Но на самом деле это я сам себя так определяю. Не автомобиль, не женщины в этом не виноваты. Это я так нахожу свои иррациональные удовольствия. Для того чтобы вам это рассказать, нужно очень много времени. И  я попробую объяснить только вот что.

 

Первое. Нужно опираться на какую-то единую психологическую теорию. Я не могу сказать, что вот она должна быть теорией Данилина, боже меня упаси. Я просто могу помочь в этом, как наверное и другие эксперты.  Мы все должны что-то противопоставить на самом деле не государственной наркологии, а вот этим смешкам и этой позиции: это все шизофрения или третий эндогенный психоз. Она и позволяет издеваться. Государственная наркология с моей точки зрения действительно давным-давно умерла. Ну она мертвый совершено труп по той простой причине, что она была выделена из психиатрии собственно говоря именно с целью осуществления принудительной помощи и как только она принудительной помощи лишается, она остается системой купирования запоев, которая не в состоянии заполнить свои койки. Почему? Да потому же. Потому, что это десоциализирующее лечение, так называемое. Правда. И обращаются в него практически десоциализированные элементы и только. А люди, которые желают сохранить какую-то социальность в наркологию не идут и идти не будут. До тех пор пока она не станет центром психологической помощи.

 

Вы знаете американцев тех же шестидесятых годов, чтобы вы понимали, они когда…. уж простите у нас не модно очень говорить об американцах… но значит эпидемия же была ЛСД, эпидемия психозов связанных с ЛСД. Хиппи уничтожались героином. А не надо забывать, что это были элитные дети, это были дети из элитных семей в основном. То есть кто-то обеспечивал им эту жизнь на земляничных полянах и знаете, что они сделали. Они никакой наркологии открывать не стали. Они создали сеть центров, которые они назвали антикризисные. Это были амбулаторные центры, которые помогали человеку выбираться из кризиса внутреннего, смыслового, семейного, любого. В основном в эти центры, как и было абсолютно точно просчитано, пришли наркоманы. И эти центры помогли. К середине семидесятых годов они стали не нужны и закрылись.

Поскольку наркоман, еще раз повторяю, готов понимать себя, как человека находящегося в кризисе, вне всякого сомнения. Только не как наркоман.  Поэтому  мы должны в названиях максимально,… я понимаю что тут есть сложности связанные с другими вещами, но на самом деле эти сложности обсуждаемы,… мы должны в названиях и в задачах максимально уходить в сторону кризиса. На самом деле кроме психологической какой-то понятной теории, которая дает возможность спорить, поскольку в общем ну знаете за этим спором более чем солидные имена, на самом деле, в сущности, вся западная психиатрия современная.  Но у нас же ведь  задача какая? Мы  же должны отличаться от планеты всей, поэтому у нас это вот будет третья эндогенная болезнь.

 

Вещь первая. Это думать, даже не столько о названиях,… чем плохо название “здоровое поколение” скажем, да ничем,… сколько в расшифровке целей и задач указывать:  помощь в преодолении жизненного кризиса, психологического кризиса, личной несостоятельности, потери смысла жизни. Вот что нужно делать для того, чтобы обращение возрастало и появлялась какая-то мотивировка, я  могу только на эту тему вариантов говорить час. Но я просто хочу, чтобы вы поняли, в каком направлении я предлагаю мыслить. Вот главное.

Второе. Я категорически считаю, что это уже вам, уважаемые господа, понадобится (конечно мы примем в этом участие, даже не вопрос), нужно сделать какой то единый центрик реабилитационного образования, потому что работать и с больными, то есть извините с клиентами, и с начальством не нашим, а медицинским, нужно учиться эффективно. Мы крайне не эффективны, потому что мы работаем на энтузиазме. А  это кроме всего прочего демон. Я имею ввиду конкретные, ну пусть недельные, двухнедельные циклы психологических практик. Во всем мире это называется волонтерским фасилитаторством, подготовкой фасилитатора,  который умеет психологически работать с проблемами. Очень сильно не хватает профессионализма социальным работникам, педагогам, воспитателям. Необходим какой-то общий маленький центрик вот такого образования. И вовсе опять не обязательно,… естественно я не только про себя. У меня есть просто некоторый опыт преподавания этих методик и это вовсе не сложно. Поверьте мне. Ну не сложно. Тем более, что нас сейчас с вами ждет…

У меня волосы дыбом на самом деле стоят, потому что мне вчера звонил, как я понял, вполне состоятельный отечественный джентльмен из Чехии, у которого в Чехии, в Праге, в результате школьного тестированиям… он там поцапался с учителем за то, что его обвинили чуть ли не наркоманом. Его отправили  в психбольницу. Два года прокололи нашими славными лекарствами. И он сейчас ходит и говорит плохо.

Я хочу сказать, что вообще на самом деле нас ждет большая национальная беда. С моей точки зрения это беда, беда, потому что дети, которые будут заподозрены,… никто не собирается тестировать на наркотики,… дети, которые будут заподозрены в зависимости, пойду на лечение психоактивными веществами. И я имею в виду опять то же самое.

Но понимаете, господа, вот если не вы как-то будете объяснить и своему правительству, я имею ввиду региональному, и нашему, что это проблема в первую очередь психологическая, то мы ведь с вами можем получить через несколько лет буквально на наших глазах эпидемию узаконенной наркомании, потому что назначенный без показаний нейролептик… наверное все с этим сталкивались. И это проблема номер три. Мы должны учиться правильно и грамотно, видите, сколько я давлю на “учиться”, снимать лекарства.

 

Я не надоел? Всё, я могу заканчивать.

Между лекарствами, которые назначает государственная наркология, и реабилитационным центром должна стоять некая амбулатория. Ни в коем случае не стационар. Поликлиника, в которой можно провести дополнительное обследование, снять лекарства и потом уже отправить в реабилитационный центр или рекомендовать реабилитационному центру как это сделать. Тут есть довольно много всяких вещей, но я считаю, что вот такая амбулатория для решения спорных проблем она могла бы быть как раз тем самым переходным звеном между государственной наркологией и реабилитационными центрами.

 

Вот главным образом это все. Хочу сказать еще несколько вещей. Может быть они вам пригодятся.

Первое.  Программа, которую я веду на радио, называется она Серебряные Нити, эта программа, в  которой идут в том числе целиковые психотерапевтические реабилитационные программы, ориентированные конечно не на… это моя собственная инициатива. Я это делаю. Называется этот формат программы. Программа идет четыре дня в неделю раньше шла пять, но теперь четыре, по  вечерам в 23 часа,… поэтому такое время… отхода ко сну.

И что это такое? Это программы самопознания и программы изменение мира с помощью собственного воображения. Это программы, которые учат встречаться с собственным бессознательным. И в этом смысле эти программы абсолютно реабилитационные, некоторые в самом широком смысле этого слова, потому что вы знаете, что для того, чтобы помочь человеку нужно, чтобы он нашел какую-то точку опоры внутри себя. Вот мы и помогаем ему искать такую точку опоры.

 

Я вам привез,… для меня это был подвиг, потому что больше у меня книжек нет, я вам хочу сказать. Я вам привез книжку, которая называется “Воспитания Пиноккио”. Эта книжка основана на цикле программ по радио России. С одной стороны, эта книжка для родителей. И видите, раз здесь есть продление “или уроки самостоятельного мышления”, то я предлагаю такую штуку в качестве профилактики. Если вы соберетесь ее использовать, например, в регионах, я с вас денег не попрошу и от того, что вы ее купите, я тоже к сожалению ни копейки не заработаю, потому что мне издатели малек платят, а дальше ее продают они, не я. Это чтобы вы поняли, что никакой материальной заинтересованности у меня в этом нет.

Что это такое? Берем книжку, не “Приключения Буратино” (интересно? объясню в чем разница), “Приключения Пиноккио” и с помощью одной книжки учим родителей как проводить профилактику зависимости и учить самостоятельному мышлению. Вот не вообще абстрактно, а с помощью одной книжки. Читаем, делаем упражнения. Естественно вот Юлию Евгеньевну я притащил. Она эту книжку превратила в такую же реабилитационную программу для больных. Очень устали?

 

Александр Альбертович: Нет, не очень. Не страшно. На самом деле важно очень.

 

Александр Геннадиевич:   какова цель Пиноккио, кто помнит в отличие от Буратино? Его цель, стать настоящим человеком.  А наша задача какая? Ну в общем сделать так, чтобы бывший наркоман и алкоголик стал настоящим человеком или научился об этом думать. Это готовая программа, которую надо только чуть чуть изменить. Хотите, берите и пользуйтесь. Издательство мне выдало только 12 экземпляров этой книжки, поэтому кто хочет, заберете.

 

Борис Валентинович: Она есть в продаже?

Александр Геннадиевич: Она есть в продаже. В Доме Книги она точно есть. В регионах ее спрашивают, но не знаю, заказали или нет. Наше издательство 8(495)410-15-99 это самый дешевый способ заказать.

Там у меня на сайте есть большой раздел: ответы на вопросы. На вопросы мы, господа, как следует из вашего текста, отвечать не умеем. Но вопросы все те же: о смысле жизни, о том почему можно добиться тридцати процентов, а их можно добиться. И это, если хотите, ответы психотерапевта, реабилитолога и отчасти философа и писателя на главные вопросы, которые пришли на сайт. Нужны они могут быть тем людям, которые конкретно занимаются беседами с нашими пациентами.

Александр Альбертович: Спасибо большое.

Александр Геннадиевич, мне кажется книжку мы чуть наверное попозже. Поскольку у нас еще наверно минут десять есть на обсуждение перед тем, как будет другое мероприятие. Мне кажется, что коллеги, руководящие реабилитационными центрами, ведущими реабилитационную деятельность наверняка имеют  какие-то вопросы, на которые профессиональный нарколог, в хорошем понимании этого слова, может дать конкретные какой-то ответ, который поможет в нашей деятельности. И поскольку темой совещания мы ставили о механизмах взаимодействия…

Александр Геннадиевич: А я не сказал ничего.

Александр Альбертович: А сейчас… мы как раз сейчас сталкиваемся, в том числе сегодня было и Виктор Петрович говорил о том, что даже муниципальная комиссия – это  некое такое звено, позволяющее координировать деятельность у многих ведомств, учреждений в том числе и медицинских на общее дело реабилитации. И вот собственно обеспечение такого механизма взаимодействия – это  один из ключевых вопросов деятельности реабилитационных центров.

Задавайте, пожалуйста, вопросы.  У нас есть еще определенное время, чтобы обсудить это.

Слушатель: Может быть высказывание. Не обязательно вопросы, потому что все люди со своим опытом.

Ирина Петровна: Ну если ни у кого нет. У меня такой вопрос.

Сейчас акцент идет современной наркологии на исследование генетических факторов. Ну наверное знаете. Там на последней конференции наркологической все слышали, наверное, какие-то предварительные результаты. Как вы к этому относитесь? Понятно, что какие-то генетические факторы есть, но сейчас такое внимание, что: давайте исследовать эти факторы, давайте, чтобы там подростки, у которых есть, которые не имеют зависимости и даже употребления, давайте сразу там сделаем такое… Как Вы к этому относитесь?

Александр Геннадиевич: Ой. Я боюсь, что я уже высказался об этом в видео в нескольких. И есть это всё на сайте. Сайт  называется Серебряные Нити. Это название передачи. Сейчас я попробую сказать.

Понимаете в чем дело. На самом деле это для меня однозначно, однозначная попытка вернуться к психиатрии фашизма. Ну  чтобы упростить, примерно ведь то же самое можно сказать о генетике преступника.  Давайте выявим генетику преступника и заранее человека посадим или будем лечить,  чтобы он не был преступником.

Слушатель: Профилактические мероприятия будем проводить.

Александр Геннадиевич:

Я хочу сказать, я все время повторяю: проблема в том, что бутылка водки, хвост селедки и шприц с героином за человеком по воздуху не летают.  И сами ему в рот или в вену не залетают. Это произвольная деятельность. Надо  договориться с продавцом, пойти на стрелку, забрать товар. Все это происходит в абсолютно трезвом состоянии. И  надо пойти в магазин, купить, налить и порезать. Нужно сделать запас водки в ожидании, когда же уедет жена к теще. Вот сейчас она уедет… И это все никак не может быть отнесено к психотической деятельности.

У человека есть генетика и она может даже задавать какие-то склонности и тенденции, но она ни в коем случае не может определять его произвольного поведения. Как только мы с вами пытаемся найти преступника до того, как он стал преступником, мы лишаем человек свободы. И начинаем уродовать его судьбу. И это главная проблема, с которой, в общем, началось психиатрии Филиппа Пинеля  в начале девятнадцатого века. Найти моральное уродство. С этого началось учение о психопатиях вообще. По  счастью раз за разом от этого отказывались, с этим воевали. Становилось понятно и многократно доказано например, что не существует типа личности, склонного к алкоголизму или к наркомании.  Нельзя его выделить,  этот тип. А  мы сейчас начинаем искать биологические маркеры.

Идея эта смертельно опасная по одной простой причине: она не может иметь никакого отношения к медицине, она имеет отношения к нацизму по причине того, что как только будут выявлены люди, которые склонны к наркомании, у нас возникнет в стране каста, она уже почти возникла, в виде наших с вами  пациентов, на которую законы страны не распространяются. Это будет каста изгоев. Понимаете. Очередные корабли сумасшедших. И  единственные кому это выгодно, это новые власти. Четвертой властью на самом деле станут не СМИ, а психиатры. Это они же будут оценивать ваших детей, ваших собственных на тему, кто из них склонен к наркомании и кого надо ставить на учет, а кого нет. И вы, уважаемые родители, отдадите все, ну все: посты, должности, звания, деньги, чтобы этого не произошло. Разве нет? Поэтому все эти разговоры, это на самом деле,  собственно,… ну и вы же сами сказали и ответили сами себе.

Ведь  кригеровать генетику можно только с помощью евгеники. А евгеника, она давным-давно признана лженаукой. Правда. Попытка исправления рода человеческого. Дело в том, что есть проблема. Но конечно у нас есть Евгений Алексеевич Брюн, который видимо представляет собой идеального человека. Он —  некий стандарт, на основе которого можно говорить о генетических отклонениях. Те, кто не похож на  психологию Евгения Алексеевича, те могут подозреваться в зависимости.  Ну я так думаю, по крайней мере. А иначе… вот понимаете как… и я вам могу сказать еще одну вещь.

Первое. Я до сих пор из шока выйти не могу, потому что очень мало кто это понимает. Ну  во первых. На последней конференции наркологов, вот этих вот главных наркологов страны, Евгений Алексеевич, когда говорил о  реабилитации, почему-то говорил именно об этом, что основой реабилитации является выявление тех, кто склонен …

Слушатель: … основа профилактики…

Александр Геннадиевич: Да. А склонность… знаете, что это такое? Это склонность к личностному или мозговую дефекту. Чтобы вы понимали, из-за нашей экологии у нас 90 процентов детей рождаются с теми или иными мозговыми дефектами. В результате возникают куколки и кукловод-профилактики. Он дергает за ниточки и все строятся. Все. Это ведь  претензия, которая была действительно… ну не буду фамилии вспоминать,.. в общем короче говоря, когда такого рода обследование в фашистской Германии провел некий специалист, то его посадили, когда он провел  800 тысяч обследований. И в эти обследования стали пропадать дети начальства. И тут они поняли, что не каждый сын начальства обладает типичной арийской конституцией. И обладает ли типичные арийской конституцией фюрер? Вообще это очень сложный был вопрос, как вы знаете. Поэтому вот разговоры-то сегодня ведутся на этом уровне. Но конечно это… вы себе представляете? Обследование целой страны по методике, которая стоит порядка, по-моему, 72 тысячи. Могу соврать. Может 58. Не помню точно. Ну в общем достаточно крупную, очень крупную сумму…

 

Слушатель:  Неплохой заработок.

Александр Геннадиевич:  Слава Богу, эту методику не сделали официальной, то есть государство отказалось за нее платить. Сказало:  очень дорого. Но эта методика исследовании никакой не генетики, а биогенных аминов. Биогенные амины, вы все  знаете что это такое, дофамин,  серотонин. Вот во всем мире продолжаются исследования связанные с очень простыми вещами. Они исследуют: может ли являться количественные показатели дофамина и серотанина  признаками депрессий и эмоциональных расстройств. А у нас в  стране буквально за год доказали, что они могут являться признаками зависимости. И есть у меня подозрение, что ежели любого из вас… вот я знаете как предложил… чтобы это было понятно.

Ну например смотрите как здорово все получается. Человек стоит в пробке автомобильной в Москве. Кто москвич, тот знает.  Ну стоит он  в пробке, сами понимаете, на третьем часу его охватывает ярость. Тут например он встречается с гаишником. Говорит ему пару ласковых. Гаишник его на экспертизу.  Совершенно точно пропорция дофаминных аминов нарушена. Лечить. А лечить-то мы будем чем?  У нас только вот эти антишизофренические препараты, нейролептики, с которыми вы все сталкивались. Вы знаете что, через три года в Москве не будет пробок. А что вы ржете. Это,  между прочим, совершенно не смешно. Это знаете, как только псевдонауку пусти к власти. Вот когда нет ясных и однозначных доказательств и когда этим можно спекулировать, из этого знаете как  замечательно у власти взятки рождаются.  И что говорить про наркологию, когда сидит полный зал главных наркологов стороны, правда главных наркологов, Евгений Алексеевич рассказывает о том, что он будет выявлять не наркотики, а личностные и мозговые дефекты, но никто его не слушает, как вы меня. Но кто-то что-то рисует, кто-то там друг с другом о чем-то говорит. И в этих условиях когда в общем думать-то никто не хочет, все возможно. И в том числе очистка Москвы от пробок с помощью очистки от водителей. Ну например понимаете… возможны самые разные варианты…

 

Что касается контактов. Я хочу, чтобы вы понимали, что вы встретитесь с двумя…

Первое, все, что можно сделать, на мой взгляд. Первое. Ваши представители должны идти в отделение.

Второе. И,  тем не менее, приказ у наркологических больниц пускать представителей реабилитационных центров есть.

Третье. Именно то, о чем я сегодня талдычу, там и нужно говорить. Нужно говорить: ребята вы страдаете не столько всякой там зависимостью, сколько психологическими проблемами и надо, в конце концов, в жизни избавляться и от тех лекарств, и от этих. И от тех, которыми вас накормили врачи, и  от тех, которые вы употребляли сами. Вот должен быть главный лозунг. И  тогда, я думаю, за вами пойдут, потому что вы понимаете, что сегодня представляет собой ну, ну, ну, ну слушайте, правда,… реабилитация по Ирине Игоревне  Сокольчик. Ну нет, модель минесотская, понятно. Там книжка у них переведенная.  Ну ладно. Но при этом у них же все больные получают нейролептик. И всё. И никакой реабилитации. И сидят взаперти без выхода, без возможности. Они запретили их трудоустраивать, запретили выпускать их на отдых,  запретили выпускать практически на улицу совсем. Ну и, в общем, какая реабилитация?

Вот то, что есть ваше преимущество, ну наше, я все-таки тоже себя считаю психотерапевтом. Я не собираюсь себя исключать из чина реабилитолога. Это то, что: парень, одними лекарствами от других не вылечишься. До  тех пор пока ты не захочет научиться в себе  разбираться, ты так и будешь то одно пить, то другое.  То наркотик, то успокоительное. То успокоительное, то наркотик.  Вот это ваш главный аргумент. Еще раз говорю, они готовы признать себя людьми с психологическими проблемами.

 Слушатель: Не все.

Александр Геннадиевич: Не все. Ну как всегда вообще не бывает правила, распространяющегося на всех людей.  Извините за внимание.

Просмотров: 89

Комментарии к записи (3)

  1. Никитка #

    Начинаю понемногу, уже через Бахтина, разбираться в том, что говорит доктор касаемо теории Брюна(?) Проблема стояла еще во времена Достоевского. Так, Ф. М. к «современной ему психологии (…) относился отрицательно. Он видел в ней унижающее человека овеществление его души, сбрасывающее со счета её свободу, незавершимость и ту особую неопределенность-нерешенность, которая является гланым предметом изображения у самого Достоевского». Дост. осмеивает «физиологическую линию» психологии, сводящую её к физиологии». Отсюда лебезятниковские «бугорки на мозгу» и презрительно-бранное митенькино «Бернары». Нет, все-таки война за «человека в человеке» — святое и, видимо, вечное, до конца времен, дело. И вот когда она будет проиграна, тогда и конец света.

  2. Лилия Мифтахова #

    Добрый день, Александр Геннадьевич.Спасибо Вам за самоотверженность. Вместе с Вами переживаю за судьбу Отечества. Желаю Вам успехов!

  3. Андрей #

    Добрый вечер,Александр Геннадьевич. Огромное спасибо Вам за поднятую тему о проблемах творящихся сейчас в наркологии. Очень надеюсь на то что Вам удастся довести дело до конца не смотря на все помехи и может быть когда-то в нашей отечественной психиатрии и наркологии появятся настоящие врачи, профессионалы. Желаю Вам успехов!

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

«Серебряные нити»