Интервью и на ТВ    |   

Психология маньяка

Психология маньяка
Доктор А.Г. Данилин https://twitter.com/serebniti Задать вопрос доктору можно на форуме http://serebniti.ru/forum/ Вопросы и предложения: alexandr@serebniti.ru

Психология маньяка

― Александр Геннадьевич, если вот так, в целом рассмотреть способ поведения или мышления серийного убийцы, который до тридцати или сорока лет жил КАК БЫ нормальной жизнью, потом вдруг начинает совершать убийства, причём с достаточно серьёзной жестокостью, ― можно ли при этом говорить о психопатологии, причём о психопатологии врождённой, или это развитие вследствие социальной какой-то неустроенности?

 

― Понимаете, в чём дело. Проблема в том, что всё то, что Вы спрашиваете ― психопатология, социальная неустроенность ― это понятия, во-первых, субъективные, а во-вторых, в высшей степени неопределённые. Ну, например, ни один специалист, только если у него не будет задачи дурить вам голову, не ответит на вопрос, что такое психопатология. Потому что, честное слово, это скорее количественный показатель, нежели качественный. Мы этого не очень понимаем.

И вообще, если честно, психиатрия об этом задумываться не хочет. В действительности, ― очень грубое определение и очень поверхностное, ― психопатология начинается там, где несколько человеческих качеств и переживаний выдвигаются на первый план и заполняют весь психический мир.

Мы все мечтаем, чего-то воображаем; у нас есть, кто бы что по этому поводу ни говорил, какие-то образы воображения, какие-то сновидения. И если эти образы воображения становятся единственным или почти единственным содержанием сознания, выдвигаются на первый план, а всё остальное уходит на задний, то мы говорим о психопатологии. Тем не менее это всё остальное и неуловимое, личность всё равно там остаётся, на заднем плане, никуда не исчезает.

Поэтому всё зависит от того, с точки зрения КАКОЙ психопатологии всё это рассматривать. Наверное, есть юридическая привычка или какая-то скрытая договорённость, по которой как бы все понимают: у нас нет возможности лечить маньяка; в принципе практически нет мест, где есть достаточно условий, гарантирующих, что его будут лечить, а он не вырвется оттуда наружу. Поэтому почему-то обвинённых, как правило, признают вменяемыми. И в этом, опять же как ни странно, есть некоторая доля смысла. Потому что когда мы говорим «психопатология», мы говорим «болезнь». А можно ли считать болезнью состояние, в котором не сам человек страдает, а заставляет страдать других? Скорей всего, нет. Правда? Ведь маньяк нам не предъявлял никаких жалоб.

 

Ему это доставляет если не удовольствие, то по крайней мере удовлетворение. И, стало быть, бывают случаи такие, маньяки в частности, когда само понятие «психопатология» вдруг оказывается чрезвычайно неопределённым. А с точки зрения того образа, который я привёл (о том, что одно какое-то свойство психики выдвигается на первый план, а остальные остаются где-то на заднем), маньяк ― это всего-навсего человек (сегодня очень модный), у которого желание власти победило желание любви, а именно ― человек, у которого желание власти над другим человеком осталось единственным чувством или единственным стремлением, которое ведёт его поведение.

 

До какой степени это можно назвать психопатологией? Гитлер и Сталин были маньяками? Или нет? Международное сообщество как-то считает ведь, что они были вменяемыми и подлежали суду ― правда? ― как и остальные маньяки из их окружения. Поэтому, если рассматривать с этой точки зрения, то придётся, правда, довольно сильно менять понятие психопатологии… Тем не менее довольно легко выяснить, что в некотором смысле мы живём в мире маньяков.

Идёт очень много споров, например, о том, что «Лолита» Владимира Набокова ― это роман о чём? О педофиле? О больном человеке? Или всё-таки о преступнике? А между прочим, это и есть, наверное, единственный мне известный роман в русской литературе о том, как стремление к власти над другим человеком делает невозможной любовь. Первый шаг к любви к другому человеку ― это признание за ним некоторой тайны и некоторого права на свободу. А сегодня мы понимать этого совершенно не умеем.

 

Вопрос о том, что такое психопатология, на самом деле иногда решается очень просто. Ну, например, мы говорим: мы это понимаем, и поэтому это ― не психопатология. А если мы не понимаем человека, какие-то его проявления находятся за пределами нашего понимания, то это значит, что он ― больной, ненормальный. Это психопатология.

На самом деле сексуальные маньяки ― это люди, которых мы можем понять; потому что часть их поведения присутствует у нас внутри. Отчего мужчина бьёт женщину? Оттого, что он бессилен другим способом доказать свою полную власть над ней. Иногда для мужчины это является единственным способом доказать свою человеческую значимость. Вы очень удивитесь, но если Вы задумаетесь ТЩАТЕЛЬНО, то поймёте, что это так. Мы же не объясняем своим детям, что значит быть мужчинами, быть женщинами… Надеемся, что это объяснит кто-то другой. Иногда говорят: жизнь объяснит. Вот она иногда объясняет ― вот так появляются Ионесяны.

Что случилось с Ионесяном? Он был, насколько я помню, то ли в массовке, то ли на каких-то третьесортных ролях в театре. Он страдал, как все мы, комплексом неполноценности. Ему казалось, что той власти, которая у него есть, той значимости, того успеха явно недостаточно. Наверняка до всего этого у него была семья, были дети. Убеждён, что ему очень не хватало восхищения, поклонения женщины. Это нормальное свойство для театрального актёра? Да, в общем, абсолютно. Всё зависит от такого тонкого экзистенциального различия: этот актёр хочет, чтобы женщины его любили, аплодировали ему, понимали его роли ― или он хочет власти над ними, обладать ими?

Что такое полное обладание женским телом, возможно ли оно?

Ведь в любом сексуальном акте есть элемент садизма. Точнее говоря, активного мужского начала. Женщина отдаётся, мужчина берёт. А если одной женщины, её любви, её ласки недостаточно? А если хочется ОБЛАДАТЬ? (Смотрите: не ЧТОБЫ ЛЮБИЛИ, а ОБЛАДАТЬ). Ведь маньяк в большинстве случаев ― это всего лишь продолжение с ножом всё того же сексуального акта. Проковырять всё-таки в женском теле ещё дырки; убедить себя в том, что там нет никакой тайны. Исключить её. Потому что исключить из другого человека тайну ― это на самом деле означает по большому счёту обладать им. А обладать человеком полностью невозможно. Полностью можно обладать только трупом. Его можно съесть. Его можно порезать на куски, посмотреть, что у него внутри. Всё остальное сохраняет тайну ― и значит, это обладание, влияние неполно.

Как происходит, какая власть для человека более притягательна? Иногда это прямая власть. Ведь об этом же Достоевский. Раскольников с топором: «Кто я ― тварь дрожащая или право имею?» Это же власть, полностью лишённая любви, главный соблазн Раскольникова.

Власть бывает тайная. Бывает власть вуайериста, способного подглядеть в дырочку. Бывает власть шпиона, тайно проникающего в дома; потому что он оказывается умнее других, знает все тайны своей жертвы, может в любой момент овладеть ею, лишив её той самой раздражающей таинственности, которая никак не даёт власти над человеком, несмотря ни на какие усилия. Это психопатология? Раскольников ― это психопатология? Я так не думаю. Собственно, и Достоевский так тоже не думал.

 

Для маньяка ещё характерно дальнейшее развитие, когда он создаёт некоторую теорию. Если бы Раскольников убил несколько старух-процентщиц, он обязательно создал бы теорию о том, почему он право имеет. Обычно в теории, которую создают настоящие маньяки, они ― представители самого Бога или Дьявола, которые и дают им права на эти действия, потому что, как правило, в теорию маньяка входит то, что он очищает мир от скверны.

У Раскольникова была обычная тория оправдания. Ведь это же и было то самое время, когда идея, что эксплуататора можно убить, начинала набирать свою силу. Поскольку он ― не человек, а пролетарий ― человек. Достоевский исследовал эту идею. Но, несмотря на существование Достоевского и вроде бы как христианства, мы всё равно так, между собой, продолжаем говорить: «Этих надо убивать». Вот если всех посадить в тюрьму… Это ведь много раз и реализовывалось в истории нашей страны.

Главная русская философия была христианской. Главные русские сборники против смертной казни были написаны религиозными философами и, вне всякого сомнения, это очень традиционная русская тема о том, что… Боюсь я сейчас Розанова как-то неправильно процитировать, но в общем, думаю, что русские мыслители (если говорить о русской мысли) всегда говорили о том, что нельзя уподобляться врагу. Если мы убиваем человека, то мы фактически совершаем его же поступок. Это ― месть. А месть ― это ненависть, это ― неспособность понять, если хотите ― неспособность найти ту самую аналогию в душе.

В сущности, любовь (нет у меня возможности прочитать лекцию на эту тему) ― это способность обнаружить другого человека в своей душе, это ― взаимопроникновение душ.

И мы как бы незаметно начинаем делить общество вслед за этой мыслью: нельзя людей убивать, но есть люди, которых ― можно, потому что они ― не люди. Как только эта мысль возникает, вдруг неожиданно появляется ― незаметно ― всё больше и больше категорий людей, которых мы как бы договорились считать не людьми.

Ну, этот самый Ионесян, будь он трижды неладен, ― он же убиваемых им людей людьми не считал, правда? Мы же сначала, когда выключаем тайну ― тайну человеческого в человеке ― делаем то же самое. Как только мы говорим: всем надо дать права, а маньяков надо убивать… Понимаете, какая штука? Я ведь сейчас пытаюсь рассказывать о том, что совершенно неожиданно выясняется, что даже маньяк ― понятие вполне расплывчатое.

Я недавно читал о каком-то уголовном процессе (по-моему, в Польше, могу соврать), где у мужчины было двенадцать жён, и все они жили в страхе. Нет, их не приковывали никуда, но им было запрещено выходить из дома, там сложная история… Этот мужчина ― маньяк? А мужчина, у которого одна официальная жена и четыре-пять любовниц, и он пытается всеми манипулировать?

Гумберт Гумберт в «Лолите» сделал больно маленькой девочке, он ― педофил, маньяк. А если мужчина старается (так бывает, и, между прочим, это совсем не считается психопатологией), чтобы женщина почувствовала боль и кричала ― он маньяк или нет? Где грань?

Так пропала, не сбывшись, бухаринская конституция 1924-го года, потому что всё время выделялась некая категория общества, которые были не люди.

Сначала это были буржуи, белогвардейцы. Потом ― враги народа. Потом ― фашисты, тайные фашисты, евреи. В сущности, это никогда не заканчивалось. Хрущёв объявил, что враги народа врагами народа не были, зато объявил врагами народа художников-модернистов. Им не надо было давать кушать: они были не люди. И так было всегда. Я уж не говорю о том, что у нас всегда считались не людьми люди, которых мы объявляли психопатами, то есть вот та самая психопатология. Надо сказать, что не только у нас, между прочим. Тем не менее, как ни стараюсь вглядеться в историю нашей Родины, других периодов не вижу. Потому что, может быть, до начала XVII века всё было по-другому, а дальше всё равно ― всегда были вот эти люди, которые не люди.

Сегодня многие кричат: «Всех чиновников надо расстреливать! Они ― нелюди!» Это кричат снизу. Взяточников надо ловить и расстреливать, отрубать руки… разные способы… Всё время возникает некоторая абстрактная категория не людей, взяточников. Как только присмотришься поближе, выясняется что-то вроде «сам такой».

Можно преодолеть появление маньяков на самом деле одним-единственным способом: научившись чувствовать это в себе. «МНЕ МАЛО ЗНАЧИМОСТИ, Я ХОЧУ БОЛЬШЕ ВЛАСТИ!»…

Текст подготовил lesomdonebes

Просмотров: 1423

Комментарии к записи (29)

  1. Альберт Дусаев #

    А ведь есть ещё более простое определение всех маньяков разных мастей — это «служащие себе», в противовес «служащим другим». В первоисточнике этого определения это метафизика (Zeta Retikula, zetatalk.com), но если отбросить уфологический антураж, то по сути это выбор человека, его морально-нравственная позиция, где человек выбирает для себя, жить ли ему с согласии с другими, или пойти по пути игнорирования каких либо интересов, даже права иметь таковые, в другом человеке (и не только человеке, но и любой другой разумной сущности).
    Кстати, тенденция отрицать право на разумность кому либо другому кроме человека то-же несёт в себе зерно разрушительности и насилия во внечеловеческий мир. Да, человек достоин любви, но разве не достойно любви звёздное небо?! И возможно ли человеку ограничить любовь в мире своём, но небу только оставить холод льда? Любовь ли тогда это? Если такую «любовь» можно запихнуть в реторту отдельно взятой планеты? А я вот считаю, что настоящая любовь, это когда в сердце есть место и далёким галактикам, и песчинкам на дне Марианской впадины, и даже бозон Хиггса есть частица любви. А может маньяки просто слепцы, которых никто не научил видеть звёзды, а потом уже стало слишком поздно? Извиняюсь за романтику…

  2. Леля #

    В общем-то статья очень понравилась. Попытка научно и литературно выразить тот многообразный и сумбурный хаос, творящийся в сознаниях всех маньяков времен и народов.)))))))

  3. Из двух основных вещей, с которыми хочется не согласиться, первая – некая стереотипность объяснения причин и механизмов формирования черт маньяка. То есть причиной того, что человек становится маньяком, назначается патологическое стремление к власти. Это часто так – и все равно хочется отослать интересующихся прочитать про типы причин по Аристотелю.
    Что значит «патологическое стремление к власти»? Мне власть начальника, организатора (известная жесткость Стива Джобса, создававшего производство компьютеров, нашего Королева или создателя советского космического челнока Лозино-Лозинского), власть для созидания, не кажется равнозначной потребности во власти садиста, это вещи, когда они в чистом виде, вообще противоположные. Ощущение экстаза садиста от власти над тем, кто не в силах сопротивляться, может быть символической компенсацией некоего ощущения бессилия, если угодно, импотенции в широком смысле слова, неспособности любить и быть любимым (в детстве, когда это все формируется, быть любимым равносильно выживанию), это единственная для данного человека возможность ощутить то, без чего он по сути не может жить. Подобное, если я правильно помню, написано у Фромма. То есть символическое удовлетворение некой глубинной жизненной потребности, которую человек не может удовлетворить иначе, но даже если эту потребность можно свести к чему-то одному (sorry за незнание тонкостей психоаналитической теории), заблокирована она у людей с проблемами по-разному и символически удовлетворяется по-разному.
    У нас в парке не один год ходил человек, заговаривал с отдыхающими, называя себя поэтом и навязчиво, очень тонко манипулируя людьми, так, что не отвязаться, читал свои произведения. Графомания по сути явление того же ряда, только не опасное для окружающих. Пожилая неопрятная женщина много лет бесплатно, явно всем напоказ, убирала двор обвиняя людей в безразличии и неаккуратности. Кто-то тащит хлам с помойки или заводит тридцать кошек. Это дает некую иллюзию, ту, без которой этому человеку невозможно жить. Это вещи типичные и, мне кажется, интуитивно понятные.
    Есть еще бесчувствие и безразличие, проявляющееся не меньшим издевательством над другими и представляющееся мне в определенном смысле противоположностью садизму.
    Гумберт Гумберт, я думаю, не был садистом, для него власть и психологическое насилие были лишь способом удержать Лолиту, которую он, осмелюсь сказать, любил и до последнего в своих фантазиях надеялся на взаимность. Или можно сказать, тяга к маленьким девочкам символизировала для него первую любовь, умершую в отрочестве Анабель, давшую ему то чувство, которое единственное придавало жизни смысл, сформировавшую неизменный образ желаемого, представление, что любовь – это так и только так. И то, что это была любовь, подтверждает готовность его принять Лолиту, уже взрослую, беременную от другого, и что после отказа Лолиты его жизнь была кончена, а единственным, что в ней осталось, стала месть тому, из-за которого он потерял Лолиту, а она пережила все то, что так ее изменило.
    Утверждение, что мужчина всегда бьет жену, чтобы почувствовать свою власть и значимость, тоже хочется оспорить. Он может бить ее по разным причинам. Кроме экстаза от насилия над беспомощным человеком (или одновременно с ним), причиной рукоприкладства, да и психологического насилия может быть ощущение беспомощности, безысходности, неумения разрешить ситуацию другим путем, или когда кажется, что визави бьет словами в сотни раз больнее, изображая при этом невинную жертву, или когда мордобой был постоянным в семье в детстве, и на уровне физиологии, неосознанно, единственным выходом кажется – заставить замолчать как угодно, даже убить.
    Второе утверждение, вызывающее категорическое несогласие, – то, что понимание, ощущение этих черт в себе есть решение проблемы. Осознание, моральное неприятие – противодействующий вектор. Но я думаю, маньяк обычно понимает, что он делает и чего хочет. Однако у него нет моральных запретов, или этот противодействующий вектор давно сломан силой извращенной потребности.
    Человек, осознающий свои деструктивные наклонности, если он им в противовес испытывает, например, чувство вины, никогда их не реализует, разве что в состоянии сильного опьянения или – крайне редко – в приступе психоза, хотя чаще именно в силу наличия внутреннего противодействия психоз это трансформирует в симптомы не столь опасные для внешнего мира. Но такой человек обычно глубоко несчастен, не имея нормального доступа к тому, что придает жизни смысл.
    Поганая судьба человека «выжившего в нашей психиатрии» на протяжении многих лет сводила меня с самыми разными людьми с подобными проблемами, и они не делились с психиатрами тем, что от них слышала я, что говорилось в моем присутствии. И осознание деструктивных, как и гомосексуальных, и других непохвальных наклонностей, и понимание, вследствие каких обстоятельств они возникли, независимо от наличия и интенсивности стыда и вины, никак не помогает от этих желаний избавиться. (Поняв это, я существенно разочаровалась в психоанализе.)
    Я уверена, понимание — незначительная часть пути к решению проблемы, главная задача – научиться отделить реальность от своей интерпретации реальности, потребность – от способа ее реализации и найти другие способы удовлетворения психологических потребностей, предполагающие реальные эмоциональные контакты с Другими, Любовь.
    Исходя из собственного опыта, полагаю, что возможность этого добиться самостоятельно близка к нулю, это вообще эзотерический путь. Психотерапевтов, которые умеют помочь в таких вещах, практически нет. Люди с такими (и в широком смысле) проблемами часто заканчивают в психушках с сожженным до слабоумия нейролептиками мозгом.
    Или там же дорабатывают до заслуженной пенсии, сломав столько жизней, причинив другим столько страданий, что до них далеко тем, кто подпадает под общепринятое представление о маньяках и садистах. Таких достаточно в школах, детдомах и интернатах, в армии и везде, где люди не имеют возможности себя защитить. Научиться чувствовать маньяка в себе – хорошая вещь, но надеяться на это в массовом масштабе – утопично. Эти вещи, к сожалению, норма в обществе, и это страшнее, чем периодически возникающие мысли о крадущемся в темноте маньяке.

    1. Бегущая по волнам #

      Спасибо, Виктория, за интересный и глубокий комментарий.
      Практически со всем согласна.

    2. Леля #

      Проводя психологический анализ, не стоит путать понятия. Власть — одно, а сексуальная власть — иное. Гитлер и Сталин — политики, не обремененные моралью и использовавшие жесткие методы подавления бунта. Вряд ли при этом они испытывали сексуальное удовлетворение, отправляя людей в концлагеря. Все проще. Чтобы понять маньяка, нужно войти в его состояние. Он испытывает чувство социальной фрустрации и огромное внутреннее психологическое напряжение, требующее разрядки. Выход агрессии иногда сопровождается оргазмом, и это бывает, как у Сливко, приобретенным рефлексом. Просто был когда-то момент, запомнившийся маньяку. Боль и секс стали неотделимы в его сознании. Однако есть мотивы, исключающие секс. Например, Пичужкин убивал, зачищая общество. Причем, чем ближе была ему жертва, тем «приятнее», с его слов, было ее убивать. Оноприенко так вообще валил всех подряд — и стар, и млад, заметая следы. Никакой сексуальной подоплеки в его действиях нет. Маньяки, строго говоря, это те субъекты, кто испытывает жажду убийства и удовлетворение от этого акта, к чему часто примешивается каннибализм и некрофилия. Убийство — акт, отрицающий жизнь. Суицидальные мысли маньяка перенаправляются на сторонний объект, наступает разрядка. Вообще к «маньячеству» предрасполагают такие факторы, как инфантильность личности, ее незрелость. Говоря о бытовом насилии, включая избиение жен, стоит отметить, что к этим актам склонны лица, злоупотребляющие алкоголем и прочим, что вызывает агрессию и неконтролируемые психопатоподобные реакции. Поводы не имеют значения, имеет значение состояние — трезвое или не очень. Реже причиной бывает затяжной бытовой конфликт, либо обида, нанесенная неверностью супруга. Садизм тут ни причем, как более устойчивая, но и более редкая, сексуальная психопатология. Выводы сделаны, исходя из наблюдений за пьющими семьями родственников. При снижении доз алкоголя и разрешении конфликтной ситуации, рукоприкладство, как правило, прекращается.

  4. C.В. #

    Позицию науки можно выразить следующими словами: «Дайте мне точку опоры, и я сдвину Землю». Именно такой точкой опоры служит и признание материальности мира, и его глубокой разумности единству и познаваемости. В свою очередь эти положения обусловлены верой в красоту мира и человека и безграничные способности человека, его разума. Эта же основа может служить согласию и взаимопониманию между людьми. Когда мир рационален, лишён предрассудков в виде традиций или религий, когда не существует скрытых мистических знаний и их жрецов, возникает и почва для равенства и взаимопонимания между людьми, для полного развития человеческой личности и способностей. Это, безусловно, утопическая в некотором смысле позиция, и, вероятно, мир никогда так и не будет познан, а люди никогда не освободятся от предрассудков и не начнут жить во взаимной гармонии, но хотя бы и приближение её реализации приносило и приносит положительные результаты.

  5. Миша #

    Сложилось такое чувство что все интервью тяжелое, как для зрителей, так и для Александра Геннадьевича. Еще бы! А как возможно в 23 минуты сделать нано-пересказ всего что пытается передать док в тренингах, передачах. Одни только книги по Божествнной комедии чего стоят (и весят)) И все же есть ощущение не хватки цельности, гармоничности ответа. Но смысл и суть ясна и за это Спасибо!

    1. C.В. #

      Почему-то пропала возможность ответа на Ваш комментарий, поэтому отвечаю тут. Если Вы бы хотели закончить диалог, можете не отвечать, но я считаю важным возразить. Во-первых, по поводу «конца науки»: а что же под этим понимается? Наука уже давно не основывается полностью на редукционистских и детерминистических представлениях! Она, как оказалось, так или иначе содержала и содержит в самой себе потенциал для обновления, и своими революциями оказывала и оказывает влияние и на саму породившую её некогда в опр. смысле философию. По поводу науки как средства: это, безусловно, верно, и к открытиям учёного зачастую приводит интуиция, а то и вовсе случай, но чтобы интуиция или случай сработали, чтобы открытие вомпринималось как открытие, чтобы оно не оказалось просто бессмысленным фактом из мешанины миллиардов таких же фактов, а руководством к дальнейшим действиям, нужен тот самый мостик, нить — научный метод как крепкий сплав логического доказательства с наблюдением. Вы же немножко путаете науку со схоластикой. В науке не может быть, повторюсь, абсолютных авторитетов и абсолютных истин, есть лишь вера в возможности разума, познаваемость и материальность мира. Мы не научились пока что усмирить морскую стихию, но мы смогли с относительно высокой безопасностью использовать её для своих нужд. Вы знаете, если бы маньяков выявляли с детства и применяли к нему некоторые особые меры (в рамках гуманности, естественно), я бы был счастлив! А почему бы и нет, спрашивается? Если так удастся спасти хотя бы одну жизнь, это уже хорошо! А его личные проблемы врачей волновать не должны! Они на то и личные, чтобы решать их самом. Если он не может решить их в рамках своих собственных психических ресурсов, он попадает к психологам и психиатрам, которые не шаманят над ним, ещё больше погружая его в кризис, а используют проверенные и доказавшие свою эффективность средства. Не нужно путать психиатра с священником или шаманом! И почему Вы так рьяно защищаете маньяков? Маньяк — это уже общественно опасная, ненормальная стадия какого-то кризиса или болезни. Маньяков нужно не жалеть, а лечить и изолировать. А вот людей, имеющих проблемы, нужно направлять, а не путать их в своих чувствах ещё больше, прыгая с бубном вокруг. Иными словами, психиатр постольку психиатр, поскольку он находится в рамках доказательной науки! Всё остальное, пожалуйста, не нужно путать с психиатрией!И искусство, и религия могут помочь, они ажны и нужны, но дело психиатра — лечить не выдуманные им самим диагнозы, а, опираясь на научные представления и свой собственный душевный опыт, помочь, подсказать больному. Но когда этот больной теряет человеческий вид и кидается на окружающих, без лекарств уже не обойтись.

      1. C.В. #

        Да, и ещё: Вы опираетесь на некое представление о какой-то истине, но что же Вы понимаете под ней? Я понимаю под ней соответствие наших представлений существующей независимо от нашего ума действительности (в том числе и нас самих как отдельной от нас, не зависящей от наших представлений реальности). То есть, поясню: мы можем полагать, что мы состоим из глины, но от этого наша физиология не изменится, поэтому мы сможем оценить такие представления ложные, не истинные. Тогда кому же, возникает сразу же вопрос, Вы приписываете обладание истины? Если наука — только средство, причём, как Вы считаете, не самое лучшее? Может быть, Вы обладаете неким особым духовным опытом, или назначены мессией, получив Откровение от некого Бога? Давайте создавать Церковь последователей мессии, а затем уже и короновать правителей, и создавать карательные органы под началом этой церкви! Понимаете? Чтобы поводырь не смог одурачить слепцов, каждый должен стать поводырём. Но для этого нужно признать, что слон существует независимо от того, колонна он или змея! Он прежде всего слон! Пусть даже и Великий и Ужасный Слон, который может растоптать.

      2. C.В. #

        И по поводу мотивов учёных: а разве Вы не видите иных мотивов? Вы слишком увлеклись игрой в разгадывание подсознательных мотивов! Человек на самом деле не такой мерзавец, как Вы думаете. Он эгоист. И эстет. Всякий из нас, пусть даже и неосознанно, так или иначе ищет и чувствует красоту и стремится к ней. Но помимо внешних выражений Красоты есть Красота высшая, или внутренняя. Она проявляет себя в разумности устройства нашего мира. Именно ради познания этой красоты учёный и занимается наукой.

        1. Миша #

          Да, пожалуй, на этом можно закончить. Просто выходит, что весь диалог постепенно сводиться к выяснению мировоззренческих позиций, все более удаляясь и становясь не похожим на комментарии к видеоматериалу «Психология маньяка».
          Вкратце, я пытаюсь сказать об опасностях увлеченности наукой как единственным источником объективности и истины. Исключать такие огромные пласты как философия, социология, психология, религия, не учитывать их опыт и то, что они собой несут и означает отказаться от истины. Я не сторонник наукоцентризма и признания о реальности определённых предметов или явлений исходя из позиции науки по этому вопросу. Достаточное количество наук упирается на данный момент в не разрешимые для нее вопросы: Наука, как и все ее знание человека и мира не существует вне социального контекста (что же такое человек без социума?); человек это субъект и его восприятие априори субъективно (как и все психические процессы), а объективность всегда шире нашего представления о реальности; начиная с Эйнштейна, Бора, а так же вопросы квантовой физики ставят под сомнение предстоящие теории, уходящие в чуть ли ни в метафизику т.д. и т.п.
          Я о том, что не так все однозначно. И маньяков «защищаю» лишь потому что я «эгоист», так как глядя на него начинаю думать о себе ( искать его в себе, схожести с ним; пускай даже только мысленно). А после этого не так просто лишить его человеческого качества. Ведь каждый из нас себя считает человеком нормальным.
          Быть может все дело в том, что я учусь верить в Бога, и доверяю «опыту столкновения со священным»?! Но опять же, для нашего с Вами диалога, все это требует дополнительных разъяснений.

          Уважаемый С.В., спасибо за приятный диалог!!!

          1. C.В. #

            И Вам спасибо! Не бойтесь, писать простыни не буду. Приведу только несколько красноречивых примеров. Во-первых, что (кроме культурных аллюзий) дат мне знание о том, что Земля была сотворена Богом 7000 лет назад? И второе: христианство — это учение Христа? Вспомните, напрмер, историю о лжесвидетелях, утверждавших, что он заставлял есть плоть и пить кровь? Вот-вот. Всего доброго!

  6. С.В. #

    Хотелось бы узнать: считает ли А.Г. это обобщённое «стремление к власти» предосудительным началом само по себе. Ведь, насколько я понимаю, с его точки зрения разница лишь в пропорции и запущенности. Может ли это стремление находить другие, однозначно положительные выражения?

    1. Миша #

      «Я хочу в этой лекции попытаться объяснить, что любовь — это единственное чувство, которое способно испытывать человеческая душа. Я не оговорился и не шучу. Некоторые считают, что любовь разделяется на виды и подвиды. Кто-то, следом за Платоном, говорит о «-филиях» и прочих различных категориях; кто-то говорит о дружеской любви; любви к Богу, любви к женщине — как о совершенно разных чувствах.
      Я считаю, что любовь потому и использует единое слово в русском языке, что это чувство общее и более того, это единственное чувство, которое может испытывать человеческая душа. Это базовое чувство. Все остальные чувства являются производными от него.

      Ненависть, например. Все знают, что от любви до ненависти — один шаг. В сущности, мы способны ненавидеть, только тех людей, которых мы либо любили, либо они для нас чрезвычайно значимы — то есть, мы бы хотели снизыскать их любовь.

      Страх окзывается прямой противоположностью или «изнанкой любви». Мы боимся того, что не любим и не понимаем того, что, как нам кажется, не любит нас. Объект страха вызывает настороженность потому, что кажется абсолютно равнодушным по отношению к субъекту. Это вещи или люди, которые способны сделать с нами всё, что угодно. Что в общем-то и означает — они нас не любят, а мы не можем полюбить их. Потому, что они лишены человеческих свойств.

      То, чего мы боимся, всегда похоже на механизм, готовый нас разрушить. Этот механизм невозможно любить. Чувство вины мы всегда испытываем за то, что в прошлом не смогли проявить достаточно любви, ответственности, сострадания, понимания… -это же всё разновидности одного и того же слова любовь.

      Тревогу мы всегда испытываем только за то, чему/кому нашей любви окажется недостаточно, чтобы противостоять вот тем самым механическим равнодушным силам природы, Бога, судьбы, которые не поддаются никак нашему человеческому пониманию. То есть, — нашей человеческой любви. Недаром русская пословица говорит: «Понять — значит полюбить».

      Более того, большинство людей гораздо меньше тревожатся за себя. Помните, — потому, что мы чувствуем присутствие в себе вот этого самого метафизического ресурса. Ведь тревога появляется в первую очередь за тех людей, которых мы сами любим. Она невозможна без любви.»
      Текст взят из расшифровки первой передачи по Метафизике, если заинтересовало то смело к видео!)

      1. С.В. #

        Спасибо за ответ! Эти измышления, конечно, интересны, но слишком туманны и спекулятивны, на мой взгляд. Эти абстрактные (и тут нет абсолютно никакой вины А.Г., дело в самих категориях!) понятия являются настолько расплывчатыми, неуловимыми, что им можно приписать какие угодно свойства и мотивы. Но лично в моём восприятии человек всегда представлялся скорее неистовствующем морем, чем строго организованным механизмом осуществления «высоких целей». И в любом его поступке, мысли, жесте таится огромное количество порой прямо противоположных, нравственно несовместимых мотивов, причин и целей. Человек действительно высоко и тонко организованный организм, но во многом именно эта сложность приводит к странным, необъяснимым никакой нравственной и (пока) даже научной концепцией проявлениям. Иными словами, человек постольку человек, поскольку он в своей сущности неуловим, текуч, сложен и непрогнозируем. Да, можно найти отдельные причины отдельных, «дистиллированных» реакций психики, но в совокупности своей эти реакции образуют совсем другой смысл. За ссылку спасибо! Послушаю, у А.Г. интересные мысли.

        1. С.В. #

          Мне лично кажется, что все стремления человека, в конце концов сводятся к некому обобщённому эгоизму. Ведь, например, совершая какие-то добрые, альтруистические поступки, человек всегда удовлетворяет возникшие в его душе под влиянием её внутренних аспектов потребности. Воспрос лишь в том, как построить отношения между людьми таким образом, чтобы эти эгоистические потребности совпадали и гармонизировали между собой.

          1. Миша #

            Все верно, и на языке А.Г. вся сложность Человека и состоит в понимании себя и другого как бесконечности, что у Вас, исходя из текста и сообщения, и получается. Верно говорите и про категории, и на этом форуме и в передачах занимаются как раз рассмотрением того как в душе каждого отзывается то или иное явление, понятие, процесс, состояние! Док всегда был против ОКОНЧАТЕЛЬНЫХ теорий, утверждая что такие понятия как вера, любовь, забота, увереность и т.д. уходят в бесконечность. Ведь вроде всем они известны, но как только пытаешься их понять в себе и развернуть их смысл и значение, понимаешь что законченному оформлению они не поддаются, и остаются нам в помощь лишь символическое выражение. Но несмотря на всю сложность и трудность всех размышлений, всего процесса усилия по пониманию себя, А.Г., форумчане, и его слушатели пытаются найти те самые Серебряные ниточки, связывающие людей друг с другом. Именно эти ниточки и есть то значение и понимание в душе у каждого, которое общее для всех. Люди пытаются найти то, что их объединяет, несмотря на всю сложность и противоречивость устройства человека. Пускай этого общего мало, но оно есть!
            Один пытается найти и почувствовать в себе, в этой бесконечности другого. Понять его поступки, мысли, чувства и более глобально увидеть идею этого человека, как в нем отражается Бог. Из усилия, направленного на отыскание другого через себя и рождается забота, принятие и понимание, а значит и любовь. И вопрос об эгоизме и альтруизме снимается сам собой. «…Возлюби ближнего, как сам себя…»

            Более подробно это либо к книгам дока, либо с вопросом на форум в ветку «Спрашиваем».))

            1. С.В. #

              Дело, безусловно, похвальное! Сейчас в нашей стране людям порой крайне не хватает подобных проектов! Но позвольте, тем не менее, не согласиться вот в чём: согласно моим убеждениям, во-первых, актуальной бесконечности не существует, и, во-вторых, наш мир может быть познанным с помощью разума. Невозможность познать полностью человека с рациональных, научных позиций лишь говорит о его исключительно сложной организации и неприменимости (или, вернее, недостаточности) методов, обуславливающих такие огромные успехи в области естественнонаучного знания. В этом специфика ест. наук: иметь дело с периодически повторяющимися, типичными явлениями. Полное забвение разума в этом деле рождает только шаманов и изгонятелей бесов! Научный метод и научные знания и методы безусловно должны помочь в понимании человека, также как и культурные, и религиозные (в светско-культурным контексте) знания. Иначе мы рискуем впасть в противоположную крайность: увязнуть в необоснованных предрассудках и догмах. Наука для меня в этом плане всегда была синонимом открытости, демократичности (всякий авторитет в науке относителен, теоритически наукой может заниматься каждый и пр.) должна служить неким стержнем. Эпоха колдунов и алхимиков, к великой радости, позади.

              1. С.В. #

                Человеческая психика есть не бесконечность, а крайняя сложная и неоднозначная система, почти, или, как говорят, практически бесконечная в своих проявлениях, тем не менее, имеющая ограниченность в своих материальных причинах. Иными словами, она есть чрезвычайно сложное проявление тем не менее материального мира. Это не говорит о том, что она сводится к этим причинам, она, скорее, сама себя строит и строится как некая самостоятельная сущность из этих изначальных «кирпичей».

              2. Миша #

                Да, во многом согласен с Вами. Естественные науки довольно упрямы, но на мой взгляд, порой замахивающиеся на самодостаточность. Что бы наш диалог не удалили за невозможность отнести его к видео рассположенному здесь, можно вспомнить о его названии «Психология маньяка». Именно Психология, не психика и ее функционирование. На данный момент довольно непросто определить саму науку психологию в лагерь естественных или гуманитарных, т.к. смешение наук и размытие границ далеко не на первом этапе. И на мой взгляд все дело сводиться к тому кто во что верит, кто от чего получает уверенность для жизни, действия. Мне всегда близко направление психологии, которое занимается феноменологией, экзистенцией, гуманизмом, трансперсональными переживаниями и т.д. Сложност человка еще и в том, что он содержит качественно разный опыт, несводимый ни к одной из наук. Мы пользуемся как мышлением, чувством, так и ощущением, интуицией, и т.п. И ничего из этого исключить невозможно. То что нам дает илу, то определят наше мировоззрение, убеждения. Для того чтобы наш диалог был более продуктивен необходимо понять какое значение вкладывается в понятие актуальная бесконечность, разум, психика.
                Да, согласен с Вами, крайности любой стороны не желательны, и напоминает все это мешкатню вдвижении к чему то большему. Попытки всю жизнь доказывать что объективен только разум или наука напоминают лишь о социальных иллюзиях и миражах в душах людей.
                Такой науки как Психология маньяка нет и скорее всего не будет. Есть те науки, что объясняют девиантное поведение, взаимосвязь стимулов и реакций, влияние культурного, семейного, генетического фактора на формирование личности и ее когнитивные, поведенческие и эмоциональные стороны. Но то, что дает человеку смысл существования находиться не в научной парадигме и языка на котором она основана, а в области его внутренней реальности. То, что обычно выражается через стихи, картины, песни, смысла. Ведь и маньяк поступает исходя из осознанного им или нет смысла, который он чувствует и понимает как самоуверенность, собственная значимость. Нам трудно определить патология это или нет, но чувствуется что здесь где-то ошибка. Психология несводима к психике. И это лишь добавляет вопросы. Все попытки даже в самой психологии и философии определить что есть сознание, движение сводят их к полной абстракции, так не любимой наукой.
                Вы правы, человек (маньяк) крайне сложная и неоднозначная система. Система самоорганизующаяся. И у не есть вполне конкретные механизмы функционирования, часть из которых нам известна. И понимание психологии маньяка зиждется только на наших личных усилиях!

                1. С.В. #

                  Моё мнение таково: наука сегодня — влиятельнейший социальный институт и один из важнейших культурных феноменов. Считаться с ней в цивилизованном обществе обязан всякий, ведь она — неотделимая часть уже социальной реальности. Однажды вступив на этот путь и пройдя по нему очень далеко, было бы глупым сворачивать. Наука не самоценна в плане обоснования цели существования (она вообще не занимается вопросами цели), но она способна во взаимодействиями с культурой привести к более адекватному и детальному пониманию этих целей, пониманию человека и его места во Вселенной, а то и привести к качественному изменению этой природы (трансгуманизм). Именно наука помогла обуздать те силы, которым мы в более примитивном, но более близком к природе состоянии могли только поклоняться и которые могли обожествлять. Так почему бы не дерзнуть проникнуть и во внутренний мир самого человека, вооружившись научным инструментарием? Раньше психически больных могли только изолировать и «лечить» верой, теперь мы можем им реально помогать. И помимо лекарств и техник здесь, безусловно, поможет и человечность, и культура. Но без медикаментов и техник не обойтись!

                  1. С.В. #

                    Именно так стремление к порядку и власти может приносить полезные плоды! Просто ранее это стремление находило более иррациональные, более страшные и менее продуктивные формы своего выражения. Теперь же оно может быть ограничено в гораздо большей степени разумом и обществом. Это стремление неистребимо, но может находить разные (и в том числе положительные) выражения. Власть над природой, средой, власть над собой, власть над обществом (а как же иначе понимать мотивы современных политиков?) может способствовать не только разрушению, но и созиданию, будучи направленным в разумное русло (наука и демократическая политическая система, социальная инженерия, медицина, психиатрия).

                    1. Миша #

                      Абсолютно с Вами согласен, что «наука сегодня — влиятельнейший социальный институт и один из важнейших культурных феноменов. Считаться с ней в цивилизованном обществе обязан всякий.» И хотя наука не занимается вопросами цели, но наука состоит из конкретных людей, у которых вполне конретные (пусть и неосознанные) мотивы деятельности. Зачем человеку тайна? Зачем ее разгадывать? Зачем ему вообще необходимо познание, знание? Человеку хочется быть значимым. И владение знанием ппомогает ему управлять реальностью, объективным миром. Наука, как волшебная палочка, призвана исполнять желания ученого! Я не в коем случае не противник науки, и не пытаюсь ее ограничить. На мой взгляд признание силы только за ней не имеет смысла. Иначе рискуем однобокостью. Ведь разум это форма мышления, мышление это психологическая функция (одна из). Мышление связано с языком, речью, оно формирует понятия. Понятия состояти из представлений и все это абстракция. Мы можем сколько угодно создавать универсальные теории маньяков, но реальный всегда будет иной. Мы можем всячески измерить и количественно и качественно одного маньяка, но снова следующий будет другой. Вы верно рассуждаете, наука должна изучать механизмы психологии маньяка, дерзнуть проникнуть в его внутренний мир, но не для того что бы его обуздать, а для того чтобы с ним взаимодействовать. Мы можем смело, опираясь назвать кого-либо Маньяком, исключив его из социумаи жизни вообще. Но это походит на банальное предательство себя (как возможности существования подобных начал в своей псюше, душе), и маньяка( как абсолютной невозможности существования в нем ничего Человеческого). Наука просто нанет выполнят функцию бога!
                      И вернее будет поразмышлять о том, как мы можем им реально помогать, а таких целей наука не ставит тоже (даже медицина — она лишь пути и средства преодоления боли. Но, часто:»… без медикаментов и техник не обойтись!»
                      Стремлние к порядку и власти, конечно, приносит плоды. Еще какие). Но мы снова вынужденны вспомнить про другого человека. Наука не дает нам конкретных истин порядка, его структуры, содержания и последовательности его выполнения. Порядков много, систем много, идей и принципов бесконечно. И выбор скорее всего будет сделан на основе «своего чувства порядка», и таким способом мы будем упорядочивать весь мир, и каждого «маньяка».
                      «Познайте истину, и истина сделает вас свободными»- вот, на мой взгляд, одна из подлинных задач познания. Ведь истина скорее объединяет людей, чем разделяет (на маньяков и нет) и властвует. Стремление к порядку и власти это желание иметь. Как альтернатива стремлению быть, любить.

                      Наверное, я сторонник «тренда» «конца науки», точнее ее изминения. Наука ни в коем случае не должна исчезнуть, но измениться качественно и функционально.

                      P.S. Уважаемый С.В., в сообщени и моем нет ничего лчино относящегося к Вам. Так, рассуждения) Спасибо за диалог!

  7. Это Я #

    Для меня, как человека, который занимается расшифровкой символов нашего сознания, всё не так просто. В символике свадебных песен, которые пели наши предки, мы постоянно сталкиваемся с образами убийств и «расчленёнки». Пример: «подстрелил сокол голубицу», «поймали белу-рыбицу, хотят её резать на двенадцать частей» и т.п. Как символист я понимаю, что данные образы отражают важные психические механизмы, которые могут переживать жених и невеста. Влюблённый человек вовлечён в процесс расширения своей Самости, Цельности, Индивидуации. Это процесс очень важен для того, чтобы личность обрела свою отдельность и независимость. Но негативной чертой этого процесса может стать то, что человек «отдаляясь» от своего лона, может начать разрушать это «лоно»; её ценности, культуру, традицию. Чтобы избежать такого разрушительного, резкого и революционного скачка, требуются (символические) усилия: пригвоздить, распять свою самость и амбиции, в том числе и самость своего партнёра (подстрелить, разделить на части и т.п.). Но каким образом это символическое содержание нашей внутренней жизни становится достижением (требованием) нашей реальности? Почему «прибиваем» не самость, ставшую общей; а другого человека, его конкретное тело? Всё дело в религиозных воззрениях, а точнее в особенностях характера христианства, которое к нам пришло из Иудеи. Очень показательным для меня стало интервью священника Кротова и Данилина. Данилин говорит, что для него Христос — это красивая притча, и для него не важна её реальность. Кротов удивляется, как же так, ведь Дева Мария и Иисус Христос — это существовавшие в реальности люди. В их реальности всё величие Христианства, в отличие, например, от мифологии Древней Греции. Вот таким незаметным «религиозным» методом мы символическое содержание своей души пытаемся любыми способами воплотить в реальность. Что совершенно было недопустимым для ведической/языческой культуры наших предков. Инквизиции, стигматизм, мазохистские ритуалы некоторых христианских направлений говорят об этом. Для примера, сравним две разные по форме христианские произведения: Библия (Новый Завет) и «Приключения Пиноккио». У поклонников сказки может возникнуть потребность в буквальном повторении текста этой книги? Нет. А почему, такая установка была и остаётся у религиозных фанатиков Библии?

    1. Это Я #

      Я хотела своё сообщение проиллюстрировать вот этим клипом группы Рамштайн http://youtu.be/I9Xkd6lXrfE

      1. Это Я #

        Вот ещё песня и клип Милен Фармер, которая наводит на размышления http://www.youtube.com/watch?v=McNVXvCl2Ys&list=RDMcNVXvCl2Ys&feature=share

  8. Федор Человек #

    С наступающим Новым Годом Вас!

  9. Федор Человек #

    Честно говоря, собрали все в одну кучу: диктаторов, сексуальных маньяков, убийц, даже людей с маниакальным синдромом и домушников. Получилось несколько запутанное определение маньяка.
    Одни и те же мотивы двигают ими? Одним желанием власти, завоевывание ресурсов это объяснить невозможно. Оно есть почти у всех, даже у примитивных животных. То же самое можно сказать и понуждении к повиновению, кто-то силой это добивается, а кто-то ищет иные способы, но стремление к этому остается.
    Цыгане, арабы. Для них это культура, чтобы мужчина имел власть над женщиной, а она подчинялась.
    Или я не понял вас?

    1. Александр #

      Да Александр Геннадьевич, в этом видео в черной рубашке и темной комнате Вы и вправду похожи на маньяка…

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

«Серебряные нити»